Клара Колибри.

Приключения Элизабет. Книга 1



скачать книгу бесплатно

Обложку

для книги

автор заказала художнику по имени

Stranger

( еще

Tsir

)

https

://

vk

.

com

/

irene

_

tall

Глава 1. Где меня сначала проиграли в карты, а потом еще и выдали замуж

– Понимаешь, дорогая сестричка! Жизнь – это не взбитые сливки с клубничкой сверху. Отнюдь! – Такие слова сказал мне братец, когда только вошла в его кабинет.

А накануне он ездил в свой любимый клуб и проиграл в карты до самого утра. Иначе, отчего бы на нем был в тот ранний час надет костюм для выхода, а сам выглядел при этом жутко помятым, не выспавшимся и расстроенным. Последнее, разумеется, от того, что снова проигрался. А он и не выигрывал почти никогда, но все равно играл и играл. Но только попробуй, заведи с ним беседу про наказ наших рано усопших родителей остерегаться азартных игр, или про то, что папенька и так оставил долги, и следовало ли делать новые! Генри немедленно тогда превращался в ежа. Нет, в дикобраза. У того иглы, когда топорщатся, выглядят внушительнее. Вот и братец при наших спорах раздувался и выглядел жутко внушительным. Только я его не боялась и уже год назад подразумевала, чем могли для нас закончиться эти хождения по клубам. Но кто же меня слушал?! Генри хоть и был младшим, но ведь мужчина. Да, ему исполнилось девятнадцать, а мне было двадцать, он считался совершеннолетним на тот момент и главой нашей маленькой семьи, мне же очень скоро грозило звание старой девы. Но я и представить не могла, что не только приданного не стану иметь, но и крыши над головой тоже.

– Но ты не думай, Лиз! Я о тебе смог позаботиться.

Его слова мне все больше и больше не нравились. И уже перестала ковырять пальцем столешницу рабочего стола, а так и впилась глазами в его лицо, повернутое к окну, в которое заглядывало вошедшее на горизонте солнце.

– Что это значит, Генри? Ты проиграл усадьбу? Этот дом, где живу все последнее время, чтобы не наблюдать твои загулы и ту падшую женщину, что себе нашел, теперь семье не принадлежит?! Отвечай, негодяй!

– Вот только не надо орать, Элизабет.

– Ах, не надо орать! А про все остальное, выходит, попала в цель?!

– Вот опять! А ведь я сказал тебе…

– Боги! Генри! Что ты натворил! – Заламывать руки можно было долго, но толку от этого в общении с братом никогда не получалось, вот и на этот раз не предполагалось, что услышал бы меня и внял словам. – Я отказываюсь жить под одной крышей с твоей содержанкой. Ты слышишь? Я ведь правильно все поняла?! Раз ты довел дело до такого результата, то гони ее теперь вон!

– Так и знал, что ты это скажешь. Поэтому и рассудил так, как…в общем, уже сказал, что смог о тебе позаботиться.

– А это ты сейчас о чем? Неужели, оставил городской особняк мне, а сам отправишься с каким-то там своим другом закадычным в коммерческое плавание? Не об этом ли бредил год назад, братец?

– Так то было давно! Нет, Лиз. Но ты действительно угадала, что я сегодня проиграл загородное поместье, то есть эту вот собственность. – Обвел он взглядом стены кабинета и при этом еще широко раскинул руки, паяц. – И зная, как ты относишься к моей Мими…

– Боги! Что ты еще натворил?!

– Ты главное не волнуйся, сестрица, Роберт отличный парень…

– Какой, к дьяволу, еще Роберт?..

– Роб? Как же, он мне друг.

И, кстати, ты с ним один раз виделась, сестра. Вспомни, как на день богини…

– Ты мне сейчас зубы заговариваешь, да?

– Нет. И в мыслях не было. Но лучше бы вам уже познакомиться.

