Клара Колибри.

Один шаг до перемен



скачать книгу бесплатно

– Ира, это ты? – выдал он, когда силы мои иссякли, и я опустилась в изнеможении на табурет. И хорошо, что тот оказался рядом.

– Ничего не понял. Уж извини. Но повтора мне не надо, – и помолчал с минуту, словно все же не рассчитывал на мое ответное безмолвие. – Можешь толком сказать, что ты от меня хочешь?

– Ах ты!.. – у меня перехватило дыхание. Возмущена была всем. Его спокойствием, в первую очередь. И многим еще. Да, что там говорить, даже голос его нервировал. – Ты мне жизнь разрушил, – прошипела в ответ.

– Даже так?! – я прямо видела его ухмылку, могла поклясться в этом. – Ну, ладно. Опустим. А хочешь-то от меня, что?

– Ничего! – и нажала отбой.

И хотелось бросить телефон об стену, только здравый смысл не совсем покинул мою воспаленную голову и напомнил о близких финансовых трудностях, помимо прочих, уже присутствовавших в моей жизни. И я аккуратно, опустила аппарат на кухонный стол. А как это сделала, так тот ожил и высветил мне номер Ткачева.

Брать – не брать?! Вот ведь, дилемма! Решила, все же, ответить.

– Да. Слушаю тебя. Чего надо? Я позвонила просто…

– Завтра я занят, – прервал он меня. – Прилечу послезавтра. Жди и не делай никаких глупостей. Ты меня хорошо расслышала? Тогда, до встречи.

Вот такой короткий получился разговор. Теперь он первым отключился, а я второй и пошлепала увязывать коробки и пакеты, чтобы приготовиться покинуть это жилье, одним словом. А в назначенный срок ждала его приезда. Действительно ждала. С замиранием сердца, с метанием мыслей, с какой-то непонятной надеждой на будущее. И еще с волнением и, пожалуй, страхом.

Я заранее просмотрела расписание рейсов из Москвы. Выходило, что раньше второй половины дня появиться никак не мог в этот день. Но места себе не находила уже с утра. На это была и еще причина, причем, буквальная, про место имела в виду, но о ней потом. Главным же моим беспокойством стала встреча с Ткачевым, и это было бесспорно. А ждала я его во дворе. Сидела на скамейке в тени кучерявого клена и зябко ежилась, хоть на улице и восстановилась нормальная летняя погода.

Он подъехал на такси. Вышел из машины и неспешно направился к подъезду дома, в котором я жила еще вчера. Пришлось его окликнуть, чтобы зря не поднимался на этаж, раз мое место теперь было здесь, на лавочке во дворе. Дмитрий не ожидал увидеть меня вот так, удивился, но всего лишь на миг. Развернулся и направился в мою сторону.

– Не смотри так. Я совсем не от нетерпения встретиться с тобой оказалась здесь. Просто меня выселили. Нет. Не то. Меня не принуждали, а я сама… Нет, тоже все было не так. В общем, я тебе рассказывала, что хозяева неожиданно явились из Америки…

– И где ты теперь живешь? – присел он рядом.

– Там, – кивнула себе за спину.

– Не понял, – Дмитрий обернулся, окинул взглядом стоянку автомобилей жителей этого и соседнего домов и снова уставился на меня.

– Белую машину за моей спиной видишь? Это и есть мой теперешний дом.

– Это Мерседес, что ли? Хорошая тачка, но на жилье не тянет.

– И я того же мнения.

Мало того, ее подарил мне Соломатин. А ты знаешь, что… как бы, не потребовал свой подарок назад, одним словом.

– Вот оно что… – Ткачев уставился на свои руки, сцепленные замком на коленях. – Работы у тебя тоже нет, как понял из твоей обличительной речи недавно.

– Тоже нет! – я почувствовала, что помимо своей воли начала снова заводиться. – И все благодаря тебе!

–Здесь ты ошибаешься, – сказал без нажима, но вполне твердо.

