Коллектив авторов.

Личность в культуре и образовании: психологическое сопровождение, развитие, социализация



скачать книгу бесплатно

При обработке результатов опросника Шмишека респонденты с разным уровнем переживания мифологических страхов показали различия акцентуаций в подгруппах, разделенных на испытывающих высокий и средний уровень мифологических страхов, условно объединенных в группы М1, М2, Ж1, Ж2.

В гендерных группах степень акцентуированности юношей и девушек групп М1/М2 и Ж1/Ж2 различна и распределилась по следующим параметрам: гипертимность, эмоциональность, демонстративность, застревание и педантичность выражены в группах М1 и Ж1 с показателем высокого уровня переживания мифологических страхов.

Данные, полученные в результате анализа теста-опросника по выявлению локуса контроля, выявили результаты, которые показали в выборке группы М1 и Ж1 показатель интернальности ниже, чем во второй группе М2 и Ж2. Такие показатели свидетельствуют о высокой ответственности респондентов за свои поступки и за происходящие с ними жизненные обстоятельства, а также это косвенный показатель их внутренней религиозности, которая характеризует их как личностей, ориентированных на формирование фундаментального отношения к религии, где другие ценности и жизненные потребности, какими основополагающими и стержневыми они бы ни были, имеют наименьшее значение. Религиозные предписания интериоризуруются в обыденную жизнь и становятся основополагающими. Данный тип религиозного чувства позволяет всесторонне ответить на все экзистенциальные вопросы жизни, постоянно возникающие в сознании человека [3].

Для выявления рисков отрицательного воздействия избыточной мифологизации и возможного риска в связи с этим попадания под влияние экстремистских убеждений проведен сравнительный анализ личностных особенностей, который показал, что, независимо от гендерной принадлежности, обнаруживаются закономерные корреляционные различия между подгруппами, испытывающими высокий или средний уровень мифологических страхов.

С помощью анализа значимых корреляционных связей в подгруппах юношей (М1, М2) и девушек (Ж1, Ж2) обнаружена прямая связь между уровнем степени переживания мифологических страхов и наличием индивидуально-психологических зависимостей: циклотимность и тревожность; эмоциональность и тревожность; демонстративность и тревожность.

Полученные диагностические данные позволили разработать программу психолого-педагогического сопровождения учащихся образовательных учреждений, основанную на повышении критичности мышления, преодолении стереотипов восприятия реальности, повышении уровня уверенности в себе за счет формирования адекватной самооценки, включающую в себя 4 основных модуля: диагностика; индивидуальное психологическое консультирование; тренинговая работа; просветительская деятельность (с участием представителя духовенства).

Библиография

1. Гримсолтанова Р. Э. Психологические особенности мифологических страхов в период юности у представителей ислама. Ростов н/Д, 2014. С. 173–192.

2. Гримсолтанова Р. Э., Абакумова И. В., Мирошниченко А.

В.

Психологические особенности мифологических страхов в период юности у представителей ислама // Российский психологический журнал. 2014. Т. 10. № 4. С. 59–68.

3. Олпорт Г., Росс Д. Шкала религиозной ориентации [Электронный ресурс] / Г. Олпорт, Д. Росс. Режим доступа: http:// www.psy-research.ru/test/1564032 (Дата обращения 20.04.2015.)

4. Grimsoltanova R. E. Rilevanza esperienze mistiche nelle regioni post-conflitto (Актуальность мистических переживаний в постконфликтном регионе) [Electronic resource] / R. E. Grimsoltanova // Italian Science Review. 2014. 1(10). URL: http://www. ias-journal.org/archrve/2014/january/Grimsoltanova. pdf. Рр. 113–115.

5. Grimsoltanova R. E., Grimsoltanova Т. E. Value of myth and religious belief of young people in the conditions of post-conflict region // European Science and Technology: materials of the VIII international research and practice conference. Munich, October 16th-17th, 2014. Рр. 291–296.

