Коллектив авторов.

Академик Владимир Евгеньевич Соколов. Жизнь и научная деятельность в очерках и воспоминаниях



скачать книгу бесплатно

Не остались без внимания академика Соколова и новые факторы антропогенного происхождения, угрожающие благополучию природы и человечества – радиоактивные загрязнения на Южном Урале и с момента аварии 1986 г. – на радиоактивном следе Чернобыльской АЭС.

Трудно даже перечислить комиссии, совещания, международные и отечественные форумы по вопросам охраны природы, где Владимир Евгеньевич выступал как авторитетный эксперт, организатор и горячий поборник сохранения заповедной природы и редких видов животных, рационального природопользования. Уникальная иллюстрированная серия «Заповедники СССР», в издании которой В. Е. Соколов принимал участие как автор и как редактор, несколько монографий и сборников, множество статей, выступлений, интервью – таков массив опубликованных Владимиром Евгеньевичем материалов по вопросам охраны природы. Особо следует отметить активное участие В. Е. Соколова в изданиях «Красной книги редких и охраняемых животных нашей страны» (в том числе в последней редакции).

Важной работой Института считал Владимир Евгеньевич участие в экологическом образовании, просвещении, личным примером доказывая эффективность такой деятельности, будь это выступление на телевидении, лекция в обществе «Знание» или работа в Экоцентре МГУ.

Несколько слов надо сказать о стиле и методе работы Владимира Евгеньевича. Будучи прирожденным натуралистом и естествоиспытателем, он много внимания уделял техническому оснащению как отдельного исследователя, так и института в целом. Владимир Евгеньевич мог и сам сконструировать какой-либо прибор или инструмент для полевых работ и обеспечить приобретение новейшего оборудования как для электронной микроскопии, так и для аэрокосмического мониторинга. Любимую экспедиционную форму исследования В. Е. Соколов стремился сочетать с долговременной работой на стационаре. Изучение животных в дикой природе чередовалось с лабораторными, экспериментальными исследованиями. Разрабатывались дистанционные, телеметрические методы наблюдений, для редких видов обеспечивались вольерные условия содержания, где звери могли даже благополучно размножаться. Сбор фиксированного материала одновременно пополнял музейные коллекции, которым Владимир Евгеньевич уделял большое внимание, особенно в работах по систематике. Одержимость В. Е. Соколова научной работой побуждала его, не ограничиваясь ближайшими сотрудниками и учениками, привлекать к работе даже членов своей семьи. Его супруга, Светлана Михайловна, не только разделяла с ним тяготы многих экспедиций, но и как профессионал-ботаник стала соавтором нескольких публикаций по растительноядным млекопитающим.

Понимая важность доведения исследования до состояния готовой публикации или диссертации, Владимир Евгеньевич ориентировал на это и многих своих сотрудников. И теперь десятки «остепенившихся» уже с благодарностью вспоминают его настойчивость и не всегда лицеприятные шутки того времени. Особой заботой Владимира Евгеньевича были окружены ветераны зоологической науки. Вместе с тем много внимания он уделял и подрастающему поколению исследователей: аспирантам, стажерам, студентам, юннатам.

Участие в подготовке новых кадров, преподавательская деятельность были со времен основания нашей Академии хорошей традицией.

Отношение В. Е. Соколова к своей Alma mater, его 40-летняя работа в университете (в том числе заведование кафедрой в течение 16 лет) заслуживают отдельного большого рассказа. Он не только много лет читал териологические спецкурсы, вел практические занятия, организовывал зональные практики, писал руководства, не потерявшие значения до настоящего времени, руководил кафедрой, лабораторией, организовывал новый факультет (почвоведения) и Экоцентр, участвовал в работе Ученых советов, в том числе в ВАКе и т. д. Владимир Евгеньевич, несмотря на значительные сложности, находил возможности трудоустраивать своих выпускников, многие из которых работают в Институте проблем экологии и эволюции РАН.

В 1989 г. по инициативе академика Соколова был создан Учебно-научный центр по переподготовке и повышению квалификации кадров в области экологии, рационального природопользования и охраны природы – Экоцентр МГУ. Владимир Евгеньевич был Генеральным директором Экоцентра, выполнял функции проректора в межфакультетских проектах. Экоцентр в сотрудничестве с отечественными и зарубежными экологическими и природоохранными организациями участвовал в разработке концепции и программ экологического образования и воспитания, в распространении экологических знаний. Множество слушателей и стажеров, пройдя курс обучения в Экоцентре, получили диплом эколога-эксперта.

Владимир Евгеньевич всегда тянулся к учащейся молодежи. Уже будучи маститым профессором, академиком, он находил время послушать и первые самостоятельные работы студентов на летней практике в Звенигороде, и написать теплое предисловие к книге для юных натуралистов, и поучаствовать в обсуждении курсовых и дипломных работ на заседаниях кафедры. Для студентов такие встречи становились значительным, запоминающимся событием. Многих Владимир Евгеньевич пристраивал в экспедиции, отправлял на стажировку (в том числе и зарубежную).

Как мы уже говорили раньше, основным местом работы В. Е. Соколова в последние годы стал Президиум РАН. Его деятельность в Отделении общей биологии началась задолго до его выбора академиком-секретарем в 1985 г… Собственно эта многогранная деятельность в академических структурах во многом способствовала признанию В. Е. Соколова лидером Отделения в середине 80-х. Тогда Отделение объединяло 7 академиков и 25 членов-корреспондентов. Сейчас в Отделении работают 21 академик и 32 члена-корреспондента. Несмотря на значительные научные потери, вызванные социальными потрясениями последнего десятилетия, Отделение насчитывает 12 институтов (некоторые из которых созданы при участии Владимира Евгеньевича), работу еще 30 институтов Отделение курирует. Отделение является учредителем 17 журналов РАН. Среди 12 Научных советов Владимир Евгеньевич возглавлял Совет по проблемам изучения, охраны и рационального использования животного мира, а также Совет по изучению и охране культурного и природного наследия при Президиуме РАН (совместно с академиком Е. П. Челышевым).

Нельзя обойти вниманием работу академика В. Е. Соколова в Жилищной комиссии Академии. Благодаря его заботе и вниманию многие сотрудники смогли улучшить свои жилищные условия. Много лет он возглавлял также академическую комиссию, курирующую Дом-пансионат ветеранов науки.

Со времени основания Владимир Евгеньевич был бессменным Президентом Териологического общества. Хорошо понимая важность интеграции научных усилий, В. Е. Соколов способствовал не только поддержанию традиционных научных обществ, но и организации новых объединений ученых-естествоиспытателей. Много лет возглавляя Российский комитет по программе ЮНЕСКО «Человек и биосфера», Национальный комитет биологов России, Владимир Евгеньевич добивался укрепления престижа и авторитета отечественной науки на международной арене.

Занимая ряд постов в международных организациях (подробнее см. Приложение в конце книги), Владимир Евгеньевич оставался истинным патриотом, горячим пропагандистом мирного сотрудничества государств, глубоко веря в силу науки и просвещения. Выдающиеся заслуги Владимира Евгеньевича получили признание и в нашей стране, и за рубежом. Он дважды удостаивался Государственной премии, награждался отечественными и зарубежными орденами и медалями, становился лауреатом именных научных премий и медалей, учрежденных в честь выдающихся ученых и общественных деятелей (Северцова, Павловского, Мечникова, Пуркинье, Карпинского, Демидова). В. Е. Соколов был избран иностранным членом ряда зарубежных академий и научных обществ.

Разнообразие научной, административной и общественной деятельности Владимира Евгеньевича, казалось бы, должно было заполнить все его время, не оставляя ни желаний, ни сил ни на что другое. Но в частной жизни интересы Владимира Евгеньевича охватывали множество сфер: от классической литературы до коллекционирования холодного охотничьего оружия, от обожаемых им собак и охоты до огородничества.

В юности В. Е. Соколов увлекался спортом, особенно волейболом. Любил фотографировать, а позднее снимать видеофильмы.

С большой тщательностью собирал В. Е. Соколов свою териологическую библиотеку, особый раздел составляли книги о путешественниках-натуралистах и путешествиях. Знание классической литературы мирно уживалось с интересом к детективному жанру. К книгам и текстам вообще относился бережно и внимательно. Был прекрасным редактором.

Как мы уже упоминали, Владимир Евгеньевич был неравнодушен к технике, механизмам, будь то автомобиль или компьютер, электропила или микроскоп. В редкие минуты отдыха на даче он мог с увлечением возиться с овощными культурами в теплице или обустраивать цветник из некоторых особо любимых им садовых растений.

В одежде и еде был неприхотлив. Любил застолье без излишеств, предпочитая качество напитков их количеству. Ценил дружескую компанию, любил слушать музыку, пение и сам охотно пел. В его репертуаре были народные песни, городской и экспедиционный фольклор. Из жанров изобразительного искусства Владимир Евгеньевич очень любил живопись и графику, особенно анималистической тематики. Он был знаком со многими анималистами, пытался заниматься резьбой, хотел освоить поливную керамику.

Семейная жизнь Владимира Евгеньевича прошла под счастливым знаком почти полувекового союза со Светланой Михайловной. Их дочь, Наташа, дополнила профессии отца и матери, присоединив к объектам из царства животных и растений царство микроорганизмов, став микробиологом. Очень любил Владимир Евгеньевич своего внука Женю, которого даже брал с собой в некоторые экспедиции.

Человек большого обаяния и высокой культуры, Владимир Евгеньевич обладал выдающейся волей и подлинным мужеством, стоически перенося тяжелую болезнь, приведшую к безвременной кончине выдающегося ученого. Он до последних дней не верил в печальный исход, не хотел подчиняться роковому недугу.

Но продолжают выходить его книги, продолжают разрабатывать избранные им направления зоологии и экологии его ученики и соратники, продолжают свои исследования научные коллективы, которыми в течение долгих лет руководил академик Соколов.

При участии Академии наук создан Благотворительный фонд поддержки науки имени академика В. Е. Соколова, проведены первые «соколовские» чтения. Фонд учредил специальные премии имени академика В. Е. Соколова, которые впервые были вручены в 1999 г. выдающимся ученым Академии, а также молодым биологам, экологам, специалистам других академических дисциплин. Память Владимира Евгеньевича почтили его коллеги и ученики на VI съезде основанного им Териологического общества. Международную конференцию по биоразнообразию фауны, флоры и экосистем Евразии (Москва, апрель 1999) организаторы и участники специально посвятили светлой памяти академика В. Е. Соколова.

В кратком очерке жизни и научной деятельности Владимира Евгеньевича Соколова можно лишь в общей форме обрисовать черты этой многогранной личности, выдающегося биолога, эколога, подлинного созидателя отечественной науки. Воспоминания коллег, друзей и учеников Владимира Евгеньевича, вошедшие в эту книгу, дополнят его биографию, осветят многие детали его научного творчества, организационной работы. Будем надеяться, что со временем увидит свет академическое биографическое исследование, посвященное В. Е. Соколову, включающее обширную библиографию его научных трудов.

Настоящий сборник воспоминаний, как нам кажется, даст возможность новым поколениям отечественных биологов познакомиться с выдающимся ученым, оставившим яркий след в науке XX в., великим созидателем новых научных форм и методов работы, неутомимым исследователем живой природы, настоящим университетским профессором, академиком Российской академии наук В. Е. Соколовым.

С. М. Соколова. О самом близком человеке

Писать о человеке, с которым счастливо прожил около полувека и которого уже нет, тяжело и трудно.

Попытки написать воспоминание о человеке после смерти имеют свои недостатки, так как в памяти всегда возникают фрагменты образа человека, не всегда связанные со всей многогранностью личности. В связи с этим хочется вспомнить стихи С. Есенина:

 
Лицом к лицу – лица не увидать,
Большое видится на расстоянии…
 

Мне хочется рассказать о Владимире Евгеньевиче, о его чертах характера, о которых лучше всего знают члены его семьи.

Мы познакомились с Владимиром Евгеньевичем в Московском государственном университете им. Ломоносова, на спортивной площадке. Он тренировал женскую волейбольную команду Биофака (я училась на первом курсе, а Владимир Евгеньевич – на третьем). Он был превосходным спортсменом и обладал удивительными педагогическими способностями – умел организовать коллектив, сплотить его и воодушевить – обучал нас правильно пасовать, подавать мяч и т. д. Тренировки проходили в мягкой, интеллигентной форме. В этот период волейбольная команда Биофака занимала первые места.

Летом, в период ботанической практики, которая проходила в Подмосковье, он часто сопровождал нашу группу. Через два года мы поженились.

Во время учебы в университете он каждый год летом ездил в экспедиции на Дальний Восток и Южное Приморье – с сотрудниками Медицинской академии наук под руководством Е. Н. Павловского, потом на Черное море, Курильские острова по изучению биологии и промысла дельфинов, на Западный Тянь-Шань – изучал фауну и охотничий промысел.

Владимир Евгеньевич очень любил природу, хорошо знал биологию. У него была прекрасная школа, – еще мальчиком он ходил на экскурсии в лес и на охоту с профессорами Петром Александровичем Мантейфелем и Борисом Александровичем Кузнецовым, которые обучали его отыскивать следы животных, узнавать их повадки, различать птичьи голоса и т. д.

В становлении Владимира Евгеньевича как ученого, безусловно, сыграла роль его семья. Отец – Евгений Алексеевич, профессор Пушно-мехового института, мягкий, интеллигентный, чрезвычайно эрудированный биолог, прекрасно знающий историю России и искусство. Он привил Владимиру Евгеньевичу трудолюбие. С большой теплотой и любовью относился Владимир Евгеньевич к своей матери – Марии Ивановне, которая сумела развить в нем целеустремленность.

Владимир Евгеньевич очень любил университет, нашу Alma mater. Он начал работу в МГУ с должности ассистента и прошел путь до профессора, заведующего кафедрой.

Понимая, что развитие отечественной науки невозможно без воспитания научной смены, Владимир Евгеньевич уделял этому большое внимание. В течение многих лет вел практикум по зоологии, был достаточно строгим преподавателем – требовал знания материала, тщательного выполнения рисунков по заданной теме. К лекциям относился очень ответственно, – на лекциях демонстрировал фотографии, хорошо иллюстрированные отечественные и иностранные книги по специальности. Искренне радовался, если лекции проходили удачно. Умел заинтересовать студентов, поэтому все годы был большой конкурс, чтобы поступить на кафедру зоологии позвоночных животных.

Многие из его учеников стали кандидатами, докторами наук и превратились в ведущих ученых в области биологии и экологии.

Владимир Евгеньевич очень любил Институт эволюционной морфологии и экологии животных, который создал в его современном виде и в котором проработал более тридцати лет. Нам фактически звонили сотрудники до глубокой ночи, он никогда никому не отказывал ни в совете, ни в помощи. Очень многим людям пожилого возраста помогал устроиться на работу.

Владимир Евгеньевич собирал материал в многочисленных экспедициях. К ним он тщательно готовился, – был составлен список необходимых вещей для работы и путешествий, – вплоть до мелочей. В экспедиции всегда брались тяжелые рюкзаки и вьючные мешки. Очень любил оружие, особенно охотничье, хорошо в нем разбирался и аккуратно за ним ухаживал. Экспедиции проводились по всей нашей стране (Дальний Восток, Средняя Азия, Кавказ, Сибирь, остров Врангеля и т. д.).

Владимир Евгеньевич был организатором и постоянным участником Монгольской экспедиции (объездил всю Монголию). Экспедиционные маршруты пересекали Эфиопию, Вьетнам, Перу, Боливию, Мексику и т. д.

Целеустремленность и самоотдача в работе сочетались у Владимира Евгеньевича с отзывчивостью и мягкостью характера.

У него было развито чувство ответственности, научной интуиции, способность впитывать все новое. Владимира Евгеньевича отличала необычайная широта научных интересов. Он вникал во множество самых разнообразных проблем – его интересовали водные млекопитающие, особенности строения кожи и желез животных, вопросы хемокоммуникации, экологии и охраны окружающей среды, рационального использования природных ресурсов, сохранения и расширения сети биосферных заповедников, поведение животных, влияние радиации на растительный и животный мир после Челябинской и Чернобыльской катастроф, охрана животных мира и т. п. Во всех этих проблемах он принимал непосредственное активное участие.

Владимир Евгеньевич очень любил детей и находил с ними общий язык, был прекрасным отцом и дедушкой. Он учил их играть в волейбол, кататься на лыжах, заниматься гимнастикой. Часами занимался с внуком – рассматривали марки, монеты, книги о животных. Научил внука стрелять. Когда Женечка подрос, стал брать его в экспедиции и требовал от него работы и подчинения режиму, принятому в экспедиции.

Владимир Евгеньевич любил домашних животных. В течение последних тридцати лет у нас жили западносибирские лайки. Первая лайка Майн прожил в нашей семье 19 лет. С ним Владимир Евгеньевич неоднократно ходил на охоту. Я помню эпизод, когда мы осенью поехали на Глубокое озеро, и наш пес потерялся. Его искали пять часов, а затем мы вынуждены были уехать. Вся семья не находила себе покоя – потеряли члена семьи, Владимир Евгеньевич каждый день ездил искать пса. И наконец нам позвонили из Москвы, чтобы мы немедленно забрали найденную собаку, так как она всех кусает. Оказывается, Майн нашел в лесу лосей, погнал их и ушел за 10 км. Через неделю он пришел к дачному поселку, худой и голодный. Его пригрели, накормили, решили оставить себе и привезли в Москву. Но пес проявил характер, никого не признавал; позвонили в общество охотников, что найдена лайка. Так мы вернули свою собаку. Уже будучи больным, Владимир Евгеньевич поехал за много километров от Москвы в деревню, чтобы взять щенка – лайку.

Владимир Евгеньевич был увлекающимся, эмоциональным человеком. Очень любил петь русские, цыганские и студенческие песни. Любил остроумных людей. С удовольствием слушал, работая, хорошую музыку, романсы. Любил смотреть по телевизору спортивные передачи: соревнования по лыжам, волейболу, бокс, хоккей. Любил застолье (особенно дома); в течение многих лет мы собирались университетской компанией, пели, танцевали, делились впечатлениями об экспедициях.

У него была удивительная особенность характера – осваивать все новое. В молодости увлекался фотографией, прекрасно фотографировал (природу, животных), проявлял и даже вирировал (создавал разные оттенки фото). С появлением киноаппаратов – научился снимать кино; а затем овладел видеотехникой. В экспедиции, в поездки – всюду брал с собой видеоаппаратуру.

У Владимира Евгеньевича были золотые руки – он все умел. С удовольствием делал какую-нибудь бытовую работу как отдых от умственного труда, мастерил рамки для картин, работал в саду. За свою жизнь мы с Владимиром Евгеньевичем посадили много деревьев. Любил он и мастерить всякие поделки из древесины – вырезать стамесками, выжигать и т. д.

Владимир Евгеньевич много читал. Литература была разнообразной: научная, классическая (очень любил А. П. Чехова, А. С. Пушкина и т. д.); для отдыха – детективы английские, отечественные, военно-приключенческие, фантастика. Увлекался книгами выдающихся русских путешественников: П. П. Семенова-Тян-Шанского, Н. М. Пржевальского, Г. Е. Грум-Гржимайло, В. А. Обручева и т. д.

Владимир Евгеньевич любил свою страну и этой любовью руководствовался в интернациональной деятельности. В течение многих лет он был вице-президентом международной программы «Человек и биосфера», членом комиссии ООН по вопросам окружающей среды и развития, вице-президентом Международного союза биологов.

У Владимира Евгеньевича было множество друзей за рубежом. Его отличала способность располагать к себе людей, легко находить общий язык с людьми разных специальностей. За рубежом много выступал с лекциями – по биологии, охране окружающей среды, результатам исследований по влиянию радиации и т. д. После смерти пришло много писем-соболезнований в адрес РАН.

Последний год жизни был трудным: борьба с болезнью и стремление сделать как можно больше. Дома и в больнице Владимир Евгеньевич много работал, заканчивал книги «Кожный покров млекопитающих», «Тушканчики Монголии» и т. д. Болезнь не сломила его, до последних дней он не склонил головы перед ней. Его мужество достойно восхищения. И только очень волновался, если я заболевала или опаздывала к нему в больницу…

Все годы, прожитые вместе, я постоянно ощущала дружеское плечо, на которое можно опереться. Мы прожили долгую, полную ярких впечатлений жизнь. Я благодарю судьбу за то, что долгие годы прожила с ярким, талантливым человеком. Я счастлива, когда вижу черты его характера в дочери и внуке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8