– Да?! А знаешь, что послужило причиной моего увольнения? Мое аморальное поведение на рабочем месте! А чуть ли ни сексом я занималась на глазах у шокированных и возмущенных граждан, по их уверению, именно с тобой, между прочим!

– Разберемся, – посмотрел в самые мои глаза. – Какие у тебя есть мысли о будущем?

– Сегодня никаких. А завтра…

– Тогда пошли ужинать. Мы, помнится, давно собирались это сделать, – поднялся и потянул меня за руку. – На такси поедем или на твоей машине?

– Можно на моей. Но там тесновато. От вещей. Моих вещей. Сложить больше, ведь, негде. Но два кресла свободны. Пошли.

За столом говорили мы мало. И все больше ничего не значащие фразы. Во время ужина Дмитрий несколько раз отвлекался на телефон. Кто ему звонил, и о чем говорили, знать не могла, он при мне не отвечал – выходил из зала. Но в конце трапезы решил поставить меня в известность о возможной его мне помощи.

– Со мной в Москву ты, скорее всего, не поедешь? – начал с этой фразы, посверлил еще меня глазами, когда я утвердительно кивнула, и только затем продолжил. – А здесь пока ничего приличного не предвидится. Возможно, что завтра смогу тебя чем-то порадовать.

– Завтра, так завтра, – на меня вдруг снизошло такое необыкновенное спокойствие! Уже и не чаяла испытать его на себе. А тут, нате вам! Приятно было, что в тот момент не пребывала в одиночестве, не скрою. – А что теперь?

– Надо где-то ночевать. Пошли.

– Куда? – спросила просто так, как ни странно, но я готова была ему доверить себя.

– Увидишь, – и снова потянул меня за руку. Теперь из зала ресторана.

Мы ехали по ночному городу. Рулила я, а Дмитрий указывал, где надо перестроиться, куда повернуть, и прочее.

– Здесь. Приехали, – велел остановиться рядом с симпатичным таким двором и нажал на дистанционное управление воротами на въезде в него.

– Ничего так себе домик. Внушительный. И здесь меня готовы будут приютить?

– Готовы. Въезжай, давай. Нам на верхний этаж надо подняться.

– А лифт здесь есть? Надо же, есть, хоть этажей всего четыре. И грузовой имеется…

– Проходи, – распахнул передо мной дверь, что виднелась справа. Ничего себе такая была дверь, в банковских хранилищах, наверное, такие же.

– Это чьи такие хоромы? – закружилась я на одном месте, рассматривая чужое богатство в виде антикварной мебели, ковров ручной работы и экзотических светильников.

– Родственника. В городе его сейчас нет, так что, можем попользоваться.

– Не поняла! Ты тоже здесь остановишься?

– Прикажешь уезжать в гостиницу? Не волнуйся, домогаться не стану.

– Нет, но мог бы меня отправить…

– Хватит молоть вздор. Смотри сюда. Гостевые спальни там. Твоя вторая дверь, моя первая. Устраивает? Ванна здесь, – ударил костяшками пальцев по двери слева от себя. – Что еще тебя интересует?

– А мы здесь надолго?

– Надеюсь, на одну ночь. Мне бы поскорее в Москву следовало вернуться. Дела, как понимаешь.

– Угу. Деловой. А я через тебя теперь бездомная и безработная.

– Честно тебе скажу, что вины за собой не чувствую. А помочь решил, потому что ты мне нравишься и, вообще, из гуманизма. Поняла?

– Конечно. Божье дело решил сделать. Надеешься, что тебе потом зачтется?

– Не поняла, – озвучил свои мысли. – Ну, и ладно. Разбегаемся по своим комнатам.

