Клара Колибри.

Зачем только я в это ввязалась



скачать книгу бесплатно

– Оля у меня обход. А потом процедуры. Но как смогу, наберу тебя. Выключаюсь! – Прошипела из трубки подруга.

– Так вы, по какому вопросу?! – Продолжала допытываться рыжая.

– Я, Ольга. А вы, Алла? – С надеждой на взаимопонимание улыбнулась ей.

– Хм! – Что-то ее в моем вопросе шокировало. – Не совсем… Аля!

Тут я впала в задумчивость. Не могла же настолько вчера ослышаться? Ну, рыдала много Людочка и сморкалась часто, но я бы поклялась, что четко разобрала имя Алла.

– Эээ!.. А как вы компанию назвали? Я вот тут попыталась со своей подругой по телефону связаться. Я, собственно…

– Так понимаю, вы от Людмилы Семеновны?

Вообще-то отчество у Людки, кажется, было Сергеевна. И лично с ее папой я знакома никак не была. А так все сходилось, ведь это сама рыжая имя моей подруги назвала. Вот и решила обмолвку проигнорировать.

– Точно! – Уверенно качнула ей головой.

А из личного жизненного опыта уже знала, что уверенность в поведении даже в самых безвыходных ситуациях помогает. Моя же была, так, пустячная.

– И вы… Ольга Васильевна?

– Ее близкая подруга! Да!

Что-то у этой девушки было не так с головой. Вот, снова отчество спутала. Оно и понятно, все же, не каждая способна ирокез носить да еще на службе, видно, на внутреннем содержании головы тоже это как-то отражается. Но мне, честно говоря, было по барабану. Хоть как могла меня называть, мне бы только быстрее в ту переговорную пройти, там минут двадцать отсидеть, и с чувством выполненного долга смогла бы тогда домой убраться.

– Хорошо. Паспорт давайте.

– Зачем?! – Произнести получилось с вызовом. – Подруга сказала, что ничего не потребуется, что она обо всем договорилась, и меня сразу же проведут, куда требуется.

Людка же сама утверждала, что меня и так пустят. Это я, как раз, все допытывалась, нужен ли будет паспорт, а она только рукой отмахивалась. И утром решила вот этот коралловый костюм надеть, а к нему эта сумочка полагалась. Очень маленькая. Я в нее обычно ничего кроме пары-тройки мелких вещиц не клала.

– Да, да. Мне все известно. Действительно, у нас уже лежит папка с копиями ваших документов. Если что, оригиналы можно будет и потом показать. Думаю, у отдела кадров претензий не возникнет. Вы же не просто так сюда пришли, а по рекомендации. Да еще самой Людмилы Семеновны. Кстати, как ей отдыхается?

Я хотела всерьез уже задуматься, что здесь происходило. Помешательство ли это было? Временное или стойкое, у меня или у…Али? Но тут заметила, что мимо стойки проходила группа сотрудников, вот и решила, что это мы так сейчас изображали деловой разговор. Ладно, от меня не убудет поиграться в собеседование или, что там мне могли еще предложить, Люда намекала на заключение какого-то договора. Вот только странно как-то было слышать, чтобы про человека, лежащего в клинике со сломанной ногой, говорили, что он там отдыхает. Но, опять же, я сюда всего на несколько минут зашла. Так, какая разница?..

– Спасибо, нормально. – И потрясла в воздухе телефоном.

Наверное, хотела им показать, что сведения совершенно свежие. – Процедуры сплошные у нее там.

– Что же…пройдемте?..

– Конечно. Отчего же не пройти?

– Я вам сразу покажу ваше рабочее место. Но Сергей Павлович сейчас занят. Просил не беспокоить. Думаю, минут десять еще его подождать придется. Вот его приемная. Взгляните. Здесь все очень функционально и в то же время уютно. Вам не кажется?

– Вполне.

– Само рабочее место вот. Стеллажи хорошо просматриваются, и с ними все понятно.

