Мэри Кларк.

А время уходит



скачать книгу бесплатно

– Мистер Мейнард, я не намерена говорить, что убила мужа. Я любила его и прожила с ним восемь чудесных лет, пока его не постигла болезнь. И даже в первые годы недуга у нас было много счастливых дней. Как вам, возможно, известно, чем моложе заболевший, тем больше вероятность, что он умрет в течение десяти лет. Состояние Теда – как физическое, так и психологическое – ухудшалось быстро. Врачи предлагали поместить его в специальное учреждение. Я не соглашалась. Я оставила его дома, потому что в редкие моменты просветления он был счастлив от того, что я рядом.

Слова теснились в горле.

– Я полагаю, что смогу убедить в этом состоящее из разумных людей жюри присяжных. Вы уже получили большие деньги, чтобы защищать меня. Так занимайтесь же этим!

Выходя, Бетси хотела хлопнуть дверью, но не стала. Спустившись на лифте, она пересекла вестибюль и вышла на тротуар, не замечая спешащих по своим делам пешеходов.

Лишь часом позже Бетси поняла, что, сама того не замечая, идет в направлении центра города. Она находилась на Пятой авеню перед собором Святого Патрика. Поколебавшись, Бетси взошла по ступенькам и уже через несколько секунд опустилась на колени в молчаливой молитве. «Мне так страшно. Пожалуйста, помоги мне». Только эти слова и пронеслись у нее в голове.

Глава 9

Отбор присяжных занял пять дней. От многих перспективных кандидатов пришлось отказаться, потому что они не могли посвятить процессу от трех до пяти недель своего времени. Другие сообщили судье, что у них уже сложилось мнение относительно виновности или невиновности Бетси; большинство, под впечатлением от освещения истории в средствах массовой информации, склонялись к тому, что она виновна. В конце концов четырнадцать человек – семь мужчин и семь женщин – заявили, что, хотя и читали о деле, смогут начать с самого начала, без какого-либо предубеждения, и по справедливости отнестись к обеим сторонам. Судья объяснил, что отберут четырнадцать присяжных, а потом, перед началом процесса, двоих, выбранных наугад, переведут в запасные.

Было утро вторника, 8.50, и до начала процесса оставалось совсем немного времени. После смерти доктора Эдварда Гранта прошло восемнадцать месяцев. Дилейни сидела с другими репортерами в первом ряду, зарезервированном для прессы. Свое место уже заняла судебная стенографистка. Дверь открылась, и в зал – с высоко поднятой головой в сопровождении трех адвокатов – вошла обвиняемая, Бетси Грант. Главный обвинитель Элиот Холмс, ветеран с двадцатилетним стажем, уже восседал за своим столом.

Дилейни видела Бетси Грант в новостных выпусках и на фотографиях в Интернете, но теперь с удивлением обнаружила, что сорокатрехлетняя подсудимая выглядит даже моложе, чем ей представлялось. На Бетси был темно-синий костюм с голубым жакетом, а из украшений – узкий жемчужный чокер[3]3
  Чокер – плотно прилегающее к шее ожерелье.


[Закрыть]
и в пару к нему жемчужные сережки.

По слухам, Роберт Мейнард советовал подзащитной одеваться консервативно и особенно предупреждал не демонстрировать перстень с бриллиантовым солитером за сорок тысяч долларов. Вполне достаточно, говорил он, простого золотого кольца, ношение которого ясно и недвусмысленно заявляло бы присяжным: я была любима мужем и глубоко скорблю по нем.

Дилейни перевела взгляд на седовласого Роберта Мейнарда. Для своих семидесяти пяти он держался очень даже неплохо отчасти благодаря военной выправке, проступавшей в его осанке, даже когда он сидел. Помощникам ветерана было, наверное, по тридцать с небольшим. Свободных мест на скамьях для зрителей не осталось – дело получило широкую, с оттенком скандальности огласку и привлекло внимание публики. В противоположных концах зала расположились два представителя службы шерифа.

Ровно в 9.00 секретарь провозгласил:

– Прошу всех подняться – суд идет.

Судья Гленн Рот вышел из своего офиса и ступил на подиум.

– Всем доброе утро, – сказал он. – Рассматривается дело «Штат Нью-Джерси против Бетси Грант». Начинаем. Стороны готовы сделать вступительные заявления?

– Да, ваша честь, – отозвались обвинение и защита.

Судья повернулся к помощнику шерифа:

– Пожалуйста, пригласите присяжных.