Утром я выплыла на кухню в пижаме. А что прикажете надевать? И с собой-то у меня был всего лишь прихвачен пакет с самым необходимым для беженки. Зубная паста там, полотенце… В общем, смотрелась жалко. Ну, думала, и пусть. Прислушалась к звукам в квартире. Ванная комната точно была занята, поэтому направила свои стопы на кухню. Поплутала немного, разыскивая ее, но потом нашла, и холодильник в ней тоже, и кофеварку, и…в общем, довольная устроилась за огромным столом с тарелкой с бутербродами.

– А мне сделала? – внедрился в просторную кухню Ткачев, и помещение неожиданно сделалось меньше, как сжалось. Может оттого, что он был в тот момент с голым торсом? Но я его и более обнаженным видела. И у моря, и в бассейне. Вероятно, все было из-за его какого-то домашнего вида, что ли? Эти пижамные брюки… – Как нет? А поделиться с ближним? Куда тебе столько? Или отъедаешься впрок? Не переживай, найдем мы тебе работу. И жилье тоже.

– Скорее бы!

Он, оказывается, ловко управлялся у плиты. Даже для меня предложил приготовить омлет. Надо же, с овощами! А Глеб, вот, никогда этим не заморачивался.

– А ты молодец! – похвалила его и предложила свои услуги, чтобы прибрать потом все за нами.

И как-то так получалось, что невольно наши с ним действия пересекались. То одновременно к сахарнице потянулись, потом у мойки столкнулись. Вот я и почувствовала, что его присутствие поблизости на меня, определенно, действовало. Возбуждающе. Этого еще не хватало!

– Что дальше? – уселись мы по разные стороны стола, после того, как я помыла посуду.

– Ждать, – пожал Ткачев плечами. – Можно здесь, в гостиной, например. Телевизор смотреть хочешь? И библиотека тоже имеется.

Я выбрала телевизор. Но уйти с кухни не успели, как у Дмитрия зазвонил телефон.

– Значит, так! – обратился ко мне, переговорив с кем-то не более пары минут. – Появилась работа. Возможно, что временная, но хорошо оплачиваемая. Это будет зависеть и от нанимателя, и от тебя. В общем, неволить тебя никто не будет, но и ты должна будешь понравиться.

– А чем заниматься-то?

– Есть один мужчина почтенного возраста. Раньше он…хотя, какая разница… Назовем его «отставник». Живет сейчас за городом. Дом, сад, природа… Ему нужен компаньон.

– Но я же…

– Не спеши. Выслушай, – посмотрел строго. – Мается человек оттого, что недавно отошел от дел. Если честно, то ему больше требуется собеседник. Но такой, чтобы не часто высказывал собственное мнение.

– Ого! С характером старичок!

– Есть такое. И надумал он заняться на старости лет своим здоровьем. Бегать начал по утрам. Тебе же не трудно будет трусить рядом с ним километра по два-три ежедневно? Ну, на пяток вопросов ответить? Нет? Не трудно? А дальше все больше слушать и кивать головой.

– А убирать, готовить не надо будет?

– Исключено. У него для этого домоуправительница имеется. Живет в том же доме.

– Странная какая-то работа, – сморщила я нос.

– Не знаю. Другой пока не предвидится. А платит хозяин своим людям неплохо. Сколько тебе положит, пока не знаю. Да, и еще, он может выделить для тебя в своем доме комнату. Так что, проблему жилья тоже сможешь на время решить.

– Два в одном? Имею в виду, одно предложение решает две проблемы. Это хорошо. Только хотелось бы что-то более привычное и надолго.

– Понятно. Может, потом что и подвернется. Пока нет, но я еще жду звонков по этому поводу.

– И когда надо приступать?

– Вчера. Что, едем?

Наш путь лежал в ту часть пригорода, где располагались частные дома, самых внушительных габаритов и замысловатой архитектуры. Башни, там, сложные ломаные крыши, витражные окна не всегда прямоугольной формы, все это в том районе было в изобилии. Я, помнится, как-то очень давно проезжала там и подивилась чьему-то жилищу в форме океанского лайнера. Теперь же открыла рот от удивления, заметив строение, откровенно напоминающее ветряную мельницу.

– Ничего себе! – глаз тоже никак от подобного дома оторвать не могла. – Неужели там живут? – и подивилась еще больше, когда Ткачев ответил мне, что может подтвердить этот факт. – И ты даже знаком с его хозяевами?

– Не то чтобы, но видел как-то.

– А тот дом, куда мы едем? Он как? Мне надо заранее брать себя в руки, чтобы не выглядеть обалдевшей от чужой фантазии и богатства?

– Не надо. Обычный там дом. Ну, почти.

Я ему, Дмитрию, поверила и успокоилась. Все же не хотелось мне сталкиваться с «сильными мира сего», не вызывали они у меня умиления, благоговения и прочей муры, скорее наоборот. А раз так, то могла нанимателю не подойти. Что же тогда зря время-то тратить было?

– Вот он, его участок. За этим глухим забором. Посигналь пару раз, чтобы поторапливались.

Мне не трудно было нажать на руль и погудеть, только не видела в том смысла, раз на нас были нацелены сразу две видеокамеры. И не знала, что в итоге сработало, только ворота в следующую минуту разъехались, и навстречу моей машине шагнул охранник с…обыкновенным таким автоматом.

– Ничего себе! – захлопала снова глазами. – И, правда, нормально так все! А это что, здесь так у всех принято охранять свое жилище?

На это мое высказывание комментариев не последовало. Дмитрий только коротко кивнул служивому, и мы проехали по дорожке, отсыпанной совсем мелким гравием. И ехали долго. Оказывается, сравнительно меньшие габариты дома, к которому мы направлялись, с лихвой компенсировались необъятными просторами земельного участка, на котором тот стоял. Благо был последним в ряду владений, поэтому еще легко смог прихватить приличный такой кусок соснового бора. Хотя, и газонам и цветникам тоже места нашлось в достатке.

– А охраны здесь много? – не давал мне покоя вид автомата в руках стража ворот. – Не прячутся они тут за каждой елкой?

– Нет. Не фантазируй. Один только Виктор и есть.

– Как же так? Один? Но ведь ему трудно, наверное, будет держать под прицелом такую территорию. А тут еще столько деревьев…не хватит у него одного сил отстреливаться, в случае нападения.

– Балагуришь?! Это хорошо. Значит, в себя приходишь после всех своих напастей.

Вот лучше бы он мне о них не напоминал! Я тут же вспомнила, насколько нуждалась в средствах и крыше над головой. А тут хозяину еще только предстояло дать согласие на мое трудоустройство. Это значило, что мне следовало быстренько собраться, и настроиться демонстрировать исключительно скромность, покладистость и, наверное, умение больше слушать, чем говорить.

– Что притихла? – окинул меня взглядом Дмитрий. – Не бойся. Все будет хорошо.

– Надеюсь.

Дом моего предполагаемого работодателя порадовал строгостью, но простеньким его назвать, никак не получалось. И хоть в нем не было вычурности, колонн, там, или мраморных фонтанов, но бассейн, тренажерный зал, бильярд и даже кинозал, присутствовали. Но это я уже позже обнаружила. А пока меня подвели к садовому ансамблю из ротанговых кресел, дивана и стола, укрытых тенью большого зонта от солнца, и предложили присесть, чтобы дождаться хозяина.

– Замечательно красивое место, – ерзала я в своем кресле и посматривала в сторону открывающейся оттуда глади моря. – Век бы так сидела.

– Да, на воду и огонь смотреть можно до бесконечности, – Ткачев со мной согласился, но сам-то посматривал все больше на циферблат своих наручных часов.

– Цветники тоже достойны внимания, – не унималась я, опять забыв о своих намерениях больше помалкивать. – А газон такой ровный, что может точно сравниться с ковром. И туи… Эти деревья, что справа…Сколько им лет?

– Черт их знает. Может, лет тридцать.

– Мне кажется, что старше.

– У тебя появится сейчас возможность это выяснить, если так охота.

