Коля Квест.

Институт равновесия. Книга #3



скачать книгу бесплатно

Редактор Аля Дадаева

Иллюстратор Фазя (Игорь Щербина)


© Коля Квест, 2017

© Фазя (Игорь Щербина), иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4483-9509-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Зак

Оказавшись в своих покоях, Зак начал крушить всё подряд, громко воя от бессилия. Строго говоря, крушить было особенно нечего кроме кресла, кровати и столика. Бар он предусмотрительно трогать не стал. Поэтому дальше оставалось только схватиться руками за голову и орать в голос

– Сууукааа, – выл он, поднимая глаза к высокому потолку. – Они их убилиии! Филя, слышишь? Убииилиии! Что делать? Что же делать? Это я виноват. Понимаешь, я! И колдовать они бы без меня не стали, так и Бельторн не проснулся бы!

– Зак, ты не виноват, – философски заметил Филимон совершенно спокойным тоном. – Тебя в тот мир послали, чтобы зло уравновесить. Просто выбрали менее разрушительный способ. А ты зло пробудил. Значит, выполнил задание.

– Какое задание, Филя?! – Зак вскинул голову и уставился в пустоту, – А как же люди? Да и цверги тоже. По моей милости их убили. И сейчас убивают. Не думаю, что гримтурсы остановятся, пока не добьют последнего живого!

– Не остановятся, – эхом повторил Филимон.

– Надо им как-то помочь, понимаешь?! – Зак остановился, замер на месте, но тут же снова схватился за голову и начал описывать круги по своим покоям. – Только как им помочь, если они не просят помощи? И вообще не понимают, что им помогать нужно? Они же, сволочи, ошибаются, стоят на своём и всё равно не просят помощи! Что делать с теми, кто не хочет, чтобы им помогали? Насаждать добро силой? Но из этого ничего хорошего не получается! Ты же сам видел!

– Видел, – эхом согласился верный друг Филимон.

– Всё равно спасать? – спросил Зак, ища поддержки у элементаля, как у последней инстанции справедливости и верных решений.

– Помогать, – согласился Филимон. – Они же стали друзьями.

– Кстати, про друзей! – резко замер на месте Зак. – Стель и Бенедикт наверняка уже здесь! Надо идти к ним. Может они чего хорошего подскажут.

Зак рванул по коридору Института Равновесия со скоростью звука. Остановился у дверей в покои Бенедикта и забарабанил кулаками, как будто хотел пробить насквозь несчастный материал. Дверь отъехала в сторону, Зак рванул внутрь и уставился на идущего навстречу друга. Что-то неуловимо изменилось в Бенедикте. Как будто Зак видел его впервые. Плечи что ли расправились? Осанка вроде увереннее стала. А в чёрных угольных глазах плескалась мудрость и лёгкий оттенок печали. Зак подошёл к другу и крепко обнял. Бенедикт тоже обхватил его руками за плечи и зашептал:

– Я так скучал по тебе, брат.

– Я тоже, – сказал Зак. – Я тоже скучал. Особенно, когда не лажал.

– Ты расстроен? – спросил Бенедикт, отстраняя от себя Зака на вытянутых руках и глядя прямо в глаза.

– Очень, – признался Зак. – Я всё испортил, брат. Я. Всё.

Испортил.

– Пойдём к Стель, – предложил Бенедикт. – Обсудим всё вместе.

– Пойдём, – нехотя сказал Зак.

– Ты не хочешь? – спросил чуткий носферату. – Не хочешь, чтобы она знала, что ты не справился? Тогда можем не ходить…

– Нет, брат. Что уж тут скрывать – дело сделано. Она всё равно узнает. Не от меня, так от Сагана. – Зак вздохнул. – Я думаю, интересны ли ей мои дела? Может быть её это всё не интересует вовсе? А я тут навязываться буду.

– Так давай и узнаем сами, – улыбнулся Бенедикт.

Хорошо быть другом вампира. Потому что, когда он улыбается, обнажая свои крепкие белоснежные зубы даже без клыков, ты точно уверен, что он тебя не съест. Так бы в пору было описаться на месте. А раньше такого не было. Появилось в нём что-то хищное.

Вспомнив о приличиях, Зак решил принять душ перед визитом к леди. И Бенедикт любезно предложил ему свою ванную. Но Зак всё же пробежался до своих покоев. Если уж мыться, то и переодеться в чистое не мешало бы. А вкусы в одежде у названых братьев совершенно не совпадали. Бенедикт всегда выглядел как граф восемнадцатого века и любил все оттенки серого. А Зак предпочитал кожу и удобство. Правда, сейчас Заку казалось смешным и претенциозным его нежелание носить рубашки и держать грудь открытой. Как-то по-мальчишески всё это. Поэтому сейчас он надел рубашку цвета сухого табака, кожаные штаны глубокого коричневого цвета. Подумав, попросил администратора создать ему мягкие замшевые сапоги на манер тех, что носили цверги. А сверху накинул просторный пиджак тонкой шерсти шоколадного цвета. Тщательно расчесал волосы и скрепил их в хвост. Вот теперь он может предстать перед глазами леди. Бенедикт улыбался, сидя в его кресле и наблюдая за преображениями:

– Может, букет цветов? – прошептал он.

– Тогда уж два, – усмехнулся Зак. – Нас тут вроде двое, а?

– Логично, – согласился Бенедикт. – Думаю, это должны быть вербена и эустомы. Очень в её стиле. – Бенедикт начал отдавать распоряжение администратору, а через пару мгновений уже держал в руках два великолепных букета. Зак понял, что сам бы не додумался до такой красоты. Ограничился бы банальными розами.

– Давай уже этот несчастный веник и пошли, – сказал Зак.

Если к покоям Бенедикта Зак бежал, не разбирая дороги, то к жилищу Стель он плёлся нога за ногу. Что его так смущало, он не мог ответить даже для себя. Бенедикт делал вид, что всё в порядке, безучастно разглядывая голые стены коридора, будто это была картинная галерея.

– Может, не пойдём? – спросил наконец Зак.

– Почему? – искренне удивился Бенедикт. Даже глаза расширились. Хотя казалось бы – куда уж! У него и так были огромные, под длинными ресницами, глаза, в отличие от узких глаз Зака.

– Ерунда какая-то, – проворчал Зак. – Идут два взрослых мужика жаловаться хрупкой девушке.

– Мы же команда, – улыбнулся Бенедикт. – Цветы – это для соблюдения этикета. А цель нашего визита – рабочее совещание. Разве не так? – он невинно приподнял брови.

– Так, – обречённо вздохнул Зак и сделал ещё пару шагов по направлению к покоям Стель. – А может она отдыхает после своего задания, а? И вообще, какое совещание без главного? Может, Сагана позвать?

– Знаешь, – проникновенно начал Бенедикт, – в последнее время я совершенно не ощущаю потребности получать распоряжения от старшего по званию. Зато настойчиво хочу действовать самостоятельно. Поэтому, мне точно нужно поговорить со Стель. И с тобой. Но если тебе по каким-либо причинам это не очень удобно, я готов сначала встретиться с ней. Рассказать про свою ситуацию. Выслушать её. А потом встретиться с тобой. Ещё раз рассказать о своей ситуации. И как сумею пересказать её историю.

– Намекаешь на мартышкин труд? – вздохнул Зак. – Ладно, ты прав, пойдём.

– Пойдём, – прошептал Бенедикт.

– Здравствуйте, госпо… мальчики, – прозвучал в коридоре голос Стель. Зак аж застыл на месте. А «мальчики» вообще выстегнули его из реальности. – А я как раз решила вас навестить.

– Ты шла ко мне?! – Зак открыл рот прежде, чем его разум сказал ему, что этого делать не стоит.

– Я хотела зайти за Бенедиктом и потом уже идти к тебе, Зак. – произнесла она, как будто впервые пробовала его имя на язык.

– О, наши мысли совпали, Белегестель, – выручил Бенедикт. – Нам с Заком очень хотелось поделиться своими рассказами и услышать твой.

