Андрей Колесников.

Путин. Стерх всякой меры



скачать книгу бесплатно

Каждое слово здесь можно было бы истолковать конспирологически. И не уверен, что такого смысла в них Владимир Путин не вкладывал. И уж точно такой смысл содержался в его последнем замечании:

– А некоторые птички вообще в стае не летают, вьют гнезда отдельно, но все равно относятся к популяции, и мы должны относиться к ним бережно.

Откуда такое великодушие у вожака стаи, которому по идее надо прежде всего доставить эту стаю по месту назначения в теплые края, чтоб сохранить и по возможности по весне приумножить ее за счет тех, кто и так летит за ним без оглядки?

* * *

Самвел Аветисян из петербургского спортклуба «Черные медведи» предложил президенту стать главой попечительского совета Ассоциации спортивных студенческих клубов. Инициатива была предсказуемой.

– Я стараюсь, – ответил президент, – не возглавлять попечительские советы, потому что их очень много и я не смог бы эффективно работать во всех, но этот совет я возглавлю.

Можно предположить, что так же эксклюзивно он отвечает и на предложения остальных попечительских советов, но это было бы преувеличением. Можно вспомнить еще только попечительский совет Российского географического общества.

В других организациях Владимир Путин является в основном главой наблюдательного совета.

* * *

Владимира Путина, когда он приехал на церемонию поднятия флага в Сочи, встретила мэр прибрежной Олимпийской деревни Елена Исинбаева. Лицо ее светилось отрепетированной мерой счастья (по протоколу МОК мэр деревни должен быть жизнерадостным человеком и внушать постоянный оптимизм окружающим, а в данный момент Елену Исинбаеву со всех сторон окружал один Владимир Путин).

По плану президент, прежде чем подойти к сцене, возле которой должна была начинаться церемония поднятия флага, решил зайти именно в фитнес-центр деревни, а также в развлекательный центр и в столовую для спортсменов.

– Идем медленно, – сказала Елена Исинбаева президенту, – не торопимся.

Он удивленно посмотрел на нее.

– Там сейчас еще корейскую делегацию приветствуют, – разъяснила она.

Но этого Елене Исинбаевой показалось недостаточно, и она для полного понимания сообщила:

– Я здесь главная.

Господин Путин не стал спорить. Потому что с этим было не поспорить.

* * *

Павел Астахов рассказал, что в его команде (в экспедиции на Северный полюс. – А. К.) было два глухих подростка:

– И все остальные к концу более или менее выучили азбуку глухих.

Он и сам продемонстрировал, как на языке глухих выглядит слово «президент»: покрутил руками воображаемый руль и поднял кверху палец:

– Рулит – и главнее всех!

Этот рассказ без преувеличения доставил истинное удовольствие Владимиру Путину. Кто, кроме него, мог оценить его по достоинству?

* * *

– Россия может развиваться только как империя! – вскричал господин Жириновский (и «вскричал» – это очень точное слово. – А.

К.). – И можно поставить этот вопрос сейчас! Вот мне здесь, в Ялте, плохо, мне здесь жарко, я задыхаюсь, мне лучше в Воркуте! Но разве это важно?! Нам нужен Крым, нам нужна империя! И какая разница, когда будут выборы – весной или осенью? (Господин Зюганов только что предлагал перенести единый день голосования на весну следующего года. – А. К.) Эти выборы вообще не нужны! Нам не надо эти спектакли разыгрывать, нам мощь нужна! Чтобы русский царь сто лет назад направил гуманитарную помощь сербам?!. Он армию направил! Хоть это и была ошибка, конечно…

Противоречивость логики Владимира Жириновского сигнализировала о его дополнительной искренности.

А он, всем сердцем чувствуя заранее благодарную аудиторию, становился все более искренним. Он потребовал сменить российский бело-сине-красный флаг на черно-желто-белый, а потом стал настаивать на том, что и название «Россия» для такой великой страны, которая готова стать империей, – не самое удачное.

– Нужно другое! – воскликнул Владимир Жириновский. – И не «президент» надо говорить! Если не хотите «император», то «верховный правитель»!

Он полагал, что это уж ни у кого возражений не вызовет.

Господин Путин старался держать себя в руках (только дергались уголки губ да взлетала то одна бровь, то другая), и когда он один раз все-таки не выдержал и засмеялся, зал с облегчением расхохотался – всерьез и надолго.

* * *

– Конечно, правительство всегда надо критиковать. И президента надо критиковать. И губернаторов надо критиковать… – Владимир Путин задумался, словно вспоминая, кого еще надо критиковать. И вспомнил – и просиял: – И всех надо критиковать!

* * *

– Хотел бы просить вас взять шефство над нашим комитетом, – попросил Илья Свиридов президента.

Я уже запутался, какой комитет он имеет в виду: столько комитетов тут уже задействовано… Но, видимо, Илья Свиридов имел в виду всего-навсего заявочный комитет Всемирного фестиваля молодежи и студентов – 2018.

– Шефом я еще не был, – задумался Владимир Путин.

Но это он просто не слышал, кем он проходит у многих своих подчиненных.

* * *

На заседании оргкомитета «Победа» председатель общественной организации «Инвалиды войны» Андрей Чепурной обрушился с критикой на сенатора Франца Клинцевича.

Про конфликт господ Чепурного и Клинцевича было известно давно, с тех пор как рассказывают, когда они не поделили то ли номер в санатории «Русь», то ли весь санаторий, но тут в истории вдруг возникла фамилия Вячеслава Володина. И теперь это была совсем другая история.

Пока он говорил, на лице президента России время от времени гуляла странная полуулыбка. Она появилась, когда Андрей Чепурной процитировал Франца Клинцевича, что «скоро Володин будет президентом России». Это была нехорошая полуулыбка. Но вряд ли она означала, что для Вячеслава Володина настали плохие времена. Это было бы слишком просто. Андрею Чепурному не следовало рассчитывать на такой сиюминутный эффект от своих слов и на то, что, действуя таким образом, можно прямо здесь и сейчас добиться своей цели. Скорее всего, это была реакция Владимира Путина на то, что при нем вообще подняли такую тему. И на то, что кто-то может подумать, что на него и правда можно произвести впечатление таким прямым способом.

Но ведь, черт возьми, удалось произвести.

– Думаю, что афганцев не испугать никакими заявлениями типа «закатаем», – заявил Владимир Путин. – Это во-первых. Во-вторых, преемника президента определяет только российский народ в ходе демократических выборов, и никто другой.

Он не мог сказать ничего другого, но одно то, что он вынужден был говорить сейчас об этом, было музыкой для журналистов.

Клятва демократа
Режимное

– У нас есть шутка такая, – сказал Глава ЦИК Владимир Чуров. – Полиция в день голосования работает так идеально, что давайте проводить выборы каждый день!

Владимир Путин задумался. Похоже, Владимиру Чурову все-таки удалось удивить его.

* * *

Господин Путин заметил, что больше других (в том числе, видимо, и больше российской) ему нравится американская двухпартийная система:

– Это надо в России так тоже строить, а не разбивать страну на маленькие партии, которые будут сражаться между собой. А то будет потеря управляемости.

После встречи Владимир Путин задержался, чтобы оставить Николаю Злобину автограф: «Удачи! 11.11.11». На часах был уже первый час ночи, то есть 12.11.11. Сам Николай Злобин считает, что премьер не смог устоять перед соблазном покориться магии цифр. Да, премьер до сих пор не ставил под автографами подписи. Но на самом деле, скорее всего, он сделал так на этот раз только потому, что случайно запомнил эту цифру. Может, по телевизору услышал.

Господину Путину, без сомнения, нравится спорить с господином Злобиным (которого премьер на этот раз, ставя автограф, уже Колей назвал). И только один раз, когда господин Злобин повторил, что система может не устоять, когда господин Путин уйдет (не из ресторана, а из большой политики), премьер не выдержал:

– Вы че-то рано меня хороните!

И рассказал, что сейчас он видит развитие России лет на 10–15 вперед.

А если быть точным, на 12.

* * *

Ближе к полуночи председатель «Единой России» вместе с первым вице-премьером встретились с трудящимися Приморского края в общественной приемной «Единой России». Около полутора часов партийный лидер и его новый единомышленник решали социальные проблемы отдельных граждан, а также социальных групп и делали им разнообразные подарки.

А потом проблемы возникли у самих единомышленников. Рыбак Георгий Мартынов, депутат краевого законодательного собрания, который привел краевую ассоциацию рыбаков в «Общероссийский народный фронт», рассказал, что праймериз в Артеме и Находке прошли с беспрецедентными нарушениями закона.

