Владимир Колычев.

Как полюбить бандита



скачать книгу бесплатно

– С Марьяной познакомился? – спросил Алексей Антонович и тут же пожалел об этом.

Игнат глянул на него с такой злостью, как будто застал в постели с любимой девушкой. Возможно, он решил, что отец спит с красавицей, работающей на его заводе.

– Что с тобой? – осведомился Шуринов-старший.

– Ничего! – Игнат резко отвернул от него голову.

– Конотопов рассказал мне о своей племяннице. Извинялся.

– За что? – резко спросил Игнат.

– У нас не принято устраивать родственников на работу.

– Ты ее уволишь?

– Нет.

– А если надо будет?

– Так!.. – Отец чуть съехал вперед на сиденье, уложил затылок на подголовник.

– Что – так? – Сын подозрительно глянул на него.

– Теперь понятно, почему Марьяна убегала от тебя как от огня.

– Кто сказал?

– Да все видели. Да и как ты за ней бежал, наблюдали. Не с того поворота на девушку заходишь, сынок. Думаешь, если ты можешь ее уволить, то она расстелется перед тобой? Не надо так. Глупо это. Я-то, конечно, ее уволю… – в раздумье проговорил Шуринов.

– Что?

– Ты же сам просил.

– Я просил?

– А что ты делал? Козырь в рукав укладывал? – Шуринов усмехнулся. – Так я не хочу, чтобы ты на эту косынку пасьянс раскладывал.

– Я тебя не понимаю.

– Марьяна – девка не простая. За ней генеральный директор крупного завода бегает. Даже целого объединения. Не хотела она его любовницей быть, сюда, к дяде сбежала.

– Кто он такой? – В голосе Игната глухо звякнули ревнивые нотки.

– Дядя?

– Нет, генеральный директор.

– Я лично с ним не знаком. Да и не надо мне. Не в нем дело.

– А в ком?

– В Марьяне, сынок. В ней самой. – Шуринов мягко ущипнул себя за подбородок. – К ней на драной козе не подъедешь. К такой особе только через обручальное кольцо.

– Ну… – Игнат поскреб затылок.

– Что ну?.. Тебе нужна жена с историей?

– С какой историей?

– А откуда я знаю, как там дело было? Дядя о племяннице говорить плохо не станет. Допустим, жила она с этим генеральным директором не один год. Вдруг ребенок у них? Или аборт сделала и теперь детей иметь не может?

– Какой ребенок? Какой аборт?

– Вот! – вскинулся Алексей Антонович. – Никаких детей и абортов! И жениться не надо. Я же вижу, что это тебе не нужно.

Он уже жалел о том, что завел этот разговор. Как будто бес его за язык дернул. Тот самый, которого разбудила в нем Марьяна. Роскошная она девушка, он бы и сам с такой закрутил. Но сыну эта фифа не нужна.

Может, действительно уволить ее? С глаз долой – из сердца вон. Да и какое там сердце? Возбудился парень, с кем не бывает?

– А если нужно? – в раздумье спросил Игнат.

– А если там пробу некуда ставить?

– Она не такая. Марьяна послала меня натурально. Сказала, что ничего не выйдет.

– Значит, она любит другого.

– А я не хочу, чтобы она любила другого.

– А я не хочу, чтобы за осенью наступала зима.

Пусть сразу приходит лето.

– А это от настроения зависит. Если оно солнечное, то будет лето. Ты должен знать, где Конотопов живет.

– Поедешь к Марьяне?

– Поеду.

– Будешь унижаться?

– Нет, – буркнул Игнат. – Просто поговорю.

– Если Марьяна не хочет тебя видеть, то это будет не разговор, а унижение. Пусть она за тобой бегает.

– Как?

– Убей ее своим равнодушием. Женщины не любят навязчивых парней. В них нет интриги. А для них она как для сороки что-то блестящее. Создай интригу. Забудь об этой барышне. На неделю, две, еще лучше на месяц. Потом я тебя помощником Конотопова назначу, на заводе появляться будешь. Приходишь, всех замечаешь, а Марьяну в упор не видишь. Знаешь, как это ее заденет!

