Коллектив авторов.

Живая этика и наука. Материалы Международной научно-общественной конференции. 2007



скачать книгу бесплатно

Подобные взгляды восходят к размышлениям Пифагора и Леонардо да Винчи, а И.В.Гёте, перефразируя Пифагора, говорил: «Числа не управляют миром, но показывают, как управляется мир».

Об искусстве проекции внутреннего мира размышляли мыслители и творцы Возрождения. Отмечая важность отражения мира, Леонардо призывает художника учиться творческому искусству формирования образа в душе, ибо все, что существует во Вселенной как сущность, как явление или как воображаемое, художник имеет сначала в душе, а затем в руках. Зримость внутреннего и внешнего для Леонардо, как позднее для Гёте, была основополагающей. Через реальные формы земной красоты, воплощенные дерзания мысли учил художник прозревать невидимое, всесвязующее, закономерное. «Живопись должна в одно мгновение вложить в восприятие зрителя все свое содержание».

Позже Н.К.Рерих, неоднократно обращаясь к мнению Леонардо, писал: «Леонардо заповедал: “Тот, кто презирает живопись, презирает философское и утонченное созерцание мира, ибо живопись есть законная дочь или, лучше сказать, внучка природы. Все, что есть, родилось от природы, и родило, в свою очередь, науку о живописи”. Вот почему говорю я, что живопись – внучка природы и родственница Бога. Кто хулит живопись, тот хулит природу”.

“Живописец должен быть всеобъемлющ. О художник, твое разнообразие да будет столь же бесконечно, как явления природы! Продолжая то, что начал Бог, стремись умножить не дела рук человеческих, но вечные создания Бога. Никому никогда не подражай. Пусть будет каждое твое произведение как бы новым явлением природы» [43, с. 143]. Знание в понимании Леонардо да Винчи – не только великая способность человека, но и жизненная потребность, определяющая его отношение к миру. Знание помогает раскрыть творческие силы человека: «Там, где природа кончает производить свои виды, там человек начинает из природных вещей создавать с помощью той же самой природы бесчисленные виды новых вещей».

Другой великий мыслитель Возрождения – Джордано Бруно – обожествляет порождающую силу природы, космичность красоты самовоспроизводящейся материи: «Итак, пойми, где находятся природа и Бог, – ибо там находятся причины вещей, смысл первоначал, судьба стихий, зародыши рождающихся явлений, основные формы, деятельное могущество, все, приводящее в движение, все прославленное своим названием первичной субстанции. Это материя, пассивное могущество, всегда проявляющееся в единстве. Нельзя допустить бытия творца, нисходящего свыше, дающего порядок, творящего извне. Искусство во время творчества рассуждает, мыслит. Природа все творит мгновенно, без размышления. Искусство имеет дело с чуждой материей, природа – с собственной материей. Искусство находится вне материи, природа – в самой материи. Даже более того: она сама есть материя. Таким образом, материя творит из своего собственного лона. Она сама есть свой внутренний творец, живое искусство, изумительное умение, подсказанное мыслью, сообщающее действие своей материи, а не чуждой.

Она не медлит, не размышляет, не рассуждает, но свободно творит из себя, подобно огню, который сияет и сжигает, подобно свету, свободно несущемуся в пространстве» [44, с. 312]. Но в этой свободно творящей способности материи-природы, подобной свету и огню, уже сияет потенциал духа, и все бытие насыщается космической силой духоматерии. А вот искусство, согласно представлению Д.Бруно, более представляет собой образ развоплощенной материи, чем то генетическое родство с Богом и природой, которое провозглашается у Леонардо. Но именно это родство ставит самого человека в центр мироздания, делает его наследником и Бога, и природы, именно оно наделяет человека божественными способностями возвышенно мыслить, чувствовать и творить, без чего не было бы и искусства, и науки.

Изменения в религиозно-философской мысли, в содержании искусств и научных представлениях на разных уровнях отражают смену исторических периодов заземленности или одухотворенности сознания.

Исторически смена стилей мышления отражала разные этапы самопознания и порождала формы, свидетельствующие о наиболее прорабатывающихся пластах сознания человека. Так, например, искусство Средневековья повсеместно использовало обратную перспективу, чего не было в плоских изображениях Египта и Вавилона. Но при этом египтяне прекрасно понимали геометрическую пропорциональность, составляющую основу теории гармонии, и даже на ее основе в рисунках кодировали сокровенные знания. Таким образом, они через века донесли до нас представление о том, что «гармония как космический феномен есть неотъемлемый атрибут сознания» [45, с. 58]. Доступное египетским жрецам и скрываемое ими знание о золотом сечении, характеризующем «поле сознания», у эллинов претерпело относительную десакрализацию и заземленность и превратилось в проявленное достояние философов, ваятелей, архитекторов… Внутренний смысл тысячелетий египетского искусства, как справедливо отмечает о. П.Флоренский, носил строго канонический характер и был близок иероглифическому языку и метафизической изобразительности. В нем не было места ни прямой, ни обратной перспективе, ибо в используемом ими способе организации пространства и форме выражения сознания не было существенных ограничений «религиозной объективности и сверхличной метафизичности» [46, с. 50]. Перспектива прежде возникает в прикладном искусстве, которое всегда более иллюзорно, обманчиво и декоративно, нежели, например, более чистое искусство живописи, которое, как считал о. П.Флоренский, «хочет быть, прежде всего правдою жизни, жизнь не подменяющею, но лишь символически знаменующею в ее глубочайшей реальности» [46, с. 51]. Поэтому о. П.Флоренский считал обратную перспективу Средневековья более высокой формой выражения надземного мира, чем, например, возврат к прямой перспективе, свойственный искусству Возрождения.

С проявлением механистической картины мира, начавшимся в XVII веке, усиливавшееся разделение Бога и природы породило разлад в самом человеке. Взаимосвязь всех миров и утверждение их первоосновы должно происходить в сознании человека, приближая этим огненную реальность Бытия, реальность, которая выше иллюзий пространственно-временных ограничений. Разлад, привнесенный плодами машинной цивилизации, нарушение гармонии внутреннего мироустройства человека привели к потере смыслов существования, к подмене основных эволюционных ценностей жизни, питаемых и охраняемых культурой.

Только с начала ХХ века подъем идей космизма в философии, искусстве и науке на новом уровне познания стал возвращать утраченное единство божественного, человеческого и природного миров, а сознание человека озарилось одухотворяющими его измерениями, что придало этому новому становлению Бытия исконную космичность и более осознанную взаимосвязанность внутреннего и внешнего. Не будь этого, силы разъединения могли бы стать еще более серьезной угрозой для жизни на земле. В.И.Вернадский обосновывал космические истоки земной жизни и неизбежность эволюции материи, насыщенной биогеохимической энергией, которая, как и научная мысль, преобразует биосферу – живое планетное тело и строит ноосферу – более духовную космо-земную форму разумного объединения человечества, причем высшей формой этой энергии, согласно рассуждениям В.И.Вернадского, является энергия человеческой культуры. К.Э.Циолковский говорил о разных возможных формах сознательной жизни в других мирах, о бессмертии, о будущем человечестве как едином виде лучистой энергии. Силы иных миров могут взаимодействовать с земным человечеством, чему сам Циолковский был свидетелем и о чем писал: «…я допускаю, что некоторая часть такого рода явлений – не иллюзия, а действительное доказательство пребывания в космосе неизвестных разумных сил, каких-то существ, устроенных не так, как мы, по крайней мере из несравненно более разреженной материи» [47, с. 62]. П.А.Флоренский советовал В.И.Вернадскому обратить внимание на особую часть вещества, вовлеченную в кругооборот культуры, на стойкий слой вещественных образований, проработанных духом (как, например, в произведениях искусства), который он называл пневматосферой. Рерихи, идя дальше, утверждали эволюционную роль Культуры и могущество новых энергий Космоса, сужденных человечеству, стоящему у порога познания многообразных свойств питающей жизнь и вездесущей психической энергии, огненным, устремленным к дальним мирам венцом которой является мысль.

Человек, продолжая вовне свои органы и проецируя чувства, разворачивая и воплощая все мыслимое, тем самым тоже уподобляется Единому, творчески и эволюционно возвращая Ему достижения познающей себя материи. Через такую манифестацию духа человек возвращается к Нему, выходит на космический простор, приобщается к вечности, осознает свое исконное бессмертие. «Различные формы космической энергии, вещество, мысль, взаимодействия, разум и все остальное являются просто проявлением космического разума или, как мы отныне будем говорить, Высшего существа», – утверждает Вивекананда. Из этого Единого все исходит, в Него все возвращается, «в Нем мы живем, действуем, в Нем мы есть» [48, с. 252]. Мы творим в Космосе и Космос творит в нас.

Подчиняя свою низшую природу высшей цели Общего Блага, устремляясь к дальним мирам, приобщающийся к культуре и овладевающий психической энергией человек сможет обрести более сущностное знание, ибо этим путем в свете духа он учится видеть и познавать душу явлений.

В последующей истории европейской культуры идея единства человека, природы и космоса утрачивается, человек все сильнее чувствует свой отрыв от мира, и противопоставление субъектно-объектных отношений, «я» и окружающей среды, чуждой или враждебной ему, приобретает все более острый характер. Наконец, человек, эгоистично желая покорить и использовать природу, приходит к отрицанию самого себя – в век механической, машинной цивилизации, утеряв ориентиры духовной эволюции, он становится рабом им же порожденных технических монстров [49]. На новом витке эволюции эту спасительную идею единства вернули мыслители-космисты. Подлинной сокровищницей стал дар Учителей Востока, принесенный семьей Рерихов, а до них труды Е.П.Блаватской и Учение Храма. Воспользуемся ли мы этим великим опытом и знаниями для новых научных открытий и культурного воспитания будущих поколений?

5. Методы организации культурно-психологического пространства научной деятельности [50]

В последние десятилетия появилось множество фактов, концепций и теорий, подтверждающих опыт прошлого и говорящих об онтологичности психических процессов.

Как было обосновано в предыдущих разделах, целый ряд методологических положений классической и неклассической парадигмы становится неприемлемым в постнеклассической парадигме, возникающей в русле исследований в квантовой физике, космологии, синергетике, в изучении полей и излучений живых организмов и энергоинформационного взаимодействия, в которых участвует психическая энергия.

Методологические требования к воспроизводимости и статистической достоверности научных исследований, которые обязательны в классической методологии науки, сегодня должны быть расширены и существенно изменены с учетом многофакторности условий, влияющих на живые организмы. Исследователю «тонких» взаимодействий (особенно дистанционных) людей или иных живых организмов важно, по мере возможного, учитывать их психическое (или психофизиологическое) состояние, природно-космические и пространственные факторы и влияние всех присутствующих во время испытания.

В Санкт-Петербурге, начиная с конца 1970-х годов, группой исследователей, при непосредственном участии автора данного сообщения, были предложены, обоснованы и экспериментально апробированы новые методы синтеза «культурно-психологического пространства» научно-художественными средствами. Это «пространство» специально создавалось для указанных исследовательских целей [51].

Такое пространство должно способствовать гармонизации взаимосвязей всех участников, оно многомерно, подвижно и в зависимости от поставленных задач может синтетично включать использование естественно-природных и искусственных сред, создаваемых с применением музыки, светоцветовых факторов, специальных ароматов, ритмической организации семантических и физических полей. При этом инициируются творческие способности присутствующих, выявляются их резервные возможности [52]. Важно отметить, что достигается это не за счет манипулирования сознанием людей, а посредством создания условий для свободного раскрытия внутренних духовных накоплений, для чего использовался богатый потенциал мировой культуры. Исследования проводились с многочисленным контингентом разного социального и культурного уровня.