6. Grimsoltanova R. E. Mythological fears and types of accentuation of religious workers in adolescence // Global Science and Innovation: materials of the III International Scientific Conference, Chicago, October 23-24th, 2014 / publishing office Accent Graphics communications. Chicago. USA, 2014. 384 p. ISBN 978-0-9895852 1–7. Рр. 292–297.

Отношение беременной женщины к своему ребенку как фактор его психологического благополучия в будущем

Гришина Анастасия Васильевна, Чернявская Анна Олеговна

Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону

Психологическое здоровье ребенка – важнейшая составляющая его благополучия в жизни. Изучение компонентов этого благополучия и факторов, на него влияющих, обычно начинают с периода раннего детства. Однако, по нашему мнению, следует уделить внимание и перинатальному периоду жизни ребенка, в частности, эмоциональному отношению матери к ребенку в периоды беременности и младенчества.

Важность материнского поведения, взаимодействия для развития ребенка, его сложная структура и путь развития, множественность культурных и индивидуальных вариантов, а также огромное количество современных исследований в этой области позволяют говорить о

материнстве как самостоятельной реальности, требующей разработки целостного научного подхода для его исследования [2,3,4,9].

Актуальность исследования обусловлена потребностями психологической практики. Психологам часто приходится сталкиваться с нарушениями в сфере отношений и эмоционального взаимодействия с ребенком. Повлиять на отношение матери к ребенку или изменить его крайне сложно. Но изменения возможны, если проводить коррекционную работу по устранения причин дисгармонии [5,8]. Это, в свою очередь, позволило бы обеспечить психологическое благополучие ребенка в будущем.

Проведенный анализ литературы по теме показал, что отношение беременной женщины к ребенку – это сложное, системно организованное качество поведения матери, являющееся результатом взаимодействия многочисленных мотивационных отношений. Поэтому мы пришли к выводу, что необходима психологическая помощь беременным женщинам в период беременности и после родов в виде консультаций и коррекционных мероприятий, для формирования психологически благополучной системы отношений «мать – ребенок». Причем во время беременности помощь ориентирована на мать, т. к. она образует единую систему с ребенком.

Выявлено, что отношение к вынашиваемому ребенку динамично и проходит через определенные этапы, соответствующие триместрам беременности. Для отношения к ребенку у женщин с течением беременности характерным является начало дифференциации «Я» матери и вынашиваемого ребенка. В процессе беременности происходит становление детско-родительской общности или «пренатальной общности» [4]. Процесс становления пренатальной общности согласует и упорядочивает пренатальные способности внутриутробного младенца, создавая основу для материнской программы постнатального общения. Становление и развитие материнского отношения к ребенку связано с особенностями их взаимодействия, реализуемого в виде конкретных культурных моделей уже на стадии беременности.

Нами проводится лонгитюдное исследование беременных женщин на разных этапах беременности с целью рассмотрения проблемы материнства на ранних стадиях. Акцент сделан на отношении беременной к своему ребенку, на ее взаимодействии с ним и на эмоциональном состоянии женщины (перемены в настроении, внутренние и внешние проявления эмоций). Прослеживается также, как меняется ее отношение к окружающим людям.

В исследовании мы используем анкету, позволяющую определить наиболее общие параметры, такие как возраст беременной, профессия, желаемое количество детей, срок беременности, отношение мужа к беременности и то, как себя чувствует беременная на трех стадиях. По результатам нашего исследования, во всех случаях ребенок оказался желанным и отношение мужа к беременности было положительным. Подавляющее большинство беременных хотели иметь двоих детей.

Нами используется «Тест отношений беременной», который предназначен для определения типа переживания беременности у будущей матери. Было установлено, что в 55 % имел место оптимальный тип отношения к беременности, в 35 % – эйфорический, в 10 % – смешанный. Рисуночный тест дает нам возможность представить то, как женщина видит себя и своего будущего ребенка и на основании рисунка тоже сделать определенные выводы. Большая часть беременных подошли к данной методике творчески и с удовольствием, демонстрируя текущую обстановку в семье и желаемое в будущем отношение с ребенком. В качестве завершающей методики мы используем СЖО, которая позволяет оценить «источник» смысла жизни, который может быть найден человеком в будущем (цели), настоящем (процесс) или прошлом (результат), или во всех трех составляющих жизни.

