Мэри Кларк.

Всё сама



скачать книгу бесплатно

Mary Higgins Clark

All By Myself, Alone


© 2017 by Nora Durkin Enterprises, Inc. Originally published by Simon & Schuster, Inc.

© Першина С., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

В память о моих родителях, Люке и Норе Хиггинс, и моих братьях, Джозефе и Джоне. С любовью.



Благодарности

Итак, славный корабль «Королева Шарлотта» готов отправиться в плавание. Надеюсь, читателю понравится этот вояж.

А сейчас самое время снова сказать большое спасибо Майклу Корда, который уже более сорока лет остается моим редактором. Без него, как всегда, не обойтись. Это по его совету действие романа разворачивается на борту круизного лайнера, и Майкл консультировал меня в процессе работы над книгой.

Я также благодарю Мэрисью Руччи, главного редактора издательства «Саймон энд Шустер», за ее мудрые советы и творческие идеи.

Спасибо моему невероятному мужу, Джону Конхини, который сочувственно выслушивает меня, когда я с головой погружаюсь в работу. Снимаю шляпу перед своими детьми и внуками. Вы всегда вдохновляете и поддерживаете меня.

Хочу выразить особую благодарность моему сыну Дейву за исследовательскую и редакторскую помощь.

Спасибо Артуру Груму, сокровищу среди ювелиров, – он стал моим гидом в чудесном мире драгоценных камней.

Тысяча благодарностей Джиму Уокеру, юристу в области морского права, который подсказал мне, как руководство корабля могло отреагировать на чрезвычайную ситуацию.

Мне очень помогли советы Уэса Риглера, служившего в прошлом специальным агентом ФБР.

Кроме того, нельзя не воздать должное памяти Эмили Пост, автора книг по этикету: из ее работ мы многое узнали о традициях и манерах прошлого века.

И наконец, я хочу поблагодарить моих дорогих читателей, чью поддержку я очень ценю!


Радости вам и добра.

Мэри.

День первый

1

Прекрасный круизный лайнер «Королева Шарлотта» отправлялся в первое плавание от причала на реке Гудзон. Журналисты писали, что корабль – само совершенство, его сравнивали с «Королевой Марией» и даже с «Титаником», этим воплощением роскоши прошлого столетия.

Один за другим пассажиры поднимались на борт. Их отмечали в списке, а затем приглашали в Большой зал, где официанты в белых перчатках разносили шампанское. Когда все гости были в сборе, к ним обратился капитан Фейрфакс:

– Леди и джентльмены, вас ждет самое изысканное путешествие в вашей жизни!

Британский акцент добавил его словам еще больше лоска.

– Каюты обставлены в лучших традициях круизных лайнеров минувших времен. «Королева Шарлотта» рассчитана ровно на сто пассажиров, и восемьдесят пять членов ее экипажа полностью к вашим услугам. Развлечения будут достойны Бродвея, Карнеги-Холла и Метрополитен-оперы.

Мы предложим вам широкий выбор лекций. В числе выступающих – известные писатели, дипломат в отставке, знаток Шекспира и специалист по драгоценным камням. Лучшие повара мира продемонстрируют вам свое искусство. Кроме того, мы знаем, как в море донимает жажда. От этой напасти у нас есть средство – серия дегустаций, а проведут ее знаменитые ценители вин. Для поддержания атмосферы нашего круиза мы расскажем вам об утонченном этикете прошлого столетия: одна из лекций будет посвящена книге Эмили Пост, прославленного знатока хороших манер. И все это – лишь малая часть развлечений, предлагаемых на ваш выбор. В заключение скажу, что для меню мы отобрали самые изысканные блюда со всего света. Еще раз: добро пожаловать! На следующие шесть дней этот корабль станет вашим домом. А теперь я хотел бы представить вам Грегори Моррисона, владельца «Королевы Шаролотты». Этот безупречный корабль – его детище. Именно благодаря ему вас ожидает самый роскошный круиз в вашей жизни.

Вперед вышел крепкий румяный мужчина с седыми волосами.

– Добро пожаловать на борт! Сегодня исполняется детская мечта, родившаяся пятьдесят лет назад. Мой отец, капитан буксира, водил круизные лайнеры тех дней из гавани и в гавань Нью-Йорка. Я стоял рядом с ним. Пока отец следил за тем, куда мы идем, я оглядывался и в восторге смотрел, как эти прекрасные суда рассекают серую воду Гудзона. Уже тогда я решил, что однажды построю корабль, который затмит их великолепием. В своем величии «Королева Шарлотта» воплотила мои самые смелые мечты. Неважно, сойдете ли вы через пять дней в Саутгемптоне или проведете с нами три месяца в кругосветном вояже. В любом случае сегодня для вас начинается незабываемое время.

Он взял бокал шампанского и скомандовал:

– Поднять якорь!

Пассажиры похлопали ему и начали знакомиться друг с другом. Алвира и Вилли Мехен, отмечавшие сорок пятую годовщину свадьбы, вкушали плоды своей невероятной удачи. До того, как выиграть в лотерею, она работала уборщицей, а он чистил туалеты и менял лопнувшие трубы.

Тед Кавано, мужчина тридцати четырех лет, пригубил вино и огляделся. Кое-кого из пассажиров он узнал: тут были председатели совета директоров «Дженерал электрик» и «Голдман Сакс», несколько звездных голливудских пар.

– А вы, случаем, не родственник посла Марка Кавано? – спросил кто-то рядом. – Вы очень на него похожи.

– Верно, – улыбнулся Тед. – Я его сын.

– Так я и знал, – кивнул пожилой джентльмен. – Разрешите представиться: Чарльз Чиллингсворт.

Знакомое имя – это же бывший посол во Франции!

– В молодости мы с вашим отцом вместе работали атташе, – продолжал мистер Чиллингсворт. – В него были влюблены все девушки посольства. Я ему говорил, что таким привлекательным быть нельзя. Насколько помню, он служил послом в Египте при двух президентах, а затем – в Англии, при королевском дворе.

– Да, – ответил Тед. – Египет очаровал отца, и мне передалась эта страсть. Я там вырос. Потом, когда отец стал послом в Великобритании, мы переехали в Лондон.

– Вы пошли по его стопам?

– Нет, я стал юристом, но в основном занимаюсь розыском древностей и предметов искусства.

Тед умолчал о том, что отправился в круиз ради встречи с леди Эмили Хейвуд. Она была владелицей знаменитого изумрудного ожерелья, некогда, по легенде, принадлежавшего Клеопатре. Молодой человек решил убедить леди Хейвуд, что сокровище необходимо вернуть народу Египта.

Разговор Теда и бывшего посла с интересом слушал профессор Генри Лонгворт. На корабль его пригласили в качестве лектора. Будучи признанным знатоком Шекспира, во время выступлений он всегда декламировал стихи и неизменно вызывал у публики восторг. Этот лысеющий, среднего роста мужчина за шестьдесят был желанным гостем в круизах и университетах.

Поодаль от остальных гостей стоял Девон Майклсон. Он не испытывал ни нужды, ни желания пускаться в банальную светскую беседу, неизбежную при встрече незнакомцев. Как и профессору Лонгворту, ему было слегка за шестьдесят, внешностью он обладал неприметной.

Точно так же, особняком, держалась и Селия Килбрайд. В этом году ей исполнилось двадцать девять. Все с восхищением поглядывали на молодую синеглазую брюнетку, но она не замечала взглядов, сейчас ей было не до них.

Лайнер шел в английский порт Саутгемптон, где Селия и собиралась сойти. Ее тоже пригласили на корабль прочесть лекцию: она прекрасно разбиралась в драгоценных камнях.

