Владимир Колычев.

Не возжелай



скачать книгу бесплатно

– Договорились.

– И смотри у меня!

– Ну что ты!.. Я же вижу, какие вы тут крутые!.. Лихо вы меня подрезали! – Олегу понадобилось усилие, чтобы изобразить удивление.

– Еще не подрезали! – В руке у детины вдруг появился нож.

Олег напрягся: мало ли что у этого кретина на уме. А тот зашел сзади, затаился. Олега залихорадило от нервного напряжения. Он не видел нож, но чувствовал его на своей шеей. Одно движение, и все.

Но детина не стал его убивать. Он разрезал веревки, дал пинка и засмеялся, глядя, как Олег убегает от него. Похоже, этот придурок всерьез поверил в свою победу.

* * *

Шашлычная принадлежала Араму, а за ним своя, армянская, мафия. Дорофей наехал на него, но из города нагрянули внушительного вида люди. На этом все и закончилось. Дорофей признал право сильного и отступил. Но никто не мешал ему гулять в шашлычной за свой счет.

Все, закончились посиделки в оврагах за перевернутым ящиком. Теперь они с пацанами будут гулять цивилизованно – пить хорошую водку, закусывать горячим. И девочек должны подвезти. Арам все организовал, за дополнительную плату. Три девочки на пять рыл, не так уж и плохо. Будет и четвертая, но чисто для Дорофея.

Пять бойцов у него в подчинении. Пацаны все пьющие, но отчаянные. Он уже поставил на уши весь поселок. И до комбината добрался. Плевать ему на Любку, она всего лишь повод снять плату за право работать на его земле. Пятьдесят штук в месяц, и никаких проблем.

– Ну, пацаны, будем! – Дорофей поднял стопку.

– Дорофей, братуха! Если бы не ты! – Шулик пустил пьяную слезу.

– Если бы не вы, пацаны… За вас!

Дорофей и сам чуть не прослезился. Лихо они проворачивали свои дела, и этим он мог только гордиться. Особенно круто поступили с папочкиным сынком. И выследили его, и ленту с шипами на дорогу выложили. Мало того что бабки с него сняли, так еще какую рекламу себе сделали. Теперь все будут знать, что банда Дорофея контролирует химический комбинат. И снимает дань с капиталистов, которые эксплуатируют рабочий люд. А таких в поселке половина.

– Дорофей! – встрепенулся вдруг Частик, здоровяк с изуродованным ухом.

Но Дорофей не понял его. И приложился к стопке. В этот момент перед лицом что-то мелькнуло, и стакан больно врезался в зубы и, разбиваясь, влез в рот.

Дорофей не понял, откуда взялись люди с битами. Но понял, что за них взялись всерьез. Очередной удар по голове сбил его с ног; он упал, попытался подняться, но на него рухнул Боров.

Дорофей сам выбрался из-под Борова, но тут же снова получил по голове.

Очнулся он в машине, связанный по рукам и ногам. На голове у него был мешок, завязанный на горле. Он исходил на желание задать вопрос, но кляп во рту мешал это сделать.

Машина остановилась, его вытащили из салона, бросили на землю. С головы сняли мешок, и он увидел здоровяка в кожаной куртке, который и не думал прятать лицо. Он стоял на фоне полной луны, курил и смотрел на Дорофея бездушными глазами.

– Знаешь, кто я такой? – спросил он.

Дорофей мотнул головой.

От страха у него отнялся язык, и он не мог произнести ни слова.

– На том свете узнаешь. Когда спросишь, кто тебя угандошил.

Дорофей напряг извилины. Где-то он уже слышал эти слова. Ну, конечно же, он сам же их и произнес. Над телом папочкиного сынка. А тот вернул их обратно… Ну, конечно же, это Шустов и прислал ответку… Можно было бы сразу догадаться.

– Я больше не буду! – мотнул головой Дорофей.

Он очень хотел жить и уже жалел о том, что ввязался в гиблое дело. Надо было на шабашку идти, дядя Коля, сейчас бы строил себе коровник и горя не знал. А тут и пулю в башку схлопотать можно.

– Не будешь?

Здоровяк затянулся, нагнулся и положил сигарету ему на живот. Дорофей дернулся, чтобы сбить сигарету.

– Замри! – гаркнул истязатель.

Дорофей понял, что ему дают шанс на спасение. Он затих, сигарета осталась лежать у него на животе, прожигая одежду и нагревая кожу.

Мужик выдул дым ему в лицо, разогнулся.

– Жить, значит, хочешь?

– Хочу!

– Тогда говори, кто тебя нанял.

– А кто меня нанял?

– Ты не знаешь, кто такой Захар Байкалов?

– Ну, слышал…

Он, конечно же, наводил справки о комбинате, узнавал, кто за ним стоит. Завод обслуживала «Горохрана» из Алтанайска, фирмой руководил Байкалов. Говорят, крутой пацан.

– Он тебя нанял?

Сигарета прожгла одежду, больно вплавилась в кожу, но Дорофей терпел.

– Зачем?

– Чтобы ты на Шустова наехал.

– Да нет, не нанимал, я сам…

– Зачем?

– Денег срубить хотел.

– А Байкалов не при делах?

– Нет.

– Уверен?

– Уверен.

Дорофей дернулся, чтобы скинуть с себя сигарету, но было уже поздно. Окурок был уже под одеждой, его можно было выцепить только рукой.

Мужик подал знак, и его люди всей толпой обрушились на Дорофея. Его били, пока он не отрубился.

В чувство его привела теплая струя в лицо. Кто-то тупо сходил на него по-малому. А могли замудрить и по-большому.

– Кто тебя нанял? – спросил здоровяк.

– Байкалов! – заорал Дорофей.

Он готов был на любую ложь, лишь бы его оставили в покое. Лишь бы позволили затушить проклятый бычок.

– А сразу сказать не мог?

– Байкалов.

– Будешь работать на него?

– Нет!

– Людей обижать будешь? – Издевательская интонация в голосе мучителя нарастала с каждым вопросом.

– Нет!

– Ну, тогда живи…

Здоровяк направился к машине, остальные двинулись за ним. А Дорофей так и остался лежать связанный. И сигарета продолжала выжигать плоть.

– А-а! – заорал он.

Это, конечно, хорошо, что его не убили. Но ведь он сдохнет здесь, если его не развяжут.

– Бычок у него там, – донеслось из темноты.

– Надо потушить, – отозвался другой голос.

К Дорофею подошли со всех сторон. Он увидел, как парень с лысой, шарообразной головой расстегивает ширинку.

На него дули в четыре струи. Никогда не думал Дорофей, что для него столь унизительный процесс будет в радость. Но в нем же крылось и разочарование. Мучители сделали свое дело, ушли, а окурок продолжал выжигать в нем клеймо. И потух он лишь выгорев дотла.

* * *

Отец среагировал немедленно и выслал на комбинат группу спецов, которые быстро решили задачу. Эти же ребята окружили Олега охраной. Они же помогли ему организовать охрану завода и базы, где он жил. И все у них получилось. Олегу осталось только почивать на лаврах.

– Я же говорил, что ваш Байкалов ноль без палочки. А вы, Игнат Ильич, сомневались, – наслаждаясь своей победой, сказал Олег.

Секретарша подала кофе, Олег подмигнул ей.

В кабинете директора он находился на правах хозяина, и секретарша Лидочка больше улыбалась ему, чем Кадомцеву. Девочка она ладная, в постели с такой скучно не будет, но Олег не хотел связываться с местными. Хватит с него Любы с ее «братом»… Люба, конечно, была пешкой в игре против него, но вдруг та же Лидочка реально заявит об изнасиловании? Чтобы выйти за Олега замуж. Проблема решаемая, но понервничать придется, а зачем ему это?

– Я не сомневался, я создавал отрицательный заряд, – улыбнулся Кадомцев. – Истина рождается в спорах, а для спора нужна разность потенциалов. У вас был «плюс», у меня «минус»…

– Истина рождается в «плюсе», – усмехнулся Олег.