Изучение психологического состояния женщин во время вынашивания ребенка позволит предположить, что в беременности есть собственная, присущая ей динамика обострения и ослабления имеющихся у женщины проблем. В первом триместре актуализируются и остро переживаются проблемы с собственной матерью и другими объектами привязанности, проблемы отношений с мужем. Во втором и третьем триместрах появляется выраженное избегание отрицательных эмоций, проблемы первого триместра явно ослабляются, актуальными становятся страх перед родами и своей некомпетентностью в послеродовом периоде.

Первая беременность на субъективном уровне может привести к кризису и сопровождаться негативным эмоциональным состоянием. Столкнувшись с этим кризисом, нередко женщина пытается не замечать, как изменилась ее жизненная ситуация, хотя при этом может чувствовать себя несчастной, испытывать депрессию и разочарование. Особое эмоциональное состояние способствует формированию образа ребенка, который включается в самосознание женщины. Этот образ наполняется особым чувственно-смысловым содержанием.

Для достижения поставленной цели мы планируем продолжить наше исследование. Выявленные особенности эмоционального состояния и отношения беременных к будущему ребенку и их коррекция позволят обеспечить психическое здоровье и благополучие ребенка в будущем.

Библиография

1. Авдеева Н. Н., Мещерякова Н. Ю., Ражников В. Г. Психология вашего младенца: у истоков общения и творчества. М., 2006.

2. Брусиловский А. И. Жизнь до рождения. М., 2011.

3. Варга Ф. Я. Структура и типы родительского отношения: дисс… канд. психол. наук. М., 1987.

4. Винникотт Д. В. Разговор с родителями. М., 2004.

5. Ворошнина О. Р. Психологическая коррекция депривированного материнства: дисс. канд. психол. наук. М., 1998.

6. Лебединский В. В. и др. Эмоциональные нарушения в детском возрасте. М., 2010.

7. Рыжков В. Д. Психопрофилактика и психотерапия функциональных расстройств нервной системы у беременных женщин // Медицинская помощь, 2009,№ 3. С. 33–36.

8. Сергиенко Е. А. Антиципация в раннем онтогенезе человека: дисс. докт. психол. наук: М., 1997.

9. Филиппова Г. Г. Психология материнства (сравнительно-психологический анализ): дисс. докт. психол. наук. М., 2000.

Эгоцентризм как закономерная ступень развития мышления и субъекта мышления

Кайдановская Ирина Анатольевна

Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону

Характерной особенностью детей дошкольного возраста является эгоцентризм. Феномен эгоцентризма был открыт швейцарским психологом Жаном Пиаже, который в ранний период своего творчества, как и многие другие в те времена, находился под влиянием психологической доктрины З. Фрейда, согласно которой центральная проблема психологии – не сознание, а значительно более емкое и существенное бессознательное.

В результате появилась трехуровневая теоретическая модель мышления, включающая бессознательное аутистическое мышление (генетически исходный уровень), осознанное реалистическое мышление (высшая ступень) и эгоцентрическое, расположенное между ними и наделенное свойствами, с одной стороны, аутистического, с другой – реалистического мышления [1, с. 49].

Основной задачей психологического сопровождения детей, посещающих образовательные учреждения, в ранний период творчества Ж. Пиаже была психодиагностика, в которой использовался метод клинической беседы, разработанный З. Фрейдом и адаптированный для детей.

В зрелые годы Ж. Пиаже пересмотрел свою точку зрения относительно первоначал мышления. В новом, переработанном варианте теории мышление стало рассматриваться как одна из психических функций в структуре интеллекта, а источником развития интеллекта как системы психических функций были признаны сенсомоторные действия, группирующиеся в структуры. В результате была построена концепция интеллекта, в развитии которого было выделено четыре стадии: сенсомоторного интеллекта, репрезентативного интеллекта (ранее – эгоцентрического мышления), стадии конкретных операций и стадии формальных операций (ранее – реалистического мышления).

Эгоцентризм в новой трактовке Ж. Пиаже определяется как центрация на собственной точке зрения; отсутствие способности занять позицию другого человека и как бы его глазами посмотреть на себя со стороны; отсутствие объективной меры вещей, объективной оценки собственных действий и поступков; отсутствие способности совершения во внутреннем плане действий,

обратных по отношению к внешним, возвращаясь таким образом в исходную позицию [1, с. 54–56].

Феноменология эгоцентризма отчетливо проявляется в истории развития научного мировоззрения. В частности, согласно учению Птолемея, земля занимает центральное, привилегированное положение в космосе, более того – она укреплена и неподвижна, в то время все остальные чувственно воспринимаемые космические тела вращаются вокруг нее. Аналогичную картину можно иногда наблюдать в семье, где центром внимания окружающих становится ребенок, особенно если он один-единственный.

Для диагностики эгоцентрического мышления была разработана система тестов на сохранение непрерывных и дискретных величин, на установление однозначного соответствия между рядами и группами предметов [1, с. 573–594]

Основной задачей психологического сопровождения детей, посещающих образовательные учреждения, становится мониторинг с помощью тестов, в том числе тестов Ж. Пиаже.

Эгоцентризм – это закономерная ступень развития, с одной стороны, мышления, с другой, человека как личности. Эти два процесса взаимосвязаны. Личность – это субъект мышления. Все качественные изменения мышления завершаются формированием личностных новообразований, а качественные преобразования личности оказывают соответствующее обратное воздействие на мышление.

Ж. Пиаже был прав, полагая, что для решения разработанных им тестовых заданий необходима способность обращения собственных действий с осознанием факта возврата субъекта в исходную позицию.

В этом цикле движений, условно говоря, вперед и обратно содержится возможность формирования адекватного образа, с одной стороны, внешнего предмета или среды, с другой – своих действий. Многократное повторение этого цикла способствует осознанию собственных действий как инструмента преобразования объекта, внешней среды и самого себя как субъекта действия.

В отечественной психологии направленность на осознание собственных действий, речи и их содержательных оснований определяется как рефлексия [3, с. 133–154]. Это исключительное качество человека, прогрессивно развивающееся в течение всей его жизни и не покидающее его даже в глубокой старости. Условием развития рефлексивных способностей является общение, взаимодействие, освоение родного языка, логико-математического опыта и письменности.

Библиография

1. Жан Пиаже: теория, эксперименты, дискуссии: Сб. статей /Сост. и общ. ред. Л. Ф. Обуховой и Г. В. Бурменской; предисл. Л. Ф. Обуховой. М., 2001.

2. Пиаже Ж. Психология интеллекта // Пиаже Ж. Избранные психологические труды. Психология интеллекта. Генезис числа у ребенка. Логика и психология. М., 1969.

3. Алексеев Н. Г. Использование психологических моделей мышления в изучении и диагностике шахматного творчества // Исследование проблем психологии творчества. М., 1983.

4. Выготский Л. С. Проблема речи и мышления ребенка в учении Ж. Пиаже // Собр. соч.: В 6-ти т. Т. 2. Под. ред. В. В. Давыдова. М., 1982.

Представления о браке у современных юношей и девушек в зависимости от их ценностных ориентаций

Лукьяненко Екатерина Станиславовна, Добрынина Наталья Ивановна

Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону

В современном мире сформированность представлений о браке у юношей и девушек обусловлена социальными, политическими и экономическими изменениями в обществе. С развитием общества меняются нравственные качества и как следствие представления об институте брака и семьи.

Несмотря на то, что задача подготовки к браку является актуальной и востребованной в обществе, в науке по этому поводу наблюдается недостаточность исследований [1, 2, 3]. В современной

России проблема психологической готовности к браку наибольшую остроту приобрела в течение последних двух десятилетий, для которых характерны изменения социального института семьи[3],

перенос непосредственно личностного взаимодействия в виртуальную среду среди юношей и девушек [4], автономизация матримониального, сексуального и репродуктивного поведения [1].

Все это ставит современных исследователей перед необходимостью тщательного анализа не только внешних, но и внутренних механизмов формирования брачно-семейных отношений.