– Зачем мне сдался какой-то Роб, когда…

– Пфф! Как ты вульгарна, сестра!

– Это ты мне сейчас говоришь! Ты!..

– А давай обойдемся без взаимных оскорблений! – Он решительно встал из-за письменного стола и сразу значительно подавил мою решительность своим немалым ростом и широкими плечами. Нет, чтобы ум у него развивался, а то ведь все в кость и мышцы пошло! – Они ни к чему хорошему не приведут.

– А что приведет к хорошему?! – В сердцах выкрикнула и ударила ладонью по столешнице, но уже не так сильно, как собиралась до этого. Но руку, все равно, отбила. – Говори уже, что еще натворил.

– Видишь ли…

– О!!! Знаю я это вступление!

– Как скажешь. Обойдемся без подготовки тебя к дальнейшей судьбе.

– Даже так?! Мне надо к чему-то там готовиться, а ты…

– А мне еще надо имущество отыгрывать! – Свел брови на переносице брат, и как ему при этом удавалось быть таким важным, я всегда диву давалась. – Так что, скажу без обиняков! Я проиграл тебя Робу. Вернее, не проиграл, а он дал мне денег под залог. Но заложить было и нечего, поэтому…

– Ты с ума сошел, Генри! А этот твой, Роберт, с головой дружит? Нет!!! Я не верю… Ты так шутишь?

– Если бы, Лиз! – Теперь его голос зазвучал умоляюще, а в глазах появилась вселенская грусть – умел, негодяй, играть на нервах. – Но что бы сейчас не говорил, а дело сделано. И вам лучше бы уже познакомиться. Роберт!

Он так громко крикнул это имя, что я невольно вздрогнула. А еще, ну никак не ожидала, что этот «друг» тоже мог находиться где-то рядом. Когда шла по требованию брата в бывший отцовский кабинет, никого постороннего в доме не заметила. А тут, нате вам, Генри крикнул и через минуту в комнату вошел такой же бугай, как и мой братец. Нет, может, он и был из себя вполне приятным мужчиной, но только не в тот момент, не для меня, и в тех обстоятельствах знакомства только и смогла понять, что вошел вовсе не юнец, а мужчина и много старше брата. На вид лет двадцать пять – двадцать семь, не меньше. Мог бы уже соображать, какие поступки совершал! Но это же надо было до такого додуматься!.. В итоге, ничего кроме раздражения на грани ненависти я к тому типу не почувствовала, а самого рассмотреть хорошенько не удосужилась.

– Лиз! Разреши тебе представить…

– Обалдуй ты, Генри! – Выругалась я так и запустила в брата чернильницей, а в этого Роба подвернувшимся под руку пером для письма. После этого подхватила юбки и приличным таким смерчем пролетела мимо двух мужских особей на выход из кабинета.

Все! Мои нервы не выдержали. И понимала, что воспитанные девушки из дворянской семьи и имеющие аристократическую кровь, так себя не ведут, но ничего не могла с собой поделать. Припекло! И в коридоре не остановилась, так как ничуть не одумалась. Мимо пожилой леди, что жила со мной уже больше года и следила за соблюдением принятых в обществе нравственных правил, промчалась на той же скорости. Я вас умоляю! Какая нравственность?! Какие правила, если родной брат просадил наследство, ударившись в азартные игры, и сестру свою то ли проиграл, то ли под залог сдал! Ненавижу этого негодяя! Бежать от него надо!

