Клара Колибри.

По моему хотению, по отцовскому велению



скачать книгу бесплатно

– Господи! Господи! Господи! – Это все были мои причитания.

Спрашивается, что мне понадобилось троекратно вспоминать нашего спасителя? А это было до жути просто. И все оттого, что в тот момент только и могла, что обращаться к господу. Как иначе, если сидела, терла на затылке шишку с куриное яйцо и, как ни старалась со всей строгостью призвать к ответу память, но собственное имя никак не вспоминалось. Как, впрочем, и все остальное. Кто я такая, откуда родом и как, и куда сейчас попала – все это не удавалось осмыслить. Посидела пять минут – ничего. Десять – тоже. И пришла тогда к выводу, что, сколько к господу ни взывай, а надо и самой для себя что-нибудь сделать. Не надеясь на всевышнего.

Для начала стала осматриваться. Сфокусировала зрение на своей одежде. На джинсах, например. Хорошие джинсы, модные и, точно знала, что дорогие. Откуда знала? Напрягла немного голову, и она отозвалась тупой болью моментально. Ладно, с этим можно было разобраться потом. Докопаюсь еще, почему была уверена, что все, что мне принадлежало, должно было быть самым стильным и дорогим. А в тот момент просто продолжила себя созерцать.

И так. Джинсы. Просто супер. Потертые и рваные по самой крутой молодежной моде. Ба! В прореху в районе колена заметила кровоточащую рану. Ничего себе! И снова была совершенно уверена, что этой раны никак не должно, по сути, у меня быть. Однако же, только посмотрите, она была, да еще довольно ощутимо щипало в том месте, а может, даже и дергало. Что еще рассмотрела? Ступни. Вроде, не поврежденные. Одна в кроссовке, фирменной, красивой и удобной. Чтобы в этом убедиться, подвигала ступней круговыми движениями. Да, все было нормально, и обувь, кроссовка то есть, хорошая. Но для ходьбы их требовалось две, то есть пара. А я наблюдала только одну штуку. Где была вторая? Повращала левой ступней, той, что была только в носке. Нога была цела, одета в почти чистый носок, тот только немного окрасился о траву, но обувь на ней отсутствовала. Сколько ни озиралась по сторонам, а второго кроссовка не находила.

Так, решила на этом не зацикливаться. Что еще на мне было? Футболка. Рассматривать вещь на себе было трудно. Тогда я ее сняла и принялась изучать так пристально, словно от этого зависела вся моя жизнь. Вообще-то, кто его знал? Может, и, правда, зависела. Вспоминать-то надо было, хоть что-то, а то, совсем ничего, ну, совершенно с пустой головой сидела. Вот, только с больной – шишка на затылке постоянно напоминала о себе. А тут еще заметила глубокие царапины на плече и боку. Стоп. Отставить! Следовало вернуться к начатому. Что там с футболкой? Сто процентный хлопок, сделано в Италии. Что мне это давало? Догадывалась, что ничего. Как и красивое кружевное нижнее белье. Была уверена, что французское. И все же, выходило, что почти ничего про себя не выяснила. Только то, что была любительницей модных шмоток. Тряпичница, одним словом. В той, какой-то неведомой жизни, которая как бы отделилась от меня. А я, выходило, стала существовать отдельно.

Вспомнила выражение «начать жить с чистого листа», и оно мне, ох, как, не понравилось теперь. Даже получилось, что зашипела на подобную перспективу.

Поежилась при мысли, что теперь так и останусь вне своей привычной среды обитания. А как же? Если не вспомню, кто я и откуда, то, как же снова попаду домой? Не могла же я вечно теперь быть здесь? Нет, эта окружающая среда, называемая обычно природой, душу мне не грела, а значит, никак не могла иметь ничего общего с моим домом. Натурально, симпатично, но не мое. Кусты, какие-то! Хоть и сидела на приятной шелковистой и кучерявой травке, но оно мне не было надо, и время шло впустую. Следовало что-то сделать, что-то предпринять.

Для начала попыталась подняться. Получилось. Теперь смогла увеличить площадь обзора, раз кусты оказались мне по грудь. Что это там? Насыпь какая-то. Раздвинула ветви кустарника и захромала в том направлении. Потом даже забралась на довольно крутой склон и смогла увидеть рельсы. Неужели, я нашла железную дорогу? Неужели, где-то рядом могла быть цивилизация? Город?! В душе потеплело. Это уже было, хоть что-то. Ведь, отчетливо поняла, что туда-то мне и надо было. То есть, что я городской житель.

Потом призадумалась, рассчитывая, что смогла бы сообразить еще о чем, но нет. Даже имя мое, по-прежнему, оставалось скрыто от сознания пеленой непонятного тумана. Догадывалась, к возникновению его причастна была боль в затылке, а значит, та самая шишка. Все представилось так: травма, боль, как следствие, потеря памяти. Складно получилось. И тревожно. Но я уже не боялась, что могла затеряться в чужом и неведомом мире. Ко мне пришло ощущение, что все будет хорошо, все пройдет, все встанет на места. Не верила я, что памяти лишилась навсегда. Вот ведь, хоть и малые ее проблески, но стали понемногу возникать. Это было замечательно. Появилась надежда, что следом за интуитивными ощущениями придет и твердая уверенность. А там все стало бы совсем просто со временем. Или дала бы о себе знать родным, была совершенно убеждена, что они у меня имелись. Или сама до дома добралась бы, хоть пока и не знала как.

Опять же, перед глазами находилось железнодорожное полотно. Что мне давал этот факт? Он мне давал возможность добраться до населенного пункта. А там можно было обратиться за помощью к людям. Теплее, теплее, совсем тепло. В душе поселилась надежда на спасение. Она-то и грела теперь мое сознание. Воля тоже затеплилась. Что еще грела? Только не тело. Его жарило солнце. И тело и меня всю целиком, и особенно голову. Совсем припекло. Ведь и стояло оно пока еще не высоко… или уже не высоко… Нет, все же, пока еще не поднялось в самую верхнюю точку. Вращаясь вокруг своей оси и прикладывая обе руки ладонями ко лбу, на манер козырька, ориентируясь по солнцу, пришла к выводу, что было утро. Возможно, что раннее. Это значило, что могла потом совсем изжариться. Следовало поторопиться и начать движение незамедлительно. А то эти поля вокруг и кусты вдоль насыпи не прибавляли настроения и не могли очень уж укрыть от зноя, если в этом возникла бы надобность. Значит, надо было постараться эти места пройти. И чем скорее, тем лучше.

Так. Куда идти? Налево или направо? Вот ведь была задача! Вспомнив детскую считалку, нет, чтобы что путное, загадала направление и выбрала правое. Туда и потопала, припадая на одну ногу и ойкая, если под необутую ногу попадал острый камень. Но прошла всего ничего, а стопа уже была вся исколота и побаливала. Решила скакать по шпалам. Сначала понравилось. Только быстро надоело, и еще устала. Должно быть, не любила я раньше никаких физических упражнений.

И тут мой слух уловил непонятный шум. Точно. Это было в кустах. Раздавался там, впереди, справа от насыпи, в низине, густо заросшей то ли ивняком, то ли еще чем… не сильна я была в растениях. А в чем сильна? О, нет, о грустном не следовало бы вспоминать, поэтому дала себе установку собраться и сконцентрироваться на звуках. А они были похожи на возню. Звериную. Вытянула шею в том направлении, но заметить ничего в густых ветвях не получилось. Только видела, как верхушки кустов ходили ходуном. В тревоге и нерешительности вытерла повлажневшие ладони о джинсовую ткань на бедрах и принялась озираться, ища способ обойти непонятное и от того страшное место. Но со всех сторон, и с этой и с другой относительно рельс, как назло, была глубокая канава, заполненная стоялой водой, по запаху напоминающая болотную гниль. Выходило, что идти можно было только по самим рельсам. Но это получалось совсем рядом с тем подозрительным кустом и теми все более страшными звуками. Теперь я уже не сомневалась, что там был зверь. Или два. И их настроение ничего хорошего не обещало. Еще удачно все складывалось, что они меня до сих пор не обнаружили. Иначе, непременно покусали бы. А то, и сожрали бы. Вон, сколько шума наделали. Огромные, наверное, были зверюги. И тут кусты перед глазами так и заходили ходуном. Теперь мне не то, что вперед идти, а и назад отступить сделалось страшно. По этой причине я и присела на корточки. Если бы помогло, то могла бы и лечь. Но находиться здесь жуть как не хотелось. Поэтому, хоть и наподобие ползания, а начала пятиться в обратном направлении.

По всему, я все сделала правильно. Страшное место осталось позади. За спиной. К тому моменту я уже не пятилась, как вначале, а развернулась и перемещалась на четвереньках, чтобы можно было видеть, куда кралась. Расстояние до того куста увеличилось настолько, что отважилась снова принять вертикальное положение. Даже посмотрела в ту сторону. Но куст и зверь уже были далеко, и слышать, что там теперь творилось, не было возможности. Оно и к лучшему – и так натерпелась сверх меры.

И вот, теперь можно было идти, не таясь, так как опасность осталась далеко позади. И я снова бодро запрыгала по шпалам. Можно бы за себя порадоваться, но огорчал тот факт, что топталась на одном пространстве, то есть снова вернулась к тому месту, где совсем недавно очнулась. Вон, могла видеть помятые кусты, из которых несколько минут назад выбралась на насыпь. Расстройство от осознания впустую потраченного времени и сил нахлынуло, но постаралась с ним справиться. Вроде удалось. И что там ожидало меня впереди? Буквально сделала следующее: приложила ладонь к глазам и увидела похожую местность, что и в том направлении, куда топала недавно, только канава сбоку и внизу была сухой. Поразмыслила и пришла к выводу, что особой разницы не случилось. Что туда топала, что сюда… Это я так себя успокаивала.

А через минут пять моих перемещений вышла неожиданная радость. Второй кроссовок нашелся. Вот уж счастья мне привалило, не описать словами. Я вся встрепенулась, заверещала и моментально плюхнулась на пятую точку, надевать потерянную было обувь. Подозревала, как светилось в тот момент мое лицо, раз даже счастливый смех унять не удалось. Я обулась, встала на ноги, потопала и попрыгала на месте зачем-то, а потом зашагала в прежнем направлении. Определенно, оно было мною выбрано правильно. Вон, и знак мне был послан свыше. Кроссовок нашелся? Это же было не просто так?!

Идти стало гораздо проще. И смогла вполне в приличном темпе перемещаться вдоль железнодорожного полотна где-то с час, может дольше. Потом начала чувствовать некоторую усталость. Ко всему прочему захотелось пить. Невольно стала пытаться обозревать окрестности в поисках места, где можно было бы отдохнуть. Искать источник питьевой воды для меня было трудом напрасным – все равно ничего не вышло бы. Только по телевизору, как-то раз или два, могла видеть подобное, что человек должен был выжить в каких-то для него новых и непонятных условиях. Я тогда такие передачи не жаловала очень и мало им уделяла внимания. Вот оно, когда и где мне моя невнимательность аукнулась! Кто бы мог знать, что так-то и со мной и будет?!

– Ах! Телевизор! Надо же, вспомнила про это чудо технического прогресса! – Но не успела порадоваться, как тут же и огорчилась. – Тьфу!

И что? Про телевизор, видите ли, вспомнила! Ерунда, какая. Я же не совсем голову все же отшибла. Вон, что такое рельсы знала, и что по ним поезда перемещаются, тоже. Кстати, а почему не видно составов? Совсем никаких? Ни грузовых, ни пассажирских. Что это за дорога такая? Хоть бы один поезд увидеть. А там, на вагонах, у них должны быть такие таблички с названиями городов, куда следовали. Хоть какая, а была бы мне информация.

Так, в раздумьях, брела себе дальше и чуть не прошла мимо вполне симпатичного леска. Или это называлось березовой рощей? Скорее всего. Место выглядело живописно и как меня к себе поманило. Спустилась с насыпи и направилась туда. Не думала далеко удаляться от путей, просто хотелось немного передохнуть в тенечке. А как стала подходить к березам, на глаза попалась земляника. Решила, что какая-никакая, а еда, не следовало гнушаться. Стала нагибаться и, ягодка за ягодкой, набрала прилично. Съела, понравилось, принялась собирать еще.

Одну полянку обобрала, перешла на другую. Через некоторое время почувствовала, что смогла, худо-бедно, себя насытить. Только пить хотелось ничуть не меньше, если не больше. Вот бы мне было еще и родничок какой найти… И счастье оказалось на моей стороне. И не просто, а грандиозное везение, я бы сказала. Все потому, что за группой частых зеленых елок, что стояли особняком, мне открылся вид на небольшое лесное озерцо. Это было чудо и сказка одновременно. Подобной красоты видеть еще не приходилось.

Или, все же, приходилось? В голове при этом вопросе всплыла картинка какого-то острова, небольшого и скалистого. Еще припомнила широкий угол открытой белоснежной террасы какой-то, скорее всего средиземноморской, виллы. И будто я там стояла и смотрела на морской залив с удивительно синей водой, как там, на волне, покачивалась одинокая белоснежная яхта.

От неожиданности подобной грезы, рука сама, непроизвольно, потянулась к затылку, чтобы его почесать, дотронулась до шишки, и тут же боль заставила меня ойкнуть и поморщиться. Вот тебе и раз! Что только не бывает, когда у тебя амнезия! Не иначе, как снова, какой пейзаж из телевизора больное воображение представило реальностью. Ну, ничего, это скоро пройдет, не могло быть иначе.

Зрелище большого количества пресной воды в тот момент мне было, куда меле всех, вместе взятых, красот и чудес мира. Что вам горы, моря и острова? Мне и здесь было замечательно. Я даже пробежалась немного до озерного бережка. Затормозила уже у самой воды, удивительно прозрачной, такой, что можно было рассмотреть каждый камешек на песчаном дне. Сложила ладонь лодочкой и зачерпнула в нее немного, поднесла к губам и осторожно сделала маленький совсем глоток. Вода была приятно освежающей и вкусной. Отважилась и стала ее пить уже нормально, не опасаясь отравиться, и чтобы совсем напиться сейчас и на будущее.

Уже позже, утолив жажду и утерев влажные губы, разлеглась под березкой и прикусила зубами тут же, рядом, сорванную травинку. Лежала так и думала. О чем? Обо всем. Силилась понять, что же со мной могло случиться, и как оказалась конкретно в этом месте. Почему была одна? Что-то, глубоко внутри, подсказывало, что всего этого никак не могло быть со мной, лично со мной. Может, с кем другим?.. Но не со мной! В этом была уверена. Тогда почему и отчего теперь лежала на траве под березой в полном одиночестве? Только птицы щебетали где-то над головой в кучерявой кроне.

Но сколько ни думала, ответов не появлялось. Решила, что это был вопрос времени. Не стоило его торопить. Гораздо мудрее представлялось просто дождаться озарения или просто того момента, когда боль в голове унялась бы, а там, глядишь, и все встало бы на свои места. Решено-сделано. Оставила попытки что-нибудь вспомнить, а вместе с ними надеялась унять болезненное напряжение не только в затылке, но и в висках. Чтобы это произошло быстрее, решила освежиться. Благо, озеро-то, вот оно, рукой подать, только и надо было, что раздеться.

Подумала, и приступила к исполнению. Разоблачилась до белья и полезла в воду. Сначала показалось заходить в нее холодновато. Потом привыкла, и свежесть озерной воды стала приятной. Это, когда уже прекратила просто окунаться, а поплыла. Особо разгуляться, в смысле, разрезвиться, места не представилось – озеро было небольшим. Но я доплыла до середины и легла на спину. Расслабилась и стала наблюдать небо. Синее, пресинее! Такое же, как та вода, где яхта стояла, то есть в моем недавнем воспоминании. Тьфу! Снова какие-то нереальные фантазии лезли в голову. Следовало их пресечь, нечего им было сбивать меня с толку и уводить от реальности. Откуда среди красот средних широт было взяться морской яхте? Бред! Галлюцинации из-за больной головы. Надо было гнать те фантазии прочь.

Но реальных видений так и не возникло. Сколько ни лежала на спине, а потом еще не поплавала и не покрутилась немного на середине озера. Однако, плавала я, как рыбка, то есть очень хорошо. Подразумевала, что могла бы и реку широкую преодолеть и морская волна не была бы мне в тягость. Только это открытие погоды не делало. А именно, никак тогда не могло мне пригодиться. Вот бы, что посущественнее, более подходящее под эти конкретные условия удалось бы в себе открыть…

И тут мне послышался стук колес. На свою беду, совсем забыла, что ждала и не могла дождаться проходящего поезда, чтобы понять, что это была за дорога такая. Опомнилась, когда звуки раздались совсем рядом. Припустила к берегу, выбралась на него моментально и понеслась напрямую, как была в мокром нижнем белье, на звук. Летела, не разбирая дороги и не ощущая ничего под голыми ногами. Но получилось, что поезд меня перегнал. Только и удалось, что заметить край последнего вагона. Ну, надо же!

Огорчению не было предела. Только вся запыхалась и поранила о какую-то корягу палец на ноге. Пришлось брести назад, к озеру. Хорошо, что его удалось снова найти, не то, осталась бы в одном белье на просторах нашей Родины. А так, худо-бедно, но оделась и обулась. О чем это я? Совсем даже не бедно, скорее богато оделась. Только вокруг были одни деревья и кустарники, а им эти мои шмотки были безразличны.

– Господи! Когда до людей-то доберусь?

Но вздыхать было бесполезно. Следовало снова трогаться в путь. Что я и сделала. Выбралась из лесочка, забралась на насыпь дороги и пошла в прежнюю сторону. Шла долго. Так, что солнце начало клониться к горизонту. А за это время прошел еще поезд. Только не в мою сторону, а другую. Поэтому я и не смогла увидеть никаких табличек с названием пункта следования. Ведь, если они и были, то, скорее всего, с другой стороны, не с той, где я стояла, открыв рот и моргая глазами, не поспевая отслеживать вагоны. Вот как быстро мчался поезд.

Должна признаться, что все это меня еще больше огорчило. Думала, сильнее расстраиваться из-за моего бедственного положения было невозможно. Оказалось, что нет, еще как возможно. А тут ко всему прочему сильно захотелось есть. И пить хотелось снова. Только чуть меньше, чем есть. Поэтому принялась вздыхать все глубже, а спотыкаться о выпирающие камни все чаще. Потому уже по сторонам почти перестала смотреть. Уставилась тупо себе под ноги, и брела, заложив руки в карманы джинсов.

Я так увлеклась рассматриванием грунта под мысками кроссовок, что не заметила, как насыпь по бокам дороги стала более пологой. А потом, и вовсе, сравнялось все. Как если бы, рельсы проложили не на возвышении, а в ровном поле. Только с одной стороны очень близко к шпалам подступал лес. Всего-то метрах в десяти или пятнадцати высились темные ели. Из этой чащи выбегала дорога. Нет, не дорога, скорее, тропа, но здорово утоптанная. Она прямиком упиралась в настил из досок между рельсами, перебиралась на ту сторону и бежала дальше, змеясь, через широкое поле.

Больше всего меня поразил вид досок. Ощущение было таким, как будто я неделю или больше прожила на необитаемом острове, и вот, ко мне на берег выбросило сундук, или, допустим, надувной плот и даже с веслом. Сердце заколотилось в груди, как бешеное, даже дышать стало трудно. А все от ожидания скорого спасения, никак не меньше.

Саму тропинку через рельсы я легко могла бы и не заметить, так понуро брела и так сильно тоска и чувство, близкое к отчаянию, давило на мое сознание, что оно во мне чуть теплилось. Запросто могла бы пройти мимо, баюкая тяжелые мысли. Но все случилось так, как случилось. Я очнулась, встряхнулась, приободрилась и почувствовала прилив возбуждения, а с ним и добавку к силам, совсем, было, иссякнувшим. Причем не только к моральным, но и к физическим. Именно поэтому, когда запрыгнула на дощатый настил и начала на нем пританцовывать, выглядела бодро и жизнерадостно. А как только начала осматриваться по сторонам, так и заметила его, того парня, что присел на корточки под елью, ближней к железнодорожным путям.

От его вида у меня перехватило дыхание. И еще, ноги точно приросли к месту. А все мое состояние тогда было сродни окаменелости. И стояла я столбом посреди железнодорожного полотна. Хорошо, что поезда в том месте ходили совсем редко, не то, быть бы несчастному случаю, и не успеть бы мне, порадоваться, что встретила, наконец, человеческое существо.

И так, я стояла и понемногу приходила в себя. Молча, хотя в какой-то момент хотелось вопить и визжать, только отчего-то не получилось. А как во мне снова затеплилась жизнь, так и стала присматриваться к тому парню и прислушиваться к окружающим звукам. А что это он там делал? А парень копался с велосипедом. Да, именно этот агрегат был прислонен к стволу ели, и именно над его передним колесом колдовал парень. Чинил или еще что, но в мою сторону не смотрел.

Мне это странным отчего-то не показалось. Как будто все было вполне естественным. А может, то место и не было таким безлюдным? Может, по той тропе сновали сотни прохожих в разных направлениях, и только в тот момент все куда-то запропастились? Главное для меня было тогда другое. Я встретила себе подобного. Что толку встретить многих в бедственный момент, когда уже один мог тебе помочь? Так ведь, я его и встретила! В этом было дело. А мои рассуждения вообще получались тогда с больной головы, оттого и мало чему придавала значение. Ну, не обращал парень на меня внимание, хоть я и нарезала, как могла, вокруг него круги. Ну, было место каким-то нехоженым. Так ведь, это, может, только на первый взгляд.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное