Мэри Кларк.

А время уходит



скачать книгу бесплатно

– Да, сэр.

– В тот, первый, раз выражала ли миссис Грант свое неудовольствие тем, что оказалась в такой ситуации?

– Нет, сэр, не выражала.

– Она не показалась вам усталой, изнуренной?

– Да, сэр, показалась.

– Но она не выказала ни злости, ни недовольства, так?

– Не выказала.

– И она помогала вам и сиделке поднять его и перенести на кровать, не так ли?

– Да.

– А потом успокаивала его в спальне?

– Да, сэр.

– А теперь давайте вернемся к тому утру, когда вас снова направили в этот дом. Вас встретила сиделка, так?

– Да.

– В то время, пока вы находились там, выражала ли сиделка какие-либо подозрения в отношении миссис Грант или сомнения в том, что ее муж умер по естественным причинам?

– Нет.

– Сиделка и миссис Грант общались друг с другом?

– Да.

– Вы заметили между ними какое-то напряжение?

– Нет, сэр, не заметил.

– Можно ли сказать, что они успокаивали друг друга?

– Да, сэр, можно.

– Вы сказали, что миссис Грант держалась спокойно. Это так?

– Так.

– И вам показалось, что она сильно опечалена? Верно?

– Верно.

– Вы также отметили, что она выглядела усталой?

– Мне так показалось.

– Было ли что-то такое, что навело бы вас на мысль о стычке между супругами?

– Ничего такого не было.

– При осмотре тела не обнаружили ли вы что-либо, указывавшее на наличие травмы, полученной доктором Грантом в результате борьбы?

– Ничего подобного я не обнаружил.

– И последний вопрос, офицер. Если б у вас возникли подозрения или сомнения, что бы вы сделали?

– Если б у меня возникли подозрения или сомнения, я позвонил бы дежурному детективу в полицейский участок и он связался бы с дежурным детективом из отдела убийств прокуратуры.

– Но ничего этого не случилось, потому что у вас не возникло оснований подозревать, что дело нечисто. Я прав?

– Да, сэр, вы правы.

– Ваша честь, у меня больше нет вопросов к свидетелю.

Глава 11

Следующим свидетелем, вызванным стороной обвинения, был Пол Хеккер, управляющий похоронным бюро. Хеккер рассказал, что в резиденцию Грантов его пригласила миссис Бетси Грант, сообщившая по телефону, что ее муж, долгое время страдавший от болезни Альцгеймера, скончался ночью во сне. По словам свидетеля, он незамедлительно связался со своим помощником, который приехал к дому Грантов на катафалке спустя некоторое время после прибытия туда самого Хеккера.

Управляющий показал, что Бетси Грант встретила его у двери и провела в спальню доктора Гранта. В коридоре стоял молодой полицейский, поздоровавшийся с ним кивком.

– Женщина, которая встретила вас и назвалась Бетси Грант, находится сейчас в зале суда?

– Да, сэр, она здесь.

– Пожалуйста, укажите на нее.

– Она сидит за столом, справа от меня.

– Как бы вы охарактеризовали поведение миссис Грант при встрече с вами?

– Она была любезна со мной и, как мне показалось, очень подавлена.

– Расскажите, что вы увидели в спальне.

– Покойный лежал на кровати, одетый в пижамную куртку и брюки.

– Вы заметили какие-либо признаки травмы?

– Нет, не заметил.

– Что вы делали потом?

– Я объяснил миссис Грант, что ей и сиделке – ее звали Анжела Уоттс – лучше выйти из спальни, пока мы с помощником перенесем тело в припаркованный у дома катафалк.

– Они вышли?

– Да.

– Как вы можете описать поведение этих двух женщин, когда они выходили из комнаты?

– Миссис Грант вышла молча.

Сиделка всхлипывала.

– И затем вы перевезли тело из дома в похоронное бюро?

– Да.

– В то время возникали ли у вас какие-либо подозрения относительно причины смерти доктора Гранта? – спросил прокурор.

– Нет, сэр. Никаких оснований для подозрений не было. Все выглядело так, будто мистер Грант умер во сне.

– За то время, что вы находились в спальне, заметили ли вы что-нибудь необычное?

– Я бы не назвал это «необычным», но кое-что действительно привлекло мое внимание как нечто неуместное, если можно так выразиться.

– Что именно вы имеете в виду?

– Видите ли, я, конечно, знал, что доктор Эдвард Грант был врачом. На ночном столике рядом с кроватью стояла на гранитной подставке старомодная ступка – как мне показалось, от набора из ступки и пестика. На подставке была пластинка с надписью «Больница Хакенсак доктору Эдварду Гранту – за долгую службу».