– Я привез на выборы 80 человек! – признался господин Мартынов, и это можно было считать первым нарушением. – Они хотели проголосовать за двух кандидатов. И проголосовали!

Между тем за других кандидатов, которые считались аутсайдерами, проголосовало около 200 человек, а такого количества людей на праймериз вообще не было, утверждает господин Мартынов, которому его сторонники заявили, что если так будет и на выборах в Госдуму, то они на эти выборы ни за что не пойдут.

– И правильно! – воскликнул господин Путин.

Один из тех, кто пришел к председателю партии, оказался членом счетной комиссии в одном из этих городов. Он отказался подписывать протоколы, «чтобы утром можно было глядеть в глаза людям».

– Все, что происходит, очень хорошо! – прокомментировал Владимир Путин эту запутанную ситуацию.

Рыбаки переглянулись. Они клюнули.

– Хорошо, – продолжил председатель партии, – потому что вы это видите! И хорошо, что мы видим инструменты выбора таких людей уже сейчас, на предварительном голосовании. Одна милая женщина, я посмотрел видео (рыбаки действительно показали Владимиру Путину сюжет из новостной телепрограммы. – А. К.), сказала, что на участке нельзя снимать, потому что такие правила. А на фига нам нужны такие правила?! Результаты голосования в Артеме и Находке надо отменить.

Рыбаки между тем еще пару раз пытались вернуться к этому разговору. Они не выговорились. Но нехорошая история и так уже один раз прозвучала вслух. И зачем было делать ее канонической для этих всенародных праймериз?

* * *

Покинув зал заседаний в Думе, где с последним премьерским отчетом выступал Владимир Путин, в знак протеста по поводу ответа премьера о ситуации с голодовкой кандидата в мэры Астрахани Олега Шеина Сергей Миронов через некоторое время вернулся с эмоциональной речью:

– Когда 27 суток в Астрахани люди голодают, а вы не нашли времени разобраться… Там третий раз такие выборы… И у наших товарищей в Астрахани нет никаких иллюзий по поводу решения суда… Но мы обратимся в суд… 31 марта я сам летал в Астрахань и смотрел в глаза Олегу Шеину и его товарищам. Они сказали: «Нам все равно как умирать: либо от голода, либо на улице этого бандитского города…»

То есть Сергей Миронов предупредил Владимира Путина, что Олег Шеин готов умереть. И на ком будет эта смерть, теперь, видимо, для Сергея Миронова не секрет.

– По поводу выборов в Астрахани… – отвечал Владимир Путин через некоторое время, уже рассказав про то, что в СССР не было специального мясного животноводства («Нет было!» – «Не «нет», а «да»! – кричал господин Путин. – Не было мясного животноводства! Да дайте ему микрофон!.. Я говорю правду! Правду!!!». – А. К.), – я могу сказать…

– Что это провокация! – крикнул кто-то из ЛДПР.

– Почему провокация? – обиделся за Сергея Миронова Владимир Путин. – Они просто работают. Это элементы политической борьбы! Это понятно… Но в компетенцию председателя правительства, да и президента, не входит оценка результатов выборов либо их отмена, тем более на муниципальном уровне.

То есть он повторил ровно то, что уже сказал.

И повторит, если потребуется, еще раз. А потом еще.

И уж кому, как не Сергею Миронову, этого не знать.

* * *

Владимир Путин заявил, что совершенных систем управления не бывает, и привел в пример «уважаемого коллегу… в прошлом…»:

– …И хороший, я считаю, товарищ Тони Блэр (после истории с политическим убежищем Борису Березовскому и смертью Александра Литвиненко говорить так – сильное преувеличение. – А. К.) покинул пост руководителя партии, и его преемник в партии автоматом, автоматически стал первым лицом исполнительной власти страны, автоматически возглавил правительство Великобритании. Без выборов, не предлагая ничего, в результате внутрипартийных манипуляций!

До сих пор проголодавшиеся собеседники Владимира Путина, пока он говорил, звенели вилками о тарелки. Особенно выделялась даже на общем фоне пожизненный секретарь Французской академии наук Элен Каррер Д'Анкос: она брала еду руками и отправляла ее к себе в рот на зависть сидевшему рядом с ней господину Путину, который вынужден был говорить, когда она жевала.