– Еще не вечер.

– Опять отрицательный заряд?

– У нас теперь своя собственная охрана, но это обошлось нам в круглую сумму. И содержание будет влетать в копеечку…

– Независимость – дорогое удовольствие.

– Даже не буду спорить, – кивнул Кадомцев. – Байкалов мог взять нас под полный контроль. Но мы отбились. Больше он к нам не сунется. А за свою независимость мы будем платить самим себе.

– Вот видите.

На столе у Кадомцева зазвонил телефон. Трубку он снял с улыбкой, но, выслушав собеседника, скривил лицо.

– Что случилось? – настороженно спросил Олег.

– Авария на путепроводе, тридцать восьмой километр, выброс газа, – сказал Кадомцев и снова вернулся к разговору с абонентом.

Он требовал немедленных мер, а Олег думал о диверсии, которую мог организовать Байкалов. А он мог организовать! Газопровод – уязвимое место, а жители поселка при аварии не пострадают.

Но ведь это можно преподнести как теракт – со всем отсюда вытекающим. Обстановка в стране тяжелая, терроризм – враг номер один. Если к месту подтянется ФСБ, Байкалову мало не покажется.

А если Байкалов сможет выкрутиться, если ответит ударом на удар?.. Может, зря Олег связался с ним? Может, надо было согласиться на увеличение платы за охрану?

Глава 3

Женщина шла на кассу, как танк – на пулеметы. Жанна едва успела увернуться.

– Три футболки! – громыхнуло с тылу.

А по фронту на Жанну надвигался мужик с такими же футболками. Этот, правда, обогнул ее, даже не коснувшись.

Ни в одном бутике Жанна не видела такого ажиотажа, как здесь. Народу не то чтобы много, но хватает, и всех интересуют футболки, майки. Джинсы, куртки, сумки, обувь – этого в достатке, но все дорогое, зато футболки наверняка дешевые. Их и берут.

Жанна подошла к стеллажам, возле которых толкались двое, глянула на ценники. Да, футболки реально дешевые. А качество? Жана взяла одну, осмотрела. Материал – чисто хлопок, приятный на ощупь, швы прочные, аккуратные. И даже бренд выбит. «Восс». Первая буква латинская, последние две из кириллицы. Звучит как название известной немецкой фирмы. А то, что это явная подделка, никого не волнует. Главное, что дешево.

– Покупай, не пожалеешь, – раздалось за спиной.

Жанна обернулась и увидела Зойку. Красивая стерва, стильная. Красота у нее резкая, острая, как чилийский перец, но Захару нравится. Если он женился на ней…

– При стирке не линяет, – сказала Зойка, глядя на нее с хищной иронией.

Жанну тоже считали красивой. И одевалась она даже лучше, чем Зойка. Но у Жанны не было Захара, за которого она в недавнем прошлом так боролась. Захар остался с Зойкой, и Жанна ему никогда этого не простит.

– Кто не линяет? – колко спросила Жанна.

– Давай ты не будешь нарываться… – предостерегающе глянула на нее Зойка. И тут же мило улыбнулась. – Как дела?

– Все как обычно. Все хорошо.

– Как отец?

Зойка всем видом давала понять, что у нее нет никакого желания брызгать ядом. Зато Жанна не прочь была ужалить ее. Но с Зойкой лучше не связываться, язык у нее как стрела – летит далеко, прокалывает насквозь. И ударить она может, хотя Жанна однажды смогла намять ей бока. Взяв реванш за поражение.

– Да ничего, работает.

– Помогаешь?

– Скучать не приходится.

В начале года на отца покушались, он два месяца провел в коме, и все это время Жанна пыталась взять под контроль его банк. И когда ей это удалось, из него ушли деньги – четыре зеленых миллиона. Но ничего, деньги уже давно отбили, дела снова идут в гору. Отец у руля, а Жанна рядом. На должность управляющего она не просится, не хочет брать на себя ответственность, но руку на пульсе держит. Сейчас она знает, как текут финансовые реки, из каких камней выложены их русла. И чувствует себя рыбой в этой воде. Или даже русалкой – красивой и одинокой.