– И на что вы обратили внимание?

– Там не было пестика.

– Сэр, я не уверен, что все здесь знают, что такое пестик и как он выглядит. Можете рассказать нам?

– Аптекари, исполнявшие раньше функции фармацевтов, пользовались ступками и пестиками для растирания лекарственных средств. Проще говоря, пестик – это предмет в форме биты, но небольшого, в несколько дюймов, размера. Он довольно тяжелый, закругленный на концах, при этом нижняя часть толще и тяжелее.

– Из какого материала сделаны ступка и подставка, которые вы видели на столике в спальне доктора Эдварда Гранта?

– Из черного мрамора.

Прокурор взял со своего стола некий стоявший на нем предмет и, держа в обеих руках, поднес к свидетельскому месту.

– Сэр, я предъявляю для идентификации предмет, отмеченный как «вещественная улика обвинения номер двадцать пять». Вы видели этот предмет прежде?

– Да, сэр, видел.

– И что это?

– По-моему, это комплект для измельчения, в котором недостает пестика. Я также вижу надпись на пластинке, в которой упоминается доктор Грант.

– Предъявленный вам предмет в том же состоянии, в котором вы видели его тем утром?

– В совершенно том же самом, сэр. Пестика, на отсутствие которого я обратил внимание тогда, здесь по-прежнему нет.

– Логично ли предположить, что этот самый отсутствующий пестик был сделан из того же материала?

– Да, сэр, обычно так и бывает.

– И он достаточно тяжелый, что его можно было использовать в качестве орудия?

Роберт Мейнард снова поднялся на ноги.

– Возражение, ваша честь. Возражение.

– Поддерживаю, – тут же отозвался судья.

– Каким, по вашему мнению, может быть вес пестика из такого рода комплекта?

– Изготовленный из мрамора, такой пестик обычно весит около фунта.

– И обычно он лежит в имеющей форму чаши ступе утолщенным концом вниз?

– Совершенно верно. Повторяю, что именно его отсутствие на месте и привлекло мое внимание.

– Мистер Хеккер, – продолжал прокурор, – вы перевозили тело доктора Эдварда Гранта из дома в ваше похоронное бюро?

– Да.

– Когда это произошло?

– Вскоре после моего приезда туда.

– Вы упомянули, что в доме была сиделка?

– Да, мне сказали, что сиделка, войдя в спальню доктора Гранта, подошла к кровати и обнаружила, что он не дышит. После этого она позвонила «девять-один-один».

– Вас поставили в известность, что прибывший по вызову полицейский связался с личным врачом доктора Гранта, который согласился выписать свидетельство о смерти?

– Да, мне сообщили об этом.

– На ваш взгляд, что-либо указывало на возможность насильственной смерти?

– Нет.

– Расскажите, что случилось после того, как вы доставили тело доктора Гранта в похоронное бюро.

– Мы проводили обычные процедуры по подготовке тела для осмотра и погребения.

– Вы сами проводили эти процедуры?

– Да, с помощью одного из моих ассистентов.

– Заметили ли вы при этом что-то необычное?

– Да, заметил.

– Что именно?

– Затылок доктора Гранта был очень мягким на ощупь. На мой взгляд, это означало, что он получил некое травматическое повреждение данной области.

– О чем вы подумали, исходя из типа повреждения?

– Я сразу же подумал об отсутствующем пестике.

– Учитывая характер и местоположение травмы, возможно ли, что доктор Грант сам нанес себе это повреждение?

– Полностью исключено.

– Что вы делали дальше?

– Я прекратил работу и позвонил медэксперту. Он тут же ответил, что сообщит в полицию и пришлет машину «Скорой помощи» для перевозки тела доктора Гранта в окружной морг.

– Что произошло потом?

– Насколько мне известно, в морге провели аутопсию, а через два дня тело возвратили в мое бюро для погребения.

– Благодарю вас, мистер Хеккер. Больше вопросов не имею.

Дилейни перевела взгляд на Роберта Мейнарда, но адвокат задал свидетелю только один вопрос:

– Вы всегда, исполняя свои обязанности, обращаете внимание на присутствующие в комнате предметы?

– У меня это получается автоматически. Таков характер моей работы. Прежде чем вынести покойника, я всегда оцениваю окружающую обстановку.

– Ваша честь, у меня нет вопросов к свидетелю, – сказал Мейнард, понимая, что с таким свидетелем ему делать нечего.

Дилейни посмотрела на Бетси Грант, которая, похоже, была удивлена тем, что ее защитник ограничился одним вопросом.