– Думаешь?

– Уверен.

Алексей Антонович облегченно выдохнул. Он сделал сыну интересное предложение. Оно и ему самому понравилось. За месяц Игнат и думать забудет о Марьяне. Или даже через неделю.

– Ну да, навязчивых типов женщины не любят.

– Вот я и говорю, убей ее своим равнодушием. Потом веревки из нее вить будешь. И жениться на ней не придется.

– Так я и не собирался.

– Тем более.

– Две недели, говоришь?

– Лучше месяц.

– А если я завтра на завод приду?

– Зачем завтра? Мы же договорились, через месяц.

– Зачем через месяц? Завтра начну работу, а замечать ее не буду.

– Не будешь?

– Не буду.

– А институт?

В ответ Игнат лишь фыркнул. Институт он посещал в лучшем случае через день, а мог и неделями там не появляться. Зачем ему учиться, если с трудоустройством проблем не будет? Главное, хоть иногда на занятиях появляться.

«Может, действительно устроить его на завод? – подумал отец. – Но с условием. До обеда он в институте, а после уже можно и на работу. Да, идея любопытная. Неплохо было бы приложить к ней одно условие. Чтобы Марьяны не было на заводе. Увольнять ее не нужно, можно отправить в отпуск без сохранения содержания. Или даже за счет предприятия, но в обход бухгалтерии».

Алексею Антоновичу понравилась Марьяна. В ребенка от Высокова он не очень-то верил, но своей невесткой видеть ее не желал. Да и собственной любовницей тоже, раз уж сын проявил к ней интерес.

Может, вообще уволить эту красотку? Вместе с Конотоповым, чтобы он семейственность не разводил.


Дядя Сережа постучал в дверь, но в комнату входить не стал. Марьяна сама вышла к нему в гостиную. Он выключил телевизор, когда она появилась.

– Что-то случилось? – спросила Марьяна.

– Думаю, не зря мы сбежали от Игната, – сказал он и натянуто улыбнулся.

Марьяна садилась в машину, Игнат заметил ее, устремился к ним, и она попросила дядю Сережу не останавливаться. Он потом переживал, и его можно было понять.

– А что такое?

– Да не хочет Алексей Антонович, чтобы Игнат бегал за тобой. Только что звонил. – Он кивнул на телефон, стоявший на журнальном столике.

– И что сказал?

– Сказал, что тебе нужно уехать.

– Понятно.

Марьяна сразу открестилась от Игната, поэтому меньше всего думала о том, как родители парня отнесутся к его чувствам. А теперь и голову ломать не надо. Отец Игната против, и точка.

Степан Данилович тоже был против ее отношений с Игнатом. Ничего нового.

Но все равно обидно.

– Нет, не навсегда. Отпуск возьмешь. Мы его даже оплатим. Через пару недель Игнат успокоится, вернешься.

Марьяна ответила не сразу. В первый момент ей хотелось поблагодарить дядю Сережу за участие и совсем отказаться от работы, но разум возобладал над эмоциями. Неудивительно, что богатые папаши не видят в ней достойную пару своим сынкам. Ее родители – простые люди, да и сама она звезд с неба не хватает.

А хорошую работу найти сложно. Она уже не раз убеждалась в этом. Не стоит ей увольняться с хорошего места из-за какого-то мажора. Сегодня из-за одного недоумка уйдет с работы, завтра из-за другого, и так всю жизнь?.. Нет, она возьмет себя в руки, не останется у разбитого корыта.

– Как скажете, – проговорила девушка.

– Вот и хорошо. Ложись спать, завтра рано утром в дорогу.

Марьяна кивнула и отправилась к себе собирать вещи. Из ее глаз вдруг хлынули слезы, но она быстро справилась с собой. Не везет ей в жизни, но это вовсе не повод биться головой об стенку. Придет и на ее улицу праздник весны с яркими транспарантами и громкими хлопушками.


Игнат ничего не понимал. Три дня кряду он посещал завод, а Марьяна ни разу не попалась ему на глаза. Парень представлял, как будет удивлять и расстраивать ее своим безразличием, но Марьяна как будто сквозь землю провалилась.

Наконец Игнат не выдержал, отправился в бухгалтерию. Там он узнал, что Марьяна уволилась, и побежал к Конотопову.

– Да, уволилась, – подтвердил Сергей Олегович.

– Как уволилась?

– В связи с переходом на новое место работы.

– Куда ее перевели?

– Мы ее не переводили. Там решение приняли. – Сергей Олегович вознес глаза к небу.

– Где там?

– Где конкретно, не знаю. Знакомый у нее хороший есть, он помог.

– Какой знакомый?

– Она меня в подробности не посвящала. Но кто-то у нее был. Ты видел, как она одевается?

– Так это он?

– Тсс! – Конотопов приложил палец к губам и оглянулся как будто в поисках ребенка, которого Игнат мог разбудить своим воплем. – Марьяна – девушка красивая, ты не мог этого не заметить. Мужики на нее как пчелы на мед. Ты не подумай чего. Она только с одним. Всех прочих отшивает. Тебя тоже?..

– Это не имеет значения! – заявил Игнат.

– Так никто и не говорит…

– Мне нужен ее телефон.

Конотопов кивнул, взял стикер, написал на нем номер телефона, протянул Игнату.

– Не уверен, что есть смысл, – сказал он.

– Смысл есть всегда. И во всем!

Игнат вышел из кабинета, взял телефон, набрал номер, но дозвониться до Марьяны не смог. Судя по всему, она сменила номер. Если так, то, возможно, не было смысла продолжать поиски. Не любит она Игната.

Глава 5

Чем крепче коньяк, тем он мягче пьется. Никита в очередной раз убедился в этом. Он и не заметил, как набрался.

Но мягкое опьянение имеет свои прелести. Голова, например, не отключается. Именно поэтому парень осознал, что ему нельзя садиться за руль и показываться на глаза родным.

Отец его убьет, если узнает, в каком состоянии он находится, снова запрет его в больнице, под наблюдением врачей. Громила Герман, приставленный к нему в качестве телохранителя, будет сторожить у палаты, чтобы Никита не сбежал.

Но пока что Герман служил ему, и он мог с ним не церемониться.

– Стукнешь отцу, убью!

Никиту совсем не смущало, что Герман был выше на целую голову и в плечах у него косая сажень. Этот громила мог вырубить его одним щелчком пальцев, а он собирался его убить.

– Не скажу. – Герман угрюмо качнул пудовой головой.

– К отцу я не поеду. Домой давай.

Герман сел за руль, а Никита забрался на заднее сиденье.

Он и сам не понял, как наклюкался. Заехал в ресторан чисто поужинать, увидел коньяк и захотел.

Это все из-за Марьяны. Он никак не мог ее найти. Сколько раз к родителям этой красотки заезжал, и ничего. Мол, уехала Марьяна, а куда – не сказала. Они, конечно, знали, где она, но не хотели говорить.

А без Марьяны скучно, тоскливо.

Было время, когда Никита куролесил без продыху. Отец и брат не знали, что с ним делать. Но потом все успокоилось. Охота гулять с женитьбой на Ларисе не отпала, но ночные буйства в своей московской квартире он больше не устраивал. Даже бизнесом слегка увлекся. Для разрядки Никита снимал проституток с их профессиональной любовью. Раз-два, и не зудит.

А сейчас его не тянуло и на этих девок. Хотя он уже и не жил с женой. Не было с ним Ларисы, а ее воспитание осталось. Как тюкнула она его топориком по голове, так охота гулять отпала окончательно.

Одна только Марьяна из старой жизни и осталась. Но с ней ему хотелось жить по-новому. Тихо, спокойно, без всяких заносов и заворотов.

Никита закрыл глаза. Герман вез его домой. Сейчас Марьяна встретит любимого, с улыбкой поругает за пьянство, накормит ужином, поведет в сауну, а потом они лягут на белые шелковые простыни. Он будет ее ласкать, она ответит ему взаимностью, и день придет к яркому взрывному финишу.

А завтра начнется новый. Марьяна проснется рано утром, набросит прозрачный халат, встанет у окна так, чтобы солнечные лучи насквозь просветили ее одеяние. Потом она отправится готовить завтрак. Они будут плавать в бассейне.

Никита и не заметил, как уснул. Через какое-то время он открыл глаза и увидел перед собой Ларису. Халатик на ней был такой, как у Марьяны, прозрачный, короткий. Только просвечивался он не на солнце, а в ярком свете, идущем из холла.

В очаге тихонько гудел огонь и потрескивали дрова. А диван такой мягкий…

– Почему я здесь? – протирая глаза, спросил Никита.

– Да я и сама об этом думаю, – сказала Лариса и пожала плечами.

– Неужели думаешь?

– Ты сказал Герману, чтобы он тебя сюда привез. Вот я и думаю, зачем оно тебе надо было.

– Герман! – крикнул Никита.

– Его нет, он уехал.

– Куда?

– На время посмотри, половина десятого.

– Это я так долго спал?

Лариса ничего не сказала, повернулась к нему спиной и вышла из комнаты.

– Ты куда?

Он вдруг понял, что не хочет оставаться в одиночестве. Лариса хоть и чужая, но с ней уютно. А если она еще и одарит его своей заботой…

Ведь эта женщина никогда ему ни в чем не отказывала. Стоило Никите щелкнуть пальцами, и она оказывалась у его ног. Любой каприз, причем с удовольствием!..

– Я сейчас.

Он откинулся на диване, закрыл глаза, наслаждался покоем и теплом домашнего очага. Как ни крути, а это его дом. Ему было здесь хорошо с Ларисой.

С Марьяной было бы куда лучше, но с ней у него все впереди. Но ведь и прошлое у него выдалось не таким уж и плохим, как с Ларисой, так и вообще.

Лариса вкатила в зал столик. Запахло осетринкой, зажаренной в аэрогриле. На гарнир салат из молодой капустки, который умела делать только она. Соусы, зелень, все как положено.

– А выпить?

– Тебе нельзя, – совершено серьезно сказала Лариса.

– Иногда можно.

– Тебе нельзя, – жестко заявила она.

– Тебе какое дело? – встрепенулся он.

Она кивнула, будто соглашаясь с ним, принесла бутылку коньяка.

– Околею, вдовой станешь, – заявил он.

Лариса с укором глянула него и вышла из зала.

– Ты куда?

В ответ она только махнула рукой. Как будто послала далеко и надолго.

– Стоять!

Она послушалась и остановилась.

– Кругом!

Но Лариса так и осталась спиной к нему и приложила пальцы к вискам или к уголкам глаз. Она что, плачет?

– Иди ко мне!

Лариса развернулась, подошла к нему и села рядом на диван.

– Что, правда глаза колет?

– Я знаю, ты меня никогда не простишь, – опустив голову, сказала она.

– Родного мужа – топором по голове!

– Это рефлекс. На Марьяну.

– Ненавидишь ее?

– Нет, уже все равно. Как у тебя с ней?

– Ну, любовь-морковь, все такое.

– Она же не хотела с тобой. – Голос Ларисы заметно дрогнул.

– А ты со мной хочешь?

– Очень.

– А чем она хуже?

– Она хуже. Только ты этого не понимаешь. Но я не буду тебя разубеждать.

– Сам это пойму?

Лариса глянула на него порывисто, с надеждой.

– Ты уже что-то чувствуешь? – спросила она.

– Я чувствую, что ты меня достаешь, – буркнул Никита.

– Не буду.

Он нанизал на вилку кусочек осетрины, сунул в рот, сощурил глаза, оценивая вкус. Да, Лариса не подкачала.

– Ой, совсем забыла, – спохватилась она.

Он любил есть под телевизор. Она вспомнила об этом и потянулась к пульту. Полы халата при этом разошлись, оголенная грудь обнажилась, а она у нее какая надо. Только вот почему под халатом ничего нет?

– А Герман, значит, уехал?

– Ну да, поздно уже, – запахивая халат, сказала она.

– После чего?

– Уж кого-кого, а меня ревновать глупо. – Лариса обиженно глянула на него.

– А я ревную?

– Ешь… и уходи, – неуверенно сказала она.

Никита ничего не сказал. Он забрал у нее пульт, нашел эротический канал. Этим Ларису, конечно, не разозлишь, но ее должен был оскорбить сам факт такого вот поведения.

Она промолчала. Он откупорил бутылку, наполнил бокал, выпил. Это тоже какой-никакой камушек в ее огород.

– Ты как маленький, – вдруг сказала Лариса, забрала у него пульт, переключила канал.

Коньяк она тоже взяла, но только для того, чтобы налить себе.

– Чокаться будем? – спросил он. – Или за упокой?

– За упокой наших отношений? – Она вздохнула.

Он кивнул, подтверждая ее догадку.

– За упокой, – пробормотала она, склонила голову над бокалом и сощурила глаза.

Женщины это делают, когда не в силах сладить со слезами. Они действительно выступили, одна упала в бокал. Только тогда она выпила коньяк и отвернулась от Никиты.

Ему стало очень жалко ее.

– Я пойду спать, – сказал он.

Его качнуло, но на ногах Никита устоял и на второй этаж поднялся без поддержки. Зашел в спальню к Ларисе, разделся, лег поверх покрывала. Принюхался. Вроде бы не пахнет мужским духом. Да и не стала бы она водить сюда кобелей. Лариса, конечно, сука, но не дура. Может, и правда глупо ее ревновать?

Он уже засыпал, когда появилась Лариса. Раздеваться не стала, так в халате и подлегла к нему. Он шевельнулся, и она обняла его.

– Спи, – прошептала Лариса. – Тебе нужно отдохнуть.

Она не полезла к нему в плавки, не оседлала его. Просто лежала рядом и нежно гладила Никиту по голове. Как будто кто-то подсказал ей, что ему сейчас нужны покой и тишина семейного очага. А секс будет потом. Может быть.


Мама попросила ее приготовить обед, и как можно было ей в этом отказать? А продуктов не хватало, пришлось ехать в магазин.

Марьяна боялась попасться на глаза Глебу, поэтому отправилась в торговый центр у кольцевой автострады. Села в маршрутку и поехала. С Трофимом она там случайно не столкнется. А о Никите Марьяна даже не думала. Хотя бы потому, что он сейчас должен был находиться в больнице.

Но именно с Никитой она и столкнулась, когда проходила мимо бутика. Он вышел оттуда с Ларисой. Что-то говорил ей с веселым снисхождением, а она сияла от счастья. В руке несла пакет с покупками.

Никита остолбенел, увидев Марьяну, даже побледнел.

Помнится, в больнице он признался Марьяне в любви, сказал, что разведется с Ларисой и женится на ней. Марьяна тогда отказала ему. В палату к нему она с тех пор не приходила. Так что все закономерно.

Мама говорила, что Никита искал Марьяну, приходил к ним домой. Видимо, он хотел забрать свое обещание.

Она улыбнулась ему скупо, но с душой. Да и на Ларису глянула без претензий. Если Никита помог ей избежать наказания, значит, она это заслужила, не такая уж плохая, как о ней думают. Не нужно ее осуждать.

Марьяна вела себя спокойно, сдержанно, чего нельзя было сказать о Никите.

– Марьяна! – Он схватил ее за руку.

Она не стала вырываться, просто возмущенно глянула на него.

Этого хватило, чтобы Никита опомнился. Он разжал руку, отступил назад и в сторону. Встал так, чтобы Лариса осталась у него за спиной. Никита не хотел, чтобы Марьяна смотрела на нее.

– Я тебя искал!

Лариса сдвинулась в сторону, и Марьяна увидела ее глаза. Если бы они могли стрелять ампулами с ядом, то Марьяна уже корчилась бы в предсмертных судорогах.

– Я рада за вас.

Марьяну тяготила эта ситуация, да и Лариса жгла ее взглядом. Ей хотелось поскорее уйти, и она покатила тележку дальше. Никита догнал ее, но Марьяна не собиралась останавливаться. Зато ее терзало желание глянуть назад, на Ларису. Та ведь запросто может подбежать и всадить ей нож в спину или врезать обухом по башке.

– Мама твоя сказала, что не знает, где ты. Я спрашиваю, а она не отвечает, – с растерянным видом проговорил он.

– Не надо спрашивать.

– Ты что, из-за Ларисы злишься? – Никита оглянулся, но, видимо, не нашел повода для опасений.

Лариса не шла за ними.

– Я злюсь?

– Не злишься, но и не радуешься.

– Я же сказала, что рада за вас.

– Не рада. Лариса в прошлом. А ты в настоящем.

– Я в настоящем, – подтвердила Марьяна. – Для себя.

Ей достаточно комфортно в собственном мирке. Она привыкла к работе, у нее есть деньги, крыша над головой. Еще мечта о сильном мужчине, который втянет ее в свою орбиту без права на раздумье.

Нет, это не Никита. Он ведет себя как ребенок. Приласкала его Лариса, он и лапки кверху. Пусть и дальше барахтается, но без Марьяны.

– Я хотел бы, чтобы мы были вместе.

Марьяна остановилась и так резко повернулась к нему, что Никита вздрогнул.

– Сколько можно мямлить? – Эти ее слова были не криком души, но чем-то довольно близким к этому.

Марьяна повернулась к Никите спиной и рванула от него прочь.

Однажды он совершил поступок – украл ее в день свадьбы. Но даже тогда не смог ее удержать, не хватило духу. А вообще по жизни Никита такой же тюфяк, как и Трофим. Один зовет к себе Марьяну из-под юбки Тамары, другой машет рукой из-под каблука Ларисы. Нет, она ни того не презирает, ни другого. Или все-таки?..

– Марьяна! – Никита нагнал ее, схватил за руку.

Она остановилась, вскинула голову.

– Я сейчас закричу! – на повышенных тонах предупредила Марьяна.

Люди оборачивались, глядели на них, и это смутило Никиту.

– Почему ты гонишь меня? – растерянно спросил он. – Из-за Трофима?

– Да, из-за Трофима!

Марьяна снова рванула прочь от него, и на этот раз Никита преследовать ее не стал.

Марьяна ему не соврала. Между ними действительно стоял Трофим, и она явно чувствовала это. Не так давно братья дрались из-за нее. Теперь между ними мог вспыхнуть новый конфликт. Она не хотела этого. Не желала, чтобы Высоков-старший думал о ней как о каком-то исчадии ада.


Марьяна ушла, а Никита все стоял и глядел ей вслед. Он-то думал, что Марьяна далеко, а она здесь. Видимо, Трофим купил ей квартиру где-то недалеко от этого торгового центра. Марьяна – его любовница, потому и воротит от Никиты нос. Хорошо Трофим устроился: и с Тамарой живет, и с Марьяной.

– Красивая, – тихо, с завистью в голосе сказала Лариса.

– Красивая? – Никита с досадой глянул на нее.

Не будь с ним этой особы, разговор с Марьяной мог бы принять совсем другой оборот. Но ведь он сам пригласил ее прошвырнуться по бутикам.

– Стилист у нее хороший. Видно, что дорогой, – сказала она.

– Стилист?

– Хочешь узнать, кто это?

– Кто стилист?

– Может, тебя интересует спонсор? – В голосе Ларисы угадывалась злорадная нотка.

Никита ничего не сказал и пошел к своей машине. Незачем спрашивать, кто спонсирует Марьяну. И так все ясно. Она действительно красивая и яркая, как картинка из глянцевого журнала. Дух захватывает, как хороша. Трофим этим пользуется.

Возможно, он обиходит Марьяну прямо на рабочем месте. Вдруг она сейчас отправилась к нему в офис, где работает секретаршей и девушкой для интимных утех?

Он ускорил шаг. Лариса не поспевала за ним. Никита уже завел двигатель, когда она наконец-то подошла к машине. Еще чуть-чуть, и он уехал бы без нее.

Хотя бросать ее было глупо. Почему он должен швыряться женами ради чьей-то любовницы?..

– Куда мы едем? – спросила Лариса.

– Едем!

– К Трофиму?

– Кто сказал?

– Вижу. По твоим бешеным глазам понимаю. Тебе нельзя драться, не в том ты положении.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное