Коллектив авторов.

Живая этика и наука. Материалы Международной научно-общественной конференции. 2007



скачать книгу бесплатно

При этом физика вступает в область, в которой в современных условиях невозможно производить экспериментальные исследования. В ход идут умозаключения, теоретические построения, очень сложные и до конца не разработанные математические подходы. Судя по высказываниям участников разработки этой теории, уже сейчас огромную роль играют интуиция и озарение, помогающие продвигать изучение. К этому необходимо добавить, что при размерах порядка планковской длины (10–33 см) обнаруживается зона, в которой бушуют мощнейшие квантовые флуктуации. Существование вещественных частиц в явном виде там невозможно. Из этой зоны рождаются струны, которые становятся основой вещества во Вселенной. Таким образом, подобно тому как в начале прошлого века наука вступила в изучение глубин материи на уровне микромира, сегодня она открывает новую, ранее не предполагавшуюся глубинную область материи невообразимо малых размеров. Изучать эту область можно только на теоретических основах, а судить о справедливости познания можно лишь изучая следствия теории, которые проявляются в областях, доступных для эксперимента.

Так называемые струны представляют собой одномерные объекты. По последним оценкам, вытекающим из обобщенной М-теории, они имеют размер порядка 10–16 см, характеризуются сильными натяжениями и находятся в состояниях непрерывных вибраций с различными гармониками, иначе называемыми колебательными модами. В зависимости от частоты вибрации натянутой струны, на уровне стандартной модели квантовой теории, каждой отдельной колебательной моде отвечает одна из известных элементарных частиц. Следовательно, основа элементарных частиц, а вместе с ними и вещества, – это элементарные сгустки энергий, вибрирующих с различными частотами.

Дух является тонкоматериальной и высоковибрационной энергией и занимает в Мироздании главенствующее положение, выступая в качестве основы самого космического творчества. Дух как тонкоматериальная энергия в процессе эволюции одухотворяет материю, создавая более высокие ее формы.

Здесь наука приходит в непосредственное соприкосновение с представлениями Живой Этики. Как пишет Л.В.Шапошникова: «Дух является тонкоматериальной и высоковибрационной энергетикой и занимает в Мироздании главенствующее положение, выступая в качестве основы самого космического творчества. Дух как тонкоматериальная энергия в процессе эволюции одухотворяет материю, создавая более высокие ее формы» [1, с. 36]. К этому необходимо добавить, что струны существуют в многомерном пространстве, в частности, как вытекает из теории суперсимметрии, пространство, в котором присутствуют струны, имеет размерность, равную 10. Так что в Мире, кроме известного нам трехмерного пространства, существуют пространства еще семи измерений, которые нам пока наблюдать не удается.

Теория струн далека от завершения, но даже в таком виде она позволяет получить принципиально важные результаты. История и сегодняшнее состояние этой теории без привлечения математики подробно описаны в известной книге Брайана Грина «Элегантная Вселенная» [6].

В качестве примера, позаимствованного из книги Грина, коснусь одного из следствий теории струн.

Возникающая в струнах с замкнутой в кольцо конфигурацией колебательная мода порождает мельчайший сгусток гравитационной энергии – квант гравитации, гравитон. Это позволяет сразу включить гравитацию в представления квантовой механики. Отсюда первым триумфом теории струн стало объединение общей теории относительности с квантовой механикой, чего не удавалось сделать исходя из представлений точечных элементарных частиц. Грин пишет: «Слияние гравитации и квантовой механики в единую теорию материи и взаимодействий приводит к революции в нашем понимании устройства Вселенной» [6].

Несмотря на принципиальные успехи, развитие теории струн сегодня встречает серьезные трудности. Специалисты считают, что в лучшем случае окончательный результат можно ожидать лишь к концу XXI века. Таким образом, взаимосвязанные, но до конца не решенные проблемы темной энергии, гравитационного отталкивания, теории струн целиком переносятся в ведение физической науки XXI века. А их успешное решение потребует внедрения новых методологий и нового научного мышления.

Литература

1. Шапошникова Л.В. Исторические и культурные особенности нового космического мышления // Объединенный Научный Центр проблем космического мышления. М.: МЦР, 2005.

2. Шапошникова Л.В. Основные особенности философии Живой Этики // Живая Этика и наука: Материалы Международной научно-общественной конференции. 2007. М.: МЦР; Мастер-Банк, 2008. – С. 50–64.

3. Ровинский Р.Е. Загадка темной энергии // Вопросы философии. 2004. № 12. – С. 103–108.

4. Дэвис П. Суперсила. М.: Мир, 1989. – 272 с.

5. Ровинский Р.Е. Развивающаяся Вселенная. М.: Бюро печати, 2007. – 192 с.

6. Грин Б. Элегантная Вселенная. М.: Эдиторал УРСС, 2004. – 288 с.

А.П.Бояркина,
научный сотрудник НИИ онкологии Томского научного центра Сибирского отделения РАМН, Томск
Из малого окна видеть звездное величие… (Учение Живой Этики о метеоритах и космической пыли)

«Если начинаем мыслить о Беспредельности, прежде всего нужно обратить внимание на все, приходящее извне и материально связывающее нас с дальними мирами. Как же можно пускаться в дальний путь, если не обращать внимания на гостей издалека?» «Гости издалека» – в данном случае речь идет о метеоритах и космической пыли: «Недостаточно изучают аэролиты. Еще меньше уделяют внимания космической пыли на вечных снегах и глетчерах. Между тем Космический Океан рисует свой ритм на вершинах» [32, 70].

Эта запись сделана Е.И.Рерих в 1930–1931 гг., а впервые в Учении понятие космической пыли встречается еще раньше, в книге «Озарение» (1924–1925 гг.) [36, ч. 3, VI, 7]. И если метеориты уже задолго до этого обрели свое значимое место в науке, то понятие «космическая пыль» в это время, по крайней мере в пространстве отечественной науки, находилось еще в зачаточном состоянии.

Вообще понятие космической (метеорной) пыли отечественными учеными соотносится с концом 60-х гг. XIX столетия, когда известным шведским полярным исследователем Норденшельдом (A.E.Nordenskj?ld) на поверхности льда была обнаружена пыль предположительно космического происхождения [22, с. 5], и с серединой 70-х годов этого же столетия, когда Дж. Мерреем (J.Murray) было дано описание округлых магнетитовых частиц в отложениях глубоководных осадков Тихого океана [45, с. 247–261]. Однако эти находки еще достаточно долго носили гипотетический характер.

В то же время большой интерес представляет документ, известный как одно из «Писем Махатм», написанное в 1882 г. Махатмой Кут Хуми редактору влиятельной англоязычной газеты «Пионер» А.П.Синнету (оригинал в настоящее время хранится в Британском музее Лондона, перевод на русский язык сделан Е.И.Рерих). Из этого письма видно, что группа ученых, известных как Махатмы, уже не только употребляли этот термин и были в курсе научных достижений своего времени, но и знали значительно больше о космической пыли и процессах, вызываемых ею в атмосфере и на поверхности Земли. Они утверждают [41, с. 99–105]:

– Высоко над нашей земной поверхностью воздух пропитан и пространство наполнено магнитной и метеорной пылью, которая даже не принадлежит нашей солнечной системе.

– Снег, в особенности в наших северных областях, полон метеорного железа и магнитных частиц, отложения последних находимы даже на дне океанов. «Миллионы подобных метеоров и тончайших частиц достигают нас ежегодно и ежедневно».

– Каждое атмосферическое изменение на Земле и все пертурбации происходят от соединенного магнетизма двух больших масс – Земли и метеорной пыли.

– Существует «земное магнетическое притяжение метеорной пыли и прямое воздействие последней на внезапные изменения температуры, особенно в отношении тепла и холода».

– Т. к. «наша земля со всеми другими планетами несется в пространстве, она получает большую часть космической пыли на свое северное полушарие, нежели на южное»; «…этим объясняется количественное преобладание континентов в северном полушарии и большее изобилие снега и сырости».

– «Тепло, которое получает земля от лучей солнца, является, в самой большей степени, лишь третью, если не меньше, количества, получаемого ею непосредственно от метеоров».

– «Мощные скопления метеорного вещества» в межзвездном пространстве приводят к искажению наблюдаемой интенсивности звездного света и, следовательно, к искажению расстояний до звезд, полученных фотометрическим путем.

Большинство из этих утверждений опережает уровень науки своего времени, да и нашего тоже, и с большим трудом проникает в научное пространство. Известный ученый, астрофизик Л.М.Гиндилис, проведя анализ положений указанного письма, относя многие из них к сверхнаучным знаниям, убедительно показал справедливость ряда из них, экспериментально подтвержденных наукой спустя много лет. Так, исследования сумеречного свечения атмосферы, выполненные только в 30–50-х гг. XX века, показали, что «если на высотах меньше 100 км свечение определяется рассеянием солнечного света в газовой (воздушной) среде, то на высотах более 100 км преобладающую роль играет рассеяние на пылинках. Первые наблюдения, выполненные с помощью искусственных спутников, привели к обнаружению пылевой оболочки Земли на высотах несколько сот км» [15, с. 103]. Или, по поводу «искажения расстояний до звезд, полученных фотометрическим путем», Л.М.Гиндилис пишет: «По существу это было указанием на наличие межзвездного поглощения, открытого в 1930 г. Тремплером, которое по праву считается одним из важнейших астрономических открытий нашего (XX. – А.Б.) века» [16, с. 68]. И другие.

Но вернемся к учению Живой Этики, написанному Е.И.Рерих в соавторстве с уже обозначенными выше Махатмами. Из отрывочных сведений, почерпнутых из него, можно сделать, по крайней мере, следующие выводы:

– Сферы Беспредельности являются носителями космической пыли [30, 67].

– На Землю кроме метеоритов постоянно выпадают материальные частицы космической пыли, которые привносят на ее поверхность космическое вещество: «Пыль метеорная недоступна глазу, но дает очень существенные осадки» [33, 428]; «На самом чистом месте самый чистый снег насыщен пылью земной и космической – так наполнено пространство даже при грубом наблюдении» [29, 147]; «Если снег самый горний, самый чистый полон метеорной пыли, то как же плотна атмосфера долин?» [38, 232].

– Это вещество несет информацию о дальних мирах космического пространства: «Не только в состоянии снега, но и при таянии вод пыль дальних сфер дает нам учение о новых ингредиентах» [31, 571].

– Космическая пыль изменяет на Земле состав почв, снега, природных вод, растений: «Обращайте внимание на высокие места, подверженные ветрам от снежных вершин. На уровне двадцати четырех тысяч футов можно наблюдать особые отложения метеорной пыли. Силою ветра и под лучами солнца эта пыль осаждается на низших уступах, чем не только качество снега, но и свойство почвы изменяются» [31, 571].

– Космическая пыль, выпадая на поверхность Земли, может изменить магнитные и энергетические свойства ее, а также оказывать влияние на различные земные процессы физического и тонкого планов. «Особенно поучительно наблюдать местности, где почва и без того насыщена металлами. Металлизация изнутри и снаружи дает необычные магнетические сочетания. Не только психическая энергия, но и многие другие энергии получают на таких местах особое состояние» [31, 571]. «Так железо и прочие металлы притягивают метеоры, особенно когда руды находятся в естественном состоянии и не лишены космического магнетизма. Условия космических магнетизаций успешно выражаются в людях, находящих воды и металлы; существование таких людей известно с древних времен» [33, 493]. «Можно представить, что, кроме химизма лучей самого светила, нужно понять, насколько атмосфера вибрирует на прохождение небесных тел и волн космической пыли» [34, 330]. «Так она (аура. – А.Б.) может быть снята, если пространство наполнено метеорною пылью, или если при процессе участвовала сильная психическая энергия» [38, 221].

– «Чтоб подходить к психической энергии также от Земли, нужно наблюдать, как отложения дальних сфер будут влиять на человеческий организм. Можно видеть, что эти влияния будут значительны и разновидны» [31, 571]. «Можно наблюдать отложения энергии на снегах высот и росе. Давно люди замечали врачебное качество росы <…> Такие же свойства содержит снег, полный метеорной пыли» [29, 410]. «Нужно также сравнить симптомы жизни на вечных снегах с долинами. Может быть, разрастание некоторых желез происходит от пользования снеговыми водами и производит расстройство вследствие воздействия частиц космической пыли?» [32, 70]. «Магнит таких мыслей (о будущем. – А.Б.) может притянуть части космической пыли. Эта пыль дальних миров благодетельна для новообразований» [36, ч. 3, VI, 7].

– При изучении космической пыли могут быть обнаружены не только новые минералы, не встречаемые на нашей планете, но и новые виды микробов и бактерий: «Метеорные микробы не должны удивлять вас. Утверждение жизни во всем лишь расширит кругозор. Если из пространства может прилететь микроб, то сколько же новых наблюдений можно ждать!» [33, 461].

Авторы Живой Этики настоятельно рекомендуют организовать постоянное наблюдение за выпадением космической пыли. Рерихи, долгие годы живя в Гималаях, мечтают о создании научной станции именно там. В письме от 13 октября 1930 г. Е.И.Рерих пишет: «Станция должна развиться в Город Знания. Мы желаем в этом Городе дать синтез достижений, потому все области науки должны быть впоследствии представлены в нем <…> Изучение новых космических лучей, дающих человечеству новые ценнейшие энергии, возможно только на высотах, ибо все самое тонкое и самое ценное и мощное лежит в более чистых слоях атмосферы. Не являются ли горы величайшими магнитными станциями? <…> Также разве не заслуживают внимания все метеорические осадки, осаждающиеся на снежных вершинах и несомые в долины горными потоками» [27, с. 119].

Небольшое отступление от темы. В своей книге «Вселенная Мастера» Л.В.Шапошникова пишет: «В работах крупнейшего русского ученого и мыслителя В.И.Вернадского обнаруживаются таинственные связи с Живой Этикой, механизм которых мы пока можем объяснить крайне приблизительно» [42, с. 918]. При изучении вопросов, связанных с космической пылью, не покидает впечатление, что это действительно так.

Вообще, на космическую пыль В.И.Вернадский, по его словам, обратил внимание в 1908 г. [11, с. 32]. Но, как эхо изложенного выше, он, впервые переходя от теоретических предпосылок к практическому оснащению этой проблемы, поднял вопрос о космической пыли именно в 1932 г. Он писал: «Но Земля связана с космическими телами и с космическим пространством не только обменом разных форм энергии. Она теснейшим образом связана с ними материально. Среди материальных тел, падающих на нашу планету из космического пространства, доступны нашему непосредственному изучению преимущественно метеориты и обычно к ним причисляемая космическая пыль <…> Метеориты – и по крайней мере в некоторой своей части связанные с ними болиды – являются для нас всегда неожиданными в своем проявлении <…> Иное дело – космическая пыль: все указывает на то, что она падает непрерывно, и возможно, что эта непрерывность падения существует в каждой точке биосферы, распределена равномерно на всю планету. Удивительно, что это явление, можно сказать, совсем не изучено и целиком исчезает из научного учета» [10, с. 32–34].

Особое внимание при этом В.И.Вернадский уделяет Тунгусскому метеориту 1908 г., поисками которого занимается под его непосредственным руководством Л.А.Кулик. Крупные осколки метеорита не найдены, и В.И.Вернадский предполагает, что он «является новым явлением в летописях науки – проникновением в область земного притяжения не метеорита, а огромного облака или облаков космической пыли, шедших с космической скоростью» [10, с. 36].

В 1940 г. в «Космологических записях» Е.И.Рерих вновь обращает внимание на космическую пыль: «Следует изучать состав дождевой воды и снега на вершинах. Найдено будет много видов бактерий и минералов, не встречаемых на Планете. Именно метеоры могут уявить минералы, не находимые на нашей Планете. Все исследования метеоров еще примитивны» [26, с. 277].

И, действительно, на указанный период времени иначе, как примитивными, исследования космической пыли назвать нельзя. Об этом же говорит В.И.Вернадский в феврале 1941 г. в докладе на заседании Комитета по метеоритам АН СССР: «…ее (космической пыли. – А.Б.) научное исследование не продвигается сейчас, можно сказать, ни на шаг…» [11, с. 55]. В этом докладе он подробно обосновывает программу поисков и сбора вещества космической пыли, с помощью которой можно решить ряд задач научной космогонии о качественном составе и «господствующем значении космической пыли в строении Вселенной» [11, с. 56]. Перспективными для этой цели он считает снеговые и ледниковые природные планшеты высокогорных и арктических областей, удаленных от промышленной деятельности человека.

Великая Отечественная война и кончина В.И.Вернадского помешали реализации этой программы. Но она активизировала многих будущих исследователей космической пыли, таких как И.С.Астапович [1], К.П.Флоренский [40]; В.Г.Фесенков [39]; Б.И.Вронский [14], Н.В.Васильев [7], Б.Н.Дивари [18] и др.

Очередной всплеск интереса к этому явлению относится к середине XX века. В 1957 г. впервые был запущен искусственный спутник Земли и развитие получили прямые методы изучения метеорных частиц – непосредственная их регистрация по числу столкновений с космическим аппаратом или различного вида ловушками. Но наилучшие результаты были получены с помощью ракет, запускаемых на высоту нескольких сотен километров. Установлено, что скорость микрометеоритов относительно Земли не велика, а значит – Земля окружена облаком космической пыли, ее сопровождающей. Исследования метеоров были включены в программу «Международный геофизический год» 1957–1959 и 1964–1965 гг. В результате этих работ максимальная оценка общего притока космической пыли на поверхность Земли составила 107 т/год [2, с. 97; 25, с. 165–170].

К концу 1960-х гг. получили развитие прямые методы с использованием пылеулавливающих поверхностей и приборов, детекторов, акустических датчиков, сумеречного и лазерного зондирования, фотометрических наблюдений и др. Все они имеют свои достоинства и недостатки и, как правило, мало совместимы между собой по полученным оценкам и выводам. Однако обобщенный анализ этих материалов также позволил признать состоятельной гипотезу о наличии пылевого облака на высотах от 100 до 300 км над поверхностью Земли [18, с. 1273–1288; 39, с. 599–605; 48 и др.].

К числу геофизических явлений, связанных с космической пылью, относятся различные оптические явления: свечения ночного неба, серебристые облака, зодиакальный свет и др. [1; 6; 8; 19]. Их изучение также проливало свет на указанную проблему. Так, по утверждению Н.Б.Дивари, до появления космических аппаратов наземные наблюдения зодиакального света были монопольными в вопросе изучения межпланетной пыли [19, с. 51].

В целом же, по обобщенной оценке А.Н.Симоненко и Б.Ю.Левина по данным на 1972 г., приток космической пыли на поверхность Земли составил 102–109 т/год [28, с. 46].

В то же время развивается направление по изучению космической пыли выявлением ее в различных природных накопителях: снеговых отложениях высокогорья [20, с. 120–122], полярных льдах [13, с. 57–61; 43, с. 2449–2454; 47, с. 936–946], донных отложениях Тихого океана [44, с. 382–398; 49, с. 339–346], осадочных породах [12, с. 132–139; 50, с. 128–130], солевых отложениях [21, с. 45–49; 46, с. 325–329]. При этом перспективным направлением показали себя поиски оплавленных микроскопических сферических частиц, достаточно легко идентифицируемых среди остальных фракций пыли.

В 1962 г. при Сибирском отделении АН СССР была создана Комиссия по метеоритам и космической пыли, возглавляемая академиком РАН В.С.Соболевым, которая просуществовала до 1990 г. и создание которой было инициировано проблемой Тунгусского метеорита. Работы по изучению космической пыли проводились под руководством академика РАМН Н.В.Васильева, при непосредственном участии автора настоящей работы.

При оценке выпадений космической пыли, наряду с другими природными планшетами, использовался торф, сложенный мхом сфагнум бурый по методике томского ученого Ю.А.Львова. Этот мох достаточно широко распространен в средней полосе земного шара, минеральное питание получает только из атмосферы и обладает способностью консервировать его в слое, бывшем поверхностным во время попадания на него пыли. Послойная стратификация и датировка торфа, позволяет давать ретроспективную оценку ее выпадения. Изучались как сферические частицы размером 7–100 мкм, так и микроэлементный состав торфяного субстрата, как функции выпавшей на его поверхность пыли и законсервированной в соответствующем слое [4, с. 84–110; 23, с. 140–144; 24, с. 75–84].

Так, исследования в районе падения Тунгусского метеорита, удаленном от источников техногенного загрязнения на многие сотни километров, позволили оценить приток на поверхность Земли сферических частиц размером 7–100 мкм и более. По данным верхних слоев торфа получена оценка глобального аэрозоля на время исследования; по слоям, относящимся к 1908 г., – вещество Тунгусского метеорита; нижние (доиндустриальные) слои дали оценку космической пыли. Приток космических микросферул на поверхность Земли при этом оценивается величиной (2–4)·103 т/год [7, с. 182], а верхняя граница притока космической пыли – 1,5·109 т/год [5, с. 204]. Были использованы аналитические методы анализа, в частности нейтронно-активационный, для определения микроэлементного состава космической пыли. По этим данным, ежегодно на поверхность Земли выпадает из космического пространства (т/год): железа (2·106), кобальта (150), скандия (250) [5, с. 205].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17