Следующим прокурор вызвал доктора Мартина Карузо, окружного судмедэксперта, который, подробно рассказав о своей медицинской подготовке и объяснив, что за двадцать лет пребывания в должности провел тысячи вскрытий, изложил выводы, к которым пришел в ходе аутопсии доктора Эдварда Гранта. Доктор Карузо показал, что череп покойного треснул в четырех местах, вызвав вздутие мозга и внутримозговое кровоизлияние.

– Возможно ли, что доктор Грант получил такое повреждение головы при падении?

– Я бы сказал, что это практически невозможно.

– Почему невозможно? – спросил прокурор.

– Если б он упал и ударился головой, то, при такого рода травме, почти наверняка потерял бы сознание. И тогда не смог бы самостоятельно подняться, добраться до кровати и лечь в постель.

– Доктор Карузо, согласно показаниям свидетеля, из комнаты, где спал доктор Эдвард Грант, пропал мраморный пестик весом около фунта. На ваш профессиональный взгляд судмедэксперта, возможно ли, что причиной повреждения черепа, которое вы наблюдали у покойного, стал удар такого рода предметом?

– Мой ответ – да. Указанное повреждение могло быть нанесено пестиком такого размера и веса или же похожим предметом. С вашего разрешения, я дам некоторые пояснения. При ударе более крупным и более тяжелым предметом – таким, например, как молоток или бейсбольная бита, – мы наблюдали бы значительные внешние повреждения и обширное кровоизлияние. При ударе, нанесенном предметом меньшего размера, таким, как пестик, наблюдается внутримозговое повреждение, но внешнее кровоизлияние отсутствует.

– Наблюдалось ли внешнее кровоизлияние в данном случае?

– Нет, в данном случае внешнего кровоизлияния не было.

Свидетель давал показания, а Дилейни тем временем пыталась анализировать реакцию присяжных на услышанное. Некоторые из них, как она успела заметить, посматривали на Бетси Грант. Заметила Дилейни и слезы на щеках подсудимой, перед которой лишь теперь открылась новая ужасающая реальность.

Между тем Роберт Мейнард задал судмедэксперту лишь несколько вопросов. Всем, и Дилейни в том числе, было уже ясно из слов свидетеля, что Эдвард Грант умер от удара по затылку, который, учитывая обстоятельства, никак не мог быть следствием несчастного случая. Доктор Карузо закончил давать показания к часу дня, и судья Гленн Рот, обратившись к присяжным, объявил, что пришло время сделать перерыв на ланч.

– Леди и джентльмены, мы возобновим слушания в четверть третьего. Напоминаю, что вы не должны обсуждать показания свидетелей ни между собой, ни с кем-либо еще. Приятного ланча.

* * *

После перерыва обвинитель вызвал очередного свидетеля – Фрэнка Бруно, адвоката, занимавшегося наследством доктора Гранта. Пожилой, около шестидесяти, сдержанный и серьезный, он объяснил, что после смерти первой жены доктора Гранта его единственным наследником стал их сын, Алан Грант. Женившись на Бетси Грант, доктор пересмотрел завещание, назначив двумя сонаследниками супругу и сына. При этом дом со всем содержимым доставался исключительно Бетси. Мистер Грант также отдал распоряжение, что в случае его недееспособности Бетси Грант получает полное право принимать за него все решения юридического, медицинского и финансового характера.

Отвечая на дальнейшие вопросы прокурора, мистер Бруно сообщил, что наследство доктора Гранта, исключая дом и его содержимое, оценивается в данный момент в пятнадцать миллионов долларов. Он также заявил, что упомянутые в завещании Анжела Уоттс и Кармен Санчес уже получили то, что им причиталось, – по двадцать пять тысяч каждая. Знали ли эти женщины о таком решении доктора Гранта до его смерти, об этом адвокату известно не было.

Затем к перекрестному допросу свидетеля приступил Роберт Мейнард.

– Мистер Бруно, сколько сейчас лет Алану Гранту?

– Ему тридцать пять.

– Буду ли я прав, если скажу, что на протяжении многих лет Алан Грант испытывает серьезные финансовые трудности?

– Я бы согласился с таким утверждением.

– Верно ли, что доктор Грант оказывал сыну серьезную финансовую помощь?

– Да, это так.

– Правда ли, что чуть более десяти лет назад доктор Грант выразил сильное недовольство его образом жизни?

– Такой случай действительно имел место. Мистер Алан Грант работал коммерческим фотографом, но не на постоянной основе.

– Миссис Бетси Грант выражала свое мнение относительно такого положения вещей?

– Да, выражала. Она считала, что ежегодные выплаты Алану должно сократить до ста тысяч долларов, что было почти вдвое меньше той суммы, которую он привык получать.

– Доктор Грант принял соответствующее решение?

– Да, принял.

– Знаете ли вы, какой была реакция Алана Гранта?

– Он был в ярости и потом еще несколько месяцев не разговаривал с отцом.

– Как он относился к Бетси Грант?

– Алан считал, что именно она склонила отца к такому решению, и испытывал к ней сильную неприязнь.

– Мистер Бруно, вы ведь эксперт в области наследственного права, не так ли?

– Надеюсь, что да. У меня за спиной тридцатипятилетний опыт работы в данной сфере.

– Может ли человек, обвиненный в умышленном убийстве другого человека, получить оставленное ему жертвой наследство?

– Нет, никаких выгод от убийства этот человек не получит.

– Таким образом, если Бетси Грант будет осуждена за убийство, Алан Грант станет единственным наследником?

– Совершенно верно.

Роберт Мейнард повернулся к присяжным и сдержанно улыбнулся.

– Мистер Бруно, напомните нам, что получит Алан Грант в том случае, если его мачеху признают виновной в умышленном убийстве.

– Ему достанется все состояние, которое, не считая дома, оценивается в пятнадцать миллионов долларов. Он получит также отцовскую долю в доме, который может стоить приблизительно три миллиона долларов. И наконец, ему причитается личное имущество отца, его одежда и ценные вещи.

– Благодарю вас, сэр, – сказал Мейнард.

– Ваша честь. – Прокурор Элиот Холмс поднялся со стула. – Я знаю, что у нас впереди послеполуденный перерыв. Прошу разрешения вызвать нашего следующего свидетеля на завтрашнее утро.

– Хорошо, – согласился судья Рот и, предупредив присяжных, что они не должны обсуждать обстоятельства дела, а также не читать газет и не смотреть телевизор, если там рассказывается о ходе процесса, объявил заседание закрытым.

Глава 12

Отправляя Бетси Грант домой на машине, Роберт Мейнард сказал:

– Я заеду за тобой завтра в восемь утра, а сегодня вечером тебе лучше немного отдохнуть и успокоиться.

– Да, я так и сделаю, – тихо ответила Бетси и, лишь захлопнув дверь, обратила внимание на окруживших машину фоторепортеров. Откинувшись на спинку сиденья, она закрыла глаза. Весь этот проведенный в суде день казался нереальным. Неужели кто-то всерьез верит, что она могла пожелать Теду зла? В памяти одно за другим всплывали воспоминания об их первых днях. Они познакомились, когда она стала его пациенткой, – каталась на коньках, упала и сломала ногу. Перелом был тяжелый, и врачи в отделении неотложной помощи послали за доктором Грантом.

Тед пришел и одним своим присутствием как будто заполнил всю комнату.

– Ну вы и постарались, Бетси. Это же надо так ухитриться, – бодро сказал он, держа в руке перед собой рентгеновский снимок ее ноги. – Но мы вас починим, будете как новенькая.

Ей было тогда двадцать пять. Она преподавала историю в средней школе в Хиллсдейле и жила в нескольких милях от места работы, в Хакенсаке. Вскоре Бетси узнала, что ее врач – вдовец и живет не так уж далеко от нее, в Риджвуде. Их потянуло друг к другу, сразу и сильно. А через год они поженились.

Алан, бывший тогда на первом курсе в Корнелле, встретил ее с распростертыми объятиями. «Ему, конечно, недоставало матери, но он знал, что отец будет счастлив со мной, – с горечью подумала она. – Однако, как только я убедила Теда сократить финансовую помощь Алану, парень меня возненавидел».

Бетси бессознательно покачала головой. Во рту вдруг пересохло, и она потянулась к стоявшей в держателе бутылке с водой. И снова вспомнился день, когда Тед взял ее с собой посмотреть дом в Алпайне. Услышав предложение заплатить наличными, риелтор ответил, что владелец готов выехать через две недели. Двенадцать дней спустя, чудесным весенним утром они вошли в свой новый дом.

Восемь лет они были счастливы. А потом началось. Сначала мелкие, едва заметные признаки. Они появились примерно в то время, когда Теду исполнился пятьдесят один год.