Один за другим четырнадцать присяжных поднялись на возвышение и заняли свои места. Судья Рот поприветствовал их и сообщил, что стороны начнут со вступительных заявлений. Он также объяснил, что сказанное сейчас обвинением и защитой следует рассматривать как аргумент, но не свидетельство и что с первым заявлением выступит прокуратура, поскольку именно на ней лежит бремя доказательства в уголовном деле.

– Можете начинать. – Гленн Рот повернулся к прокурору.

– Спасибо, ваша честь. – Элиот Холмс поднялся со стула и направился к скамье присяжных. – Доброе утро, леди и джентльмены. Я – Элиот Холмс, главный помощник прокурора округа Берген. В ближайшую пару недель я представлю вам свидетелей, а также вещественные улики по делу «Штат Нью-Джерси против Бетси Грант». Судья уже информировал вас о выдвинутых обвинениях, но, согласно установившейся практике, во вступительном заявлении принято зачитывать присяжным официальное обвинение, выдвинутое большим жюри.

Он принялся зачитывать обвинительный акт, из которого следовало, что восемнадцать месяцев назад, 22 марта, Бетси Грант умышленно или преднамеренно причинила смерть своему мужу, доктору Эдварду Гранту.

– Это, леди и джентльмены, обвинение в убийстве.

Перейдя на разговорный тон, Элиот Холмс заявил, что представленные в суде свидетельства покажут, как почти семнадцать лет назад Бетси Грант вышла замуж за доктора Эдварда Гранта, вдовца.

– Обвинение не оспаривает того факта, что в течение долгого времени брак оставался счастливым. Доктор Грант был успешным хирургом-ортопедом, и пара жила в уюте и довольстве в собственном доме в Алпайне. Вы также узнаете, что обвиняемая работала в местной средней школе и ушла в отпуск около двух лет назад, незадолго до смерти доктора Гранта.

К сожалению, примерно восемь лет назад – и обвинение покажет это – у Эдварда Гранта проявились симптомы забывчивости и крайней раздражительности, что не соответствовало его обычному поведению. Неврологическое обследование дало страшный диагноз: болезнь Альцгеймера.

Заболевание быстро прогрессировало, и уже через несколько месяцев доктор Грант оказался не в состоянии исполнять обязанности хирурга. К сожалению, с ходом лет он полностью утратил способность функционировать независимо и самостоятельно. При этом мистер Грант продолжал жить в своем доме с Бетси Грант. В последние годы больного обслуживала сиделка.

Поставленный мужу диагноз и постепенное ухудшение его состояния не лучшим образом сказывались и на Бетси Грант. И опять-таки штат не оспаривает того факта, что в течение долгих лет брак был счастливым. Но развитие болезни и осложнение ситуации привели к тому, что она стала желать конца. Конца, при котором ей досталась бы половина значительного состояния супруга. Другую половину получал второй сонаследник, Алан Грант, тридцатипятилетний сын мистера Эдварда Гранта от первого брака. Бетси Грант могла бы также наладить личную жизнь, изменившуюся не в лучшую сторону из-за болезни мужа. Вы узнаете, леди и джентльмены, что в последние два года жизни Эдварда Гранта обвиняемая тайком, но регулярно встречалась с другим мужчиной.

Дальнейшие свидетельства покажут, что вечером перед смертью мистера Гранта Бетси Грант пригласила на ужин сына своего мужа, а также двух работавших с ним докторов. Вам расскажут, что в течение вечера Эдвард Грант был возбужден, сердит и не узнавал бывших коллег. Что в какой-то момент, находясь за обеденным столом, он неожиданно потянулся через стол, а когда жена попыталась удержать его, ударил ее по щеке. Сиделка и один из гостей отвели мистера Гранта в спальню, которая находилась на первом этаже, рядом с комнатой сиделки. В последние месяцы, в связи с обострением болезни, Бетси Грант также перебралась на первый этаж и почти не пользовалась спальней наверху. Больного успокоили, дали ему прописанное врачом седативное средство, а потом сиделка приготовила подопечного ко сну.

Вы узнаете далее, что Бетси Грант, потрясенная случившимся, с синяком на лице, осталась за столом и произнесла такую фразу: «Я так больше не могу. Просто не могу».

Из показаний свидетелей следует, что гости вместе с женами и Алан Грант в скором времени уехали. Сиделка, обычно остающаяся на ночь в соседней со спальней больного комнате, неожиданно почувствовала себя плохо и около девяти часов вечера ушла к себе домой. Бетси Грант отпустила ее, заверив, что все будет в порядке и что при необходимости она сама поможет супругу.

На следующее утро сиделке стало лучше, и около восьми часов она вернулась в дом Грантов. При этом, по ее словам, сигнализация была включена. Первым делом женщина поспешила проверить подопечного. Эдвард Грант лежал на кровати и на первый взгляд как будто спал, но на самом деле был уже мертв и даже похолодел. Сиделка сразу же позвонила по 911 и побежала с новостями в комнату Бетси Грант.

Элиот Холмс помолчал, потом продолжил:

– Леди и джентльмены, события того утра и последующих одного-двух дней показали, что смерть Эдварда Гранта произошла не вследствие естественных причин. Вы услышите здесь показания прибывшего по вызову офицера полиции, не обнаружившего явных признаков насилия, но узнавшего, со слов супруги умершего и сиделки, что физическое и психологическое состояние доктора Гранта резко ухудшилось в последние дни. Офицер незамедлительно позвонил лечащему врачу, который подтвердил данную информацию.

Далее перед вами выступит Пол Хеккер, управляющий похоронным бюро, который забрал тело и доставил в бюро. Подготавливая тело к бальзамированию, мистер Хеккер обнаружил на затылке мягкое на ощупь, но без следов крови место, что могло быть указанием на серьезное повреждение вследствие сильного удара тупым предметом. Это обстоятельство, леди и джентльмены, было первым признаком того, что доктор Эдвард Грант умер не от болезни Альцгеймера и что его смерть не была вызвана естественными причинами.

Вы услышите показания судебного медэксперта, получившего тело из похоронного бюро и проведшего вскрытие. По его мнению, доктор Грант умер от удара тупым предметом, вызвавшего кровоизлияние в головной мозг. При таком типе повреждения внешнее кровоизлияние случается не всегда, и именно поэтому травма была обнаружена не сразу.

Леди и джентльмены, Эдвард Грант скончался в промежуток времени между уходом гостей вечером после обеда и приходом сиделки утром. В течение ночи в доме, не считая доктора Гранта, находился только один человек. И этот человек, – Элиот Холмс повернулся и указал на обвиняемую, – Бетси Грант.

Из дальнейших показаний вы узнаете, что домашняя система сигнализации была включена и полностью функционировала на следующее утро, а признаков насильственного проникновения извне не обнаружено – ни разбитых окон, ни взломанных замков.

Леди и джентльмены, вы услышите еще множество деталей. Я представил вам здесь лишь общий взгляд обвинения на это дело. Полагаю, что, ознакомившись со всеми показаниями, вы придете к несомненному заключению, что обвиняемая Бетси Грант убила Эдварда Гранта. Убила, чтобы избежать всех связанных с его болезнью трудностей, покончить с прежней жизнью и начать новую, лучшую.

У меня еще будет возможность обратиться к вам при подведении итогов рассмотрения этого дела. А пока штат благодарит вас за согласие послужить правосудию.

Закончив, Элиот Холмс вернулся на свое место.

Судья Рот посмотрел на Роберта Мейнарда.

– Сэр, ваша очередь. Можете начинать.

Роберт Мейнард поднялся и прошествовал к скамье присяжных.

Наблюдая за ним, Дилейни неохотно признала, что выступление обвинителя произвело на слушателей сильное впечатление.

– Леди и джентльмены, – начал адвокат, – если б улики были столь ясны и убедительны, как представил их обвинитель, вы могли бы обдумать все прямо сейчас, признать Бетси Грант виновной и разойтись по домам.

Во вступительном заявлении прокурора не прозвучало ни слова о том, что Бетси Грант была преданной женой и многолетней спутницей своего мужа Эдварда Гранта. Да, разумеется, ей помогала сиделка, о которой упомянул прокурор, но неопровержимая истина заключается в том, что на протяжении семи лет, в течение которых физическое, умственное и эмоциональное состояние ее супруга неуклонно ухудшалось, Бетси Грант всегда, всегда была рядом с ним.

Вы узнаете, что врачи и друзья неоднократно советовали ей поместить мужа в специализированное учреждение. Будучи его законным опекуном, она имела полное право сделать это, но не сделала. Вы узнаете, что задолго до последнего вечера ей приходилось сносить физические и психологические оскорбления со стороны больного супруга, но она продолжала ухаживать за ним с любовью, добротой и пониманием.

Услышав все свидетельства, вы поймете, что за брошенной ею фразой «я не могу так больше» вовсе не стояло желание оборвать его жизнь. Она сказала так, имея в виду другой вариант, о котором вспоминала, когда ноша становилась слишком тяжела, как, возможно, и случилось в ту ночь. Бетси Грант могла воспользоваться этим вариантом гораздо раньше, но любила мужа и знала, что он хочет остаться дома. Вариант с помещением его в частную лечебницу оставался в ее распоряжении и тогда, когда она сказала, что не может так больше. Воспользуйся она им, и никто ее не осудил бы. Так зачем ей было убивать его?

Леди и джентльмены, обвинитель не может предъявить ни одного свидетеля, который видел, что случилось с Эдвардом Грантом. Если его ударили тупым предметом, то где этот предмет? Вы узнаете, что в доме были четыре ключа от входной двери, но на месте оказались только три. Никто не может сказать наверняка, сколько людей знали код системы сигнализации. Вполне возможно, что кто-то посторонний вошел в дом, отключив ее, а затем, уходя, снова включил.

И еще одно, что вам следует помнить на протяжении этого процесса. Бетси Грант – не единственная наследница Эдварда Гранта. Половина пятнадцатимиллионного состояния завещана сыну покойного, Алану Гранту, испытывающему серьезные финансовые затруднения. В случае осуждения Бетси Грант он получит все. Так или иначе, после смерти отца Алан Грант становится человеком состоятельным. Вы также увидите, что расследование этой линии проводилось, мягко говоря, недостаточно скрупулезно.

Леди и джентльмены, я с нетерпением буду ждать возможности обратиться к вам еще раз в конце процесса. Напоминаю, что Бетси Грант не обязана доказывать свою невиновность. Как и в любом уголовном деле, обвинение должно представить такие основательные доказательства, чтобы у жюри присяжных не осталось ни малейших сомнений в виновности подсудимого. Свидетельства же, которые вы здесь услышите, никоим образом не соответствуют этим требованиям.

Глава 10

Роберт Мейнард вернулся на свое место, а судья Гленн Рот обратился к прокурору:

– Вызывайте первого свидетеля.

Первым свидетелем обвинения был полицейский Николас Даулинг, прибывший по вызову на место происшествия. Тридцатилетний мужчина, имевший за плечами пять лет службы в полиции, он еще ни разу не давал показания в зале суда и немного волновался.

Среднего роста и телосложения, с коротко постриженными каштановыми волосами и открытым мальчишеским лицом, Даулинг явился для дачи показаний в ладно подогнанной и аккуратно выглаженной форме.

Принеся присягу, он опустился на свидетельское место.

Отвечая на вопросы прокурора, полицейский пояснил, что 22 марта прошлого года находился в мобильном патруле. В начале девятого утра диспетчер управления направил его в дом доктора Эдварда Гранта. По словам диспетчера, сиделка, позвонившая по 911, сказала, что доктор Грант, как ей кажется, умер во сне.

К дому Грантов он подъехал менее чем через минуту после звонка диспетчера.

– Вы бывали в этом доме раньше? – спросил прокурор.

– Да. За пару месяцев до этого я, находясь на дежурстве, был направлен в тот же дом в четыре часа ночи. Тогда меня встретила у двери женщина, представившаяся его женой, Бетси Грант.

– Как она была одета?

– На ней был халат.

– Как она держалась?

– Была спокойна, но, очевидно, расстроена. Объяснила, что муж упал, пытаясь перебраться через воротца перед ведущей наверх лестницей. Миссис Грант также сказала, что они с сиделкой не могут поднять его, чтобы положить в постель.

– Она говорила вам тогда, каково его физическое и психологическое состояние?

– Только то, что у него поздняя стадия болезни Альцгеймера и что его физическое и психологическое здоровье сильно ухудшилось.

– Что вы сделали?

– Миссис Грант провела меня к лестнице. Мистер Грант лежал на полу и стонал. Сиделка, Анжела Уоттс, сидела рядом на корточках, держала его за руку и пыталась успокоить. Сказала, что слышала, как он упал, и что он не столько пострадал, сколько испугался. Я спросил, не хотят ли они вызвать «Скорую». Обе ответили, что в этом нет необходимости. Потом я помог ему подняться, и мы отвели его в спальню и уложили в постель. Я подождал еще несколько минут, убедился, что с ним всё в порядке, а потом мне сказали, что он уснул.

– Что еще вы можете сказать о поведении миссис Грант? – спросил Элиот Холмс.

– Когда я уходил, она поблагодарила меня. Держалась спокойно, но, как мне показалось, была печальной и уставшей. Сказала, что ей тяжело видеть мужа в таком состоянии в сравнении с тем, каким он был прежде.

– Вернемся к двадцать второму марта. Как все было, когда вы прибыли?

– У двери меня встретила сиделка – та же леди, с которой я уже познакомился за пару месяцев до того. Она сказала, что мистер Грант вроде бы умер и что миссис Грант в спальне, с ним.

– Что было дальше?

– Сиделка провела меня в спальню на первом этаже.

– Это была та же спальня, в которую вы помогали отводить его раньше?

– Да, та самая.

– Что вы увидели, когда вошли?

– Доктор Грант лежал в постели, на спине, головой на подушке. Одеяло подтянуто на грудь, руки поверх одеяла. Он был в пижамной куртке с длинными рукавами. Миссис Грант сидела на краешке кровати и гладила по волосам и щеке. Когда я вошел, она посмотрела на меня и покачала головой. Я попросил ее подвинуться, чтобы можно было проверить, есть ли признаки жизни. Она подвинулась.

– Вы проверили?

– Он не дышал и был холодным на ощупь. Каждый полицейский, прошедший соответствующую подготовку, имеет свидетельство фельдшера «Скорой помощи». Основываясь на своих знаниях, я заключил, что он мертв.

– Вы заметили какие-либо повреждения на руках и лице?

– Нет, не заметил.

– Вы заметили кровь или какие-либо другие признаки повреждения?

– Нет, не заметил.

– Вы осматривали затылок умершего?

– Нет, не осматривал.

– У вас были основания предполагать наличие затылочной травмы?

– Нет. Как я уже сказал, ни крови, ни других указаний на то, что он получил травму, не было.

– Вы были там за два месяца до этого, верно?

– Да.

– Вы знали, что он очень болен, верно?

– Да.

– Учитывая все эти обстоятельства, вы решили, что он умер по естественным причинам во сне?

– Да. У меня не было абсолютно никаких оснований предполагать что-либо другое.

– Что вы делали потом?

– В соответствии с должностной инструкцией я спросил у миссис Грант имя лечащего врача, чтобы связаться с ним. Она назвала имя, и я позвонил мистеру Марку Бевилакуа.

– Вы разговаривали с доктором Бевилакуа?

– Да, разговаривал. Изложил все обстоятельства. Доктор попросил к телефону миссис Грант. Она взяла трубку и рассказала, что ее муж был очень возбужден накануне вечером перед тем, как лечь спать, и лег примерно в девять часов.

– Что было потом?

– Я снова взял трубку, и доктор сказал, что, по его мнению, мистер Грант умер от естественных причин и он выпишет свидетельство о смерти. Потом я спросил миссис Грант насчет похоронного бюро, и она ответила, что свяжется с похоронным бюро Хеккера в Клостере.

– Что было потом?

– Я оставался в доме Грантов еще час, ждал приезда управляющего похоронным бюро.

– Где в течение этого часа находилась миссис Грант?

– Она была в спальне с телом доктора Гранта. Разговаривала по телефону. Помню, звонила его сыну и еще кому-то.

– Где весь этот час находились вы?

– Я оставался за дверью спальни, чтобы не стеснять миссис Грант.

– В течение этого часа, пока вы ждали управляющего похоронным бюро, приезжал ли в дом кто-либо еще?

– Да, приезжала одна леди, домработница. Назвалась Кармен Санчес.

– Как она отреагировала на известие о смерти доктора Гранта?

– По-моему, очень опечалилась. Сказала: «Да упокоит Господь его душу. Отмучился».

– Как держалась в этот час миссис Грант?

– Очень спокойно. Не плакала, но была очень печальна.

– Что вы делали, когда приехал управляющий похоронным бюро?

– Я коротко переговорил с ним, и он сказал, что позаботится о теле. Потом управляющий предложил миссис Грант, сиделке и домработнице подождать в другой части дома, пока он с помощником подготовит тело к перевозке.

– Ваша честь, – обратился к судье Элиот Холмс, – у меня больше нет вопросов к свидетелю.

Гленн Рот повернулся к столу защиты.

– Перекрестный допрос, мистер Мейнард?

Заглянув еще раз в блокнот, адвокат поднялся и подошел к столу свидетеля.

– Офицер, вы показали, что побывали в доме за два месяца до смерти доктора Гранта. Правильно?

– Да, сэр.

– И у вас осталось впечатление, что о докторе Гранте хорошо заботятся?

– Да.

– И когда вы уезжали, миссис Грант высказалась в том смысле, что ей очень жаль мужа, на долю которого выпали такие страдания?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19