– Отлично. – Но меня мало это все интересовало. Особенно наличие у них там кофемашины и прочей чепухи. Я глазами нащупала табличку на двери по соседству. И поняла, что именно за ней сидел и творил Людкин Сереженька. А на деле он оказался Сергеем Павловичем и главным типом в неслабой такой компании. Это если судить по тому, что успела рассмотреть. Целый этаж в дорогом офисном центре, серьезный дизайн помещений, оснащение рабочих мест, опять же…

– Вопросы есть? – Вывел из задумчивости голос Али.

– Нет. Все ясно. – На самом деле хотелось просто по-свойски взять и спросить, ходила ли сюда все это время та мымра с фотографий в Людкином телефоне. Но подруга велела разведать это мне самой.

– Тогда, может, пойдем пока ко мне на ресепшн? Ой! Минутку. – И она склонилась к переговорному устройству. – Сергей Павлович, ваш помощник явилась и ждет у меня.

Я вздрогнула. Это-то зачем?! Заигралась Аля, заигралась. Поэтому посмотрела на нее с осуждением.

– Спасибо, Аля. Пусть ждет. – Хрипловатый мужской голос ей в ответ, прямо бритвой по нервам моим прошелся.

– Пойдемте.

А потом я себя успокоила. Подумаешь! Что бы сейчас ни вышло, а волноваться не стану. У меня тут поручение. Я проездом. Была и не станет меня. И вообще, с кем дело иметь могло прийтись? С негодяем же! Да этот Сергей – мерзавец, меняющий женщин, как перчатки. Честно, мне на него и смотреть не хотелось, но, возможно, пришлось бы. И только про это подумала, как из кабинета высокого начальства начали выходить солидные мужчины в костюмах. Ага! Совещание закончилось.

– И который из них Сереженька?! – Сидела в кресле холла и слегка ногой, возможно, что все же из-за нервов, покачивала.

Покачивала и мужчин рассматривала. А они в основном были с залысинами, или даже лысинами, с брюшками и еще казались какими-то помятыми. И который из них Людке приглянулся? Кто из них мог подругу мою отсюда до скорой на улице на руках вынести. А в ней не менее шестидесяти кило было. Что-то не складывалось…

– А вот и он! – Вытянулась тут в струнку Аля.

Я проследила за ее взглядом и открыла рот от удивления. Пожалуй, да! По такой мужской особи можно было повздыхать. Красавцем, опять же, не назвала бы. Это же не мой Вадим! Но что-то притягательное в мужике имелось. Некая сила в нем чувствовалась и не только физическая. Но чтобы из-за него ноги ломать? Это нет. Не про меня. И еще вспомнила, каким бабником являлся, а от этого мой нос уже и сморщился. Фи!

– Сергей Павлович! Вот Оля. Ее Людмила рекомендовала… Вас дожидается.

– Хорошо. Пошли. – И взгляд его серых глаз меня будто холодом обдал.

С чего бы это? И вообще, вокруг продолжались твориться странности. Зачем и для чего меня Людка рекомендовала? Я думала это игра, чтобы время потянуть, но выходило что-то другое. Подруга решила теперь, что нам следует с этим типом познакомиться? Раз так, он мог успеть навести обо мне справки. И ему что-то стало известно. Что могу большие неприятности устроить? Это точно – могу. И даже желание имею сделать ему гадость. Почему, нет? Ему можно вот так низко поступать, обещать Людочке на ней жениться, а потом резко объявляться на публике с другой, а мне запрещено прижать гада к стенке? Кстати, а где была та самая, соперница Людкина? Я в холле минут десять просидела и до того еще было минут пять, пока с Алей общалась. Нет, никого похожего на ту фифу не заметила. Может, правда, за ум взялся герой-любовник?

– Прошу в мой кабинет.

На самом деле, я бы уже домой хотела развернуться. Что подружке сказать, информация имелась. Разве что, глубже копнуть? Ладно. Схожу в его кабинет.

– Забыл…как ваше имя и отчество? Извините.

– Ольга Викторовна. – Сложила я чинно ручки на коленках, когда он меня напротив себя на стул усадил.

