Коллектив авторов.

Государство и право в эпоху революционных преобразований (к 100-летию революции в России). Материалы международной научно-практической конференции



скачать книгу бесплатно

На каждом новом этапе борьбы В. И. Ленин обогащал опыт агитационно-пропагандистской работы своей партии. В статье «Об оценке текущего момента» он рассматривает агитацию как средство связи партии с народом и отмечает, что только агитация может показать действительное настроение масс в широком масштабе и создать тесное взаимодействие между партией и всем рабочим классом. Силу агитации В. И. Ленин видел в ясной и совершенно простой по форме разъяснительной работе. «Надо уметь говорить просто и ясно, доступным массе языком, отбросив решительно прочь тяжелую артиллерию мудреных терминов, иностранных слов, заученных, готовых, но непонятных еще массе, незнакомых ей лозунгов, определений, заключений»[57]57
  Ленин В. И. Полное собрание сочинений. – М.: Госполитиздат, 1941–1967. – Т. 11. – С. 262.


[Закрыть]
.

В многообразном арсенале средств и методов партии большевиков важное место занимала устная агитация и пропаганда, сила которой лежит в возможностях живого слова. Оно может выступать в различных методах воздействия. В этом смысле пропаганда с помощью живого слова является наиболее эффективным видом пропагандистской деятельности. Развитие других форм пропаганды, в том числе печатной, значительно повышали роль и значение большевистской партии, способствовали расширению связей с массами. Но следует учитывать, что из-за ряда трудностей, связанных с отсутствием достаточных средств для издания необходимого количества газет, неграмотности значительной части трудящегося населения в тот период, устная политическая агитация и пропаганда являлась важнейшим, а иногда и основным средством разъяснения планов и намерений партии.

Устная пропаганда, представляющая собой непосредственный контакт между коммуникатором-пропагандистом и реципиентами, имеет свои психологические закономерности, соблюдение которых повышает ее эффективность. Несмотря на многообразие форм устной пропаганды (доклад, выступление, лекция, отчет, беседа, дискуссия и т. д.), на структуру сообщения и коммуникации влияют две основные группы факторов: 1) способ и форма выступления (особенности языка, форма произнесения); 2) личностные особенности коммуникатора. К свойствам языка, обуславливающим успешность устного выступления, относятся правильность, коммуникативность, наличие эмоциональных элементов, рациональность аргументации (извлечение выводов, очередность при изложении аргументов). Например, для эффективности устного пропагандистского сообщения важно соблюдать «принцип первенства», согласно которому аргументы, излагаемые в первую очередь, запоминаются быстрее и прочнее, чем последующие. Большую роль в устной пропаганде играет и форма преподнесения сообщения, под которой понимается совокупность факторов, связанных с напряжением голоса, интонацией, эмоциональностью, дополнительным поведением в виде мимики, жестов и т. п.

Совокупность этих элементов воздействует на реципиентов независимо от произносимого текста.

Вся пропагандистская деятельность направлена на то, чтобы изменить у реципиентов установки в желаемом для пропагандиста направлении. Изменение установок происходит тем успешнее, чем больше указанная мысль будет соответствовать имеющимся у данного человека потребностям и мотивам. Вероятность этих изменений возрастает, если содержание воспринятой информации соответствует нормам группового поведения; источник информации достаточно добросовестен и компетентен; передача информации удовлетворяет формальным требованиям, предъявляемым к структуре и способу аргументации. Наконец, изменение установок будет более устойчивым тогда, когда окружающая человека действительность подтверждает содержание воспринятой информации.

Агитационно-пропагандистская работа, направленная на формирование у населения революционной России желаемого образа мыслей и действий, очень волновала новую власть. Но в то же время, в рамках советской и постсоветской историографии существует мнение о том, что у новой власти не было четкого плана ведения агитационно-пропагандистской деятельности. Первый такой план – план производственной пропаганды на государственном уровне В. И. Ленин разработал только в конце 1920 г. Не было и специализированного отдела, занимающегося вопросами агитации в структуре ЦК РКП (б). Агитационно-пропагандистской деятельностью занимались различные ведомства и учреждения, создаваемые на местах и не согласовывавшие между собой проведение мероприятий. Так, в годы Гражданской войны в разное время функции агитации и пропаганды выполняли государственные, партийные органы власти и общественные организации. Группа государственных органов включала в себя ВЦИК (агитационный отдел, организационно-пропагандистский отдел крестьянской секции, отдел агитпоездов и агитпароходов), на местах – агитационно-пропагандистские отделы губисполкомов, РОСТА с местными отделениями, агитационно-просветительский (позднее политико-просветительский) отдел.