– Элизабет! – Его голос с верхней площадки парадной лестницы как будто подтолкнул меня в спину, придавая решимости совершить побег и попытаться сделать хоть что-нибудь для своего спасения, а не сидеть и ждать уготованной мне плачевной судьбы. – Ну, куда ты несешься, глупая?! Все же будет хорошо. Я же…

Слышать его перестала, так как распахнула двойные входные двери и выбежала на крыльцо. Ага! Вот оно! Не знак ли свыше?! Передо мной стояла коляска, запряженная парой лошадей. Не наша. Сообразила, что на ней эти два субъекта из города приехали. А хозяин ей, выходило, был тот самый Роберт. И, на мое счастье, лошадей еще не выпрягли. Конечно, не успели, времени прошло всего ничего. Или думали здесь все быстренько со мной решить и дальше по своим делам ехать? А что?! За несколько минут уложился же братец мне суть растолковать, что теперь даже не в старую деву превратилась, а…

– Ненавижу! Вещью решил меня сделать! А этот-то!..

Что этот, что про Роба хотела сказать, сама не знала. Меня же всю распирало и несло. Такое новое чувство откуда-то из глубин души вырвалось, а я даже и не знала, что это нечто во мне сидело. Однако досиделось, и теперь фонтаном рвалось на свободу. Вот я и вскочила на подножку коляски и потом на сиденье запрыгнула.

– Гони! Живо! – Так рявкнула кучеру, что тот, не задумываясь, дернул вожжи и стегнул лошадей кнутом. Те и понесли.

Я вывернулась в коляске, чтобы взглянуть на удаляющийся дом, а на крыльце-то стояли двое мужчин и смотрели вслед. Что, съели?! Взяла и расхохоталась. Что это было за веселье, не бралась в тот момент разобраться. Опасалась. Чего? Наверное, сумасшествия. Отложила все на потом. А пока подставила лицо вольному ветру и прикрыла глаза.

Обдуло меня и охладило хорошо так. А еще прическу всю растрепало. Опомнилась, когда в город въезжали. В глубине коляски сразу спряталась и принялась волосы приводить в порядок. Только где уж одними пальцами было локоны по местным правилам приличия уложить? Конечно, не вышло. Так и подъехала к нашему городскому особняку взлохмаченная. И именно поэтому на улице задерживаться не стала, а в парадное скорее нырнула. А меня не встретил никто из слуг.

– Не поняла! Где все?

Стала по сторонам озираться, а дом-то, точно набег вражеский пережил. Прошлась я по первому этажу, по второму и обнаружила, что братец здесь похозяйничал на славу. Очень много ценных вещей и полотен известных живописцев исчезло. Вот значит, как! Распродал по-тихому! А слуги, интересно, сами сбежали, или рассчитал, так как платить им стало нечем? Вот до чего докатился!

– А где же его зазноба? Эта Мими?.. Неужели, с ним осталась в такой-то нищете?

Обошла в ее поисках несколько комнат второго этажа и поняла, что дамочки в доме не было. Ни ее самой, ни ее имущества.

– Интересно, сбежала, или он и ее заложил-проиграл? А хотя, какая мне-то разница. Нет этой балаболки, хохотушки, вертлявой вредины, мне же от этого только лучше.

После этой мысли надумала провести ревизию своим личным вещам, что оставались в доме, когда съезжала в загородный особняк. Почти все оказалось нетронутым. Правильно! Кому не слишком модные тряпки да дешевые украшения могли понадобиться? Мамзель брата предпочитала все самое-самое, а продать, так больше мороки, чем выручил бы денег. Вот оно все целым и осталось. Рассмотрев свое богатство, решила, на всякий случай, саквояж с самым необходимым и ценным собрать. Сложила в кожаную сумку средних размеров барахлишко и в надежное место в прихожей спрятала. А после этого пошла на кухню, чтобы перекусить.

Слава Богам, кое-что из продуктов в кладовке было. И проснувшийся голод утолить вполне неплохо получилось. Даже вино у брата нашлось, чтобы мне начало новой жизни отметить. Хотя, какое там начало, скорее поминки по старой, не радужной, но вполне приличной, справить. А о том, что ждало дальше, думать было страшно. Не такая уж и смелая, видно, оказалась. И сидела я в гостиной с бокалом вина в руке, когда за окнами послышался цокот копыт по мостовой. И кони точно остановились около нашего парадного. Причем, два коня, а значит, брат пожаловал с этим Робертом.

– Вот чего он ко мне привязался? Ясно же, что видеть его не желаю, не то, что куда-то ехать с ним.

А тут уже топот мужских ног в сапогах раздался из прихожей. Потом и голос брата долетел.

– Милая? Ты где? Почему не встречаешь?

Подивилась таким словам. Он от меня радушного приема сейчас ждал? Естественно, не шелохнулась, а только сделала большой такой глоток вина из зажатого в руке бокала.

– А где Мими? – Вот что спросил меня Генри, когда зашел в гостиную. И смотрел при этом так…в общем, я уже стала сомневаться, не подкинули нам в семью кукушонка этого. – Она же здесь была вчера вечером! Нет, ты, правда, ее не видела?! Мими! Мими! – И унесся на второй этаж зазнобу свою искать, не веря, что та горя их общего не снесла и с накопленными в трудах тяжких побрякушками сбежала в неизвестном направлении.

И тут в комнату вошел Роберт. Я как тень его на пороге приметила, так вина еще хлебнула, почти весь бокал опорожнила, и лицо демонстративно к окну отвернула.

– Знакомиться не будем. Дружить тоже. И никуда я с вами не поеду. – Сказать получилось твердо, и подбородок, на мой взгляд, был поднят достаточно высоко.

– Мне кажется, вы перемените решение остаться в этом доме, если мы поговорим.

А голос-то у этого типа был завораживающий. Бархатный такой. Или старался в доверие проникнуть и так им играл? Скорее всего, второе. Никак не могла довериться другу моего негодяя брата. Вот и вежливое обращение восприняла в штыки.

– Не о чем нам с вами разговаривать! С бесчестными людьми дел не имею. Мне и Генри хватает, так тут еще и вы! Пойдите прочь, вы даже хуже моего никчемного брата. Уверена, это ваша была идея ставить на живого человека…

– Вы же меня совсем не знаете, а такое утверждаете. Я хотел…

– И знать не хочу. Это ясно? Или еще повторить?

– Дело в том, что повторяйте или не повторяйте, а вам лучше этот дом покинуть. Могу заверить, что…

– Не приближайтесь ко мне! – Взвизгнула довольно нервно, когда заметила, что мужчина начал подходить к креслу, в котором сидела.

– Не бойтесь. Я никогда в жизни не обижу женщину. Разрешите только присесть на том стуле.

– Нет! Не разрешаю. Отойдите, отойдите, отойдите!..

Наверное, причина моих дальнейших действий была в том, что поддалась панике. Но и этот тип был хорош. Вот зачем он подошел ко мне так близко? Мог бы и на другой стул сесть или в кресло напротив. Нет, ему понадобилось приблизиться чуть ни вплотную! Вот мои расшатанные нервы и не выдержали. Снова! И я даже не поняла, как и когда рука ухватила бутылку вина, из которой наливала в бокал, и опустила ее на голову этому человеку.

– Ай! – Придушенно вскрикнула, когда его тяжелое тело повалилось прямо на меня.

А потом еще увидела, что длинные русые волосы были залиты красным, и голова его опустилась прямо мне на колени.

– Мама! – Разума мне, однако, не хватило, чтобы сообразить, что это могла быть не кровь, а красное вино. Я же его пила минуту назад. Но ужас меня уже заполонил, когда скинула несчастного с себя на пол, вскочила и бросилась бежать.

И беспрепятственно покинула уже и этот свой дом. И куда теперь? Эта мысль всего на миг мелькнула в голове, а ноги, как все равно сами, понесли меня в сторону порта. Я бежала и прижимала к груди саквояж, что, хоть и почти что в беспамятстве, но смогла прихватить с собой. Со стороны, наверное, выглядела, не приведите Боги. Но в тот момент меня ничто не трогало: ни недоумевающие взгляды прохожих, ни тяжесть ноши, ни планы на будущее.

