Коллектив авторов.

Искусство как язык – языки искусства. Государственная академия художественных наук и эстетическая теория 1920-х годов



скачать книгу бесплатно

«Особенность эстетического восприятия автор усматривает – с отрицательной стороны – в своеобразном “выключении” интеллектуального момента (в отличие от художественного творчества) с положительной стороны – в эмоциональных признаках, базирующихся на объективных принципах “усиления” и “оформленности” (стильности) эстетического предмета… “выключение” интеллектуального момента вовсе не означает его отсутствия в эстетическом переживании. Напротив, именно роль[ю] интеллектуального момента определяется классификация эстетических переживаний (на “беспредметные”, “предметные” и “синтетические”)». Соответственно обосновывается и классификация искусств (по С. С. Скрябину, искусства «формальные», «литературные» и «драматические»).

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 10. Ед. хр. 571. Л. 23–25.

Ответу на вопрос, определяется ли употребление «каждым композитором определенных метров, ритмов и темпов… исключительно законами развития музыкальной мысли или коренится, хотя частично, в психической индивидуальности композитора. Не несет ли музыкальное произведение даже в своих формальных категориях, как метр, темп и т. д., черты индивидуальности», посвящается экспериментальное исследование штатной аспирантки ФО М. А. Моисеевой, работающей по специальности «теория искусства, экспериментальное искусствоведение (в области музыки)» под руководством С. Н. Беляевой-Экземплярской, в ЛЭИ.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 10. Ед. хр. 407. Л. 5об. – 6, 8.

Персонально связь Отделения/Разряда с упомянутыми ячейками в разное время осуществляется через П. Н. Каптерева[1154]1154
  До ФО РАХН работал с Г. Г. Шпетом в ИНФ, состоя там научным сотрудником I разряда по Секции методологии науки. См.: Л. А. Коган. Непрочитанная страница. С. 106, 110, 111, 114, 116.


[Закрыть]
и И. П. Четверикова (Комиссия по изучению художественного творчества).

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 16. Л. 1.

и А. А. Смирнова,[1155]1155
  До РАХН (ГАХН) А. А. Смирнов, как и некоторые другие будущие сотрудники ФО (см. примеч. 125, 131, 205), являлся членом Организационного комитета ВНПА. Он также состоял научным сотрудником I разряда реорганизованного в 1921 г. Психологического института им. Л. Г. Щукиной. См.: В. М. Экземплярский. Всероссийская Научно-Педагогическая Ассоциация.

С. 294; М. Э. Боцманова, Е. П. Гусева, И. В. Равич-Щербо. Психологический Институт на Моховой. С. 11.


[Закрыть] П. С. Попова[1156]1156
  «Персонально, через Г. И. Челпанова и П. С. Попова», с ФО была связана также Комиссия по изучению художественного творчества при Физико-психологическом отделении. См.: РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 1. Ед. хр. 64. Л. 6об.
  Имя П. С. Попова до революции также встречается в материалах Психологического института им. Л. Г. Щукиной, организатором которого являлся Г. И. Челпанов. Павел Сергеевич был одним из участников семинария, работавшего в этом Институте. В начале 1920-х гг. он читал Введение в психологию студентам основного отделения ГИСа. См.: М. Э. Боцманова, Е. П. Гусева, И. В. Равич-Щербо. Психологический Институт на Моховой. С. 8; Б. В. Бирюков. Трудные времена философии. Отечественные логика, история и философия в последние сталинские годы. Ч. I. С. 28, 162; Вас. Сережников. 10 лет работы Первой русской школы живого слова. С. 22 и примеч. 115.


[Закрыть]
и Н. И. Жинкина[1157]1157
  Имя Н. И. Жинкина до революции встречается в материалах Психологического института им. Л. Г. Щукиной. Как и некоторые другие будущие сотрудники ФО (см. примеч. 124, 128, 130, 204), он также являлся членом Организационного комитета ВНПА (состоял в нем заместителем секретаря В. М. Экземплярского). См.: Б. В. Бирюков. Трудные времена философии. Отечественные логика, история и философия в последние сталинские годы. Ч. I. С. 28, 162; М. Э. Боцманова, Е. П. Гусева, И. В. Равич-Щербо. Психологический Институт на Моховой. С. 8, 10; В. М. Экземплярский. Всероссийская Научно-Педагогическая Ассоциация. С. 294.


[Закрыть]
(Психофизическая лаборатория).