Все бюро военкомата, аналогичные отделы при губернских и уездных военных комиссариатах, Наркомпросс в лице внешкольного отдела, аналогичные отделы при губнаробразах и унаробразах. Лозунги, радиовещание и граммофонная запись, относятся к еще одним наиболее используемым большевиками в своей работе. В. И. Ленин выделял силу лозунгов: «Избирательную платформу социал-демократии очень часто бывает полезно, а иногда и необходимо, завершить выставлением краткого общего лозунга, пароля выборов, выдвигающего самые коренные вопросы ближайшей политической практики, дающего самый удобный, самый близкий повод и материал для развертывания всесторонней социалистической проповеди»[58]58
  Ленин В. И. Полное собрание сочинений. – М.: Госполитиздат, 1941–1967. – Т. 2. – С. 729.


[Закрыть]
.

Вместе с тем следует добавить, что изобретение радио в конце XIX в. радикально изменило практику пропаганды, сделав возможным передавать ее через государственные границы и на дальние расстояния. Работу по созданию в большевистской радиосети проводил инженер-изобретатель – М. А. Бонч-Бруевич. 2 декабря 1918 г. в Нижнем Новгороде была организована радиолаборатория под руководством Бонч-Бруевича (НРЛ). А 26 января 1921 г. В. И. Ленин в письме Н. П. Горбунову указывает: «Дело гигантски важное, газета без бумаги и без проволоки, ибо при рупоре и при приемнике, усовершенствованным М. А. Бонч-Бруевичем так, что приемников легко получим сотни, вся Россия будет слышать газету, читаемую в Москве»[59]59
  Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине. – М.: Госполитиздат, 1857. – С. 248.


[Закрыть]
. По поручению Совнаркома в Москве и наиболее важных точках страны началось возведение радиоустановок. Весной 1922 г. радиоспециалисты провели успешные опыты с громкоговорителями. С этого времени началась работа по использованию на улицах городов громкоговорящих устройств.

Радиовещание и граммофонная запись как форма агитации и пропаганды прекрасно подходили для работы агитатора среди неграмотных крестьян. В 1917 г. в стране действовали три граммофонные фабрики. В начале 1919 г. страна переживала кризис недостатка бумаги. В этой ситуации возглавлявший Центропечать Б. Ф. Малкин предложил использовать граммофонную запись как своеобразную замену газете и средство политической пропаганды. К 1924 г. было произведено около 160 тыс. пластинок. Кроме записей политических выступлений большевиков, выпускались также записи песенных коллективов, хоровые песни, опера, балет, революционные песни и марши.

Итак, большое внимание партии большевиков, лично В. И. Ленина к проблемам агитации и пропаганды, правильная оценка их роли и влияния на массовое сознание сыграли ключевую роль в победе большевиков в событиях февраля – октября 1917 г. Богатый и разнообразный арсенал средств ведения идеологической борьбы ими эффективно использовался, был не статичен, а динамичен в своих проявлениях, мобильно реагируя на изменяющуюся ситуацию в стране и мире. Этот бесценный опыт нельзя забывать, обогащая его новыми эффективными приемами, методами и средствами, характерными для ситуации ХХI в.

Бондуровский В. В
Фальсификация исторических фактов как способ ведения современных гибридных войн

начальник информационно-аналитического управления ОДКБ (Секретариата Парламентской Ассамблеи ОДКБ) – заместитель Ответственного секретаря Парламентской Ассамблеи ОДКБ, член консультативной группы при Секретариате Координационного совета генеральных прокуроров государств – участников СНГ, член экспертного совета при Комитете Совета Федерации Федерального

Собрания Российской Федерации по обороне и безопасности, кандидат юридических наук, доцент

Falsification of historical facts as a way of conducting modern hybrid wars

В статье представлена авторская позиция по вопросу последствий фальсификации истории.

Ключевые слова: история, фальсификация, война, информационная война, гибридная война.

The article presents the author's position on the issue of the consequences of the falsification of history.

Keywords: history, falsification, war, information warfare, hybrid warfare.


Термин «гибридная война» появился в конце XX века в США[60]60
  Авторство термина неперсонифицировано, однако, отдельные исследователи утверждают, что стратегия «гибридных» войн разрабатывалась на Западе в течение ряда лет, начиная с 90-х годов прошлого столетия. Первое упоминание в открытых источниках относится к концу ХХ века. Изначально термин «гибридная война» (англ. hybrid warfare) был использован в США для описания военной стратегии, объединяющей в себе обычную войну, малую войну и кибервойну (см. Бузин Н. Е. «Гибридная» война: новый феномен военной науки или очередной информационно-политический фантом / Н. Е. Бузин // Наука и военная безопасность. – 2015. – N3. – С. 2–6.).


[Закрыть]
и обозначал использование в ходе войны против какого-либо государства как традиционных, так и нетрадиционных[61]61
  Белая книга Командования специальных операций сухопутных войск США Противодействие нетрадиционной войне [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.dtic.mil/doctrine/concepts/joint…/joc_iw_ v2.pdf. – Дата доступа: 09.12.2015.


[Закрыть]
способов – политического и экономического давления, ведения информационной войны, подрывной деятельности спецслужб, финансирования оппозиции, сепаратистов и террористических сил на территории государства-неприятеля.

В период, предшествующий появлению в широком обиходе термина «гибридная война», активно использовались схожие по содержанию понятия – «неявные военные действия», «нелинейные», «нетрадиционные», «асимметричные» операции и тому подобное. Во всех случаях сочетание военных и невоенных методов для решения задач глобального противостояния неизбежно находило отражение в концептуальных и руководящих актах ведущих западных стран.

Словосочетание «гибридная война» прочно закрепилось в международном лексиконе с 2014 года. По мнению экспертов российского Института политического и военного анализа, эта формулировка носила откровенно пропагандистский характер с явно отрицательной коннотацией и вполне понятным намеком на неизбежную международную реакцию в отношении этих действий как на вооруженную агрессию.

В тот же период появились и производные характеризующие «гибридную войну» термины «гибридная операция»[62]62
  В 2015 году в итоговой декларации военного комитета НАТО «гибридными операциями» названы согласованные по целям, задачам, месту и времени мероприятия и акции, направленные на оказание требуемого воздействия на страну, осуществляемые без прямого и явного использования силовых структур государства-агрессора.


[Закрыть]
, «гибридные угрозы»[63]63
  Термин «гибридные угрозы» появился в официальной терминологии Евросоюза как совокупность мер принуждения, действий по подрыву стабильности и конституционного строя, методов традиционного и нетрадиционного воздействия (в том числе дипломатических, военных, экономических, технологических, информационных), которые могут быть использованы под общей координацией государства либо негосударственного образования без официального объявления войны (там же).


[Закрыть]
.

По мнению экспертных кругов наиболее полно определение «гибридной войны» дано в ежегодном издании Лондонского Международного института стратегических исследований «Military Balance 2015» и звучит как «использование военных и невоенных инструментов в интегрированной кампании, направленной на достижение внезапности, захват инициативы и получение психологических преимуществ, используемых в дипломатических действиях, масштабные и стремительные информационные, электронные и кибероперации, прикрытие и сокрытие военных и разведывательных действий в сочетании с экономическим давлением»[64]64
  The Military Balance 2015. By the International Institute for Strategic Studies. P. 5–6 // http://dx.doi.org/10.1080/ 04597222.2015.996334.


[Закрыть]
.

Между тем, в определение «гибридные» Западом по-прежнему закладывается заведомо негативный смысл. Предполагается, что подобные действия носят безнравственный, противозаконный, вероломный характер, присущи исключительно «недемократичным режимам» и не соотносимы с действиями «нормальных» стран. С учетом этого, ярлык «гибридное» позволяет Западу моментально и без излишних формальностей квалифицировать какие-либо действия иных центров силы как заведомо неприемлемые и одновременно оправдывать или даже облагораживать собственную агрессивную политику, выставляя ее сугубо в оборонительном образе.

Также представляется, что «гибридная война» – это не только смесь всевозможных форм и методов воздействия на какое– либо государство. Это «гибрид» войны и мира[65]65
  Сегодня в основу военных доктрин все большего числа стран мира положены идеи польского мыслителя Ст. Лема о «незаметной и неотличимой от мира войне», а также взгляды Е. Месснера о мятеже-войне и М. ван Кревельда о трансформации войны (см. Равков, А. А. Документ мира и безопасности. О новой Военной доктрине Республики Беларусь / А. А. Равков // Беларуская думка. – 2016. – N8. – С 3-10).


[Закрыть]
, («полувойна-полумир»). Если опереться на более привычные понятия, то в классическом понимании – это в своем роде предвоенный период, в течение которого во все времена для страны-агрессора присущи крайние политические выпады, приемы экономического удушения, наращивание подрывной работы спецслужб, информационно-психологическая обработка населения и активизация сочувствующих сил в стане противника. Все это принципиально не ново, однако отличие «гибридной войны» заключается в первоочередной подготовке «взрыва» защищающейся страны изнутри, отсутствии необходимости захватывать территорию и качественно новой возможности обеспечить масштаб, глубину и скорость воздействия на противника именно через информационно-технологический компонент.

Характерно, что большинство тактических приемов «гибридных войн», то есть поведение и действия государств по наращиванию остроты обстановки внутри и вокруг страны-объекта воздействия, по сути представляют собой взаимосвязанные информационные действия и информационно-психологическое воздействие. С этой целью во все возрастающих масштабах используются технологии манипулирования общественным сознанием как населения собственных стран, так и стран-мишеней с привлечением всего диапазона средств фальсификации истории и искажения фактов. При чем значительная часть этих задач предполагается к выполнению «руками» представителей самого народа, для установления контроля над которым и разработаны соответствующие информационные технологии.

Именно поэтому наши западные геополитические противники активно используют технологии информационного противостояния как ключевого направления гибридной войны против нашей страны для создания атмосферы хаоса и неопределенности, своеобразного зомбирования национальной элиты и народа в целом для подчинения его воле агрессора.

Надо отметить, что задолго до появления термина «гибридная война», еще до современного этапа переформатирования характера и содержания войн и конфликтов, информационный фактор доказал свою состоятельность как один из решающих средств обеспечения превосходства над противником. Приемы устрашения, дезинформации, отвлечения и тому подобное известны с древних времен и, безусловно, совершенствовались, хотя и не меняли своей сути.

В новейшей истории тактика массового зомбирования отрабатывалась на югославском населении. Тоже происходило перед началом войны в Ираке. Недавние события на Украине начинались с, казалось бы, безобидных манипуляций с языком – важнейшим компонентом социокультурной коммуникации и общения, как одного из главных видов человеческой деятельности. Именно он послужил объектом воздействия по отрыву Украины от России. Для этого в свою очередь потребовались пересмотр и корректировка исторических фактов, а затем и целых пластов истории этого государства. В результате, в совокупности с ограниченной доступностью образования для неуклонно беднеющего населения, всего лишь примерно за десять лет были выпестованы многочисленные отряды люмпенизированных и зомбированных дегенератов самого разного возраста. Главное, что в этих условиях родилось и выросло новое поколение, которое за небольшие деньги, подогреваемое наркотиками и их аналогами, во время последнего майдана громило историческую часть Киева, а после – памятники русской и советской совместной истории, продолжает издеваться над ветеранами и памятью павших, горланит нацистские «кричалки» по всей Украине, демонстрирует вопиющее невежество на грани с полным безрассудством в отношении бывших братьев «москалей», ставших одновременно и «колорадами» (колорадскими жуками). Сегодня некому и объяснить, что в творчестве Т. Г. Шевченко слово «москаль» употреблялось в качестве синонима слова «солдат»). И не случайно, большинство зарубежных аналитиков пытаются представить гибридную войну как стратегию действий России на Украине и в Прибалтике. При этом ими умышленно или нет замалчивается факт ведения гибридной войны коллективным Западом против России в течение столетий и вплоть до сегодняшнего дня.

Объективности ради отметим, что негативные моменты с произвольно-небрежным отношением к истории пришлось пережить самой России на срезе веков. Благодаря возобладавшей либеральной идеологии, мы не сумели избежать уже известных ошибок. В то смутное время было допущено немало социально-экономических и культурных потерь. Об этих ошибках новые поколения должны определенно знать, а значит впредь не допускать их.

Будем помнить, что время, как и история, часто обслуживающая чьи-то интересы, неизбежно проходит через конкретные человеческие судьбы, часто неотвратимо и грубо калеча их жизни и души.

Откуда сегодня такое количество экстремистов-радикалов, рекрутов международного терроризма в нашей среде?

Хотелось бы верить в то, что на этом форуме уверенно будут звучать голоса тех, кто верен принципу научной объективности.

Да, Великая Октябрьская социалистическая революция катком проехалась по судьбам многих наших соотечественников и их потомков. Грубо вышвырнула на долгие годы из памяти масс тогда еще недавнюю героическую историю Первой мировой войны, сделала общественное сознание масс невосприимчивым к судьбам себе подобных, собственной непростой и героической истории, как к неисчерпаемому источнику национального самосознания, любви к Родине, подлинного патриотизма, готовности жить и созидать, а если надо, то и самопожертвовать.

Революция заставила многое пересмотреть и понять заново. Однако, объективности ради, стоит помнить, что именно она дала многие преимущества и блага для сотен миллионов советских людей, которые сумели победить во Второй мировой войне фашизм, ценой огромных лишений восстановить экономику послевоенной державы, не допустить Третью мировую войну, открыть для человечества космос, быть людьми, уверенными в завтрашнем дне, и чувствовать себя самыми счастливыми на планете. Давайте не забывать ради исторической справедливости и об этом. Как и о том, что во многом благодаря доставшейся от советской власти правоохранительной машине советского государства, современной России удалось сохранить, а в последние годы и преумножить позитив, основывающийся на главной детерминанте для каждого из нас – справедливости, которая по-прежнему остается главным нравственным мерилом любой государственности и права.

Будет это великое чувство присуще самосознанию наших граждан – будет и великая страна, история которой сегодня совсем не случайно подвергается небывалому воздействию извне и остро нуждается в нашей заботе и бережливости.

Волков В. А
Функции судебной власти в период революционных преобразований

адъюнкт кафедры теории и истории государства и права Академии Министерства внутренних дел Республики Беларусь (Республика Беларусь)

Functions of the judiciary in the period of revolutionary changes

В статье анализируется деятельность судебной власти после октябрьской революции 1917 года.

Ключевые слова: функции судебной власти, функции государства, судебная власть, суд.

The article analyzes the activities of the judiciary after the October Revolution of 1917.

Keywords: functions of judiciary, functions of the state, judiciary, court.


В Беларуси 25 октября 1917 г. большевики в исполнительном комитете Минского Совета рабочих и солдатских депутатов получили по телеграфу сообщение о победе вооруженного восстания в Петрограде. Совет объявил о прекращении деятельности всех органов власти, подчиненных Временному правительству, и провозгласил себя властью в Минске. Непосредственное руководство по переходу власти к Советам было возложено на созданный большевиками Военно-революционный комитет Западной области и фронта (ВРК), опиравшийся на солдат. Его возглавили известные большевики К. Ландер, А. Мясников, В. Кнорин, Н. Рогозинский.

Таким образом, после октябрьских событий на территории Беларуси началось формирование новой системы органов власти. В ноябре 1917 г. был создан первый высший законодательный орган советской власти на территории Беларуси – Областной исполнительный комитет Западной области и фронта (Облисполкомзап). Его первыми руководителями были А. Мясников, Н. Рогозинский. Для решения наиболее важных вопросов был создан исполнительный орган власти – Совет народных комиссаров (СНК) Западной области и фронта во главе с К. Ландером.

При этом Облисполкомзап являлся исключительно фронтовым властным органом, который не мог являться высшим органом власти рабочих и крестьян на территории Беларуси. Поэтому актуальным оставалось решение вопроса об установлении национальной белорусской государственности.

После Октябрьской революции 1917 года судебная сфера подверглась серьезной трансформации. Разрушив старую, сформированную систему, новая власть стала постепенно создавать свою, базирующуюся на классовом и партийном принципах, систему.

Как справедливо, на наш взгляд, отмечает В. Н. Бибило «На различных этапах белорусской государственности суд путем осуществления правосудия выполнял функции государства»[66]66
  Бибило В. Н. Белорусское законодательство о суде, прокуратуре, адвокатуре и органах охраны общественного порядка (1919–1991) / В. Н. Бибило. – Минск: ГИУСТ БГУ, 2011. – С. 10


[Закрыть]
. Необходимо отметить, что функции судебной власти не являются постоянными и трансформируются в зависимости с целями и задачами, стоящими перед государством на определенном историческом отрезке времени. То есть они производны от функций государства и базируются на них.

В. И. Ленин писал: «Суд был в капиталистическом обществе преимущественно аппаратом угнетения, аппаратом буржуазной эксплуатации. Поэтому безусловной обязанностью пролетарской революции было не реформировать судебные учреждения… а совершенно уничтожить, смести до основания весь старый суд и его аппарат. Эту необходимую задачу Октябрьская революция выполнила, и выполнила успешно»[67]67
  Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 36 / В. И. Ленин. URL: http://uaio.ru/vil/36.htm.


[Закрыть]
.

В. И. Ленин, рассуждая о судах, отмечал, что «это орган привлечения именно бедноты поголовно к государственному управлению, орган власти пролетариата и беднейшего крестьянства, орудие воспитания к дисциплине»[68]68
  Там же.


[Закрыть]
.

Поддерживая данное мнение А. Я. Вышинский писал, что «суд во всяком государстве есть орган управления, основной задачей которого является проведение политики господствующего класса по укреплению и защите основ его политического и экономического господства»[69]69
  Вышинский А. Я. Курс уголовного процесса. Судоустройство / А. Я. Вышинский – М., 1936. – Т. 1. – С. 22


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14