В настоящее время представления о браке у юношей и девушек имеют ряд негативных особенностей; например, таких, как прогрессирующее разделение и противопоставление понятий любви и брака, «оттеснение» любви в браке на фоне ее предшествующего всевластия, то есть юноши и девушки могут воспринимать семью как помеху своим чувствам и лишь впоследствии,

мучительным путем проб и ошибок, прийти к постижению нравственно-психологической ценности брака [1, 3].

Все вышеизложенное обусловило актуальность выбранной темы исследования, цель которой – исследовать представление о браке у современных девушек и юношей в зависимости от их ценностных ориентаций. Теоретической основой для исследования послужили труды таких авторов, как Андреева Т. В., Шнейдер Л. Б., Шингаркина Д. А., Ковалев С. В., Бережная А. М. [1, 2, 3].

Объектом нашего исследования были юноши и девушки в возрасте от 18 до 20 лет. Предметом исследования было представление о браке у юношей и девушек в зависимости от их ценностных ориентаций. Выдвинуты гипотезы исследования:

1. Существуют различия «ценностных ориентаций» юношей и девушек; 2. Существуют различия представлений о браке юношей и девушек; 3. Существует взаимосвязь ценностных ориентаций и представлений о браке у современных юношей и девушек.

Для подтверждения данных гипотез применялись следующие методики: Методика Ценностные ориентации М. Рокича [3]; Анкета «Представления о браке» (авторская разработка на основе социального опросника Шингаркиной Д. А.) [2]; Методы статистической обработки данных: критерий и Манна-Уитни, корреляция Пирсона.

В исследование приняли участия 20 юношей и 20 девушек в возрасте 18–20 лет, студенты психолого-педагогического и педагогического направлений Академии психологии и педагогики Южного федерального университета города Ростова-на-Дону.




Полученные результаты исследования графически представлены на рисунках 1 и 2. Среди юношей на первое место по терминальным ценностям 50 % испытуемых поставили здоровье, 20 % испытуемых поставили счастливую семейную жизнь, 15 % выбрали как самое важное свободу. 20 % выбрали материальную обеспеченность, 20 % – любовь и 15 % – развитие (работа над собой, постоянное физическое и духовное совершенствование). На последнее место 35 % испытуемых ставили творчество (возможность творческой деятельности). 30 % ставили жизненную мудрость (зрелость суждений и здравый смысл, достигаемые жизненным опытом), и 15 % познание (возможность расширения своего образования, кругозора, общей культуры и интеллектуальное развитие). По инструментальным ценностям юноши на первое место ставили воспитанность (хорошие манеры) – 40 %, твердая воля (умение настоять на своем, не отступать перед трудностями) – 30 %, образованность (широта знаний, высокая общая культура) – 35 %, и по 15 % независимость (способность действовать самостоятельно), смелость в отстаивании своих взглядов, своего мнения, жизнерадостность (чувство юмора). На последнее место ставили высокие запросы (высокие требования к жизни и высокие притязания) – 50 %, непримиримость к недостаткам в себе и других – 35 %.

У девушек на первое место по терминальным ценностям, было поставлено здоровье (физическое и психическое) – 45 %, счастливая семейная жизнь – 35 %, материальная обеспеченность – 35 %, любовь – 35 %. На последнее место девушки ставили жизненную мудрость – 35 %, свободу (самостоятельность, независимость в суждениях и поступках) – 20 %. По инструментальным ценностям девушки главным считали воспитанность (хорошие манеры) – 70 %, честность (правдивость, искренность) – 25 %, аккуратность (чистоплотность, умение содержать в порядке вещи) – 35 %. На последнее место девушки ставили высокие запросы (высокие требования к жизни, высокие притязания) – 65 %, непримиримость к недостаткам в себе и других – 60 %.

В результате применения метода математической статистики критерий и Манна-Уитни были выявлены различия в ценностях юношей и девушек. Различия наблюдаются по терминальным ценностям (материально обеспеченная жизнь, творчество, уверенность в себе) и по инструментальным ценностям (аккуратность, воспитанность, смелость в отстаивании своего мнения, твердая воля).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9