– Потом! – Твердила про себя. – Вот доберусь до порта, сяду на любой отплывающий корабль, и все само собой утрясется. Иначе и быть не может. Должна же проснуться моя богиня-заступница?! Я же никого за свою жизнь не обидела. Ни взглядом, ни словом, ни действием. За что мне все это?.. Нет, точно все должно разрешиться к лучшему. Вот только бы на корабль попасть. А куда он поплывет, мне все равно. Отсюда бы убраться подальше.

Безумство задумала? Возможно. Но до порта я добралась благополучно, только устала очень и ногу стерла – не приспособлены были мои туфли для бега по булыжным мостовым. А нанять извозчика не получилось бы. Денег не было. Украшения свои из дома прихватила, а денег у меня, отложенных на черный день, не оказалось. И откуда бы им взяться, если всеми финансами заправлял Генри. И доуправлялся! И вот именно из-за отсутствия монет неприятности в тот день продолжились, а потом привели к катастрофе.

– Мои услуги стоят одна серебряная монета. – Сказал мне капитан, попыхивая дымом в небо, так как принялся раскуривать трубку.

Совершенно невоспитанный тип. С ним леди разговаривала, а он…

– Что непонятного сказал? И не суйте мне под нос ваши побрякушки. У меня здесь не скупка, у меня пассажирское судно. И каждый пассажир обязан оплатить проезд. Одной серебряной монетой. Тариф у меня такой. Понятно?! А раз денег нет, то сойдите с борта.

Примерно такая же история приключилась и со вторым капитаном. Тогда решила испытать судьбу на торговых кораблях. Но и там мои украшения капитанов не заинтересовали. Пришлось задуматься над поиском той самой скупки, про которую мне твердили двое из пяти встреченных капитанов.

– Уважаемый! – Обратилась к первому попавшемуся прохожему. – Не подскажете, где здесь скупка?

Ох, надо было не спешить и в лицо того дядьки лучше всмотреться. Но откуда мне уметь разбираться в разных скользких типах, если до того времени тихо мирно прожила в родительском доме, и круг общения ограничивался родственниками и несколькими знакомыми? И все, заметьте, приличные люди, если брата моего не считать. Вот и не опознала в том бесцельно шатающемся по порту человеке бесчестную личность, если не сказать грубее.

– Скупка? А что у тебя есть?

Вот такая бесцеремонность! И она меня насторожила.

– Лиз! Что ты знаешь про жизнь этих людей? Посмотри, даже одежда их разительно отличается от той, что носят все знакомые тебе мужчины! И уж совсем ничего не смыслишь в их образе жизни, а значит, не сможешь разобраться ни в их мыслях, ни в поступках. – Это я пыталась себя вразумить, таким образом, и уберечь от возможных ошибок, если бы доверилась сейчас незнакомцу. Правда, в моем окружении было всего два с половиной джентльмена, поэтому опыта никакого жизненного в общении с ними и не имелось. И брата не считала теперь за человека вообще, но еще был образ папы перед глазами, имелся сосед по загородному имению и дядя. Последнего посчитала за половинку, так как он к восьмидесяти годам впал в маразм, очень сильно усох и давно не покидал своего дома.

Вот такой ворох мыслей пронесся в моей голове, пока держала паузу после вопроса встреченного оборванца на пирсе в порту. Он, конечно, мне не приглянулся. Более того, я от него в первый момент даже попятилась немного. Но была необходимость срочно сесть на один из стоящих неподалеку кораблей, а для этого следовало раздобыть монет. И вот я оглянулась по сторонам, а над головой ярко светило солнце, и его лучи так привычно заливали светом наш город Медитен, расположившийся ярусами на склонах гор. И картинка эта яркая и мирная меня вполне успокоила.

– Так вы знаете, где скупка или нет? – Однако я не собиралась долго продолжать общение с этим не внушающим доверие субъектом. Солнце солнцем, красота красотой, а свой баул прижала к груди сильнее. – Или покажите, или…

– Отчего же не показать?.. – Как-то глумливо у него получилось это сказать. – Но ведь обдерут мамзель там, как пить дать. – И плюнул себе под ноги, и махнул, сомневалась, что мытой рукой, и быстро зашагал сначала с пирса вправо, а потом углубился в какую-то узкую улочку, нисколько в мою сторону не оборачиваясь.

Я брела следом. И терзала себя подозрениями, что поступала неверно. Куда этот тип мог завести? Он точно не внушал доверия, а эта часть города мне совершенно не была знакома. Впрочем, прожив в Медитене всю свою жизнь, знала только собственную улицу и те, которые приводили к центральной площади, что была не так и далеко. Ну, еще дорогу, ведущую в загородное поместье, хорошо изучила. С последней познакомилась исключительно из окна родительской кареты. А здесь, наблюдение этой не улицы, а щели между кособокими одноэтажными домишками, пробуждало некую тревогу, разрастающуюся в груди, и заставляло крепче и крепче прижимать к себе баул.

Боялась ли я ограбления? О, да! Ведь то, что держала в тот момент в руках, было все мое имущество. На вырученные от продажи деньги пришлось бы устраивать ни что-нибудь, а будущее. И вспомнив, какие дешевые вещи там лежали, только криво получилось улыбнуться, от представления, каким оно могло быть, это будущее, устроенное на жалкие гроши. Но чем дальше шла мимо тех обшарпанных домов, тем больше сужался проход, и вот уже солнечный свет сюда не добирался, а плечи мои опускались ниже и ниже. И до меня стало доходить, что ограбление хоть и было крахом надежды покинуть этот город и берег, но являлось не самой страшной формой насилия. А вдруг этот тип в потрепанном камзоле и с бегающими маленькими глазками задумал надругаться надо мной?! Помилуй, богиня-заступница! Вдруг привел бы сейчас прямо в объятья позора телесного?! От подобной мысли, ну что же она так поздно ко мне пришла-то, перехватило дыхание, глаза полезли из орбит, а из головы даже испарилась молитва, которую собралась воздать ангелу-хранителю. А на смену ей с языка вдруг чуть не сорвалось уличное ругательство. Боги, когда я успела только нахвататься этой скверны?! Нет, сидело во мне нечто, так и впитывающее то, что леди и слышать-то не подобало. А вот за эту нечистоту душевную, наверное, теперь и расплачивалась. Ведь, все думала недавно, за что на меня свалились такие напасти, так теперь оно и понятно…

– Пришли! – Оборвал этим сообщением мужчина разом все мысли в голове.

Я замерла, как вкопанная, перед распахнутой дряхлой калиткой, и вытянула шею, чтобы заглянуть в какой-то захудалый двор. Зрелище было так себе. И более того. Особенно удручал мусор, раскиданный там и тут. Но как потом оказалось, кучи разорванного тряпья, вперемешку с пищевыми отходами, не являлись самым неприятным в жизни.

– Проходишь или нет? – Вроде бы в том вопросе светилась возможность отступления от задуманного ранее посещения ростовщика, но тон сопровождающего намекал на обратное.

Прочувствовав намек на угрозу, решила что, случись чего, в этом жизненном тупике помочь мне стало бы некому. Только этот оборванец и наблюдался поблизости. Вот и сделала робкий шаг навстречу дальнейшей судьбе, за ним еще пару, а потом быстро перебежала грязный двор и нырнула в дверной проем напротив. Проскользнула и поняла, что никто за мной не шел. Тот мужчина, что привел сюда, остался стоять на улице. Это меня порадовало. Но только на мгновение. Дальше же надо было продвигаться, в мрачную неизвестность, вот в чем дело.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное