Клара Колибри.

Один взмах волшебного посоха



скачать книгу бесплатно

Глава 1

В государство Натсхазан пришел праздник. Чествовали богиню плодородия и радовались середине лета. И, как было принято испокон веков, отмечали его гуляниями и спортивными состязаниями. Во дворец государя по такому случаю съехались дорогие гости, и почти все двенадцать областей, из которых состояло это степное государство, были представлены их правителями, уважаемыми и могущественными князьями. На второй, он же предпоследний, день торжеств гулянья выплеснулись из дворца и слились с широким народным ликованием. Просторная и почти идеально ровная земля за городской крепостной стеной запестрела шатрами государственных особ и их гостей. Многочисленные полотнища флагов, закрепленные на длинных шестах, трепетали на теплом летнем ветру и добавляли зрелищу красок. Радовали глаз и разноцветные толпы народа, веселые и нарядно одетые, что были повсюду и готовились, если не принять участие в предстоящем скоро состязании, то насладиться его зрелищем, обещающим быть непростым и захватывающим.

Прошел слух, что в скачках с препятствиями будет участвовать один из самых молодых князей, защитник восточной пограничной земли. Многим хотелось удостовериться в этом, а еще попытаться рассмотреть внимательнее этого правителя, ведь он же приходился близким родственником государю, и еще молва разнесла по бескрайним степям хвалу его ратным подвигам и мужской красоте. Вот поэтому вблизи шатра, украшенного бело-зелеными фамильными цветами, было особенно многолюдно, и даже настолько, что личной охране князя пришлось оттеснить любопытных на некоторое расстояние и призвать к порядку. И пока Ардомир не показался перед народом, тот увлеченно рассматривал и обсуждал достоинства его скакуна, гарцующего перед входом в шатер. Этот вороной был известен, пожалуй, только чуть менее своего хозяина, и о нем тоже успели уже сложить несколько песен, в которых восхвалялась стать коня, и бег его сравнивался с полетом быстрой птицы.

А на южной окраине этой равнины, что располагалась рядом с воротами, прозванными дворцовыми, были установлены трибуны для знатных господ, желающих с удобствами наблюдать скачки. В это день доступ к возвышающимся над полем сооружениям простому люду был заказан. Кругом стояла дворцовая стража и не давала никому со стороны подойти ближе, чем на расстояние полета стрелы. Но желающих на себе проверить бдительность охраны и не наблюдалось, все и так знали, что сам государь почтил присутствием состязание, а еще его бело-зелено-черные вымпелы развевались на копьях застывшей в тени трибун правительственной конницы. Поэтому толпа держалась поодаль, и под яркими тканями навесов над высокочтимой публикой, натянутыми, чтобы защитить от жгучего солнца, людской шум и гам почти никого не беспокоил.

– Госпожа Мариника, вы первый раз присутствуете на подобных скачках? – Завел разговор придворный советник, чтобы скрасить последние минуты ожидания состязаний.

Этот уважаемый старец сидел по правую руку от государя, а обращался к молоденькой девушке, что расположилась много ниже его, на самом первом ярусе кресел, установленных практически на земле, тогда как правитель и его окружение занимали самый верхний, ряд, что был почти под самыми навесами.

– Да, уважаемый сон Ален. – Девица повернула к нему голову, и над полупрозрачной тканью, прикрывающей ее лицо, сверкнули азартом от предвкушения интересного зрелища крупные зеленые глаза. – Это моя четвертая учебная практика, но первая поездка так далеко на восток.

Ранее была на многих праздниках, но только у вас так развит конный спорт и так популярны подобные состязания. Поэтому приготовилась увидеть неповторимое зрелище.

Она выглядела радостно возбужденной, хоть и пыталась сидеть спокойно. Вот и рука ее уже несколько раз поправила упрямо выбивающуюся из-под шелковой накидки ярко-рыжую пружинку волос. А голова успевала поворачиваться во все стороны, чтобы не пропустить ничего примечательного. Советник отметил про себя все это и улыбнулся ей снисходительно.

– Вам должно понравиться это состязание. А сегодня еще среди участников будут знаменитые наездники. Значит, все обещает быть еще интереснее. – Он откинулся к спинке кресла и, сцепив ладони в замок и уложив их себе на живот, покосился на государя. И тогда сон Ален заметил, что тот к их разговору прислушивается, и это подвигло сановника беседу продолжить. – Победить именно в этом этапе всегда очень трудно. Это опасное состязание, однако. Но поэтому и награда бывает значительной.

– Да? Какая к примеру?

– Зависит от многого. Был случай однажды, что наш правитель повелел, по просьбе победителя даровать жизнь его провинившемуся и взятому под стражу родственнику. Но чаще бывало, что награждали породистым скакуном или очень крупной суммой денег.

– Ум, поняла. – Качнула девушка головой.

– А вы сами, Мариника, насколько хорошо держитесь в седле? – Прищурился советник, как будто ему в глаза попал солнечный луч.

– Ох! Разве могу говорить об этом, если путешествовать привыкла или в карете, или стационарным телепортом? Но проехать километров пятнадцать верхом спокойным шагом и не выпасть из седла, могла бы, наверное. – Улыбнулась она ему дружелюбно и тут же отвернулась, так как на дощатый постамент недалеко от них вышли трое и застыли на минуту с длинными трубами у губ, приготовившись заявить о начале состязаний.

Девушка вся превратилась в слух и зрение, а ее хрупкая фигурка напряглась и вытянулась в струнку. Со своего места ей все было хорошо видно: и старт, и барьеры, что состояли из живой изгороди или жердей, и канавы, наполненные водой. Было бы еще лучше, если бы ей позволили сесть повыше, но с законами этой страны приходилось считаться, поэтому ее место было именно здесь, между мужчинами и гаремом повелителя. Женщины государя сидели много правее от нее и выше, и походили на стаю ярких птиц, по самые глаза закрытые, как замотаны, шелковыми тканями.

И тут был подан сигнал для начала скачек. Действие началось. Вопли народа почти сразу заглушили звук труб. А со старта ринулись конники. Из-под копыт скакунов в воздух и в подступивших к заграждениям зевак полетели комья сорванного дерна и земли. Некоторая сумятица в начале гонки быстро прекратилась и уступила место слаженным действиям бывалых борцов. Среди стартовавших уже через считанные минуты образовалась лидирующая группа, и именно к ней как приковалось большинство глаз. А посмотреть было на что. Всадники слились с телами своих скакунов. Кони же вытянулись и устремились к первым препятствиям. Прыжок! После него уже были различимы потери в строю, но не среди лидеров. Еще прыжок! На этот раз никто не выбыл из состязания, а жерди барьера остались стоять нетронутыми.

Но всадники уже неслись к следующим препятствиям. И дальше растительные преграды, водные и деревянные шли довольно часто на сравнительно непродолжительном участке местности. И, конечно же, не обошлось без новых потерь. Даже в группе лидеров один наездник, хоть и удержался в седле после неудачного преодоления глубокой канавы, но потерял время, когда выравнивал свое тело и усмирял запаниковавшего коня, и оказался позади пятерки, вырвавшейся вперед с еще более значительным отрывом от остальных.

Мариника смотрела на поле, не отрываясь, и ощущала, как сильно колотилось сердце у нее в груди. Борьба, что разворачивалась перед ней, захватила целиком. А через некоторое время поняла, что выделила среди прочих одного наездника и теперь сжимала кулаки именно за него. Кто это мог быть, не ведала нисколько. И это ей не представлялось важным. Просто уж больно хорош был этот дуэт, вороной жеребец и всадник в черном одеянии с черной же чалмой на голове. Стремительные, пластичные и одновременно с этим мощные движения завораживали. Да, их сила и напор ощущались даже на расстоянии. Девушка пророчила победу именно им. Так оно и вышло. Этот всадник на вороном скакуне на финиш пришел первым, преодолев все препятствия на своем пути красиво, быстро и легко. Так она считала, так казалось ее глазам, что легко. Но когда победитель и еще два всадника, пришедшие вторым и третьим, подъехали к трибуне, где им должны были вручать награды, Мариника отметила, насколько взмылен был конь, и как вздымалась грудь всадника.

Да, ничто не дается легко, но зато теперь за свой труд и упорство этот мужчина должен был получить заслуженную награду. Девушка верила, что вполне достойную. Она тоже встала со своего места, чтобы поприветствовать лидеров состязания и похлопала вместе с остальными в ладоши. За месяц своего пребывания при дворе правителя Настхазана уже неплохо разобралась в местных обычаях и теперь ожидала, что награду победители получат из рук Его Святейшества. Так оно и вышло. Государь спустился с верхнего яруса трибуны и взошел на помост, чтобы произнести поздравительную речь. Далее он вручил объемный кошель с золотом тому, кто пришел на финиш третьим. В сторону занявшего второе место в состязании царственно взмахнул рукой, веля слугам подвести подаренного скакуна. Красавец был конь, и окраски редкой для этих мест: серый и в яблоках. Красота! И Маринике стало очень интересно, что же за награда будет у лидера. Она даже немного подалась вперед, чтобы лучше было бы видно, когда победителю вручат его приз.

– А что желаешь ты, Ардомир, мой дорогой племянник за свою победу? – Так обратился правитель к мужчине в черных одеждах. – Знаю точно, что ты богаче очень многих в нашем мире. О твоих же конюшнях идет такая слава, что впору тебе, а не мне, делать подарки скакунами. – Святейший лукаво улыбался, а его племянник приложил в это время правую руку к сердцу и вежливо ему поклонился. – Может у тебя есть, какое желание, что мне по силам исполнить?

Легкий смех свиты и приближенных государя пронесся тихим шелестом за его спиной. И воцарилась пауза. Но длилась она недолго, ровно столько, сколько позволяли приличия. Восток! Это вам не запад. Здесь все тонко, воздушно. Мариника тоже начала слегка улыбаться, поддавшись всеобщему настроению. Как в театре себя ощущала, стояла и восхищалась хорошей игрой. А потом мужчина в черном одеянии поднял руку и убрал с лица ткань, которая защищала его от пыли во время скачки. И в воздухе снова послышался звук-шелест, теперь от тихих вздохов четырех законных жен правителя и его десяти наложниц. Да, хорош был мужчина. Фигура и так уже была на виду. Развитые плечи и грудь, узкие бедра и стройные ноги – все при нем. А теперь еще можно было рассмотреть его лицо. Оно отличалось правильными чертами и темными миндалевидными глазами.

– Удивительно хорош. – Прошептала одна из наложниц. Совсем тихо, но была услышана не только Мариникой, поэтому и заслужила за легкомыслие жесткий взгляд от главного евнуха.

Рыжеволосая же девушка, у которой снова из-под шелковой накидки выбился своевольный локон, не могла не согласиться с той глупышкой малолетней, что только что не удержалась от возгласа. Как ее звали? Гюльчача, кажется. Да, она. Мариника готовила ей сонное зелье неделю назад, помнится. Теперь вот, скорее всего, та снова может лишиться сна. Так подумалось тогда практикантке, состоящей при дворцовом маге. Но она не была полностью согласна с мнением большинства в гареме. Племянник их господина был красив, но в выражении его лица преобладала суровость. На взгляд магички-практикантки из Ретипского университета это настораживало и даже отталкивало. Потому что она подразумевала, что, где суровость, там могла быть и жестокость. А если еще было учесть, что тот обладал несметными богатствами, да был единственным и горячо любимым сыном в семье, то… О, о! Характер его мог быть та-а-кой!.. Но дальше задумываться об этом не стала. Сосредоточилась на ответной речи Ардомира Аль-Тор-Фоти.

– Ваше Святейшество! Любимый и высокочтимый дядя! – Новый поклон и снова ладонь коснулась сердца. – Не вашим ли желанием было, чтобы я остепенился? – В этот момент вокруг образовалась полная тишина. – И вот, я решил внять вашему совету и пожеланию. Если на то будет и воля богов, то готов жениться хоть сегодня. – Тут присутствующие задвигались, начали озираться, а некоторые из них, особенно три из четырех жен государя, нашли взглядами дочь министра финансов, что точно окаменела на верхнем ряду кресел под самым навесом от солнца.

– Хм! – Насупился правитель Настхазана, но тоже слегка повел плечом в сторону дочери министра, Алынчи. – Есть ли у тебя кто на примете, племянник? Назови ее имя, и я не я буду, если уже сегодня вечером не получим согласие на брак от родителя девушки.

– Мне нравится ваше решение сделать все быстро, дядя. Я бы тоже желал уже этой ночью стать женатым мужчиной. – И снова поклон.

– Ха! – Государь начал расцветать улыбкой прямо на глазах. – Так ты пожелал от меня свадьбу в награду? Легче легкого. Только это и мое желание – женить тебя. В чем же тогда будет заключаться награда? Так не пойдет! Свадьба свадьбой, а желание должно быть желанием. Говори, чего хочешь! Все исполню!

– Дело в том… что хочу в жены… – Пауза, во время которой было слышно возбужденное дыхание некоторых впечатлительных дам из гарема. Но интерес захватил не только женскую половину, многие из вельмож тоже замерли в предвкушении события. – Маринику Лукинскую. – Спокойно молвил племянник и жестко глянул на оторопевшего немного дядю.

– Практикантку? Студентку? Иностранку?! Э, э…

А рыжая девушка как будто еще и не поняла, в связи с чем, прозвучала ее фамилия и имя. Она продолжала смотреть на Алынчу, решив, что ее реакция на происходящее самая интересная в этой сцене. И не очень-то и ошиблась, как раз в следующую минуту девушка, завернутая по глаза в ярко-желтый шелк, украшенный золотой каймой по краю, странно как-то распахнула веки и затем начала заваливаться набок и сползать с кресла.

– Ах! Ох! – И вроде как закудахтали вокруг той женщины из гарема правителя.

– Это моя воля, дядя. Это мой желанный приз за выигрыш в сегодняшнем состязании. – Как ни в чем не бывало, закончил Ардомир, глядя только в глаза государю.

– Что же…не вижу в этом ничего невозможного. – Пришел в себя правитель. – Если разобраться, тебе давно пора было завести себе официальную наложницу. Все же, тебе уже двадцать восемь.

– Жену, дядя. Я решил жениться.

– Хм… Но если только не главную… Если она будет потом не старше второй.

– Согласен.

– Тогда объявляю и свое согласие!

Вот тут Мариника как очнулась. А все взгляды окружающих устремились к ней. И любопытные мужские, и горящие женские. Что они так на нее все смотрели? Удивилась, и все от неверия в возможность подобного. Только в следующий момент к ней подошел главный евнух и взял за руку. Он хотел, чтобы она с ним куда-то пошла. Но девушке это не понравилось, и она вырвала у него руку. И встала твердо, и обвела собравшихся настороженным взглядом, но губы сжала уже упрямо.

– И я еще за него болела недавно! Удачи и победы ему желала! – Сверкнула девушка гневно глазами в сторону племянника натсхазанского государя.

– Э, э.. – Подал голос главный советник. – У нас могут быть неприятности, Ваше Святейшество. Девушка не из нашей страны.

– И что? – Повернулся в его сторону правитель. – Заплатим за нее, сколько пожелают.

– Но у них там э…другие законы. Согласие родителей требуется, и…

– Я же сказал: «Заплатим!»

– Но…

– Но я не согласна! – В их беседу вклинился девичий голос. – По нашим законам невесту тоже надо спросить. А я не желаю быть вашим призом!

– Вот! – Снова подал голос советник и указал на рыжую девицу рукой. – Я же говорил, что у них там все по-другому.

– Чепуха! – Поморщился государь. – Просто заплатим больше, чем девушка стоит по нашим меркам. И дело с концом.

Тут пошевелился Ардомир, до этого спокойно стоявший рядом со свои конем. Он передал повод кому-то и направился к своей избраннице. Легко перескочил через небольшое заграждение, отделяющее женские кресла от мужских, за пару шагов оказался рядом с девушкой и взял ее за запястье. Та снова попыталась вырвать свою руку, теперь у князя, а еще принялась пятиться от него, желая увеличить между ними расстояние. Но все напрасно, теперь ее держали много крепче.

– Пустите! – Зашипела она, но было заметно, что находилась в растерянности и большом беспокойстве.

Только Ардомир не потерпел и этого сопротивления. Раз она отказывалась с ним идти, то он, не задумываясь, решительно схватил ее, поднял на руки и крепко прижал к груди, чтобы унести с собой.

– Помогите! Караул! Я буду жаловаться! Я…вам покажу! У меня тоже…дядя…в государственных советниках. Верховный маг, к тому же!

Тут все замерли. Но ненадолго.

– Я не отступлюсь! – Процедил сквозь зубы молодой князь. – А вы, Святейший, мне слово дали!

– И я!!! Не отступлюсь!– Взвыла не своим голосом девица. – Такое устрою! Да вы все…никому больше не придет в голову девушек вместо приза победителям скачек отдавать!

– Причем здесь скачки?! – Поморщился государь. – Мой племянник мог бы и просто так…

– А впрочем… – Оживился тут советник и, нарушив, однако, дворцовый этикет, перебил своего господина. – Можно поступить и иначе. – И хитро так взглянул на правителя, а потом спокойно и доброжелательно на рыжую девушку. – Хотите получить шанс избежать этого замужества, Мариника?

Она недолго думала. Кивнула утвердительно в ту же минуту.

– Хочу! Только не шанс, а вообще, избежать.

– Отлично! – Потирал руки мудрый старец.

– Она уже моя! – Вскинул выше голову Ардомир и крепче прижал девушку к груди.

– Возможно! Вполне возможно, что и так! Но надо испытать судьбу. А там, как решат боги! – Воздел советник руки к лазурным небесам.

– Что это значит? – Насторожилась рыжая.

– Поступим, как раньше делали предки. Проведем брачную игру. И спросим мнение богов на этот брак. – Понял Святейший задумку своего советника. Понял и одобрил.

– Я не в том настроении. – Дернулась всем телом девица, но тут же голос разума сказал ей, что шансов выбраться из ситуации не было, а так же и из рук мужчины, заявившего на нее права – держал он ее крепко.

– Я согласен. – Произнес вдруг около ее уха «жених».

– А мне не понятно, что это такое, поэтому не согласна пока ни на что.

Но тут почувствовала, что мужские руки ослабили хватку и начали ставить ее на землю. Это уже воспринялось ею как маленькая, но победа. И у нее появилась надежда, что и дальше смогла бы собраться с силами, с мыслями и победить в этих…в брачных состязаниях, что ли.

– Объясните, а там посмотрим…

И так вышло, что или надо было играть, или сразу под венец, то есть под то самое шелковое покрывало. И обмотаться им так, что на всю оставшуюся жизнь только глаза одни от нее остались бы. Вот, так же, хлопала бы веками, подведенными черной краской, как женщины гарема, что застыли в тот момент рядом мумиями.

– Все поняла, милая? – Спросил ее советник, излучая сплошь доброту, после того как закончил излагать традиции предков.

Ровно десять минут понадобилось ему, чтобы разъяснить этой иностранке древний обычай-испытание, да подобрать ей коня. Правила были просты. Жених выбирал невесту, а боги должны были дать свое согласие на брак. Что это значило? Все элементарно и для восточных людей обыкновенно. Оказывается, девушка могла не согласиться и убежать. Вернее, ускакать. А боги, если были против выбора жениха, помогли бы ей это сделать. В данном случае соревноваться должны были девушка, еле сидящая в седле, и победитель сложнейшей скачки. А что?! Решали же не люди, а боги! В этом случае, все могло бы быть.

Мариника посмотрела на кривую усмешку князя и почувствовала холод в конечностях. Как пить дать, догонит, даже, если боги стали бы ей помогать. Такие неутешительные мысли заполонили голову. Но потом она вспомнила, что являлась студенткой пятого, последнего, выпускного, курса университета магических наук. И что с того, что специализировалась на бытовых заклинаниях и зелье варении? Были у нее лекции и по боевой магии. Немного. Но с практическими занятиями. Прислушалась к воспоминаниям, подумала немного над ними, но быстро поняла, что как-то не очень сильно вдохновили.

– А! Все равно другого выхода нет. – Решила так и дала согласие на брачное испытание.

И вот к ней подвели коня. Довольно крупного. Подошла к нему и принялась осматривать и ощупывать.

– Не беспокойтесь, Мариника. Все по-честному. Это достойное животное. – Смотрел на девушку советник государя прежним добрым взглядом, от которого ей уже хотелось впасть в истерику, еле сдерживалась.

– Да, но конь моего соперника известен на всю вашу страну! – Она сжала зубы и покосилась в сторону Ардомира и снова подметила его ухмылку, а еще как он легко взлетел в седло, после чего склонился к уху своего коня и что-то ему прошептал.

– И что с того? Тот устал в предыдущей скачке. Это ли не плюс вам?

– Ладно. Уговорили. – Девушка неловко задрала ногу к стремени, но с первого раза попасть в него мыском туфельки не получилось.

– Позвольте вам помочь? – Рядом появился евнух.

– Я сама. – Зашипела, словно рептилия, и повторила попытку. Со второго раза оказаться в седле получилось.

Уселась, поправила на себе немного шаровары и тунику, что носила на этой практике по требованию принимающей стороны. А потом стащила с головы шелковый палантин-накидку, который вечно норовил сползти с ее пушистых кучерявых волос.

– Ох! Ах! – Послышалось тут же со всех сторон. – Что она делает! Открыла лицо и волосы!

Мариника взглянула на жениха и натолкнулась на глаза-щелки. Ему тоже не понравилось своеволие невесты. И что теперь?! К скачке же надо было подготовиться!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7