Забывчивость. Потом раздражительность. Когда пациент просил изменить время уже согласованного приема, Тед буквально выходил из себя. Он стал забывать о каких-то мероприятиях, жалуясь, что ему приходится слишком о многом помнить. Было очевидно, что им все сильнее овладевает депрессия. Но лишь когда Тед не смог вспомнить дорогу домой, хотя они находились всего лишь в соседнем городке, Бетси поняла – случилось что-то ужасное…

Машина свернула на Пэлимейдс-паркуэй. С каждой минутой они приближались к Алпайну. Бетси знала, что Кармен готовит обед к ее приезду, и с нетерпением ожидала возможности побыть наконец одной, но в доме уже ждали три бывших коллеги из школы. Каждая обняла ее, а Джинн Коэн, недавно ставшая директрисой, с чувством заявила:

– Хоть бы скорее все закончилось. Ужас, через что только тебе приходится пройти. Все же знают, как ты заботилась о Теде.

– Надеюсь, – негромко ответила Бетси. – Послушать, что говорят в суде, так получается, я просто чудовище.

Подруги сидели в го?стеной. Сколько счастливых часов и дней она провела здесь с мужем… За окном уже вытягивались тени. Казалось, они окружают ее. Взгляд остановился на клубном кресле, в котором так любил сидеть Тед.

В последний раз он сидел там в последний вечер своей жизни. Но когда все собрались здесь перед обедом, муж поднялся, подошел к ней и, потянувшись к ее руке, жалобно попросил: «Бетси, помоги мне найти их».

Часом позже, за столом, Тед снова вышел из себя, но тогда в короткий миг прояснения, Бетси показалось, что он пытается сказать ей что-то.

Глава 13

Эльвира и Уилли слушали затаив дыхание рассказ Дилейни о ходе судебных слушаний по делу Бетси Грант. Когда она закончила, супруги переглянулись. Первым заговорил Уилли:

– Похоже, сегодня у Бетси Грант не самый лучший день.

– Ну, это же только начало. Будем надеяться… – оптимистично заметила Эльвира. – А этот прокурор, как видно, умеет сгущать краски.

– Все еще жалеешь, что не освещаешь этот процесс? – спросил Уилли.

– Начну ходить зрителем, только позже. Но, Уилли, есть кое-что еще, на чем я действительно желаю сосредоточиться. Дилейни хочет найти свою биологическую мать. И сейчас, когда ее приемные родители уехали во Флориду, она считает, что есть возможность сделать это, не уязвляя их чувства.

– Ерунда какая-то, – сказал Уилли.

– А вот и не ерунда, – возразила Эльвира. – Каждый раз, когда Дилейни поднимает вопрос о своем удочерении, Дженнифер Райт воспринимает это как выпад против нее лично. Они определенно солгали, когда вписали в свидетельство о рождении свои имена как родителей. Посмотрим, что мне удастся раскопать. Ты же знаешь, я – хороший детектив.

Эльвире никак не удавалось освоить компьютер. Она обладала даром делать ошибки, когда пыталась провести какое-нибудь исследование онлайн. Но твердо вознамерившись собственными глазами увидеть, что именно написано в свидетельстве о рождении Дилейни, и заручившись помощью Уилли, Эльвира в конце концов получила нужную информацию. Однако этого оказалось недостаточно. В документе всего лишь говорилось, что двадцать шесть лет назад, 16 марта в 16.04, родилась девочка, получившая имя Дилейни Нора Райт. Местом рождения был указан дом 22 по Оук-стрит в Филадельфии. Родителями значились Джеймс Чарльз Райт, 50 лет, и Дженнифер Ольсен Райт, 49 лет, проживающие в Ойстер-Бэй, Лонг-Айленд.

– Послушай, Уилли, Райты сообщили Дилейни лишь имя акушерки – Кора Бэнкс – и адрес места рождения, дом двадцать два по Оук-стрит. Дилейни сказала, что в Филадельфии нашлось четыре Коры Бэнкс. Она звонила каждой из них, но они все оказались моложе, чем должна быть сегодня акушерка Кора Бэнкс, и все утверждали, что ничего о ней не знают.

Уилли распечатал информацию из свидетельства о рождении. Просмотрев ее, Эльвира нахмурилась.

– Пользы от этого мало. Я рассчитывала на большее.

– Можно проверить адрес онлайн и посмотреть, что там сейчас, – предложил Уилли.

Аэрофотосъемка показала на Оук-стрит промышленное здание, расположенное среди зданий поменьше.

– Похоже, тот дом снесли, – сказал Уилли.

Эльвира огорченно вздохнула.

– Что ж, значит, работы добавилось… Но здесь есть и другая сторона. Вспомни, Уилли, я всегда говорила, что, прежде чем умру, хочу снова повидать Филадельфию. Давай-ка через пару деньков поедем туда вместе.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19