П. С. Попов также готовит для «Энциклопедии художественной терминологии» статью «Творчество» и выступает с докладом по ней на заседании Историко-терминологического кабинета в январе 1928 г.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 1. Ед. хр. 119. Л. 2, Оп. 14. Ед. хр. 30. Л. 30–31об.

В статье он ставит перед собой задачу «подвести итоги современным учениям о художественном творчестве и указать применяемые здесь научные методы».

Бюллетень ГАХН. 1928. № 11. С. 24.

Октябрь, 30 – М. А. Петровский выступает в ФО с докладом «Выражение и изображение [в поэзии]» (упоминается также под названием «Онтологическая проблема образа»). В дискуссии по нему участвуют Т. И. Райнов, А. Г. Габричевский, М. И. Каган, М. М. Кенигсберг, А. С. Ахманов и Г. Г. Шпет.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 5. Л. 10–10об.

По свидетельству современников, философы «наговорили ему [докладчику] кучу комплиментов и указывали, что такого рода доклад особ[енно] важно слушать словесникам, хромающим в знании филос[офских] и психол[огических] проблем…».

Из далеких двадцатых годов двадцатого века (исповедальная переписка фольклористов Б. М. и Ю. М. Соколовых). С. 712.

Ноябрь, 6 – А. Г. Габричевский представляет в ФО доклад «Структура художественной формы».

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 5. Л. 13.

Ноябрь, 13 – Б. В. Горнунг выступает в ФО с докладом «Новая литература по поэтике», представляющим сотрудникам Комиссии по изучению проблемы художественной формы работы в области поэтики ленинградского профессора В. М. Жирмунского.[1158]1158
  См. также: 1925, февраль, 6.


[Закрыть]

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 10. Ед. хр. 155. Л. 23об., Оп. 14. Ед. хр. 7. Л. 8.

Ноябрь, 20 – Т. И. Райнов читает в ФО доклад «Эстетика Толстого».[1159]1159
  Его статья под названием «Эстетика Толстого и его искусство» впоследствии публикуется в книге «Эстетика Льва Толстого», вышедшей под редакцией П. Н. Сакулина (М., 1929).
  См. также: 1927, июнь, 7, и 1928, май, 25.


[Закрыть]

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 5. Л. 15–15об.

Декабрь, 4 – Президиум ФО принимает решение представить на утверждение Правления РАХН в качестве научных сотрудников Комиссии по изучению проблемы художественной формы Б. В. Горнунга, М. М. Кенигсберга, А. А. Буслаева и С. Я. Мазе[1160]1160
  Все перечисленные лица были связаны с МЛК, формально просуществовавшим до весны 1924 г. См.: Б. В. Горнунг. Записки о поколении 20-х годов. С. 343–345, 360–361, 364–367, 369–370, 372–376, коммент. к ним в том же издании (С. 424–425); Е. А. Тоддес, М. О. Чудакова. Первый русский перевод «Курса общей лингвистики»… С. 229–249; М. И. Шапир. Московский лингвистический кружок (1915–1924). С. 458, 459, 460, 462 и Указатель к настоящему изданию.
  Из приведенного списка остановимся здесь на характеристике А. А. Буслаева, оставшегося в памяти некоторых оппонентов человеком, «знавшим одинаково толк в лингвистике и в лошадях», и членом группы «колючих» и «решительных формалистов». Его портрет как преподавателя древнерусской литературы глазами раннесоветской студенческой аудитории (конец 1920-х гг.) дан в ряду других в статье учащегося ВГЛК МОНО П. Зотова в главке «Древнерусский». См.: А. В. Чичерин. Давние годы (Главы из воспоминаний). С. 245; П. Зотов. Как иные обучают литературе. Глазами студента литкурсов. С. 49.
  О том, что речь идет именно об А. А. Буслаеве, можно судить по тексту приведенных П. Зотовым эпиграмм, где присутствует названная фамилия («Плетет Буслаев языком…» и «Буслаев, много нам ты врешь!»). Известный в прошлом ученый с такой же фамилией и также занимавшийся литературоведением приходился А. А. Буслаеву дедом и к моменту появления статьи о преподавателях ВГЛК уже умер (1897). См. о нем, например: С. В. Смирнов. Буслаев Федор Иванович // Русские писатели 1800–1917. Биограф. словарь / Гл. ред. П. А. Николаев. Т. 1. А – Г. М., 1989. С. 373–374.


[Закрыть]
(утверждаются 14 декабря).

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 4. Л. 2, Оп. 10. Ед. хр. 155. Л. 11, Ед. хр. 371. Л. 1, 2, 7.

Декабрь, 4 – Принимается решение «поддержать в Правлении Академии просьбу О. А. Шор о командировании ее за границу. Принять предложенное в ее заявлении и… просить ее войти в сношение с имеющимися в Италии: а) обществом изучения восточной Европы и б) Studio Russo, предложив им обмен изданиями. Предложить О. А. Шор захватить с собой несколько оттисков отчета о деятельности Академии (из журнала “Искусство”) для распространения за границей».[1161]1161
  См. также 1926, декабрь, 2, и 1928, март, 20.


[Закрыть]

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 4. Л. 2.

Декабрь – Г. Г. Шпет заканчивает «предварительное редактирование списка слов, которые войдут в словарь художественной терминологии».

В основном списке – 586 терминов, причем их число не считается окончательным – возможность добавления новых терминов в процессе работы над словарем продолжает сохраняться.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 11, Л. 3, Ед. хр. 19. Л. 39.
1924

Январь, 23Комиссией по изучению проблемы художественной формы намечен план сборника ее трудов, подготовку которого планируется завершить к весне.

Сборник должны составить статьи членов комиссии по общим (значения термина «форма», понятия внутренней, эстетической, поэтической и логической формы, элементы формы) и частным вопросам, а также рецензии и обзоры важнейших трудов отечественных и иностранных авторов по поэтике, синтаксису и эстетике.[1162]1162
  См. также: 1923, июнь, 26, 1924, октябрь, 14, и декабрь, 30, 1925, январь, 27, и февраль, 6, 1926, февраль, 6, и май, 28, 1927, январь, 11 и февраль, 5.


[Закрыть]

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 7. Л. 13–14.

Февраль, 8 – Вопрос о сущности эстетики и поэтики и границах между ними оказывается в центре внимания Отдела / Подсекции теоретической поэтики ЛС в связи с обсуждением доклада М. П. Столярова «Исходные точки органической поэтики (в связи с «Росме[р]схольмом» Ибсена)», проходящего с участием философов.[1163]1163
  В некоторых архивных документах фигурирует как совместное заседание ФО и ЛС.


[Закрыть]

Выступая в прениях по докладу, Г. Г. Шпет ставит докладчику в упрек неразличение «проблемы эстетики и поэтики. Поэтика – технологич[е]ская дисциплина, и каждая наука имеет свою технологию. Первая, философская, часть доклада – повторение шеллингианства в упадочной стадии его развития: вместо органической диалектики – построение безжизненных схем, вместо анализа – ряд категорических утверждений. В литературном исследовании докладчик предлагает исходить из художественного целого, не определяя, вместе с тем, сущности последнего: ведь целое может быть и космосом, и хаосом. Природа той интуиции, на которую ссылается докладчик, совершенно не выяснена…Мы сливаемся с предметом не только в поэтической, но и в философской интуиции. Докладчик не доказывает, а декретирует, что предметом поэтической интуиции является миф. Миф в одинаковой мере источник и научного, и поэтического, и религиозного творчества».

В «известного рода философской какофонии» видит один из существенных недостатков доклада Б. Г. Столпнер.

Возражая оппонентам, М. П. Столяров указывает, что, по его мнению, «поэтическое переживание не есть лишь одно из переживаний наряду с другими. Из поэтического переживания родятся науки и искусства. Поэтому в поэзии содержится намек на ту интуицию, которая осуществляет в себе все виды интуиции. Когда сольются все виды интуиции, начнется высшее искусство. Нельзя проводить грани между интуицией исследователя и воспринимающего субъекта. Исследователь, интуитивно не переживающий художественного произведения, никогда ничего не поймет в нем. Эстетика есть просветленное переживание. Если поэтика лишь техническая дисциплина, то эта дисциплина лишняя. Упрек в философском эклектизме представляется докладчику несправедливым…».

В целях прояснения поставленных в ходе дискуссии вопросов подсекция теоретической поэтики посвящает несколько заседаний (иногда совместных с ФО) разбору воззрений различных мыслителей на проблему поэтики. В частности, М. А. Петровский представляет Подсекции и Отделению доклад «Основы поэтики Э. Гирта» (16 мая), М. М. Кенигсберг выступает в Подсекции теоретической поэтики с сообщением «Проблема поэтики в постановке Б. Кроче» (13 июня) и т. д.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 6. Ед. хр. 5. Л. 14об. – 15, 46–49об., 52–53.

Почти одновременно с докладом М. П. Столярова – также в феврале – в составе ФО в целях «систематической разработки вопросов эстетики в ее историческом развитии» образуется Комиссия по изучению истории эстетических учений (она же – Комиссия или Отдел по истории эстетики).

Работу ее предполагается вести в двух направлениях: «1) изучение истории эстетики, 2) изучение истории оптики и акустики». Причем в рамках первого направления первостепенное значение приобретает исследование «истории развития учений о художественной форме и проблем, с ними связанных», а в отношении хронологии – эпохи Античности и периода «оформления эстетики как строго систематической науки (немецкая эстетика, начиная с Баумгартена и кончая первыми десятилетиями XIX столетия)».

Второе направление имеет дело с учением о предметах зрения и их качествах и связывается прежде всего с эпохой «классических трактатов о пространственных искусствах (XV–XVII в.)», включая «а) трактаты по живописи, архитектуре и скульптуре, б) трактаты по оптике, в) трактаты по перспективе, г) трактаты по метеорологии (вроде старых трактатов о цвете неба), д) трактаты по астрономии, не выходящие за пределы зрительно-данного пространства (старые трактаты о сфере)». Здесь предполагается выявить развитие учения «о природе и структуре видимого КАК ВИДИМОГО» по методу описательному, свободному «от всяких каузальных и каузально-генетических объяснений».

Итогом работ комиссии в данном направлении видится выяснение «a)…связи между светом и цветом, с одной стороны, и протяжением с другой… b)…истории взглядов на отношение между СВЕТОМ и ЦВЕТОМ… в связи [с] воззрениями на природу света и цвета… c)…развития теорий о ДВУХМЕРНОСТИ или ТРЕХМЕРНОСТИ первичных данных зрения. d)…развития взглядов на соотношение КАЧЕСТВЕННЫХ и КОЛИЧЕСТВЕННЫХ сторон зрительного предмета…».

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 1. Ед. хр. 23. Л. 104–104об., Оп. 14. Ед. хр. 14. Л. 2–3об.

Март, 4 и 7 – На заседании ФО единогласно избирается Президиум Комиссии по изучению истории эстетических учений в составе Г. Г. Шпета (председатель), А. Ф. Лосева (заместитель председателя)[1164]1164
  Был одним из участников семинария, работавшего в созданном Г. И. Челпановым Психологическом институте. Участие в коллективе, который собрал вокруг себя Георгий Иванович, привело к появлению первой публикации А. Ф. Лосева – статьи «Эрос у Платона» (1916). До ФО РАХН (ГАХН) это имя возникает также в материалах руководимого Г. Г. Шпетом ИНФ; не набрав необходимого числа голосов при баллотировке в научные сотрудники I разряда и отказавшись быть младшим научным сотрудником, А. Ф. Лосев, тем не менее, принял участие в некоторых институтских диспутах. См.: Б. В. Бирюков. Трудные времена философии. Отечественные логика, история и философия в последние сталинские годы. Ч. I. С. 28, 162; Л. А. Коган. Непрочитанная страница. С. 99, 115, 116.


[Закрыть]
и В. П. Зубова (ученый секретарь), утвержденный затем Правлением РАХН.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 5. Л. 25, Оп. 1. Ед. хр. 23. Л. 93об.

Впоследствии председательствование на заседаниях в отсутствие Г. Г. Шпета и руководство комиссией после перевыборов всех должностных лиц ФО (1925) переходит к А. Ф. Лосеву.

Программа деятельности комиссии, выработанная А. Ф. Лосевым, принимается Президиумом 19 апреля. Задачи нового подразделения включают систематическую разработку «эстетики в ее историческом развитии», базирующуюся главным образом «на анализе основных эстетических понятий, как они формулировались у разных представителей эстетики». Намечаются исследование и сводка материала, «прежде всего в тех областях эстетики, которые менее затронуты в современной науке», в связи с чем особое внимание предполагается уделить вопросам «происхождения эстетики как науки» и «первым четким формулировкам эстетических понятий» «как у представителей философской мысли, так и у деятелей искусства, поскольку они были заняты этими проблемами».

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 13. Л. 1–3.

Март, 4 – апрель, 1 – Для разработки плана чествования памяти И. Канта (200 лет со дня рождения) избирается комиссия в составе М. И. Кагана и А. Л. Саккетти под председательством Г. Г. Шпета. Принимается решение «просить Правление Академии командировать Г. Г. Шпета в Кенигсберг для участия в юбилейных торжествах».

По итогам проделанной комиссией работы постановляется:

1). Вступительного общего доклада, который был бы уместен в случае «торжественного заседания, устроенного всей Академией», не делать.

«2). Устроить четыре заседания с докладами» на темы:

1. Актуальное значение кантовской эстетики (Т. И. Райнов[1165]1165
  До революции (1915) издал в Харькове работу под названием «Теория искусства Канта в связи с его теорией науки». В ней он, по его собственному признанию, «подвергал Канта критике», что впоследствии «рассматривалось как препятствие» для его оставления при Петербургском университете: кафедра философии в нем «занималась тогда кантианцами (проф. А. Введенский и другие)» (цит. по: С. Р. Микулинский. Проблемы истории и теории развития науки в трудах Т. И. Райнова. С. 268).


[Закрыть]
),

2. Отношение эстетик Канта и Шиллера (М. И. Каган[1166]1166
  Как сообщила дочь философа, «по получении аттестата зрелости» (1909) Матвей Исаевич «отправился в Германию с целью поступить там в какой-нибудь университет на философский факультет. Учился у Германа Когена, Пауля Наторпа, Эрнста Кассирера, а также у знаменитого Вундта и у не ставшего еще тогда знаменитым Николая Гартмана». В Марбурге он защитил докторскую диссертацию «История проблемы трансцендентальной апперцепции от Декарта до Канта» (по-видимому, не сохранилась). Ко времени возвращения в Россию М. И. Каган был уже убежденным неокантианцем. В Невеле вокруг М. М. Бахтина и М. И. Кагана сложился «кантовский семинар», который его участники в шутку называли «нашим Марбургом». См.: Ю. М. Каган. Люди не нашего времени. С. 12; В. Л. Махлин. Между мессианством и институцией: М. И. Каган в ГАХН. С. 194.


[Закрыть]
),

3. Модификации кантовского учения в современном неокантианстве (Б. А. Фохт,[1167]1167
  До ФО РАХН преподавал в Московском университете (его портрет этого времени обрисовал в мемуарах А. В. Чичерин) и работал с Г. Г. Шпетом в ИНФ, состоя там научным сотрудником I разряда по секции истории философии. См.: А. В. Чичерин. О «последних русских философах». С. 28–29, 30; Он же. Давние годы (Главы из воспоминаний). С. 266–267, 272; Л. А. Коган. Непрочитанная страница. С. 103, 106, 115; Н. А. Дмитриева. Русское неокантианство: «Марбург» в России. С. 307.


[Закрыть]
А. Л. Саккетти[1168]1168
  До вступления в число сотрудников РАХН он занимался в «семинарии» по философии И. Канта со студентами Костромского университета (1920–1921). См.: Г. В. Савенко. Александр Ливериевич Саккетти. С. 238.


[Закрыть]
).

Вместо поездки для участия в юбилейных торжествах кого-либо из членов Отделения постановляется «просить Правление устроить торжественное заседание всей Академии в память Канта и послать телеграмму в Кенигсберг за подписью Правления и Философского отделения».

В рамках намеченного плана заслушиваются доклады А. Л. Саккетти «Кант и эстетика неокантианства» (20 мая, пленарное заседание) и Б. А. Фохта[1169]1169
  По сообщению Н. А. Дмитриевой, Б. А. Фохт считался «кантианцем» уже в 1902 г.; интересом к И. Канту он мог заразиться «в Германии, от Г. Риккерта», у которого после окончания физико-математического факультета Московского университета, летом 1899 г., он изучал логику и теорию познания во Фрайбурге. «Учению Канта об априорности пространства и времени» была посвящена его дипломная работа на философском отделении историко-филологического факультета (1904). К этому времени он «был не просто убежденным когенианцем, но и лидером этого движения в России».
  30 мая 1921 г. Б. А. Фохт защищал на диспуте в университете работу «О трансцендентальном методе в философии Канта» (полное название – «О трансцендентальном методе в теоретической философии Канта и его отношении к методу психологическому»); его оппонентами были Г. И. Челпанов и Н. Д. Виноградов. См.: Н. А. Дмитриева. Борис Александрович Фохт: к истории русского неокантианства. С. 9, 11, 50; Она же. Русское неокантианство: «Марбург» в России. С. 151, 152, 301.
  Текст работы, доложенной в 1921 г., полностью опубликован Н. А. Дмитриевой в: Б. А. Фохт. Избранное (из философского наследия). С. 51–128.


[Закрыть]
«Эстетика Канта и Когена» (17 июня, Комиссия по изучению истории эстетических учений).[1170]1170
  Опубликован под названием: Б. А. Фохт. О постановке основной проблемы эстетики у Канта и у Когена в связи с критикой основных понятий и принципов, примененных Кантом к ее решению. С. 195–262.
  Как указывает Н. А. Дмитриева, эта датированная 10 июня 1924 г. работа предназначалась «для выступления в философской секции РАХН (потом – ГАХН) на двух заседаниях 13 и 17 (20?) июня 1924 г., посвященных 200-летию со дня рождения Иммануила Канта» (Б. А. Фохт. Избранное (из философского наследия). С. 428).
  Однако, согласно документам Академии, под доклад Б. А. Фохта было отведено одно заседание – 17 июня. См.: ГАХН. Отчет. 1921–1925. С. 21; РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 13. Л. 10.


[Закрыть]

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 5. Л. 25, 29об., 38–38об., Ед. хр. 13. Л. 10.

Весна, не позднее 31 марта – Постановлением Правления РАХН «во всех секциях и отделениях» Академии закрываются Методологические отделы.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 3. Ед. хр. 5. Л. 48.

Апрель, 9 – Б. А. Фохт выступает на пленарном заседании ФО с докладом «О прекрасном, как предмете искусства (Основные черты художественного творчества)» (другие названия – «О прекрасном, как предмете искусства» и «О прекрасном как предмете искусства и основных чертах художественного творчества»).[1171]1171
  Н. А. Дмитриева, публикуя текст одноименной работы (Б. А. Фохт. Избранное (из философского наследия). С. 129–194), ошибочно указывает, что он читался автором «как минимум, трижды: 1 и 9 апреля 1924 г. на заседаниях философской секции Российской (затем Государственной) академии художественных наук в ознаменование 70-летия со дня рождения профессора философии Марбургского университета Пауля Наторпа… и третий раз… под названием “О некоторых основных чертах художественного творчества”… в Доме ученых в 1927 году» (Там же. С. 423).
  Документы РАХН содержат только одну дату упомянутого заседания: 9 апреля (ГАХН. Отчет. 1921–1925. С. 20, 117). 1 апреля, как следует из нашей Хронологии и из «Отчета» Академии, Пленум ФО обсуждает вопрос о праздновании юбилея Канта. См.: ГАХН. Отчет. 1921–1925. С. 116.
  Доклад Б. А. Фохта на близкую тему и тоже в ГАХН см.: 1929, март, 15 и 19.


[Закрыть]
В дискуссии по нему участвуют А. С. Ахманов, Ф. Ф. Бережков и Г. Г. Шпет.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 5. Л. 31, 33.

Июнь, 12ФО РАХН в лице Г. Г. Шпета приветствует Вяч. Иванова, вернувшегося в Москву после трехлетнего отсутствия,[1172]1172
  Об обстоятельствах приезда В. И. Иванова в Москву летом 1924 г. см.: Д. Усов. «Мы сведены почти на нет…» Т. 2. Письма. С. 504 примеч. 24 (литература).


[Закрыть]
и «выражает надежду, что теперешний отъезд его в Западную Европу не будет долгим, и после него В. И. Иванов снова займет в кругах русской духовной культуры место не только сотрудника, но и вождя».

В. И. Иванов излагает 16 основных тезисов своей книги «Дионис и прадионисийство», заставшей «московских классических филологов врасплох» вследствие использования в ней «не только древнейших данных, но и результатов последних раскопок» (В. О. Нилендер).

Отвечая на вопросы собравшихся, В. И. Иванов признает «основной наукой гуманитарного знания» филологию (ответ С. А. Котляревскому) и указывает на необходимость преодоления и объединения «отдельных мифологических школ» («и этнографизм Фрачер,[1173]1173
  Так в тексте. Вероятно, имеется в виду английский этнограф и историк религии Дж. Дж. Фрэзер (также Фрейзер).


[Закрыть]
и крайний позитивизм Соломона Рейнака») (ответ В. О. Нилендеру).

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 5. Л. 40–41.

Сентябрь, 23 – Расширенный Президиум ФО утверждает программу работ Отделения на 1924/1925 академический год.

Во время ее обсуждения Г. Г. Шпет предлагает «принять во внимание» при разработке программы ФО на будущий год «общую тенденцию Академии установить более тесное научное взаимоотношение м[е]ж[д]у отделениями и секциями». Прежде всего «отделения должны предложить секциям общие темы для совместной разработки», которые по обсуждении «наряду с другими Президиумами всех отделений» будут утверждены Правлением РАХН. Со стороны ФО такими общими темами могут стать:

«1. Кинематограф как искусство,

2. Внеэстетические факторы искусства,

3. Возможны ли определение и анализ искусства, без отнесения к эстетическому,

4. Формальный метод и

5. Что такое образ».

В результате дискуссии по предложению М. А. Петровского (с поправками Г. Г. Шпета и А. Г. Циреса) темы для исследований делятся на четыре группы «по степени их актуального значения для отделения»:

I – 1. Внеэстетические факторы искусства.

2. Возможны ли определение и анализ искусства без отнесения к эстетическому.

3. Кинематограф как искусство.

II – 1. Что такое образ.

2. Проблема сходства в искусстве (перенесение характеристик).

III – 1. Формальный метод в связи с философским методом.

IV – 1. Субъект искусства.

Тогда же принимается решение оставить при отделении три из существовавших ранее комиссий: По изучению проблемы художественной формы, По изучению истории эстетических учений и По «Словарю художественной терминологии»; «Комиссии по изучению проблемы времени в искусстве как самостоятельной не сохранять, а слить ее с Комиссией по проблеме формы».

Избираются Президиум ФО в составе Г. Г. Шпета (заведующий Отделением), А. Г. Габричевского (его заместитель) и Б. В. Шапошникова (ученый секретарь) и президиумы комиссий.

Деятельность Комиссии по изучению проблемы художественной формы направляется Президиумом в составе Г. Г. Шпета (председатель), Н. Н. Волкова и А. Г. Циреса (его заместители) и Б. В. Горнунга (ученый секретарь). Во главе Комиссии по изучению истории эстетических учений – А. Ф. Лосев (председатель), П. С. Попов (его заместитель) и В. П. Зубов (ученый секретарь); Комиссии по «Словарю художественной терминологии» – Президиум в составе А. Г. Габричевского (председатель), М. И. Кагана (его заместитель) и А. А. Губера (ученый секретарь).

Кандидатура А. А. Сабурова в члены Комиссии по изучению проблемы художественной формы отклоняется за отсутствием «специального задания», которое Отделение могло бы ему предложить.[1174]1174
  А. В. Чичерин вспоминал о нем так: «…Сразу привлек меня к себе благородный облик юного Сабурова. Он умел слушать. Он был весь пропитан идеями [И. А.] Ильина. Что-то от облика своего наставника воспринял он на всю жизнь… Насколько помню, наэлектризованный Ильиным, Андрюша Сабуров больше жил Гегелем, в то же время и философски понимаемой русской литературой, особенно Пушкиным».
  Позднее он «занимался Печериным, потом был научным сотрудником Музея Л. Н. Толстого и не дожил одного месяца до выхода из печати своего труда долгих лет – “‘Война и мир’ – проблематика и поэтика”» (цит. по: А. В. Чичерин. О «последних русских философах». С. 29, 30). См. о нем также: И. Д. Левин. Шестой план. С. 281, 284, 285, 287.


[Закрыть]
Однако он все же принимает участие в работе ФО, выступив с докладом «Эстетика Шиллера и современная эстетика» (20 ноября 1924 г., Комиссия по изучению истории эстетических учений).

Признаются «заслуживающими одобрения» работы Г. О. Винокура по проблемам риторики, стилистики и поэтики; по предложению Г. Г. Шпета принимается решение «всемерно поддерживать его кандидатуру» в члены Комиссии по изучению проблемы художественной формы и научные сотрудники РАХН перед Правлением Академии.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 4. Л. 9–10, Ед. хр. 9. Л. 1–2, Ед. хр. 14. Л. 15.

29 сентября уже ЛС намечает доклад Г. О. Винокура «Биография как научная проблема» «в качестве предварительного для вступления в научные сотрудники секции», который и зачитывается им на ее пленуме 13 октября (ранее, 29 мая 1924 г., доклад по проблеме биографии (под названием «Биография как проблема истории литературы») был сделан Г. О. Винокуром в ГИИИ).

Одноименная статья предназначается для ПиР, но в свет не выходит.[1175]1175
  Лишь в 1927 г. Г. О. Винокуру удается издать посвященную проблеме биографии книгу «Биография и культура», которая выходит в «Трудах» ФО ГАХН (вып. 2).
  См. также: 1927, февраль, 5.


[Закрыть]

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 1. Ед. хр. 70. Л. 116, Оп. 6. Ед. хр. 4. Л. 137об., Государственный институт истории искусств. 1912–1927. С. 49.

