Коллектив авторов.

Девушки на выданье. Бал дебютанток



скачать книгу бесплатно

О супружеском обращении

Замужеством начинается новый период жизни для женщин. Последняя цель их желаний, их предназначения достигнута; их положение надежнее, обязанности сделались важнее.

Я говорю – обязанности; но как немногие женщины знают, как немногие женщины умеют их выполнять! Для большей части из них брак есть не что иное, как приличная пристройка; он освобождает их от родительского ига и дает право к большим развлечениям. Муж несет все тяжести, будучи довольно счастлив, что сделался рабом своей жены. Женщины хотят одни наслаждаться, всего требуют и ничем за то не вознаграждают.

После сего удивительно ли, что счастливые браки так редки. Браки есть формальный договор; обе стороны обязуются делать друг друга счастливыми, и каждая должна к тому пройти свою часть пути.

Но сердце человеческое счастливо токмо надеждою, и обладание уменьшает цену величайших благ. Любовь есть сладкое упоение; брак делает все обыкновенным; однако же можно некоторым образом положить правила, как вести себя, дабы ослабить таковое действие брака. Все почти здесь зависит от женщин.

Мужчин ничто так сильно не привязывает, как чувственность; и та женщина, которая умеет щадить и управлять ею, приобрела все. Женская любовь редко рассуждает; она почитает нежность мужчин неистощимою и почти всегда обманывается. Вся тайна основана на том, чтобы уметь поддержать новость и дать цену супружеским угождениям.

Благородство жены должно быть всегда одинаково; стыдливость и благонравие должны украшать самые тайные наслаждения, и супружеские права никогда не должны извинять излишество. Благоразумная жена никогда не должна казаться требовательною, но уступающею стороною и благосклонности должна сделать зависящими от себя. Для избежания пресыщения ей должно уметь отказывать, не обнаруживая, однако же, никакой методы.

Воображение истощается единообразием, и пожелания мужчины ищут перемены. Надобно их обольщать и один предмет показывать в разных видах. Новое платье, переменный головной убор, тысяча малозначащих безделиц могут снова пробудить усыпленные чувствования, и одна и та же особа, представляясь в новом, всегда приятном виде, может заменить разнообразие. Важную часть сего великого искусства составляет очаровательная опрятность, лестная всем чувствам и как бы все омолаживающая.

Независимо от чувственного наслаждения, главным соединением должна быть дружба. Чувство дружбы, конечно, не так животворно, как любовь; но столько же надежно, когда на нем бывает основана связь одного пола с другим.

Есть образ жизни, образ чувствования и действия, которого нельзя описать; два благородных сердца налагают на себя тихие обязанности, которых не может определить никакое всеобщее правило; и некое тонкое чувство господствует над вещами, которых почти нельзя наименовать.

Что делает супружество счастливым? Что сохраняет удовольствия семейной жизни? Неослабное попечение избегать всего того, что бы могло хоть отдаленнейшим образом оскорбить тонкость чувств; беспрерывное старание доказывать друг другу, что как тот, так и другой умеет познавать и ценить любовь.

Надобно всегда воображать, что любовь друг друга еще только приобретается, и всегда так поступать, как в первые дни знакомства; надобно забывать себя друг для друга, и таким образом все пойдет по-прежнему.

При всем том и самое счастливое супружество имеет пасмурные часы.

Самые чистейшие струны теряют благозвучие. Что в свете сем совершенно?

Терпение, милая моя! Не будь взыскательна. Старайся узнать характер твоего супруга, проникнуть в его недостатки, слабости; и забывай их для собственной твоей пользы. Будь всегда кроткою и терпеливою; последующая минута за все возблагодарит. Благородный мужчина умеет заглаживать оскорбления, и что может быть приятнее сего примирения!

Об особенностях супружеского обращения

Супружество походит на лотерейную игру: пустых билетов более, нежели выигрышных. Кто выиграл, тот все выиграл; кто проиграл, тот все проиграл; худо ли, хорошо ли, надобно быть довольным своим жребием.

Супружество показывает мужчин в настоящем их виде; тут уже нет ни маски, ни притворства. Отныне все недостатки, все пороки становятся явными; но купля совершена, и жена должна довольствоваться тем, что есть.

Правда, она может облегчить свое положение; недостатки исправить достоинствами, пороки обуздать добродетелью.

Твой муж вспыльчив, повелителен? Вооружись против него кротостью и терпением! Сопротивление только лишь раздражает сильнейшего; благоразумная уступчивость гораздо вернее торжествует. Пускай себе бесится – он сам себя истощит; уступи ему свое право – он сам усмотрит свою несправедливость; не противоречь ему – он сам образумится. Никогда не отнимай у него минутного торжества, и ты будешь над ним господствовать; принимай от него повеления, они забудутся; делай только вид, что боишься его, и он сделается твоим рабом.

Лукавство ли это? Ничуть, необходимая защита самой себя. С человеком вспыльчивого, повелительного нрава иначе поступать нельзя. Для чего умной жене не воспользоваться превосходством своего разума? Для чего физическую силу не обезоруживать нравственною? Природа всегда справедлива и умеет все поровнять между собою.

Муж твой ревнив? Как он тебя ни обижает, прости ему ради любви. Воспитание, несчастные приключения сделали его недоверчивым; он несправедлив к самому себе, ибо он чувствует твое достоинство. Не раздражайся, сострадай ему и щади его слабость; поступай с ним всегда откровенно и чистосердечно, может быть, ты его исцелишь. Обдумывай каждое твое слово, взвешивай каждый самомалейший твой поступок; будь как можно осмотрительнее. Очевидно предпочитай его пред всеми; при всяком случае давай ему чувствовать, что он один обладает твоим сердцем; тверди ему тысячекратно, если то может его успокоить. Со временем он оставит свое подозрение, с благодарностью повергнется в объятия твои и за все воздаст сугубою любовью.

Твой муж ипохондрик; его причуды несносны, что делать? Нервная его система однажды навсегда получила такую несчастную раздражительность. Будь терпелива; один ясный день усладит все твои горести. Не противоречь ему; оставь его при мнимых страданиях, они для него действительные; другому о них судить очень трудно; старайся только облегчить их. Во всех других отношениях он наилучший, любезнейший муж в свете; но ему надобно хорошенько пережевать свою пищу, а небу проясниться. Для того в смутные часы поступай с ним ласково, старайся его развеселить; напоминай ему о его достоинствах, возбуждай его деятельность; показывай себя нежною женою; женская любовь имеет волшебную силу. Наивеличайший ипохондрик нередко бывает благородным, отменным мужем, которому недостает только благотворного климата или благоприятных обстоятельств.

Благоразумная жена умеет таким образом счастливо преодолеть бесчисленные недостатки. Но сколь злосчастен будет удел ее, если ей надобно переносить пороки, если распутство и страсть к игре, пьянство и невежество отравляют жизнь ее!

Муж твой тебе неверен; наперед старайся в том увериться. Женщины и без того очень склонны толковать в худшую сторону каждый важный взгляд, каждый холодный поступок; они забывают, что и самые лучшие мужья имеют смутные часы, что их чувственность очень легко оскорбляется и что невольное омерзение временем бывает неизбежно.

Вообще не забирай себе в голову ревности; ты обижаешь мужа, обижаешь саму себя. Если ты считаешь его склонным к неверности, то, по-видимому, заслуживаешь оную; даже мысль о возможности недостойна ни тебя, ни его. Если ты найдешь его пасмурным, холодным, против прежнего необыкновенно скрытным – присмотрись к своим поступкам: может быть, ты его обидела. Усугуби твои ласки и отважься спросить его, признайся в своей ошибке; он простит тебя, забудет все прошедшее и тем горячее станет любить тебя.

Противна ли ты ему и омерзительна? Твоя небрежность, твоя неопрятность оскорбили его чувства; постарайся исправить ошибку или изгладить разборчивостью. Если отчуждение твоего мужа основано на одних скоропреходящих причинах, то дай ему токмо время опять к тебе привыкнуть. Не делай никаких требований, никаких принуждений, будь покорна и показывай, что ты ничего не примечаешь; он сам собою возвратится в твои объятия. Если твой недостаток неисцелим и продолжителен, то сноси терпеливо судьбу твою. Предоставь сие великодушию твоего мужа, не будь упорна и самовластна, когда его чувственность ищет удовлетворения на стороне.

Но если его неверность очевидна и всеобщее мнение не дает даже тебе искать утешения в обольщении, то что может быть для тебя ужаснее, несчастная жена! Все чувства твоего сердца – тщеславие, любовь, честь – оскорбляются. При всем том не дай увлечь себя яростью и мщением, не делай никаких упреков, не принимай никаких насильственных мер, не выводи никаких трагических явлений.

Старайся, если можно, тайно смягчить его сердце; усугуби любовь твою и внимание; показывай, что соперницы своей не примечаешь, или обходись с ней учтиво. Старайся всегда поддержать достойный внешний вид; пусть грусть твоя остается в глубине сердца, а слезы льются наедине; но с презрением отвергай доносы, «дружеские» известия твоих слуг. Кажись всегда возвышенною, и твои соперницы не будут торжествовать видом твоего унижения.

Может быть, супруг твой токмо ослеплен, может быть, волшебство Сирены очаровало его только на время, может быть, он почувствует твое великодушие и с раскаянием к тебе обратится. Неужели ты должна принять его сурово и презрительно, соперницу твою осыпать упреками, раздразнить ее гордость и мщение и таким образом навсегда уничтожить надежду к примирению?

Нет! Благородная женщина возбуждает уважение в самом проступившемся мужчине, и великодушное снисхождение многие преклонило сердца. Какая приятная, восхитительная минута, когда супруг с раскаянием повергается в твои объятия; когда он, склонившись на грудь твою и умоляя, говорит: «Великодушная, несравненная жена, прости меня! Ты при всем том одна остаешься навсегда возлюбленною!».

Но если бы сие было напрасно, если бы навсегда его лишилась, то утешься в своей совести и укрепись долгом твоим. Постарайся сохранить в твоем сердце остаток любви к неверному, она защитит тебя от соблазна. С презрением, с важностью отвергай льстеца-любовника; неужели ты хочешь лишить сильнейшей подпоры несчастного: собственного своего сочувствия? Неужели ты хочешь заслужить горькую судьбу свою собственным унижением? Всеобщее мнение будет твоею защитою, и лучшая будущность воздаст тебе за все сторицею.

Муж твой игрок, пьяница, расточитель; куда ты ни посмотришь – везде видишь одно бедствие и скудость вокруг себя; малолетние твои дети вотще просят хлеба; у тебя нет ничего для них, кроме слез. Ты подвержена всяким причудам жестокосердного мужа, всяким оскорблениям чудовища; может ли женщина быть злополучнее?

О, милая моя страдалица, не отчаивайся! Вознесись сердцем к лучшим надеждам и возведи очи ко Всевидящему. Что есть жизнь, как не быстро проходящая тень! Кто может проникнуть в таинство судеб? Ах! Тогда как ты страдаешь, воздаяние тебя ожидает, и каждая слеза обратится в перлу и будет блистать в венце твоем. Что значат слова наших так называемых героев! Если вы хотите познать высоту и геройство добродетели, то взгляните на сию страждущую супругу.

О влиянии супружеской любви на характер обоих полов

Дерзну ли я говорить о счастливых супружествах? Дерзну ли противоречить основаниям опытности, злословиям своевольства? Осмелимся на сие к чести человечества; никогда не будем отчаиваться в подобнородных нам!

Я враг всего излишнего; романтические понятия суть зараза жизни; какое состояние человека свободно от неудовольствий? Но что два существа могут соединиться любовью, уважением и дружбою, что они могут осчастливить друг друга – эта мысль никогда не должна в нас истребляться.

Супружество может в тысяче случаях быть тягостным игом; быть несчастным состоянием; кто не признается в сем? Выбор, характер и случай здесь весьма много определяют. Но когда обе стороны стоят друг друга; когда они меняют сердце на сердце, добродетель на добродетель; когда их счастливый Гений никогда совершенно не оставляет их; какое супружество может быть несчастным? Посмотрите вокруг себя: еще нет недостатка в примерах; вам пристало бы умножить оные.

Что такое незамужняя женщина? – неопределенное, одинокое существо без звания и прав, со стесненными силами, с подавленными чувствами и в вечной борьбе с природой.

Что такое безбрачный мужчина? – одинокое, эгоистическое существо, которое ни к кому не привязано и к которому никто не привязан. Распутство истощает наилучшие его силы и подавляет прекраснейшие чувствования; он – бесполезный член общества. Но женщина, имеющая возлюбленного супруга, сколь сильною, сколь мужественною, сколь счастливою является! Для нее начинается новая жизнь; изящнейшие чувства, наилучшие добродетели возбуждаются в сердце ее. Желания ее исполнились; она весело свершает свое поприще, ибо идет не одна. Таинства сладчайшего удовольствия укрепляют ее веру; ее любовь живет воспоминаниями; какое пожертвование может быть для нее велико? Ее супруг составляет для нее все; его сердце – свет ее; его любовь – ее единственное благополучие.

Мужчина соединяется узами брака, и его характер становится спокойнее и определеннее; эгоизм сердца его – умереннее; и его семейство привязывает его более к государству. Какая награда для него более, как не спокойствие и довольствие его семейства? И где счастливее может быть он, как не среди оного?

Половину своего поприща, – говорит прекрасно Фишер (Sophie, oder der Einsiedler am Genfersee; S,175), – блуждает человек в поисках счастья и спокойствия и не находит их. Искусства и науки, слава и богатство, честолюбие и сладострастие, – ничто не может удовлетворить его сердце. Он один, оставлен и не принадлежит никому.

Но когда он вступает в блаженный круг домашней жизни, где встречают его истина и природа, тогда вновь обретает целый свет на груди супруги своей, и Гений мира и любви увенчает его.

Вы, тихие добродетели, и вы, блаженные радости жизни, – вы все соединяетесь для украшения его жизни! Опора и утешение, ободрение и похвала, почтение и снисхождение, нежная попечительность и благодарное воздаяние; слова, из сердца вытекающие; взоры, в которых отражается душа, искренняя преданность, любезная доверительность, часы наслаждения, на которые Гений стыдливости накидывает покрывало – кто в состоянии изобразить сие благополучие? Всех вас, вы – великие, благородные сыны человечества, вы – мужи, дышавшие природою и истиною, – всех вас воодушевляли сии чувствования. Любовь и супружество! Здесь находили вы мужество и силу, награду и утешение, ибо что благороднее доброй жены?

Об обращении молодых жен с другими мужчинами

Супружество доставляет женщинам более почтения, но и налагает на них большие обязанности; их состояние привязывает их более к государству, но и следствия их поступков становятся важнее.

Замужняя женщина должна посему иметь сугубую осторожность в обращении с мужчинами. Тончайшее чувство обязанности, предусмотрительная скромность, самостоятельнейшее достоинство должны быть основаниями ее поступков.

Эмилия была принуждена к супружеству; она должна была отказать возлюбленному, дабы быть супругою ненавистного; но ее сердце не знает принуждения; первый друг ее обладает оным нераздельно. Она может его видеть и говорить с ним; для чего ей отказывать себе в сем утешении? Ах, дражайшая! Что ты приуготовляешь себе? Льстивая любовь не отвергает ли ненавистных обязанностей, и собственное твое сердце не возмутит ли твоей добродетели? Я жалею о тебе; но супруг твой всегда супруг, любим ли он или ненавидим тобою. Законы жестоки, но они необходимы; они тягостны, но должны быть священны.


Новобрачные у окна.

Г. Ф. Керстинг. 1815 г.


Ужели ты хочешь отказать себе в почтении света и своего собственного сердца? Не может быть! Так освободись и сразись сама с собою. Дай почувствовать твоему другу силу добродетели, и если он достоин тебя, то будет уметь ценить ее. Что значат удовольствия предосудительного обхождения против награды чистой совести? И что может быть величественней такой женщины, которая жертвует ради обязанностей любовью своею?

Противное тому бывает в обращении со старыми, несчастливыми обожателями или отвергнутыми женихами. Весьма немногие женщины умеют здесь держать средину; их поступки глупы или невежливы. Почему это? Пусть кажутся забывшими все прошедшее; пусть будут с ними столько же непринужденны, как и со всяким другим мужчиною. Для чего стараетесь вы беспрестанно терзать такого человека? Его несчастная любовь, его презренное предложение довольно для него прискорбны. И если он во многих отношениях ниже вас, то и его одно старание нравиться вам заслуживает уже вашу признательность. Посему поступайте с ним благопристойно и с почтительною вежливостью, и вы удержите его дружбу. Иногда, однако, отвергнутые любовники бывают тщеславны и упорны до того, что и после брака продолжают свои домогательства. Вы и прежде отказали им сухо, но они и теперь еще ласкают себя надеждою победить вас. Дайте почувствовать сим наглецам все ваше презрение, покажите им, как много обманывается их глупое тщеславие, не щадите их никоим образом и наичувствительнейше их унижайте. Ежели вы сочтете еще лучшим, то откройтесь вашему супругу. Явное с обеих сторон запрещение входить в дом будет наилучшим для них наказанием.

Молодая девица выходит замуж за человека, к которому она совершенно равнодушна, ибо не знает еще любви. Но вдруг пробуждаются все ее чувствования, и супружество становится для нее ненавистным. Ее сердце обрело возлюбленного; какая разница! Сколько преимуществ недостает ее мужу! Вот первое ее ощущение; она предается оному с восторгом. Горе тому супругу, который не умел снискать любовь молодой супруги своей! Ежели уважение к доброй славе (reputation), ежели чувство святости обязанностей ее не удержит, то все основания тщетны.

Положим, что супружество совершенно несчастливо, и муж даже презираем; положим, что его старость, его слабость усугубляют ненависть. Ах, какая юная, страстная женщина не заслуживает извинения! Я повторяю: когда попечение о доброй славе, внимание к обязанностям ее не удерживают, то все основания тщетны. Пусть ее презирают, я о ней жалею; пусть ее осуждают, я прощаю ей.

Но и счастливое супружество подвержено превратностям; наилучшая женщина может на одно мгновение забыться. Обладание делает наибольшие преимущества обыкновенными, и пристрастие любви непродолжительно. Прелесть новизны возвышает любезность сторонних мужчин, и любовники льстивее супругов. Но благородная жена будет блюсти сама себя, она скоро возвратится к своему другу и забудет блистательные качества другого при испытанных добродетелях своего супруга. Не есть ли он отец детей ее, участник в домашних ее радостях, спутник ее жизни? Кто делил с нею столько печали? На кого может она вернее положиться, как не на своего защитника? Сии размышления облегчат ей победу; она с нежностью упадет в его объятия, и никогда не будет он для нее драгоценнее, как в сию минуту.

Но благородная, прелестная женщина может и в других мужчинах вливать любовь, даже не желая сего. Она презирает уловки кокетства, но ее достоинства приобретают все сердца. Честный человек скроет свою страсть; ежели он слаб до того, чтобы питать ее, то не осмелится ни на какое объяснение, поелику добродетель ее и обязанность для него священны.

Она, может быть, сама угадает любовь его, ибо женщины проникают в сердца, но она не дозволит своему тщеславию соблазнить себя. Он заслуживает ее сожаление, ее уважение, ее благодарность; но супруг удержит всегда преимущество.

Но ежели он посмеет объясниться, то она с тихою строгостью напомнит ему о своем достоинстве, о своих обязанностях; она докажет ему предосудительность такой связи, и его любовь превратится в восхищение.

Ежели он распутник, ежели навязчив и бесстыден; ежели он смотрит на нее как на соблазнительную добычу, как на обыкновенную женщину модного света, то пусть она докажет ему противное своим презрением. Может быть, она поступит благоразумнее, не сказав об этом своему супругу; она, не нарушая его спокойствия, уничтожит замыслы прельщения. Уважение к самой себе и чувство обязанности суть Гений-хранитель женской добродетели. Все сии правила должно соблюдать особенно в обращении с молодыми родственниками и с друзьями дома. Умная, благородная женщина будет по обстоятельствам всегда более ограничивать свое доверие; она будет являть свое почтение и учтивость ко всем, любовь и искренность – только к своему супругу. Она будет предупредительна, будет принимать участие, угождать; но права всегда пребудут в обладании супруга. Она будет говорить открыто со всяким, но всегда умолчит о своих домашних обстоятельствах, хороши ли они или худы.

Женщина, рассуждающая о своем муже с посторонним мужчиной, отдается более или менее его власти. Тон, мины, жесты[8]8
  Дабы точнее выяснить мысль автора, удержаны здесь оригинальные слова. – Прим. пер.


[Закрыть]
и выражения изменяют нередко самым сокровенным мыслям, и одна короткость влечет за собой другую. Даже и наилучшие женщины обыкновенно забывают это и своею болтливостью делаются достойными посмеяния.

Обращение с другими женатыми мужчинами требует не менее осмотрительности. Есть люди, кои почитают супружество прелюдией к порокам. Благородная женщина гнушается таковыми связями, она с презрением отвергнет такой размен. Какое сплетение гнусностей! Какое оскорбление законов и нравственности!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11