А самые большие надежды возлагала на путешествие Анна Демилль из Канзаса, разведенная дама пятидесяти шести лет. Билет она выиграла в церковной лотерее. Анна была худышкой, и прежде всего окружающим бросались в глаза ее крашеные черные волосы и брови. Госпожа Демилль верила, что встретит среди гостей Того Самого. «А почему бы нет? – спрашивала она себя. – Мне же достался главный приз. Может, и в любви наконец-то повезет».

Леди Эмили Хейвуд, известной миллионерше и меценатке, было восемьдесят шесть. В круиз она взяла свою бессменную помощницу Бренду Мартин, управляющего Роджера Пирсона и его жену Ивонн. Перед поездкой леди дала интервью и заявила, что впервые появится на публике в легендарном ожерелье Клеопатры.

Гости начали расходиться, желая друг другу приятного вояжа. Разве могли они знать, что не всем суждено прибыть в Саутгемптон живыми?

2

Селия Килбрайд остановилась у перил, глядя на проплывающую мимо статую Свободы. На корабле Селии предстояло провести чуть меньше недели, но девушка и тому была рада: лишь бы сбежать от шумихи, которую подняли журналисты. Ее жениха арестовали за сутки до свадьбы, прямо во время семейного ужина. Даже не верилось, что это случилось всего месяц назад.

Сотрудники ФБР вошли в ресторан, как раз когда произносили тосты. Фотограф только что щелкнул Селию и жениха, потом взял крупным планом кольцо с бриллиантом в пять карат, подаренное ей в честь помолвки.

Очаровательный, остроумный красавец Стивен обманул ее друзей. Они вложили деньги в инвестиционный фонд, созданный Стивеном с единственной целью – чтобы жить на широкую ногу. «Как хорошо, что мы не успели пожениться! – думала Селия, пока лайнер выходил в Атлантику. – Хоть в этом мне повезло».

Какую большую роль играет в жизни случай! Два года назад, вскоре после смерти отца, она отправилась на конференцию в Лондон. Ювелирная фирма «Каррутерс» оплатила ее билет, и Селия первый раз летела бизнес-классом.

Потом она возвращалась в Нью-Йорк, сидела в самолете, ожидая взлета, и потягивала вино. Соседом оказался одетый с иголочки молодой мужчина. Он закинул на багажную полку свой кейс, устроился в кресле и с улыбкой протянул руку для знакомства:

– Меня зовут Стивен Торн.

Стивен сказал, что возвращается с финансовой конференции. Самолет еще не приземлился, а Селия уже была не против поужинать с новым знакомым.

Девушка тряхнула головой. «В любом камне замечу дефекты, – подумала она, – а в человеке ошиблась». Селия глубоко вздохнула, и ее легкие наполнил восхитительный океанский воздух. «Брошу думать о Стивене!» – пообещала она себе. Однако трудно было забыть, что друзья разорились, потому что она познакомила их с мошенником. Ее вызвали на допрос в ФБР. Возможно, подозревали в соучастии, хотя она сама потеряла в этой афере все сбережения.

Селия надеялась, что не встретит знакомых среди пассажиров, однако на борту оказалась Эмили Хейвуд. Старая дама часто заходила в магазин «Каррутерс» на Пятой авеню: сдавала драгоценности в чистку или ремонт и просила Селию проверить, нет ли на них сколов и царапин. С леди Хейвуд всегда была помощница, Бренда Мартин.

Знала Селия и мистера Мехена. Он купил в «Каррутерс» подарок жене, в подробностях рассказал, как они выиграли сорок миллионов, и сразу вызвал у девушки симпатию.

И все же среди такого количества гостей легко затеряться и побыть одной. Нужно только прочесть две лекции, ответить на вопросы слушателей. Селия уже выступала на лайнерах компании «Касл Лайнз». Агент, отвечавший за досуг пассажиров, говорил, что ее рассказы вызывают большой интерес. На этот раз он позвонил всего за неделю до отплытия и попросил подменить внезапно заболевшего лектора.

Возможность укрыться от жалости и гнева друзей Селия приняла как манну небесную. «Какое счастье, что я здесь!» – подумала она, развернулась и пошла в каюту.