– Вот и прекрасно, – сказала Стель. – Мы ближе к моим покоям, поэтому приглашаю вас.

– Благодарю, – ответил Бенедикт.

– Охренеть, – ответил Зак.

– Прошу вас принять мой букет в знак дружбы, – Бенедикт протянул цветы и склонился в каком-то церемонном нелепом поклоне.

– Это очень приятно, – сказала Стель, принимая букет и зыркая своими лиловыми глазищами поверх него на Зака.

– Да, это тоже тебе, – сказал Зак, протягивая свой букет. Подумав, слегка наклонил голову. Не то чтобы в поклоне, а в каком-то лёгком намёке на него.

– Спасибо, – выдохнула Стель, вынырнув из двух букетов и внимательно глядя в лицо Зака. Она тоже сильно изменилась. Понятно, что стала спокойнее. Но за этим спокойствием чувствовалась какая-то неуверенность и даже обида. Печаль что ли… Стель также церемонно поклонилась и сказала: – Буду рада принять вас под своей крышей, госпо… мальчики. – Дались ей эти «мальчики». Это она что, хочет быть к ним ближе? Вроде как «мы одной крови – ты и я»? Это странно и очень на неё непохоже. Что же такого могло произойти, что так её поломало? Бедная Стель…

Стель

Стель медленно шла по коридору Института Равновесия в сторону своих покоев, купаясь в ароматах вербены и эустом. Она была не просто рада, а счастлива, что встретила Бенедикта и Зака в коридоре на подходе к её комнатам. Решение идти к ним сейчас далось ей с трудом. Она вспомнила как проплакала часа четыре подряд, скорбя по Вагни. А затем, выцедив всю боль из сердца слезами, задумалась о себе. И поняла одну вещь – нужно посмотреть правде в глаза. Прямо и бесстрашно. Именно так и решаются главные проблемы. Поэтому она задала себе вопрос: «Белегестель Великая Надежда, ты хочешь авторитарно доказывать свою значимость и остаться одной? Или ты хочешь признать свою слабость и искать поддержки со стороны? Суровая одиночка или друг? Или нужный и важный член команды?» И в ответ на этот вопрос она собралась и решила встретиться с Бенедиктом. Не с мерзким вампиром, а с Бенедиктом. И встретиться с Заком. Не с грязным животным, а с Заком. А они пошли навстречу ей. Это было неописуемое чувство, что ты делаешь что-то очень правильное. И теперь аромат вербены и эустом казался ей самым прекрасным в мире.

Войдя в свои покои, она быстро сдвинула в круг три удобных, но далеко не роскошных кресла. Поместила в центр круга стол. С помощью администратора поставила на стол нектар для себя, кровь для Бенедикта и виски для Зака. Потом быстро вспомнила про груши для человека и поставила тонкой работы тарелочку с фруктами и изящный нож.

– Присаживайтесь, друзья, – пригласила она, обводя рукой нехитрую обстановку.

– Благодарю вас, леди, – сказал Бенедикт, усевшись в кресло и взяв серебряный кубок с кровью.

– Спасибо, Стель, – сказал Зак и посмотрел с широкой улыбкой на Бенедикта. – Всё никак не могу привыкнуть, что ты серебра не боишься. У меня на родине это самый распространённый миф. Типа серебро жжёт вампиров, то есть прости, носферату, как огонь.

– А про чеснок у вас есть миф? – прошептал с улыбкой Бенедикт.

– А как же! – рассмеялся Зак.

– Кхм-кхм, – вежливо прокашлялась Стель. – У меня есть, что вам рассказать, мальчики, – она замолчала на миг, снова собираясь с силами. – Я провалила своё задание. И более того, потеряла очень близкого человека. И… – она замолчала не в силах справиться с собой. Она очень хотела произнести следующую фразу, но язык отказывался поворачиваться. Как будто она забыла все слова на свете.

– И тебе нужна наша помощь? – прошептал Бенедикт.

– Да! – громко крикнула Стель. Она была так благодарна Бенедикту, что готова была его расцеловать.

– Тогда рассказывай, – предложил Бенедикт.

– Я не знаю, с чего начать, – задумчиво сказала Стель.

– Тогда рассказывай то, что считаешь важным, – предложил Зак. – Остальное само подтянется.

– В общем, там был конунг и задача сохранить его живым. А его сын Кнуд и дочь Сигне на него покушались. То есть сначала Кнуд, а потом Сигне. Кнуда мне удалось поймать за руку. Я узнала про его замыслы и всё рассказала Вагни. Мы его подменили, и он своими глазами видел, как сын его убивает. Точнее убивает его фантом. И не сын, а его сподручный. Мерзкий Эйлейв. Который согласился в этом участвовать из-за любви. А Кнуд обещал ему убить мужа сестры и отдать её ему в жёны. В общем, Вагни это сломало. А я по-настоящему в него влюбилась. Я всё думала, что хотела бы, чтобы он был моим отцом. А потом узнала, что Сигне тоже хочет его убить. И я снова ему рассказала. А он заплакал и попросил меня не убивать её. И я расстроилась. Я ничего тогда не понимала и… В общем, пока я тянула, Сигне его отравила. А я даже защиту не поставила, так расстроена была. Ну, и получается, что я виновата в его смерти, – протараторив вслух все свои мысли, она замолчала и уставилась в пол. Поднимать глаза и смотреть открыто на членов своей команды она просто не могла. А в голове поплыли мысли, что вот их – Бенедикта и Зака – она тоже подвела. Она не справилась со своей частью задачи.

– Я тоже облажался, – тихо сказал человек. – В смысле «не тоже», а облажался. Сам по себе. Мир у меня, конечно, аховый попался. Очень простые хуторяне и странные гномы, которые называют себя цвергами. Но ребята неплохие. Что те, что другие. В общем, я к ним тоже проникся под конец. Но к тому моменту их уже поубивали гримтурсы. Это такие здоровые ледяные великаны. Мозга у них, похоже, с кошачью лапу. А злобы – на десяток вселенных хватит. И проснулись они от того, что цверги колдовать начали. Их магический резонанс как-то разбудил. Сначала только одного предводителя – его Бельторном зовут. Ну, я постарался, объединил вроде людей и гномов. И все вместе мы его завалили. А потом грёбаные гномы пошли доставать свои драгоценные камни, без которых жить не могут. И снова немного поколдовали. От этого ожила целая армия ледяных уродов и покрошила в мелкую капусту и цвергов, и людей. А я так ничего и не сделал. Получается, по моей вине убили невинных. Скотина я. Вот, – Стель подняла глаза и сочувственно посмотрела на Зака. Она очень хорошо представляла себе его мысли в эту секунду.

– Я потерял сына, – тихо прошептал носферату. Стель вскинула на него глаза и с удивлением увидела тихую и глубокую печаль на лице. – Его звали Дэнис. Я его инициировал. Но верхушке правителей это не понравилось. Они хотели уничтожить всех носферату и остаться править загнанными и забитыми рабами. Но тут вмешался ещё один носферату. Можно сказать, мой внук. А ещё одна леди, которая назвала себя Комаром, подняла восстание. В итоге всё сложилось удачно. И миссию мне выполнить удалось. Но теперь, как я понимаю, это не имеет значения. Потому что нам нужно решить, как поступить с вашими мирами. Мне кажется, ещё ничего не потеряно.

– Совершенно верно, – сказал Магистр очень усталым голосом, заезжая в проём двери на кресле-каталке. – Вообще мы должны всё поправить. И нам это по силам.

– Что случилось?! – воскликнули одновременно Стель и Зак.

– Случилось? – Саган недоуменно оглядел всех, а потом проследил взгляды устремленные на инвалидное кресло. – Ах, это! Ничего страшного, успокойтесь.

– Может, вам стоит рассказать нам, чтобы мы действительно перестали волноваться? – предложил Бенедикт.

– Иуаррофраккс очень хорошо подготовился, – сказал Саган, блаженно улыбаясь. Стель была готова к его обычным восхищениям своим заклятым другом. – Оракул не в состоянии предсказать исход событий в мире Зака и Стель. Но он точно показывает необратимые последствия для другого мира. Они ещё не запустились, поскольку Равновесие в мире Бенедикта их сдерживает. Но это всё равно как прикрываться листом подорожника от дождя. Поэтому я совершил очень древний и трудный ритуал. Называется «Пасьянс судьбы». Благодаря ему я теперь точно знаю, что нужно сделать, чтобы всё исправить. В мире Зака теперь достаточно уничтожить гримтурсов. А люди и цверги уже потом договорятся, как жить вместе. Общая беда сплотила их и, что вполне закономерно, внесла некоторые поправки в нерушимый жизненный строй. Подозреваю, что Зак приложил к этому немало усилий, – Саган улыбнулся и тепло посмотрел на человека. – Что касается мира Стель, тут и вовсе всё проще простого. Конунгом должен стать ярл Арн. Очень хороший знакомый Стель, не так ли? – Саган подмигнул ей.

– А с вами-то что? – спросила Стель, не размениваясь на такие откровенные авансы.

– Мы снова перешли на «вы»? – Саган удивлённо приподнял правую бровь.

– Это совещание десанта Равновесия, – спокойно ответила Стель. – А на работе к старшему по званию следует относиться с уважением.

– Извини, – Саган виновато наклонил голову, оглядывая их всех снова. – «Пасьянс судьбы» полностью отнимает могущество и силы, – пояснил он. – Но оно вернётся через какое-то время.

– И через какое конкретно? – спросил Зак.

– А вот этого я знать не могу, – улыбнулся Магистр. – Каждый раз по-разному получается. В прошлый раз это длилось две недели, а до этого три дня. А ещё раньше, помнится, месяцев шесть. Пасьянс же, – он снова усмехнулся. – Вам всем вместе предстоит отправиться сначала в один мир, потом в другой. Исправить ситуацию, а затем вернуться сюда. Думаю, игры Иуаррофраккса на этом не закончатся, поэтому салют событий нам гарантирован. – Стель вдруг поняла, что он гораздо более хуже себя чувствует, чем пытается показать им. Вены на шее были напряжены, пальцы на руках дрожали от усилия, а на лбу прямо из-под рогов блестели бисеринки пота. Она решительно встала и взялась за ручки его кресла. Молча развернула и покатила по коридору в сторону его личных покоев. – Ты повзрослела, Стель, – сказал он тихо.

– Да, – просто согласилась Стель. – Это было довольно сложно, но необходимо.

– Я очень горжусь тобой, девочка, – еле слышно сказал Магистр. Стель стало очень приятно. Простые слова, сказанные нужным и важным для тебя человеком, – это самая приятная награда в жизни. И стоит она многого.

– Отдыхайте, Магистр, – сказала она, оставляя кресло в центре поляны в покоях. – Вы нам нужны здоровым и полным сил. А с текущими делами мы справимся. Обещаю.


Бенедикт.

Пока Стель увозила Сагана, Бенедикт ушёл в свои мысли. Ему не давало покоя бессилие повелителя стихий. И это было довольно тревожно. Сначала они вынуждены были разделиться по разным мирам. А это безусловно снижало шансы на выполнение всех трёх миссий. А теперь вот обессиленный командир, а им снова предстоит разделиться. Всё это вместе весьма напоминало хорошо продуманный и от этого довольно коварный план. Судя по рассказам и отношению Сагана к Иуаррофракксу, ситуация вполне могла быть частью его плана. Только вот чего он добивается? Как бы понять это, чтобы заранее предпринять меры по защите?

– Ты слышал? – произнёс, вплывая в его клубок мыслей голос Зака. – Она назвала нас «мальчиками». Это что? И вообще на себя совсем не похожа. Ни разу не огрызнулась на меня. И рассказывала свою историю как человек. А не как вечный представитель высшей расы. Что с ней случилось?