– Да, да. Сейчас все вспомнил…

А ни черта он не вспомнил. Взгляд у него был несколько растерянный и недоумевающий, а еще уставший. Вон, даже висок потер и потом еще лоб над бровью.

– Так вы знакомы с работой?

– Какой?! – Мне отчего-то сделалось смешно, еле сдерживалась.

– Надеюсь, вы не шутки пришли сюда шутить…Оля?! – О, а в голосе-то что-то вроде предупреждения прозвучало. Или даже угроза? – Хотя, ладно. Я сегодня дьявольски устал. И пора кончать с бедламом, что здесь Людмила устроила. А еще думаю, что она не слишком безголовая, чтобы подсовывать мне не специалиста, а…

А вот это уже было слишком. Этот хам мерил меня таким взглядом!.. Чуть не раздел сначала, а потом передернулся. От чего, хотела бы знать?! Он меня явно сейчас унизил. Да кто он такой! Как смел?!

– Хотя, последнее время она меня сильно удивляла. Опять же…вот и вы… такая вся явились. Люда, хоть сказала вам, что останетесь здесь всего на неделю? Или ладно! Все! Решено! Выходите завтра к девяти. Я обычно появляюсь здесь к десяти. А завтра вообще буду к обеду. За это время успеете немного освоиться и вникнуть в дела. Все, что от вас требуется, это не допустить завала документов до выхода Людмилы. Героического подвига не жду. Просто подвига тоже. Главное будьте незаметной и шуршите потихоньку с самыми важными деловыми бумагами. Завтра вам на все первоочередное укажут.

Я слушала и удивлялась. Уверенности и самомнению этого человека. Он был убежден, что облагодетельствовал меня, и благо сделал для Людочки, раз она за меня просила. Только хотелось еще закричать: «Какого черта?! Что здесь происходит?!» Почему Люда работала последнее время здесь, секретарем этого типа, а не в бухгалтерии? И я нисколько, ни разу, не собиралась здесь у него работать. Вот завтра удивится, когда у него этот самый завал случится. И поделом ему! И так, с этим героем все решено. Я его на свой манер кину. А вот к подруге у меня скопилось очень много вопросов. Миллион! И рука моя так и тянулась к сумочке, где лежал мобильный.

– До завтра. – Вскочила я с места, снова, похоже, удивив этого большого босса. – Я буду! Завтра! Ждите!

5

Выбежала от этого биг-босса и героя любовника в одном лице и хотела немедленно метнуться на выход, там сесть в машину или просто на улице около здания набрать номер Люды и поговорить. В спокойствии. Но около Али притормозила.

– Где здесь есть кафе или что-то в этом духе? Кофейку выпить. – Спросила у нее.

Что-то, знаете ли, разволновалась я с этим спецзаданием, игрой в шпионов и всеми непонятками. Потому решила, что спокойного разговора с подругой могло бы и не получиться. А она же, где в тот момент была? Правильно, в больнице. Ей мое раздражение и взвинченность передаться не должны были.

– Это надо на два этажа ниже спуститься. – Улыбнулась мне администратор Аля.

Вот, как славно. На два этажа ниже. Далеко идти не пришлось бы. Именно там и решила тихонечко посидеть, выпить чашечку кофе, возможно, с пирожным. В себя бы немного пришла и сформулировала бы мысленно те вопросы к подруге, что наболели. А как вошла я в то кафе, так мне сразу в глаза бросилась та фифа. В смысле, Людкина разлучница. Ну, прямо сразу. Она за крайним столиком сидела и громко смеялась. Слишком громко. Я бы сказала, показно. Клянусь, это не только мое мнение такое было – многие на нее косились. А ей, похоже, любое внимание годилось, и дамочка как в некоторой эйфории пребывала. И конечно, я решила случаем воспользоваться, за фифой понаблюдать и, так сказать, поближе врага изучить. Поэтому быстренько заказала экспрессо, схватила первое попавшееся пирожное и, бочком-бочком, к тому самому столику.

Сесть получилось неподалеку. Совсем даже рядом. Оттого мне каждое слово фифы слышно было. Правда, она сама еще старалась говорить предельно громко. И как же! Кольцом же новым хвасталась. Помолвочным! Я как это расслышала, наверное, вся позеленела, так мне за свою подругу стало больно. Вот ведь, козел, везде поспевал. Людку в больницу с переломом сбагрил и, чин по чину, ее там навещал, цветочки с конфетками таскал, лапшу на уши про раскаяние вешал. А еще и в ювелирный магазин сподобился смотаться за этим вот самым…за самым обыкновенным мелким бриллиантиком, величиной с маковую семечку, в лапках. И для кого? Для этой вот Верки! Кстати, имя подтвердилось. Я слышала, что ее те курицы, кудахчущие над маковым зерном в лапках, называли.

– Негодяй! Мерзавец! – Негодовала вся я, даже нестерпимо жарко стало от волнения.

И на кого мою Людочку променял?!! Эта Вера ей в подметки не годилась. Моя подружка красавица! А эта?! Пугало огородное. Это я в сердцах все, конечно, но, в общем-то, заподозрила у фифы скверный характер. Беспринципность же уже была доказана. Как это она могла так сразу ликовать, если ее жених еще вчера с другой женщиной встречался и ей в любви клялся. Выходило, лишь бы схватить чужое, а там уж все неважно станет, и за свое сойдет? Вот нравы! Нет, эта Вера была еще тот экземпляр!

Но как бы она мне не показалась, а я напомнила себе, что находилась сейчас и здесь на задании. Вот и решила момент использовать до самого конца, то есть продолжить за этой Верой наблюдение. Чтобы во всем, во всем уже быть уверенной. В идеале было бы еще увидеть этих «голубков» вместе. А тут фифа стала с дамами за своим столом прощаться. Я, недолго думая, из-за стола тоже поднялась. И тут!..

– Ай! Ой! Мужчина! Да вы!.. Да! Ай! – Это все я кричала.

А получилось это потому, что один недотепа на меня горячий кофе выплеснул. Он шел к своему столу, нес чашку и тарелку с пирогами, кажется. В общем, руки у него были заняты, а смотрел куда-то в сторону и меня, встающую из-за стола, не заметил. В результате что получили? Чуть ни ожог и испорченный костюм. Мой костюм, а ожог мы с ним пополам разделили. И он разволновался, схватил со стола салфетки и стал ими мою юбку оттирать. А я принялась от него отбиваться. Представили картинку? Чужак при всех, к примеру, вас за бедро хватает! Ну и, конечно, еще бумажкой дорогущую юбку от Валентино Гаравани трет. Ясно, что я вопила. И пока мы с этим типом потасовку устраивали и народ забавляли, фифа Вера из кафе успела испариться.

– Пустите! Да, пустите же! Мужчина! Руки убрал!

Уф! Еле отбилась. Из его рук загребущих вывернулась и кинулась догонять Веру. След ее взяла быстро – она у лифта задержалась. И как раз его двери открылись. Фифа в кабину, а я на автопилоте и с разгона за ней. Влетела туда и только тогда осмотрелась. Ох, как-то не профессионально, в смысле, не по-шпионски, вот так нос к носу с объектом наблюдения сталкиваться. Но что делать?! Так уж вышло. Вот и стояла я, голову в другую сторону от фифы вывернув, и сумочкой еще не забыла грязное пятно на юбке прикрыть. А что, может, не заметила бы меня? Но нет, заметила.

– Вот урод! Такую вещь испортил. – Раздался ее голос рядом.

Скосила на нее глаза, а она на мою юбку указывала.

– Вам надо было с него компенсацию стребовать. В следующий раз смотрел бы в оба глаза, куда идет. Вещь-то не дешевая, сразу видно. Я сама люблю дорого одеться. Вот это платье неделю назад на «Садоводе» купила. Отвалила немало, но оно того стоило. Представьте, жених мне, как в нем увидел, предложение сделал. Что скажете?!

– Надо же!..