Ее изысканный номер, как и любой другой на «Королеве Шарлотте», был продуман до мелочей. Он состоял из гостиной, спальни и ванной. Гардеробные оказались вдвое больше, чем каюты первого класса на иных кораблях. Одна из дверей вела на уединенный балкон.

Хотелось выйти туда прямо сейчас, но Селия решила для начала распаковать вещи. Первую лекцию назначили на завтра, нужно было еще подготовиться.

Зазвонил мобильник. Девушка услышала в трубке голос Стивена: его выпустили под залог до суда.

– Селия, – начал мошенник, – я все объясню.

Она сбросила звонок и отшвырнула телефон. Даже говорить с ним – и то унизительно! «Я замечу дефект в любом камне», – с горечью повторила Селия. Сглотнула ком в горле и быстро вытерла слезы.

3

Леди Эмили Хейвуд, всем известная как леди Эм, сидела, выпрямив спину, в прекрасном мягком кресле посреди самой шикарной каюты на корабле. У леди Эм была по-птичьи худая фигурка и совершенно белые волосы, а морщинистое лицо еще хранило следы красоты. В этой женщине по-прежнему угадывалась та блистательная американская прима-балерина, которая в двадцать лет пленила сэра Ричарда Хейвуда, знаменитого британского исследователя и богача.

Леди Эм вздохнула и оглядела каюту. Да, не зря деньги плачены! Над камином в большой гостиной – огромный телевизор, на полу – старинные персидские ковры; диваны, обитые золотистой тканью, кресла и старинные столики, бар в глубине комнаты. Здесь была огромная спальня, в ванной – джакузи, пол с подогревом и невероятная мозаика из мрамора на стенах. Двери ванной и гостиной выходили на балкон. В холодильнике лежали закуски, которые выбрала сама гостья.

Леди Эм улыбнулась. Она взяла в круиз несколько лучших украшений. На борту собралось много знаменитостей, и она, как всегда, хотела всех затмить. Решив отправиться в плавание, она объявила, что среди такой роскоши грех не надеть знаменитое изумрудное ожерелье, которое, по слухам, принадлежало самой царице Клеопатре. После круиза леди Эм собиралась пожертвовать его Смитсоновскому институту. «Ожерелью нет цены, – думала она. – Перед родственниками отчитываться не нужно, кому же я его оставлю? Правда, египетское правительство пытается его вернуть, заявляя, что сокровище находилось в разграбленном захоронении. Вот пусть они и дерутся за него с Институтом. Это моя первая и последняя гастроль с изумрудами».

Дверь в спальню была приоткрыта. Леди Эм слышала, как Бренда разбирает чемоданы с одеждой. Прикасаться к личным вещам старая дама позволяла только ей.

«Что бы я делала без Бренды? – спросила себя леди Эм. – Когда я еще сама не знаю, что мне нужно, она все угадывает заранее! Двадцать лет верной службы! Надеюсь, личной жизнью она ради этого не жертвовала».

Совсем другие мысли вызывал у старой миллионерши Роджер Пирсон, ее финансовый советник. Леди Эм пригласила его в круиз вместе с женой, и его общество ей всегда нравилось. Она знала Роджера еще мальчишкой, его дед и отец консультировали ее по денежным вопросам.

Однако неделю назад она встретила своего давнего друга Уинторпа, которого не видела много лет. Он тоже был клиентом фирмы Пирсонов. Узнав, что Роджер до сих пор на нее работает, старик предупредил:

– Он пошел не в отца и не в деда. Я бы тебе предложил обратиться в другую контору и хорошенько проверить свои счета.

Она потребовала объяснений, но больше Уинторп ничего не сказал.

Леди Эм услышала шаги, дверь спальни распахнулась, и в комнату вошла Бренда Мартин. Это была крупная женщина – не полная, а скорее крепкая. Короткая стрижка на седеющих волосах ее не красила, и Бренда выглядела старше своих шестидесяти. Ее круглое лицо не знало, что такое макияж, хотя весьма в нем нуждалось.

Сейчас вид у Бренды был встревоженный.

– Леди Эм, – сказала она робко, – вы хмуритесь. Что-то не так?

«Осторожней, – подумала миссис Хейвуд. – Нельзя говорить, что я расстроена из-за Роджера».

– Разве я хмурая? Вовсе нет.

Бренда облегченно вздохнула.

– Ах, леди Эм! Как хорошо, что все в порядке. Пусть каждая минута этого чудесного круиза вас радует. Хотите, я позвоню и закажу чай?

– Да, было бы недурно, – согласилась леди Эм. – Не терпится послушать завтра Селию Килбрайд. Вот удивительно: такая молодая женщина и столько знает о камнях. Думаю рассказать ей о проклятии Клеопатры.

– Каком проклятии?

Миссис Хейвуд усмехнулась.

– Клеопатру взял в плен император Октавиан, приемный сын и наследник Цезаря. Он хотел отвезти ее на корабле в Рим и приказал царице носить на его борту эти самые изумруды. Перед тем как покончить с собой, Клеопатра прокляла ожерелье: любой, кто наденет его в море, погибнет.

– Ох, леди Эм, – вздохнула Бренда. – Какая жуткая история. Лучше оставьте его в сейфе!

– Ни за что! – отрезала миссис Хейвуд. – А теперь давайте закажем чай.

4

Роджер Пирсон и его жена Ивонн пили чай в своем люксе. Пирсон – крепкий мужчина с редеющими русыми волосами – был из тех обаятельных и компанейских людей, которые всем приходятся по душе. Когда он улыбался, в уголках его глаз лучились морщинки. Только Роджер осмеливался шутить о политике в присутствии леди Эм. Он был ярым республиканцем, а старая дама с таким же пылом поддерживала демократов.

Сейчас они с женой изучали программу развлекательных мероприятий. В половине третьего выступала Селия Килбрайд.

Ивонн вскинула брови.

– Та самая, из «Каррутерс»? Которая замешана в скандале с фондом?

– Этот жулик, Торн, старается ее утопить, – равнодушно заметил Пирсон.

Ивонн помолчала.

– Бренда говорит, что Килбрайд знакома с леди Эм: старуха носит ей свои драгоценности.

– Выходит, Селия – торговый представитель?

– Бери выше. Она большой специалист по драгоценным камням, ездит по всему миру и закупает их для «Каррутерс». А лекции на лайнерах читает, чтобы привлечь богатых клиентов.

– Похоже, она не промах, – заметил Роджер и повернулся к телевизору.

Ивонн внимательно посмотрела на мужа. Как всегда, стоило им остаться одним, как он бросил разыгрывать рубаху-парня и практически перестал обращать на нее внимание.

Она сделала глоток чая, взяла тоненький огуречный сэндвич и стала думать о вечернем туалете. Сегодня она решила надеть кашемировый жакет с черно-белым орнаментом. Кожаные накладки на локтях придавали ему более спортивный стиль, как того и требовал дресс-код.

Ивонн знала, что выглядит моложе своих сорока трех. Она была не такой высокой, как хотелось бы, зато стройной. И парикмахер наконец-то высветлил ее волосы именно так, как нужно. В прошлый раз они получились слишком золотистыми.

Ивонн придавала большое значение внешности. А также своему положению в обществе, квартире на Парк-авеню и дому в Хэмптонсе[1]1
  Группа деревень и городков к востоку от Нью-Йорка, на острове Лонг-Айленд. Популярный среди состоятельных людей курорт.


[Закрыть]
. Муж ей давно наскучил, а вот такой образ жизни она любила. Своих детей они не завели. У Роджера была сестра-вдова с тремя детьми, и он с чего-то взялся платить за их обучение в колледже. Ивонн с ней давно поссорилась, но подозревала, что муж все равно помогает родне. «До поры до времени, пока они не угрожают моим интересам», – подумала она, допивая чай.