– Не думаю, что имеет смысл выяснять, что с ней случилось. Гораздо важнее поддержать её в этом порыве, – рассудил Бенедикт. – Ведь абсолютно чётко и понятно, что она решила изменить отношение к нам. И, может быть даже, к себе. А это тяжёлый шаг. Стоит ли делать дополнительные усилия, чтобы испортить человеку выпавший шанс измениться? Только представь себя на её месте. Вместо того, чтобы следовать выбранному курсу поведения, тебе ещё нужно рассказать и аргументировать окружающим своё новое поведение. Доказать, что это не эксцентрика, а зрелое решение. А для этого совершенно точно придётся вытащить на свет всех своих химер…

– Скелетов из шкафа, – сказал Зак.

– Скелетов? – переспросил Бенедикт, удивлённый очередным разнообразием аллегорий людей с планеты Земля.

– Ну, да, – задумчиво произнёс Зак. – У нас такое выражение есть: «У каждого свои скелеты в шкафу» То есть тайны, освободившиеся от мяса времени, но по-прежнему имеющие значение. И чаще всего – неприятную эмоциональную окраску.

– Что ж, пусть будут скелеты в шкафу, – согласился Бенедикт. – Главное, это нам с тобой решить. Заставлять ли её вытаскивать эти скелеты или просто поддержать её начинания. Не требуя от неё жертв или признаний. В конце концов, она леди.

– Ты прав, – улыбнулся Зак. – Как всегда. Я вот по себе знаю, если ничего не требовать, то оно само собой потом как-то случится. В руки придёт.

– Это вполне возможно, – согласился с ним Бенедикт. – тайнами удобнее делиться с близкими друзьями. А таковыми нам с ней ещё предстоит стать.

– Знаешь, Бенедикт, это хорошо, что ты бессмертный. Я же тоже вроде как развоплощён в своём мире, то есть тоже вроде как бессмертный. А когда впереди вечность и такой друг как ты – вообще ничего не страшно. Хоть пальцы в розетку суй!

– Спасибо, Зак, – улыбнулся Бенедикт. – Мне очень приятно. А пальцы в розетку – это…

– Это касание потока заряженных частиц, которое на земле называется током, – любезно пояснил Филимон.

– Мальчики – так мальчики! – согласился Зак. – Что, от нас убудет что ли? Да и вполне можно считать это комплиментом. А, Филя?

– Я думал, что обращение к взрослому человеку как к ребёнку – это обидно, – прошелестел элементаль.

– Это когда профессор в университете тебе говорит «мальчик» – впору расстраиваться. А когда красивая женщина – плясать от радости надо!

– Я учту, – сказал Филимон.

– Магистр отдыхает, – сообщила Стель, входя в свои покои и глядя на гостей. – А что это вы ничего не пьёте? Или я что-то не то попросила? Вкус не нравится? Или не похож на настоящий?

– О, нет! Всё великолепно, – отозвался Бенедикт. – Мы не хотели начинать в отсутствие хозяйки.

– Хороша хозяйка, – звонко рассмеялась Стель. – Сама в гости позвала, а гости голодают на приёме!

– Я должна попросить у вас прощения, – начала Стель, опустив глаза к полу.

– Вовсе нет! – хором откликнулись Зак и Бенедикт. Носферату в очередной раз поразился, насколько близки были их мысли и действия.

– Нет, должна! – сверкнула глазами эльфийка. – Это я решаю, что и кому должна, а что и кому не должна, – с некоторой долей злости добавила она. И Бенедикту показалось, что в её взгляд вернулись яростные оттенки прошлого. – Простите, – тут же смутилась Стель. – И, пожалуйста, не перебивайте меня. Мне очень трудно сейчас говорить. – Зак приоткрыл, было, рот, но тут же закрыл и даже, как показалось Бенедикту, щёлкнул зубами. – Спасибо. – Стель снова помолчала, будто собираясь с силами. А затем подняла глаза и твёрдо продолжила: – У меня в голове была путаница по поводу моих собственных целей. Но я с ней разобралась. И теперь понимаю, что делала всё, чтобы мы так и не стали командой. И прошу меня простить за это. Я вам обещаю, что больше такого не повторится. И теперь я буду прикладывать все усилия, чтобы нам всем было комфортно работать вместе. Вот, – она вскинула подбородок и вызывающе уставилась в глаза Бенедикта.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5