Впрочем, одиночество ее вовсе не напрягает. Хотя бы потому, что ее не терзают размышления о своей ненужности. Если была замужем, то какие вопросы?..

– Это хорошо, – кивнула Зойка.

– Да уж, – совсем не весело глянула на нее Жанна.

– Не злись на меня, не надо.

В голосе у Зойки всплакнули жалобные нотки, но Жанна учуяла в этом подвох. Она прекрасно знала, с кем имеет дело, поэтому не расслаблялась.

– Я подумаю.

– Я уже подумала, – Зойка нежно улыбнулась.

Она не делала резких движений, но Жанна все равно не успела уклониться от ее объятий. И даже позволила поцеловать себя в щеку.

– И это при том, что я тебя ненавижу, – все так же мило улыбаясь, сказала Зойка.

И ушла, оставив Жанну в растерянности.

Отец растил ее как мальчишку, она умела драться, более того, распускала руки при первой же возможности. У нее был вздорный характер, и она могла избить парня при малейшем намеке на оскорбление. А девчонок она и вовсе за людей не считала. И с Зойкой она, было дело, сошлась, уверенная в своей победе. Но Зойка быстро взяла над ней верх – как в физическом плане, так и в моральном. Да, однажды Жанна смогла навешать ей, но Зойка по-прежнему довлела над ней. Так же, как и Захар. Только он и его Зойка могли вогнать ее в ступор.

Захар крутой до неприличия. И такой же притягательный. И Зойка не простая. Мало того, что она держала Захара, не отпуская его к Жанне, она еще и Патрика убила. Заказала его, чтобы не допустить их дуэли с Захаром. Дуэли из-за Жанны… Это сейчас Жанна знает, что Патрика убили еще и за его подлость. Патрику сделали предупреждение, а он ничего не понял и заказал Захара. Более того, слетев с катушек, пытался убить и саму Жанну. И даже Ставра… От него избавились как от бешеного пса. Но как бы то ни было, Патрик приходился Жанне мужем. И это Зойка сделала ее вдовой… Как же она ненавидела эту суку!.. Ненавидела, но боялась… Никого так не боялась, как Зойку. И никого так не хотела ужалить, как ее…

– Девушка!

Кто-то вдруг щелкнул пальцами перед ее носом. Жанна пришла в чувство и разглядела симпатичного парня, который иронично улыбался, глядя на нее. Высокий, в меру широкоплечий. В правильных чертах лица угадывалась порода. И одет он был реально хорошо. Шмотки на нем брендовые, причем все – новье.

– Модели должны ходить, а не стоять.

Он продолжал улыбаться, но Жанна не могла сказать, шутил он или не очень. Возможно, он всерьез принял ее за модель, которая должна демонстрировать одежду. Будь у Жанны такой магазин, как этот, она бы, пожалуй, наняла пару красоток под это дело.

– Я не манекенщица, я манекен. Стою и не потею.

– И с твоего манекена можно снять одежду?

За такой вопрос Жанна могла дать в глаз, но возмущение в ней почему-то не всколыхнулось. Может, потому что парень шутил от всей души, говоря о серьезном. Он хотел снять с нее одежду и мог сделать это красиво.

– Можно. Но не всем.

Глядя на него, ей вдруг захотелось остаться без одежды. Хотя бы назло Захару, который мог, но не бегал за ней. Да и сам по себе парень заслуживал внимания. И красивый, и не быдло…

– Хотел бы я заслужить это право.

– Жанна.

– Олег.

– Ты откуда такой взялся, Олег?

– Из Москвы… Проездом.

– Лишь бы не пролетом, – улыбнулась она.