5

– Это слишком дорого, Вилли, даже на сорок пятую годовщину! – воскликнула Алвира, войдя в номер.

Вилли по голосу понял, что она рада. Он остановился в гостиной и взял бутылку шампанского, лежавшую в серебряном ведерке со льдом. Придерживая пробку, мистер Мехен поглядывал то на зеркала во всю стену, то на синие воды Атлантики.

– Вилли, ну зачем нам номер с балконом? Океаном полюбоваться можно и с палубы.

Он улыбнулся.

– Милая, на этом корабле балконы наверняка есть во всех номерах.

Алвира уже перешла в ванную.

– Ты не поверишь! – почти кричала она оттуда. – Тут в зеркало встроен телевизор. Это все стоит уйму денег!

Вилли снисходительно улыбнулся.

– Дорогая, мы уже пять лет ежегодно получаем два миллиона без вычета налогов. Да и ты ведешь колонку в журнале «Глоуб».

– Знаю, – вздохнула Алвира. – Но я бы лучше потратила деньги на что-то хорошее. Ты ведь знаешь, кому много дано, с того много и спросится.

«Боже, – подумал Вилли, – а что она скажет вечером, когда я подарю кольцо?»

Он решил ее подготовить.

– Дорогая, взгляни с другой стороны. Я так хотел отпраздновать нашу годовщину. Разве я не могу показать, как был счастлив с тобой все эти годы? Кстати, я приготовил тебе еще один подарок. И если ты его не примешь, я очень обижусь.

«Говорю как политик», – подумал он.

Алвира смутилась.

– Ах, Вилли, прости. Конечно, я рада, что мы здесь. И ведь это ты предложил тогда купить лотерейный билет. А я еще сказала, что могли бы сэкономить доллар. Мне тут очень нравится, и я с радостью приму твой подарок.

Они вышли на балкон и стояли, восхищаясь океаном. Вилли обнял жену.

– Так-то лучше, милая. Только представь, как мы проведем всю неделю – будем радоваться каждой минутке.

– Да, – согласилась она.

– Ты такая красивая!

«И на это тоже потрачена куча денег», – подумала Алвира. Ее парикмахер ушла в отпуск, и пришлось краситься в дорогом салоне, который рекомендовала подруга, баронесса фон Шрайбер. Впрочем, ничего другого она и не могла посоветовать. Однако Алвира не могла не признать, что получилось отлично: волосы приобрели ее любимый рыжеватый оттенок, и стрижку месье Леопольдо сделал просто чудесную. А еще с Рождества она сбросила семь килограммов и теперь снова носила изысканные вещи, которые та же баронесса выбрала для нее два года назад.

Вилли прижал ее к себе.

– Дорогая моя, для следующей статьи у тебя одна тема – беззаботный морской круиз!

И все же в груди у него шевельнулось дурное предчувствие: что-то случится. У них все время что-нибудь шло наперекосяк.

6

Раймонд Броуд вошел с подносом в каюту леди Эм и начал убирать со стола. Миссис Хейвуд с помощницей ушли. Наверное, в «Королевскую гостиную», бар на седьмом этаже.

«Местечко не для бедных, – подумал Раймонд. – Вот какие люди мне нравятся!» Он ловко переставил на поднос чайник и чашки, недоеденные сэндвичи и сладости.

Затем стюард отправился в спальню, посмотрел вокруг, заглянул в ящики ночных столиков по обе стороны от кровати. Богатеи часто бросали свои драгоценности где попало, а Раймонд за этим следил.

С деньгами они тоже обходились беспечно. Если после круиза хозяину возвращали бумажник, тот никогда не замечал отсутствия в нем пары банкнот: он их не пересчитывал.

Раймонд крал с большой осторожностью и за десять лет работы не попался ни разу. И что с того, если он немного зарабатывал, сообщая таблоидам скандальные новости о шалостях звезд? Об этом тоже никто не знал: его считали отличным сотрудником.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3