– Что охота? Что хотите выяснить, молодая леди? – этот голос был незнаком и раздался со стороны дома.

Я повернулась на него всем корпусом и увидела мужчину среднего роста, поджарого и с широкими, совсем не старческими плечами. Что там Ткачев говорил о возрасте «отставника»? Я бы не дала хозяину этого дома более пятидесяти пяти. И как иначе? Лицо без морщин, ну, если только в уголках глаз и губ немного. Седина тронула лишь виски. Походка легкая и стремительная.

– Здравствуйте, – подошел ко мне вплотную и кивнул приветливо. – Это и есть твоя знакомая, за которую хлопочешь, Дмитрий? – светло-серые умные глаза смотрели только на меня. – Очаровательна! А я, разрешите представиться, Леонид Павлович Селиверстов.

– Ирина, – я встала и подала руку для приветствия, а он взял и ее поцеловал.

– Присядем, – кивнул на наши кресла. – И что же у вас приключилось, расскажите?

– Я тебе уже все пересказал, – поморщился вдруг Ткачев. – И у меня времени нет на болтовню.

– А…а… – мне начало разговора как-то не понравилось, и собралась сгладить ситуацию. – Ищу временную работу. Дмитрий сказал…

– Вы же бывшая спортсменка? – теперь Селиверстов решил ускорить события.

– Да. Я…

– А откуда ты это знаешь? – подался к нему Ткачев.

Нет, ну надо! Называется, устроил мне протекцию. Сам теперь все и портил, подозрительным взглядом и колючками в голосе.

– Ты же сказал мне о ее прежнем месте работы, – пожал плечами наш хозяин, как ни в чем, ни бывало. – А я сам сделал вывод. Что, не угадал?

– Вы правы, Леонид Павлович. Когда-то я серьезно занималась прыжками в воду.

– Вот оно как! Тогда вам очень понравится мой пляж. Он там, под горой. Отсюда не видно.

– Так ты ее нанимаешь? – это снова влез в разговор Ткачев. – И сколько намерен платить?

И кто так делает? Совершенно аполитичный товарищ. Хотя, чему я удивлялась? Такая манера общения была в его духе.

– Почему бы и нет?! – а вот Селиверстов был прямо душка, так и лучился человеколюбием и жизнелюбием. Он определенно мне очень нравился. Почему только Дмитрий дал тогда ему характеристику, как человеку со сложным характером? – Надо помогать тому, кто попал в беду. А раз ты за нее просишь… – И назвал такую сумму, что у меня чуть глаза не полезли на лоб.

Но я с собой вовремя справилась, подавила вспыхнувшее удивление и для верности еще устремила взгляд к морю. А когда снова обернулась к собеседникам, насторожившись возникшим безмолвием, заметила, что сразу две пары серых глаз сверлили меня похлестче перфоратора Бош.

– Я согласна, – выпалила немедленно, очень надеясь, что хозяева этих взглядов именно такого ответа и ждали.

– Вот и отлично, – хохотнул Леонид Павлович.

– Вот и ладно, – почти одновременно с ним сделал заключение Ткачев. – А что с жильем?

– Мне удобнее, чтобы мой компаньон жил рядом.

Ага! Значит, моя должность, все-таки, так называлась, компаньон. Хотелось еще уточнений, что подразумевалось под этим. Что ни говорите, а ранее мне такими делами не приходилось заниматься. И сведений о подобном занятии почерпнуть было неоткуда. Разве что из художественной литературы и совсем не нашего века. Вот и почти что открыла рот, чтобы все как следует выяснить.

– Тогда не станем время попусту тратить и приступим к знакомству с домом, – не дал мне слова сказать Селиверстов. А еще сделал широкий такой жест в сторону его жилища.

– Приступайте, а я здесь посижу, – внес коррективу Дмитрий. – Мне надо несколько деловых звонков сделать. Так что, без меня… А как с комнатой определитесь, так крикни мне, Ира, помогу вещи занести.