Сентябрь, 30Комиссия по изучению проблемы художественной формы и Президиум ФО принимают план работы комиссии на 1924/1925 академический год и нагрузку каждого из членов комиссии.

Планом, включающим в себя 7 разделов, предусматривается исследование проблем формы применительно к различным видам искусств, эстетической формы и специфического и тождественного в отдельных искусствах в связи с проблемой классификации и взаимоотношений отдельных искусств. Проблема стиля в связи с проблемой формы включается условно, с возможностью перенесения исследования ее на 1925/1926 академический год.

Для изучения проблем формы в музыке и компонентов музыкального стиля планируется привлечение Б. Л. Яворского из Музыкальной секции Академии.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 15. Л. 3–3об.

Октябрь, 14Комиссия по изучению проблемы художественной формы обсуждает содержание I тома ее «Трудов…» под заглавием «Проблема художественной формы».[1176]1176
  См. также: 1923, июнь, 26, 1924, декабрь, 30, 1925, январь, 27, и февраль, 6, 1926, февраль, 6, и май, 28, 1927, январь, 11, и февраль, 5.


[Закрыть]
По вопросу о редакции сборника принимается решение «не выставлять на книге никакого имени редактора, считая каждого автора ответственным за свою статью. Просить П. С. Когана или Л. И. Аксельрод написать вступительную статью к сборнику».

Рассматривается возможность публикации трудов скончавшегося летом 1924 г. члена Комиссии М. М. Кенигсберга, оставшихся «не вполне законченными», ленинградским издательством «Колос». В случае отказа последнего «издать их отдельным сборником» планируется «печатать их в первом томе “Трудов” [Комиссии] в виде особого приложения. В основную же часть этого тома включить только статью М. М. Кенигсберга: “Понятие внутренней формы у Антона Марти”,[1177]1177
  См. также: 1923, июнь, 26 и 1924, декабрь, 30.


[Закрыть]
как единственную готовую к печати статью из намеченных к изданию».

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 15. Л. 9–9 об.

В первой половине 1925/1926 академического года (ноябрь – декабрь) издание объемом 20 п.л. уже «вполне» готово к печати; его основная тема – «проблема внутренней формы, рассматриваемая как в историческом, так и систематическом разрезе».

Кроме ряда докладов, заслушанных в заседаниях Комиссии, в него входит статья М. М. Кенигсберга «Опыт анализа стиха».

Бюллетени ГАХН. 1926. № 2–3. С. 27; Хроника // ПиР. 1924. Кн. 6. С. 266.

Туда должны войти также статьи Г. Г. Шпета «Понятие внутренней формы у В. Гумбольдта», М. А. Петровского «Выражение и изображение», Н. Н. Волкова «Логические формы в поэзии» и др.

РГАЛИ. Ф. 941. ГАХН. Оп. 14. Ед. хр. 9. Л. 22.

Вопрос об издании этого сборника впоследствии неоднократно рассматривается на заседаниях комиссии и ФО, и в конце концов он (с большим опозданием и в сильно усеченном виде) издается в 1927 г.

В его состав входят только 4 статьи из запланированных. От остальных приходится отказаться в связи с «жесткими издательскими условиями Академии».

Художественная форма. С. 6.

Одним из первых жертв этих условий уже осенью 1924 г. становится отдел рецензий и обзоров, который решено исключить из состава сборника полностью.

РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 14. Ед. хр. 15. Л. 9.

Затем из книги выпадают труды самого Г. Г. Шпета. Прочитанные им в заседаниях Комиссии 27 июля, 24 ноября и 11 декабря 1923 г. доклады «О различных значениях термина “форма”» и «Понятие внутренней формы у Вильгельма Гумбольдта и его возможная интерпретация», материалы которых должны были лечь в основу статей для сборника, используются их автором при написании книги «Внутренняя форма слова. Этюды и вариации на темы Гумбольдта», выпущенной издательством ГАХН в том же 1927 г.

Не осуществляются и планы поместить в сборник «исторический раздел», прослеживающий «традиции идеи внутренней формы, начиная с Гумбольдта и далее у Штейнталя, Потебни и Антона Марти», а также работы в области музыкальной формы и формы в области пространственных искусств в последующих выпусках трудов Комиссии.[1178]1178
  Из намеченного почти три года спустя удается опубликовать лишь книгу Г. Г. Шпета «Внутренняя форма слова. Этюды и вариации на темы Гумбольдта» (М., 1927) и статью М. А. Петровского под названием «Выражение и изображение в поэзии» (Художественная форма. С. 51–80).


[Закрыть]



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42