– Вот так! – И она, блеснув глазами, поцеловала то самое колечко.

А после этого из кабины лифта вышла. Я за ней, но постаралась тут же немного отстать. И так, преследование продолжилось. И оказалось, что мы приехали на первый этаж. И Вере этой, похоже, мало было о помолвке с начальником поведать всем присутствующим в кафе и случайной пассажирке в лифте, так она дальше отправилась всех посвящать в эту новость. И так получилось, что где мы с ней только не были. Общительная, однако, фифа. И я за ней повсюду хвостом следовала. Честно, устала таиться за углами, прохожими и автоматами со всякой мелочевкой и напитками. А потом снова был лифт. Правда, уже другой. И я нагло снова зашла за ней в кабину. А куда деваться? Здесь так сложно было с поворотами, что побоялась сбиться и заблудиться. Еще и поэтому Веру не стоило из глаз выпускать. Я же так и не удосужилась то название фирмы прочитать. Так что, даже спросить туда дорогу не смогла бы.

– Вы бы костюмчик-то…замыли!.. – Снова она кивала на мою юбку.

– Надо бы…

– Я выхожу. О, и вы к нам?! А вот тут у нас, как раз, дамская комната. Не желаете пятно отстирать?

А так как она туда и направилась, то я и нырнула за ней.

– Как? Отмывается? Нет, я понимаю…кофе же… – Прошла она мимо раковин и меня через несколько минут. – Ну, желаю успеха!

Она вышла, а я скорее отжимать вконец испорченную, наверное, юбку, и снова за ней. И только в коридор выскочила…а там!.. Там Григорий! И он напал на фифу. Я глаза вытаращила и окаменела. А он ей руки заломил, к стене прижал и принялся кошелек отнимать. Присмотрелась, а он мой. Кошелек. Тот самый, что я кинула. Это что же получалось? Его фифа, что ли, подобрала? А там та штука! Последняя модификация. И в кафе мы сидели за соседними столиками. А потом мужик облил меня кофе, а я вопила!.. Значит, Григорий примчался по команде «Тревога». Вот оно что!

– Кхм, кхм! – Покашляла я за его плечом, чтобы прекратить безобразие. – Я тут!

– А?! – Встрепенулся охранник, но жертвы захвата, ошарашенной до обморока жертвы, еще не выпустил. – Вот! – Помахал он вырванным, все же, из цепких лапок дамочки мой кошелек. – Вы потеряли, Ольга Викторовна.

Да! Права была моя бабушка, когда говорила, что деньги находить не к добру.

– А кошелек-то, и правда, мой! – Покивала я Вере, замершей с упавшей челюстью, и начавшей собираться публике. – Вот!

Взяла из рук мужчины кожаный портмоне, раскрыла его со словами, что ожидаемо в нем увидеть. Однако там же мое фото с Вадимом осталось. Вот дела! Как же я так? Нехорошо получилось, что банковские карты взяла, а фотографию вынуть забыла. Уф! Слава Богу, нашлась.

– Пойдемте, Григорий?

И мы под взглядами замершей толпы покинули коридор, потом этаж, а там и в машине оказались.

6

– Господи! Как это нас еще здесь не арестовали?! Это надо было додуматься, нападать на людей из-за ерундового портмоне за триста долларов! Вы в своем уме, Григорий?!

– Это, надо понимать, вы, Ольга Викторовна, хотите сейчас меня во всех смертных грехах обвинить? Используете тактику, яко бы беспроигрышную, что нападение – лучший вариант защиты? Не пройдет, Ольга Викторовна! Нет, не начинайте снова делать такие глаза…

– Какие такие?..

– Такие!

– Объяснитесь!

На этой моей реплике Гарик сокрушенно помотал головой из стороны в сторону и скрылся быстренько из зеркала заднего вида, мол, вы как хотите, а мое дело сторона. В доказательство этой своей точки зрения еще и руль крутанул резко, весельчак-то наш, что нас с Григорием так и припечатало к правому боку автомобиля.

– Гарик!

– А я что?! Между прочим, тоже переволновался, когда у Гришки в ухе ваш заполошный голос раздался: « Ай! Мужчина, руки уберите!» – Передразнил он меня.

– Что, что?!

– Да, да! Было. Иначе, чего бы Гришке с места подрываться? Он почти мозгов лишился, пока щебет тот мерзкий слушал. Ну, этой, вашей подружки, что это…замуж собралась. Я еще у него поинтересовался, обязательно ли было весь тот бред прослушивать? Никакого же терпения тогда не осталось. Или говорю, на крайний случай тише звук сделай. Я-то почему обязан страдать…

– Она мне не подружка…

– А мы так и поняли. Чтобы такая…извините, но у нее язык, как помело… А Григорий от нее просто перекалился. Но потом переживать стал.

– Из-за чего?

– А он сказал: «Что-то нашей-то совсем не слышно!..» А я ему говорю: «А ты мог бы в этот поток слово вставить?» А тут и, о-па! Наша и объявилась!..

– Заткнись, трепло! – Недовольно сверкнул глазами на шофера охранник. – А теперь, Ольга Викторовна, ничего не хотите рассказать? Например, как у не подружки оказалась эта ваша вещь?

– Как, как?.. Она плохой человек оказалась. Руки у нее к чужому так и тянутся. Вот!

– Воровка, что ли? – Присвистнул тут Гарик.

– Это как же вы, Ольга Викторовна, с такими и водитесь? Ай, ай, ай! Мне же придется сей факт Вадиму Андреевичу сегодня вечером доложить.

– Да чего там докладывать-то? – Неуютно как-то мне сразу стало сидеть на сиденье. – Подумаешь, клептомания у нее. Гребет все подряд. Женихов, портмоне… Болезнь, между прочим. Ей посочувствовать нужно. А так она вполне нормальная женщина…юрист, между прочим.

– Ай, ай! Ольга Викторовна… – По прищуренным глазам и изгибу губ Григория точно поняла, что нисколько мне не верил.

А тут еще и Гарик все норовил масла в наш разгорающийся спор, если не подлить, то накапать:

– Да…Вадиму Андреевичу это все не понравится…

– За дорогой лучше следи!

– А я так понял, что кошельком своим вы, Ольга Викторовна, не очень дорожили. – Принялся Гришка этим портмоне себя по колену постукивать. – Про женихов мне пока ничего не известно, конечно…но теперь мой профессиональный долг обязывает и этим вопросом заняться.

– Че – йе – м?! – Ой, икота что-то открылась. – А при чем здесь жених? Это же я, йе, к слову просто сказала. Никакого дела здесь нет. Все! Закрыта тема!

– Не знаю, не знаю!.. Опять же…запись доказывает наличие около вас мужчины!..

– Что?.. Какой еще, йе, мужчина?

– А вот этот!

И Григорий дал прослушать компромат на меня. То есть, где-то там у себя на приборе в руках нажал кнопочку, и в салоне автомобиля сначала зашипело, потом послышалось «кля-коля-кля», это он запись перематывал. Затем услышала противный голос Верки, когда она с теми дамами в кафе прощалась, и вот за ней уже, перекрывая все другие звуки общепита, раздались мои вопли.

– Ах, это!.. Да чепуха! Мелочи! Один раззява вылил на меня кофе. Вот! У меня и доказательство имеется.

И я потянула к глазам сердитого охранника пострадавшую часть одежды. А ею, как известно, была юбка. Глянув на нее, а еще на мои оголившиеся коленки, Гришка крякнул и отвел газа в сторону. Но его дерганье привлекло внимание Гарика. Наш пострел везде поспел…

– Ого! Ничего себе мелочи!

А я не поняла, он, про что, это говорил…

– За дорогой смотри!

– Да чего там?! Я про костюмчик же! Интересно, такой на сколько баксов тянет?

– Не отвлекаемся, Ольга Викторовна! – Прокашлялся Григорий. – Вы утверждаете, что, зная про прослушку, от кошелька избавиться нисколько не желали и, вообще, наш договор исполнили в точности. Так?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5