Владимир Колычев.

Как полюбить бандита



скачать книгу бесплатно

– Простите!.. – Игнат щелкнул пальцами, привлекая к себе внимание.

Девушка остановилась, повернулась к нему.

А она действительно красивая. Изумительные глаза, овал лица, носик, ротик. Все сразу. Изюминка в каждой черточке, в любом изгибе тела. Глядя на нее, Игнат почувствовал, как у него вдруг занемели кончики пальцев. Пол под ногами почему-то стал зыбким, вязким, как болотная жижа.

– Я вас слушаю, – сказала красавица и мило, но совершенно равнодушно улыбнулась.

Губы у нее красивые, сочные, наверняка сладкие, с запахом клубники и свежестью мяты. Зубки ровные, блестящие, как будто из фарфора.

А какая фигура! Полная грудь, тонкая талия, узкие бедра, длинные ноги.

На ее белой рубашке была расстегнута только одна, самая верхняя пуговичка. Обтягивающая юбка с высокой талией опускалась ниже колен. Но Игнат смотрел на нее так, как будто видел перед собой стриптизершу, накрученную на пилон.

– Ну… – От волнения он забыл, что хотел сказать.

– До свидания.

Девушка не насмехалась над его растерянностью, не восхищалась собственной способностью производить ошеломляющее впечатление на мужчин. Сожаление в ее взгляде не показалось ему унизительным.

Но спокойный холод в ее глазах заставил парня вжать голову в плечи. Лучше бы она наорала на него.

Девушка зашла в кабинет, на двери которого красовалась вывеска «Главный бухгалтер».

Игнат собрался уходить, но не смог сдвинуться с места. Если девушка зашла в кабинет, значит, она в любой момент могла выйти оттуда. Стало быть, он должен оставаться здесь. Пусть эта особа снова окатит его мягким холодом. Ему все равно.

Необыкновенная девушка, и дело тут даже не в красоте и умении держаться. Незыблемое чувство собственного достоинства, ненавязчивая гордость, внутренняя независимость – это все про нее.

Нет, не могла она быть любовницей директора. Слишком хороша для этого. Не по Сеньке шапка.

В то же время рубашка на ней не из дешевых, юбка не с рынка. Да и туфельки, похоже, от Гуччи. Разве простая бухгалтерша может позволить себе такие обновы? Нет. Если только ее кто-то не подпитывает извне. В награду за оказанную милость.

Дверь открылась, и в коридоре стало гораздо светлей. Как будто солнце из-за туч выглянуло. На самом же деле из бухгалтерии вышла прекрасная незнакомка.

Длинные волосы убраны за уши, красиво уложены. Дорогое сиреневое пальто изящно облегает фигуру. Туфельки заменены на сапожки с не длинным, но тонким каблуком. Они тоже фирменные, так же, как и сумочка. Хотел бы Игнат поучаствовать в содержании этой красоты.

Девушка скользнула по нему рассеянным взглядом, свернула к лестнице, спустилась на первый этаж. Она исчезла из виду, и только тогда он рванул за ней.

Парень нагнал ее во дворе завода. Впереди в цехах отливались блоки, складывались в штабеля плиты, но девушка свернула вправо, к проходной.

Слева стояли автомобили, среди них – отцовский «Мерседес». Игнат пожалел о том, что не воспользовался своей машиной.

Впрочем, он мог угнать и эту. По такому-то случаю!

– А вы далеко собрались? – спросил он.

– В магазин, – не сбавляя шаг, сказала девушка. – За канцтоварами.

– Пешком?

Девушка промолчала, даже не глянула на него. Но Игнат и без этого почувствовал себя кретином. Что за дурацкие вопросы?

– А меня Игнат зовут.

– Я знаю, – сухо сказала она.

– Откуда?

Она снова ответила на вопрос выразительным молчанием, опять навела его на мысль о глупости. Эта красавица не просто так вышла из кабинета директора. Она уступала место владельцу завода и его сыну, знала, кого именно ждал Конотопов.

Неужели сын самого Шуринова для нее пустое место? Знает, с кем имеет дело, а ведет себя холодно. Может, цену себе набивает?

– А тебя как зовут? – Игнат не должен был переходить на «ты», но подумал об этом лишь после того, как задал вопрос.

– Марьяна.

– А идешь за канцелярскими товарами?

– Да, за канцелярскими товарами. И еще мышка сломалась.

– Мышка? С хвостиком?

Марьяна проигнорировала глупую шутку, сделала вид, будто не услышала.

– Может, тебя подвезти?

– Тут недалеко.

– Да как же недалеко?

Завод находился на южной окраине города. Неподалеку располагался торговый комплекс, где действительно можно было приобрести мышку.

Но эта близость относительная. Нужно перейти через шоссейную дорогу на Москву. А трасса скоростная. Машины там на зебре практически не останавливаются. Да и до перехода с полкилометра топать.

– Погода хорошая, – сказала Марьяна. – Не намокну. Да и ветром не сдует.

– И не замерзнешь.

– Не замерзну.

– Пальто у тебя хорошее. От босса?

– Нет, просто от фирмы «Хьюго Босс».

Марьяна поняла, на что намекнул Игнат, но виду не подала. Потрясающее самообладание. Или профессиональное мастерство? На охоте за богатыми женихами и любовниками без актерских талантов не преуспеешь.

– Ты смотришься в нем как королева.

– Спасибо, – равнодушно поблагодарила она.

Марьяна не смотрела себе под ноги. Ее взгляд был устремлен далеко вперед, но это не значило, что она не следила за дорогой. Девушка все видела, поэтому не оступалась. Каблучки в бороздки между отливами не попадали. Шла она легко, грациозно и, главное, без всякого напряжения.

– Нет, правда.

Марьяна вдруг остановилась, повернулась к Игнату, посмотрела ему прямо в глаза. В ее взгляде читались сожаление, предупреждение, просьба не беспокоить и руками не трогать.

Она набрала в легкие воздух, как будто собралась произнести целую тираду, но вымолвила лишь несколько слов:

– У тебя ничего не выйдет.

Вид у нее был такой, как будто она отказалась метать бисер перед свиньей. Сказала слово, и точка. Пора идти дальше.

Но Игнат продолжил преследование.

– Что – ничего? – спросил он.

Она качнула головой, но ничего не сказала.

– А почему ты так считаешь?

Марьяна опять пропустила вопрос мимо ушей.

– Да, я хотел бы с тобой познакомиться. Это у меня уже вышло. А могу я тебя проводить?

– Проводи, – мягко, но заметно с неохотой сказала она.

– Мог бы подвезти, но я с отцом, а у него водитель. Пока то да се…

– Иногда хочется просто прогуляться.

Марьяна шла спокойно, неторопливо, но Игнат вдруг понял, что задыхается от нехватки кислорода. Нет, усталость здесь ни при чем. Это от волнения. Если он и устал, то от собственной беспомощности. Не принимает его Марьяна, и это не притворство.

Неужели она так увлечена Конотоповым, что никто другой ей не нужен? А ведь у Сергея Олеговича молодая жена. Да и не тот он человек, который ей нужен.

Игнат – совсем другое дело. Молод, неплох собой, обеспечен. У него блестящие перспективы на будущее. И главное, он не женат.

– А Конотопов не мог выделить машину? – нервно проговорил парень.

– Я не просила.

– А если бы попросила?

– Он дал бы.

Они подошли к дороге. Марьяна слегка сбавила шаг, посмотрела влево и продолжила путь. От ближайшей машины их отделяло метров пятьдесят. В условиях городских улиц это действительно безопасное расстояние для перехода. Но здесь шоссе, машины несутся на скорости, а Марьяне хоть бы хны.

Наверное, она была уверена в том, что ни один водитель не посмеет совершить наезд на такую красоту. Машины действительно стали притормаживать.

Игнат отстал от нее. Когда он появился на трассе, водители почему-то стали недовольно сигналить. Ему пришлось ускорить темп.

Он догнал Марьяну, перевел дух и с укором сказал:

– Нельзя так рисковать.

– Не рискуй.

– Я про тебя.

– А что не так?

– Это межгород, здесь другое движение. Это я тебе как водитель со стажем говорю. И Конотопову скажу.

Марьяна остановилась, повернулась к Игнату и возмущенно повела бровью.

– Зачем?

– Сделаю выговор.

– Не надо.

– Почему?

– Не надо, и все.

– Он твой любовник? – Игнат не должен был задавать этот вопрос, но ревность дернула его за язык.

– Я так и знала! – Она как-то обличительно усмехнулась. – И надо же, не ошиблась.

– Ты не ответила на мой вопрос.

– Сергей Олегович – мой родной дядя. Уйди! – Она махнула рукой в одну сторону, а сама продолжила путь в другую.

Но Игнат не собирался никуда уходить. Парень просто не мог позволить себе отказаться от преследования. Тем более что он обязан был извиниться.

– Я не знал, что он твой родной дядя. Ты должна меня извинить.

– Я должна? – Марьяна скривила губы.

Едва заметно, но с явным пренебрежением.

– Я должен извиниться.

– Извиняйся.

– А он точно твой дядя? – спросил Игнат.

Он не хотел оставаться в дураках. Может, Марьяна врет и на самом деле она любовница Конотопова.

– Сомневаешься?.. – Девушка едко усмехнулась.

– Нет.

– Что нет, если да? Все вы, мужчины, одинаковы.

– Ты говоришь так, как будто у тебя было много мужчин.

Марьяна снова остановилась, но поворачиваться к нему не стала.

– Уходи. – Она закрыла глаза, как это делают, когда пытаются сдержать гневные эмоции.

– Извини.

– Я прошу тебя, уходи!

Ему казалось, что она вот-вот закричит на него, забьется в истерике.

Игнат кивнул, сделал шаг назад. Он действительно перегнул палку. Треск поднялся такой, что впору было бросать все и уносить ноги.

Парень уже повернулся к Марьяне спиной, когда услышал:

– И больше никогда не подходи ко мне.

В ответ он лишь усмехнулся. А вот это вряд ли.

Глава 4

Телефон ожил в самый неподходящий момент. Алексей Антонович ознакомился с отчетом, открыл рот, чтобы задать Конотопову вопрос, а тут звонок. Сергей Олегович сделал вид, будто не услышал его. Он стоял весь внимание и в ожидании смотрел на своего босса. А телефон продолжал звонить.

Конотопов потянулся к трубке, но решил, что брать ее не станет. Поднимет и опустит.

А если это важный звонок? Вдруг кто-то собирается сделать крупный заказ? Ситуация на рынке стройматериалов сейчас напряженная. Поэтому нужно бороться за каждого клиента.

– Возьми трубку. – Алексей Антонович кивнул на телефон.

Конотопов взял трубку, и на его губах тут же выступила елейная улыбка.

– Трофим Степанович!.. Как же вас не узнать! Такие люди!.. – Какое-то время он слушал собеседника, после чего рассыпался в благодарностях: – Спасибо, Трофим Степанович! Очень признателен вам. Марьяна?.. Да, с ней все хорошо. Я обязательно позвоню. До свидания, Трофим Степанович. Всего наилучшего! – Конотопов положил трубку и на несколько мгновений замер, рассеянно глядя на телефон.

Потом он встряхнулся и сосредоточенно посмотрел на Шуринова. Директор завода готов был ответить на любой вопрос.

– Хорошая новость? – спросил Алексей Антонович, кивком показав на телефон.

– Да, конечно! Поставщика на арматурный прут нашел, до двадцати процентов скидки с оптовой цены. Это, считай, по себестоимости. Факс должны выслать, тогда куда более конкретный разговор будет.

– Кто поставщик?

– Компания «Высокосталь». Завод у них в Павелецке. Не так уж и далеко.

– Может, халтура какая-то?

Шуринов слышал про металлопрокатный завод в Павелецке, но ему пока не приходилось иметь дела с компанией «Высокосталь».

– Нет, они не демпингуют. Тут немного другое… – Конотопов замялся.

– Говори.

– Все равно вы узнаете, что я племянницу на завод устроил. В бухгалтерию.

– Вот и узнал.

В компании «Блокстройкомплект», которой руководил Шуринов, родственные связи не приветствовались, но и табу на них не накладывалось.

– Раньше Марьяна в Павелецке, на том самом заводе работала, тоже в бухгалтерии.

– Она не может принимать решение о скидках на продукцию.

– Зато генеральный директор может. У нее роман с ним был.

– Был?

– Тут такое дело… – Конотопов снова замялся.

– Да ты говори, не стесняйся. – Алексей Антонович небрежно глянул на часы.

У него была любовница из числа сотрудников. Сейчас, правда, Алла уже нигде не работала, жила у него на содержании. Красивая женщина, в меру капризная и послушная.

– Марьяна – девушка гордая, ей роман с женатым мужчиной не нужен. А Высоков надвое раскалывается: и Марьяну любит, и жену с ребенком бросить не может.

– Законная семья – это святое.

Шуринов ничуть не сомневался в том, что сказал. К Ольге он уже давно остыл, а от Аллы без ума, но из семьи уходить не собирается. Его пассия это понимала, поэтому даже не пыталась затянуть его под венец.

Как он сыну и дочери потом в глаза будет смотреть? Да и жене? Это он остыл к Ольге, а она души в нем не чает. Руки на себя наложит, если муж уйдет.

– Вот! И Марьяна так думает! – Конотопов ткнул пальцем в потолок. – Жена Высокова сильно перед ним провинилась, он уходить от нее хотел. Марьяна сказала, мол, не надо, и с завода уволилась. Сестра звонила, спрашивала, может, у меня место есть.

– Так это племянница твоя Высокова попросила?

– Нет, она лучше уволится, чем попросит. Говорю же, гордая!.. Высоков сам приезжал, возвращайся, говорит. А Марьяна ни в какую!

– Или замуж, или ничего, да? – Шуринов усмехнулся.

Это сейчас Алла успокоилась, а раньше ультиматумы ставила. До нее были Вера и Мила. У всех одинаковые требования, которые ему приходилось низводить до статуса рекомендаций.

– Нет! Не требует Марьяна, чтобы он из семьи уходил. Не хочет она этого. На чужом несчастье свое счастье не построишь. Так она и говорит. Просто любовницей не хочет быть. А Высоков настаивает, сюда приехал. Я воспользовался моментом, удочку закинул и рыбку в мутной водице выловил.

– В мутной водице?

– Любовь, она такая.

– Такая, сякая. А скидка – это хорошо.

К сожалению, производство – это не только прибыль, но и расходы. Они очень легко перерастают в убытки, если не снижать затраты. Каждой копеечкой дорожить нужно, иначе все твое добро сгорит, исчезнет без следа. Алексей Антонович так и делал, потому и дела у него шли хорошо.

В кармане у большого босса Антоновича зазвонил телефон. Он очень ценил Конотопова как специалиста, но разрешения на разговор спрашивать у него не стал. Тем более что звонил сын.

– Пап, мне нужна твоя машина! Прямо сейчас!

– Надолго?

– Нет, но срочно.

– Хорошо. – Шуринов позвонил водителю и сказал, что авто поступает в распоряжение сына.

– Может, возьмете мою машину? – угодливо спросил Конотопов.

– Нет, подожду.

– А по чуть-чуть? – Сергей Олегович свел большой и указательный пальцы правой руки, оставив между ними маленький зазор.

– Нет. – Алексей Антонович отрицательно покачал головой.

Коньячку он выпьет с Аллой, перед встряской, а сейчас надо работать. Не зря же хозяин приехал на завод.


Черный «Мерседес» представительского класса остановился перед самым ее носом. Трофим?.. Но из машины вышел Игнат.

Он обогнул автомобиль, открыл правую переднюю дверцу.

– Прошу!

Марьяна покачала головой, глядя на него. Она же просила оставить ее в покое, неужели не ясно?

– В ногах правды нет, – сказал Игнат, едва удерживая улыбку на лице.

– Ее нигде нет.

Марьяна не стала упрямиться, села в машину, чем осчастливила парня. Он засиял, обошел автомобиль, сел за руль.

Только зря радуется. Не светит ему с Марьяной, не станет она его легкой добычей. Дело не в упрямстве, а в мужчинах, от которых одни проблемы. Глеба она не любила, Никита ей нравился, но к нему не получалось относиться всерьез.

Трофим смог вызвать в душе Марьяны сильные чувства, но, видимо, это была не та любовь, от которой люди теряют голову. Не сходила Марьяна по нему с ума, поэтому и не плакала по ночам в разлуке с ним. Ей и без Трофима хорошо. А без Игната еще лучше.

Этот фрукт такой же молодой и глупый, как Никита. Может, не настолько наглый, не похоже, что отмороженный, но к серьезным отношениям он не готов. Марьяна вовсе не претендовала на его любовь, но и девушкой для развлечения быть не хотела. Пусть этот парень пылает чувствами, ей все равно нужно держаться подальше от него.

Возможно, ее проблемы исходили не от мужчин, а от их отсутствия. Не попался ей на жизненном пути по-настоящему сильный человек. Глеб оказался интриганом и взяточником. Никита не шел, а прыгал по жизни, у Трофима характер твердый только по краям, а внутри железной коробки валяется мятая тряпка.

Марьяна хорошо помнила, как складывались ее отношения с Трофимом. Он влюбился в нее, но это не помешало ему обвинить Марьяну в преступном сговоре против его кошелька. Потом хотел извиниться. Именно хотел, но делать этого не торопился.

Этот Игнат такой же. «Я должен извиниться». И все. Потому что Марьяна действительно могла оказаться любовницей директора завода.

А ведь он может узнать о ее отношениях с Трофимом Высоковым. Она была его любовницей. Проведает, обвинит Марьяну в обмане, закатит скандал. Он может. По глазам видно, что способен на это.

Нет, не нужен ей Игнат. Парень он симпатичный, но лучше без него, чем с ним. Если свяжется, нахлебается. Нет, нет и нет.

– Насчет правды не знаю, – стронув машину с места, сказал Игнат. – Правда – это справедливость. А не было бы ее, я бы не встретил такую девушку…

– Тебя кто-то обидел? – с усмешкой спросила Марьяна.

Она знала себе цену, потому не стала спрашивать, какую такую девушку он встретил. Да, красивая. Мужчины теряют от нее голову. Ей совсем не обязательно напрашиваться на комплименты.

– Обидел? – слегка опешил Игнат. – С чего ты взяла?

– Ты же не просто так завел разговор о справедливости.

– Может, я расстался со своей девушкой?

Марьяна промолчала. В дебри его личной жизни она лезть не собиралась. И тащить ее туда не нужно.

– С девушкой, говорю, расстался. Тебе не интересно? – Игнат внимательно посмотрел на Марьяну.

Он хотел знать, искренна она в своем равнодушии или нет. Может, играет роль, чтобы еще больше заинтриговать его?

Трофим тоже когда-то считал, что Марьяна набивает себе цену. Все мужчины одинаковы. Не верят они в искренность. Женщины для них – воплощение коварства.

В принципе, и Трофима, и Никиту можно было понять. Лариса – еще та штучка. Тамара умела плести кольца и жалить не хуже змеи.

Но Марьяна знала, что она не такая. Хотя и не боялась стать стервой.

Игнат уже сейчас не верил ей, проверял на вшивость. Что будет дальше? Зачем он ей такой? Надо молчать, молчать и еще раз молчать. Тем более что Марьяна его уже послала. Сейчас он отвезет ее на завод, и они расстанутся. А если он будет ее преследовать, она уволится.

– Неинтересно, спрашиваю? – настаивал Игнат.

Этим он окончательно вывел из себя. Но Марьяна не опустилась до истерики. Она закрыла глаза и легонько сжала кулаки, призывая себя к спокойствию.

Игнат – сын богатых родителей, баловень судьбы. Парень привык, что перед ним заискивают. Именно этого ждал и от Марьяны. Он – сын человека, от которого зависит ее карьера. У него есть право на особое к себе отношение.

Спокойно, все хорошо. Жизнь так устроена. Кто-то ведущий, кто-то зависимый. К этому нужно относиться философски. Главное, спокойствие.

– Ты не хочешь со мной говорить? – не унимался Игнат.

– Я тебе уже все сказала.

– Что ты мне сказала?

– У тебя ничего со мной не выйдет.

– Почему?

– Потому.

– У тебя кто-то есть?

– Есть.

– Кто?

Машина остановилась у заводских ворот, и Марьяна облегченно вздохнула. Наконец-то она сможет избавиться от этого зануды.

Железный лист медленно пополз в сторону. Игнат нахмурился. Он жалел о том, что не изменил курс, не повез Марьяну куда-нибудь в город или даже в Москву, чтобы удлинить путь и подольше побыть с ней наедине. Поздно хватился. Они уже приехали.

Ворота открылись, но Игнат не торопился продолжать путь и вдруг поставил рычаг скорости в заднее положение. Марьяна все поняла, быстро открыла дверцу, перенесла ногу через порожек.

– Ты куда? – нервно спросил он.

– До свидания!

Девушка прошла к административному зданию, закрылась в бухгалтерии. Но в безопасности себя не почувствовала.

Она хорошо помнила, как на павелецком заводе появился хозяйский сынок и попытался сделать ее своей секретуткой. Ей пришлось проявить характер, но это не спасло ее от домогательств. Нет, Никита не насиловал Марьяну. Он всего лишь крепко держал ее в объятиях, но мог бы полезть под юбку, если бы не появился его старший брат.

Тогда ее спас Трофим, а кто сейчас протянет руку помощи? Дядя Сережа? Но Трофим сам был хозяйским сыном и не побоялся вступить в конфликт. А дядя Сережа – человек зависимый. Он наживет себе неприятностей, если схлестнется с Игнатом. Виновата в этом будет Марьяна.

Может, ей уже сейчас написать заявление об увольнении и отправиться на автовокзал? Через три-четыре часа она будет уже дома, в Павелецке.

А там Трофим и Никита. Глеб тоже способен достать ее своими притязаниями.

Может, серной кислотой облиться?.. Марьяна усмехнулась. Нет, до такого она никогда не опустится. Ее красота – ключ к счастью. Просто ей еще не попался мужчина, ради которого она пойдет на все, даже на сговор со своей совестью.


Женская красота заключена не только в чертах лица и линиях фигуры. Есть энергетика взгляда, чувственность, женственность и еще что-то совершенно необъяснимое, без чего красота безжизненна и скучна.

Именно такое вот «что-то» Алексей Антонович увидел в девушке, которая садилась в машину к Конотопову. Если это и есть та самая Марьяна, то неудивительно, что господин Высоков бегает за ней как мальчишка.

Шуринов залюбовался девушкой как эстет и тонкий ценитель женской красоты. А Игната потянуло к ней будто магнитом. Он уже подходил к «Фольксвагену» Конотопова, когда машина стронулась с места. Игнат махнул рукой, но Сергей Олегович не остановился.

Шуринов вопросительно глянул на своего водителя.

– А вы думаете, зачем он брал машину? – сказал тот.

– Марьяну катал?

– Как ее зовут, не знаю. За ней ездил. Она у ворот вышла и бегом от него. Как от огня.

– Чего так?

– Норовистая девка. Я таких знаю. Чуть что не так, получи копытом. К таким подход нужен, а Игнат, видать, хомут хотел на нее набросить.

Тут Игнат открыл дверцу и сел рядом с отцом. Сказать, что парень был расстроен, значило не сказать ничего.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18