Жанна не считала себя порочной женщиной. Еще год назад, в двадцать лет, она была девственницей. И женщиной ее сделал человек, который чуть погодя стал ее мужем. Прошел всего лишь год, и она уже вдова. Пятый месяц как… И после Патрика ни разу, ни с кем. Хотя возможностей хватало. И желание было. Только вот не хотелось, чтобы у нее за спиной усмехались. Дочь самого Ставра, а ведет себя как шлюха…

И постоянного мужчину заводить не хотелось. Если бы с Захаром, то да, чтобы для проформы – не надо… А может, и Захар бы ее тяготил. Как это было с Патриком. Пришлось бы подстраиваться под него, приспосабливаться в ущерб свой свободе…

Но мужчина иногда нужен. Хорошо бы с Захаром, хотя бы раз в неделю. Но с ним опасно, а рисковать своей жизнью что-то не очень хочется… Может, с этим вот Олегом понравится? Если он из Москвы, если проездом, то почему бы и нет? Она получит удовольствие и очень скоро забудет его как приятный сон. А он пусть треплется, рассказывает, как одержал легкую победу над провинциалкой. Пусть, она не против, но только если чесать языком он будет в Москве.

– Надеюсь на взаимность.

– Я сейчас на работе, давай после шести, – сказала она.

– На работе? – Он с улыбкой обвел взглядом торговый зал.

– На работе.

Она кивнула. Да, Олег не ошибся. Она действительно работает здесь «вешалкой». Потому и одета хорошо. Прическа, макияж, маникюр – все на уровне по той же причине.

– После шести где?

– В половине седьмого. У кинотеатра «Слава»…

– Это где?

– Там, где гостиница «Советская».

– Там, где места для поцелуев?

– Ужин можешь заказать в номер, – поворачиваясь к нему боком, сказала Жанна.

Да, это будет роман на одну ночь. Без всяких взаимных обязательств… В конце концов, она вдова – причем богатая и независимая. У нее есть право на свободные отношения.

* * *

Кинотеатр возле гостиницы, ужин можно заказать в номер, прямо в постель. Коротко и ясно… Только вот сама Жанна не производила впечатление простушки. Странная она девушка, себе на уме. И если честно, Олег сомневался, что встретится с ней. Но на свидание пришел. После того, как заказал номер в гостинице.

А когда Жанна появилась, сомнения на ее счет отпали. Темно-русый боб-каре исчез, его накрыло белокурым париком. Яркий, крикливый макияж, платье, стремящееся к мини, туфли на шпильке… Жанна была проституткой. А в магазине модной одежды она всего лишь подрабатывала. Может, и клиентов там снимала.

Но вряд ли эта проститутка работала под сутенером, давая кому ни попадя. Она работала только с теми, кто мог хорошо заплатить. И с теми, кто хоть чуть-чуть нравился. Во всяком случае, Олег так думал, глядя на нее.

И еще он подумал, что встреча с ней может закончиться для него плачевно. Только вот ощущения ловушки почему-то не было. Может быть потому, что Олег сам подошел к ней в магазине. Жанна стояла, о чем-то туго думая, и внимания к себе она не привлекала. Какие тут могут быть подозрения?.. Но телохранителей Олег с собой все же взял. Правда, работали они сейчас на дистанции, чтобы не напрягать Жанну.

– Привет!

Она подошла к нему так близко, что вдруг возникло желание прижаться к ней и поцеловать в щеку, а еще лучше в губы. Подсознание пьяно взбодрил и запах «пятой» «Шанели».

– В кино? – спросил он.

– Мне бы чего повеселей.

– А ужин в постель – не скучно?

– Если после, то нет, – улыбнулась она, влюбленно глядя куда-то сквозь него.

– После?

– Мы идем или ты передумал?

Олег провел девушку в люкс, там обнял за талию, прижал к себе.

– Выпьем? – Она не отстранилась, но и не остановилась.

Опустилась в кресло, забросила ногу за ногу и выразительно глянула на бутылку шампанского, которое ждало своего часа в ведерке со льдом.

Вскрывая бутылку, Олег не мог отвести глаз от ее стройных ножек, может, потому и не смог удержать пробку. Она с шумом вылетела, ударилась в потолок и упала в самый разрез платья, застряв между наливными пышностями. Грудь у нее такая же потрясающая, как и ноги…

– Это к сексу, – запросто сказала она.

– Я тоже так почему-то подумал, – улыбнулся он.

– А я сомневалась…

– А сейчас?

Он стал наполнять бокал, но пена хлынула через край. И Жанна кокетливо усмехнулась, глядя на это.

– Я еще только думаю. Но уже склоняюсь.

– Сколько?

Этот вопрос удивил Жанну, но вместе с тем вызвал и понимание.

– Я не проститутка… – Она взяла свой бокал, поднялась. – Так что ты можешь смело выпить со мной на брудершафт.

– Легко!

Они выпили, поцеловались. Он отшвырнул свой бокал, она – свой. Их губы снова слились, его руки нащупали молнию у нее на спине, опустили бегунок. Жанна внутренне напряглась и даже подалась назад, но Олег знал, как вести себя в таких случаях. Главное – напор и уверенность.

Платье полетело на кресло, Жанна легла на кровать.

– Не торопись, – закрывая глаза, пробормотала она.

Олег лишь усмехнулся. Он знал, как сделать так, чтобы ее просьба обратилась в требование поторопиться. Он покажет ей, как разгоняется паровоз. И очень скоро Жанна будет выть, как паровозный гудок.

* * *

Красивое лицо, роскошная грудь, узкие бедра, длинные ноги… Жанна смотрела на себя в зеркало и не могла понять, почему получила от ворот поворот. «Извини, но это была наша первая и последняя ночь…» Она же помнила, как мужчины смотрели на нее, когда она шла по пляжу в мини-бикини. Эти пожирающие взгляды не возбуждали ее, но ведь она их чувствовала…

– Почему ты сегодня уезжаешь? – спросила Жанна.

Она стояла перед зеркалом, пытаясь отыскать изъяны в своей наготе. Олег лежал в постели, смотрел на нее, но глупо было бы стесняться после безумной ночи с ним.

– Я же сказал, что проездом в Алтанайске…

Жанна мотнула головой. Она ему не верила. Потому что знала цену его словам. Олег получил свое, и она стала ему не интересна.

Нет, она и сама не собиралась продолжать с ним отношения. И удерживать его не хотела. Более того, она рвалась к себе домой, в свою уютную квартирку… Но все равно обидно. Неужели она такая плохая, что мужчины бросают ее?

С Захаром она провела всего одну ночь, на этом все и закончилось. Патрик женился на ней, но, как только представилась возможность, завел себе любовницу… Теперь вот Олег воротит от нее нос.

– Ты меня бросаешь, – качнула она головой.

И медленно сняла со спинки кресла платье.

– Ты же знала, что так будет, – усмехнулся он.

– Да, ты меня бросаешь, – Жанна протяжно вздохнула.

Она знала, что им придется расстаться. Но почему ей так больно?..

– Или ты думала, что я женюсь на тебе и увезу в Москву?

– Заткнись! – Жанна сказала это резко, но платье на себе оправила плавным движением.

– Что ты сказала? – вскинулся Олег.

Жанна метнула в него молнию-взгляд, но сама же себя и осадила. Она могла бы сломать ему кадык, но, увы, ситуация не та. В милицию она попасть не боялась, но ей не улыбалась дурная слава. Начнутся вопросы, появятся ответы, и весь город узнает, что Жанна провела ночь с мужчиной как гостиничная проститутка.

– Молнию застегни, – смягчаясь, сказала она.

И он остыл. Даже поднялся с постели, застегнул молнию.

– Ты так больше не говори, – сказал он.

– А почему ты не можешь на мне жениться? – Жанна вцепилась в него взглядом.

– Ну, хотя бы потому, что родители будут против.

– Понятно. Папа большой человек. Но мелкий лавочник, – усмехнулась она.

– У кого папа мелкий лавочник? – вскинулся Олег.

– А мама читает светские журналы. И считает себя светской львицей.

– Моя мама заведует благотворительным фондом, светские рауты – это ее среда обитания.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5