Важно также отметить, что как отдельным культурным традициям в разные века было свойственно порождать разное видение мира и способы мышления (образно-ассоциативное; зрительно-осязательное; динамичное, воспринимающее временную протяженность в звуке и свете и т. п.), так и моделируемое средствами искусства «культурно-психологическое пространство» способно за счет резонанса, конфликта или дополняющего взаимодействия с внутренним миром человека направленно выявлять разные качества сознания. Для осуществления этих целей были созданы специальные программы, моделирующие и организующие особые среды восприятия (перцептивные среды – ПС).

Эти программы, в определенном сюжетном сценарии используя произведения искусства (музыка, поэзия, элементы театрально-игровой деятельности и др.) с возможным включением психофизиологических стимулов (тембр, высота звука, тональность, цвет, запах, фактура и др.), представляют, скорее всего, новый жанр синтетического искусства, возникающий как следствие взаимодействия достижений гуманитарных и естественных наук. Программы создаются как целостные комплексы, не сводимые к демонстрации произведений искусства, и каждая из них предназначена для конкретной исследовательской цели с подобранным и оцененным контингентом участников.

Структура программы строится как прообраз «траектории» в пространстве состояний и в целом должна соответствовать «допустимым», реализуемым последовательностям состояний. При этом возможно моделировать «природно-космические» ритмы: суточные, сезонные, годовые, онтогенетические и др. [53]. Синтез «культурно-психологического пространства», органичной составляющей которого являются ПС, включает и попытки сочетаний так называемых «стихий», имеющих свои аналогии в произведениях искусства и в других используемых факторах.

В основе применения художественных средств в синтезе ПС лежит представление о том, что при адекватном восприятии произведения искусства растормаживается творческая активность субъекта, актуализируются психические состояния, характеризующиеся повышенным уровнем сенситивности и интеллектуальной деятельности, проявлением глубинных особенностей личности. Сопричастность творческому акту художника в процессе восприятия преобразуется в форму собственной духовной деятельности. Рефлексия произведений искусства, конструирующих ПС, становится силой, образующей новые установки в отношениях с действительностью, восприятие которой происходит уже в семантически наполненном, культурно-психологическом пространстве. Такое пространство актуализирует многочисленные взаимосвязи человека со средой и способствует пробуждению многих его социокультурных, психофизиологических и информационно-энергетических ресурсов. Трудно переоценить роль культурно-психологической установки в процессах адаптации и деятельности человека, особенно в экстремальных и необычных условиях. Мобилизация внимания, воли, энергии в этих случаях обусловлена возможностями ментальной личностно-значимой интерпретации внешних событий и внутренних переживаний [53].

Овладение культурно-историческим опытом человечества, воплощенным в эстетических формах искусства, открывает новые возможности в организации процессов взаимодействия человека с культурной и природной средой, ноосферой и биосферой. Как подчеркивал В.И.Вернадский, подобный процесс осуществляет и творческая научная мысль, воздействуя на окружающее живое и косное вещество и этим изменяя энергетику биосферы, выявляя и организуя ее взаимосвязь с ноосферой.

Создание программ осуществлялось с учетом проводимого личностного и ситуативного тестирования функциональных состояний. Соответствующие исследования включали в себя методы психологического, физиологического и психоэнергетического тестирования.

Создаваемые «перцептивные среды» и «культурно-психологические пространства» способствуют проявлению особых состояний сознания и могут, кроме учебно-образовательных и исследовательских целей (например, повышения воспроизводимости и качества результатов исследований свойств психической энергии или направленного преобразования функциональных состояний человека), иметь оздоровительное назначение, содействовать гармонизации сознания участников «малых групп» и созданию оптимальных систем жизнедеятельности.

Опыт этих исследований пригодился и для проведения в 1990 г. первой в истории культурной программы «Космос – Человек – Культура», осуществленной под Знаменем Мира в космическом пространстве на борту орбитальной станции «Мир» летчиком-космонавтом А.Н.Баландиным [54].

В этих исследованиях учитывались методологические рекомендации, содержащиеся в Живой Этике, трудах Рерихов и близких им по духу источниках, как древних, так и нашего времени.

6. Образ новой научной картины мира [55]

Без устали великий ум указывает на новые возможности, на новые пути, на возможный расцвет будущий. Великий ученый не может не быть и великим гуманистом. Чем шире ум, тем целостнее протекает перед ним река жизни.

Н.К.Рерих

Научным картинам мира предшествовали мифологические и религиозные картины. Каждая из такого рода обобщенных представлений о познании и преобразовании мира, о месте и цели минералов, растений, животных и человека в этом и других мирах, о возможных иных (более высоких и более низких или совсем отличных и несравнимых между собой) формах жизни исходила из разных уровней знаний и зависела от степени искажений и ошибок, бытовавших в разное историческое время. Каждая из картин мира включала части или отражения других картин. Более поздние картины мира формировались в зависимости от предыдущих, боролись с ними или ассимилировали их основные характеристики, чаще всего видоизменяя и переформулируя их. Научная картина мира претерпевала качественные изменения, вызревая в теле других моделей мироустройства и окрашиваясь разным опытом сознания людей Востока и Запада.

Новая научная картина мира возникает на основе космического мышления, которое расширяет, существенно дополняет и одухотворяет научное. Этому вопросу посвящен ряд публикаций и выступлений академика РАЕН и РАКЦ Л.В.Шапошниковой и, в особенности, программный доклад на эту тему, сделанный ею в 2003 г. на конференции «Космическое мировоззрение – новое мышление XXI века» [56].

Мы попытаемся, не претендуя на полноту взгляда и точность формулировок, перечислить некоторые возможные характеристики новой научной картины мира, исходя из приблизительного (даже по возможностям человеческой мысли и языка) образа:

Единство Мира, проявленное из одной скрытой, вечной, самосознающей Абсолютной Причины – Принципа и выраженное в отражающем этот Принцип беспредельном множественном потоке иерархических систем – миров, существ и творческих сил, в разной степени гармонично-причинно-согласующихся, представляющих разные уровни организации и разные степени и формы сознательности и подвижности единой духоматерии, постоянно пребывающей в эволюционных (инволюционных) циклах манифестаций и угасаний ее потенциальных и актуальных свойств.

Свойства:

1. Единство и взаимосвязанность целостной системы, ее иерархичность.

2. Согласованность по законам гармонии иерархических уровней. Причем золотое сечение является выражением универсального принципа резонансной организации пространственно-временного континуума и гармонического единства всех его объектов.

3. Открытость, нелинейность и аналогия («голографичность», микро– и макрокосмическое соответствие).

4. Космический масштаб условий жизнедеятельности и взаимосвязанности систем эволюционирующих (и инволюционирующих) миров, сил и дифференциаций единоначальной энергии.

5. Участие в жизнедеятельности систем и миров человека (внутреннего и внешнего), творческих сил природы, высшего более совершенного человека (других существ) в меру доступных земных (в Солнечной системе) возможностей и условий существования.

6. Существование множественности миров (и бесконечной делимости материи, при наличии первоосновы) видимых и невидимых, мыслимых и немыслимых, измеряемых и обнаруживаемых или нет психическими или физическими средствами. Также существование разной степени разумности (в т. ч. бесконечно превосходящей человека).

7. Космоцентризм картины мира с существованием иерархии энергетических Центров, обеспечивающих глобальность функций космической жизнедеятельности («Космических Магнитов», среди которых присутствует и основной центр – «Космическое Сердце»).

8. Для ноосферы и биосферы Земли – Культуроцентризм, где Культура осознается в качестве универсальной живой синтезирующей среды и смыслообразующей оси (закона) организации и гармонизации всех сфер жизнедеятельности в ноосфере Земли. Понимание Культуры как Почитания Света, как благоприятного условия существования на Земле Учителей человечества и высших форм жизнедателей, очистителей и охранителей и как условия для реализации высшей целесообразности человеческой деятельности для формирования необходимых качеств сознания, поддерживающего единство природно-космических, социально-исторических и психофизиологических начал человека. Через Культуру формируются наиболее целесообразные нормы, ценности и векторы развития эволюционирующих взаимосвязанных подсистем, организуются способы и формы обеспечения этого развития энергиями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17