Но на обидных словах про несовершенство западной демократии участники клуба замерли (в том числе и госпожа Д'Анкос), обдумывая неожиданный (а на самом деле очень традиционный) выпад российского премьера. Потом, уже когда Владимир Путин уехал из ресторана, члены клуба рассказывали, что это все не так и что главное достоинство британской демократии – именно внутрипартийная борьба, впрочем, признавали, что выборов не было. Да, не было. Но тут же уточняли, что именно это является, как ни странно на первый взгляд, свидетельством демократических процессов, по крайней мере внутрипартийных.

– Мы-то так не делаем! – укоризненно продолжил премьер, и в зале даже засмеялись (как потом признавались, «от такой наглости»). – Мы выходим на выборы и предлагаем нашим гражданам вынести свой вердикт!..

Но ведь есть предложения, от которых можно отказаться.

* * *

Председатель совета Общероссийской организации ветеранов Вооруженных сил Михаил Моисеев, пришедший на заседание в генеральской форме, рассказал, что на праймериз он и его люди «прошли курс молодого бойца».

– Если бы мы не говорили с народом, мы и себя бы не услышали! – заявил он. – А мы услышали!.. И ночью не спишь, а думаешь: что завтра сказать на очередной площадке?! Из праймериз мы вышли совсем другими людьми!

Мне трудно сказать, каким Михаил Моисеев был до праймериз, но сейчас он выглядит очень уверенным в себе человеком.

– Уже нашлись перекупщики, которые говорят, что могут определенный состав электората повести за собой! – рассказал он напоследок (потом выяснилось, что он говорил о представителях других партий, пытающихся переманить к себе победителей праймериз. – А. К.). – Но мы, члены ОНФ, стоим плечом к плечу! Враг не пройдет!

Так бывший генерал снова обрел невероятного противника.

– Ну, у нас врагов нет, – попробовал его успокоить премьер. – У нас есть оппоненты!

Но было видно, что такая трактовка происходящего никак не устраивает генерала.

* * *

– Что же касается мероприятий уличной, так скажем, демократии, то я к этому отношусь следующим образом: если люди действуют в рамках закона, им должно быть предоставлено право выразить свое мнение, и мы никого не должны ограничивать в этих гражданских правах, – заявил премьер. – Если кто-то нарушает закон, то органы власти и правопорядка должны потребовать исполнения закона всеми законными средствами. Это второе.

Владимир Путин не сказал ничего нового. Полтора года назад он сформулировал то же самое в более категоричной форме: те, кто действует на митингах по закону, имеют право ходить на них, а остальные пусть «стучат копытами в сторону моря» и «получают дубинками по голове».

* * *

Фальсификации на выборах (в Госдуму-2011) нисколько не смутили господина Путина.

– Здесь нет никакой новизны! – воскликнул он.

И с этим трудно спорить.

* * *

Асламбек Паскачев, председатель движения «Русский конгресс народов Кавказа», обратил внимание на то, что это именно он в свое время предложил «осуществлять выбор губернаторов прямым голосованием» (десятки и сотни других людей, годами предлагавших то же самое, автоматически отпали).

Но теперь Асламбек Паскачев «с большой тревогой» думает о том, что будет дальше, когда пройдут другие выборы, в основном на Северном Кавказе. Там ведь голосуют по национальному признаку и наверняка выберут не тех, кто устраивает Кремль. И тогда начнется, видимо, распад России и очередная Чечня… Короче, Асламбек Паскачев уже сам был не рад своему предложению о прямых губернаторских выборах.

– Я не призываю к отмене выборов, но нас это тревожит, – признался он. – Надо подумать, как осуществить процессы, связанные с выборными делами!

– Если ОНФ будет это решать, – сказал господин Путин, – то можно все другие органы упразднить.

Прозвучало как законодательная инициатива.

* * *

Владимир Путин пояснил, за что он всегда не любил выборы:

– Процедура не только тяжелая, но и противная. Надо обещать все, и кажется, что если не обещать, то этого будет недостаточно для победы.

Но потом он выяснил, что побеждать можно и не обещая, и процедура перестала казаться ему противной.

– Мне нравится то, что я делаю, – признался он.

И таких, как он, довольно много.

Хорошо, что не все.

* * *

Владимир Путин в кратком вступительном слове перед лидерами думских фракций безоговорочно одобрил все свои политические инициативы последнего времени: от нового и новейшего порядка региональных выборов до определения порядка избрания депутатов в Госдуму. И в начале встречи, и в конце он повторил, что не нужны ситуации, «когда в парламенте драки, а работа стоит», и что ему не хотелось бы вводить правила, которые ограничивают права граждан в прямом голосовании».

Не стоит беспокоиться. Они ведь уже введены.

* * *

Алексей Мачнев, глава парламента Северной Осетии, высказался «о порядке предоставления полномочий высшим лицам субъектов Федерации». Для него глава Северной Осетии – Алании и в самом деле, видимо, является высшим лицом.

– Кто-то, – заявил он, – предлагает всеобщие и всенародные выборы (Алексей Мачнев дал понять, что это уж точно не вариант. – А. К.), кто-то что-то еще…

И он предложил свой вариант, который, насколько можно было понять (а это оказалось непросто, потому что Алексей Мачнев не обладает, увы, железной логикой изложения), состоит в том, чтобы партии, зарегистрированные в парламенте, выбирали несколько кандидатов на пост главы субъекта Федерации, потом президент выбирал бы, в свою очередь, из них двух-трех человек, а жители субъекта в конце концов выбирали бы из этих двух-трех.

То есть Алексей Мачнев имел в виду, что прямые выборы все равно произойдут (а значит, демократия по большому счету не пострадает), хотя народу выбирать придется уже после того, как свой выбор сделают парламент и президент.

Простодушная кавказская хитрость, кажется, не произвела впечатления на президента, но, по крайней мере, воодушевила его на новые размышления вслух.

Размышления касались права наций на самоопределение.

Господин Путин напомнил, что совсем недавно был принят новый порядок выбора губернаторов.

– И я считаю, – заявил он, – что то, что мы сделали, правильно, потому что люди получили возможность напрямую влиять на формирование региональных властей с помощью прямого тайного голосования.

В большинстве регионов, продолжил президент, титульная нация – русские, но на Кавказе и в некоторых других регионах «титульной нацией считают себя, и по праву, представители нескольких этнических групп», которые претендуют на то, чтобы «их представители принимали прямое участие в управлении республикой».

Дальше президент высказался туманно, потому что сам себя, судя по всему, долго загонял в логический тупик.

– Поэтому нам нужно, оставаясь в рамках существующего территориального деления, найти такую формулу, которая была бы приемлема для таких субъектов Федерации. Вместе с тем мы не можем для одних субъектов создавать одни правовые нормы, а для других другие, иначе мы просто расколем единое правовое поле всей Российской Федерации! – воскликнул он и признал задачу крайне сложной.

– Мы не должны вносить сумятицу в уже принятое решение, – Владимир Путин наконец нашел, кажется, выход из положения и с облегчением предложил открыть дискуссию по этому вопросу.

Члены совета, следившие за ходом его мысли затаив дыхание, казались разочарованными.

Владимир Путин почувствовал и это и неожиданно продолжил:

– А там, где люди чувствуют какие-то угрозы для себя, угрозы дестабилизации, межэтнических конфликтов, там нужно предоставить право более гибко решать вопросы подобного рода. Но и это требует отдельного, очень серьезного рассмотрения.

Алексей Мачнев вздохнул с облегчением.

* * *

– Мы проходили период, когда вот эти прямые выборы к чему свелись? – разъяснял господин Путин политологам из Валдайского клуба. – За спиной кандидатов сразу встают местные олигархические структуры, а подчас и криминал, которые оказывают прямое давление на этот процесс! Конечно, нельзя вечно, ссылаясь на эти негативные моменты, ограничивать сферы прямой демократии, но учитывать это обстоятельство, конечно, нужно…

Президентский фильтр, когда последнее слово при утверждении губернатора все равно остается за главой государства, означает, что Владимир Путин до сих пор не потерял вкуса к устойчивой вертикали власти, очевидно полагая, что горизонталью ей становиться преждевременно.

Примерно так же Владимир Путин относится и к выборам членов Совета Федерации. Фильтр нужен и им. Президентский питьевой фильтр.

* * *

Мэр Москвы Сергей Собянин не курит, хотя перед встречей с президентом России мог бы нервно покурить где-то в сторонке: все-таки решение нешуточное, переживания в связи с ним, конечно, есть, так что, возможно, стало бы легче. В конце концов, не так часто Сергей Собянин приходит к Владимиру Путину, чтобы попроситься в отставку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5