– А что, вещи при вас? – склонил голову набок Леонид Павлович.

– Так вышло, что я…

– При нас.

Вот у кого здесь был плохой характер? Да Селиверстов против Ткачева казался мне просто милейшим и самым покладистым человеком. Интересно, что связывало этих двоих? Общие дела? Старое знакомство? Наверное, родители Дмитрия и Леонид Павлович дружили? Последняя версия показалась мне самой вероятной. Но, все равно, это не давало Ткачеву права быть таким резким. И я его осудила. Взглядом. Тот заметил искру в моих глазах, но только хмыкнул и уткнулся в экран телефона.

А мы с хозяином пошли бродить по дому. Вот тогда я и увидела и бильярдную, и бассейн, и огромную библиотеку. Посмотреть было на что, и я осталась под впечатлением, что подметил Селиверстов. Он явно был горд за свои хоромы и за все нажитое, не думала, что тяжким и праведным трудом.

– Вы еще, Ирочка, не видели моего пляжа. Может, спустимся туда сейчас же?

– Уверена, что там замечательно. Но, Леонид Павлович, не расскажете ли подробнее, что будет входить в мои обязанности? Для ясности, так сказать. Поверьте, это важно узнать до того, как здесь поселюсь.

– Что такое компаньон? Согласно энциклопедии, это спутник. В нашем случае спутник по жизни, сотоварищ, партнер.

– Хм!

– Нет! Все просто, на самом деле! Вы должны будете составлять мне компанию на отдыхе, пока пребываю в этом доме. Пойдемте в кабинет, и покажу вам составленный мною распорядок дня для меня же. Ваша задача будет в напоминании о правиле ему следовать. Вот. Значится здесь, что в семь тридцать время для пробежки. Вы будете обязаны меня сопровождать на ней. А если решу отлынить, то призвать к порядку.

– Это как?

– Не переживайте – я буду послушным и порядок уважаю. Только и надо, что предстать передо мной во всей готовности, то есть в костюме и кроссовках.

– Хм. Это я могу.

– Вот! Что у нас далее? Завтрак. Тут все совсем просто. Красивая молодая девушка перед глазами – это стимул не объедаться и гарантия хорошего настроения. После завтрака я еще люблю немного пофилософствовать. Тут от вас потребуется терпение и снисходительность. Возможно, еще будем устраивать заплывы утром или во второй половине дня. Во время них попрошу держаться рядом со мной, так как я имею привычку переоценивать свои возможности как пловца. Еще вам надо будет следить, чтобы не переутомился сверх меры в тренажерном зале. И да, теннис. Не заметили, за старыми туями есть корт? Надеюсь, составите компанию и там?

– Я играю в большой теннис, но слабо. Вот если бы настольный…

– Хорошо. Приобрету инвентарь.

– Это я не к тому. Просто…

– Отчего же? Идея мне понравилась.

– У меня в голове многое прояснилось. Вы хотите интенсивно заниматься спортом, и моя задача следить, чтобы не переборщили с нагрузками?

– Что-то в этом роде. Еще попрошу навести порядок в библиотеке, если вас это не затруднит.

– Нисколько, стоит мне только объяснить, как.

Я все держала в голове сумму, что он назначил мне за услуги, и ждала подвоха, ведь перечисленные обязанности никак не стоили тех денег. Но оставался вариант, что у богатых свои причуды. Пока именно так и выходило.

– Так что, я не напугал вас списком дел? Нет? Значит, вы согласны? Тогда пойдем на пляж?

– Там Дмитрий заждался. Ему не терпится меня устроить и вернуться в Москву.

– Так сразу решил улететь? Об этом не может быть и речи. Он обязательно останется на обед. Я в этом уверен. Да, вот гостевые спальни, выбирайте, какая будет ваша.

Ткачев все же заскучал, ожидая нашего возвращения. Как заметил, что осмотр дома закончился, так поднялся из кресла и заспешил навстречу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5