Клара Колибри.

Один шаг до перемен



скачать книгу бесплатно

– Да, теперь припоминаю, что-то такое он и говорил. Но много о тебе мы не…

– Ах, да, конечно! Вы же больше беседовали про школу Хабарова! Я правильно все поняла?

– Почему ты на меня злишься? – спросил вдруг и как сбил мой внутренний накал.

– Серьезно? – не удержалась, и брови так и поползли на лоб. Не уж-то я так явно демонстрировала слабость? Надо было срочно брать себя в руки. – С чего бы мне это делать? Ведь ты друг Глеба, а значит…

– И тебе тоже? – теперь он меня перебил. – Не думаю. Нам с тобой отчего-то так и не удается наладить контакт. Так в чем дело, Ира?

Его манера задавать прямые вопросы в лоб сбивала с мысли и выводила из себя. Я тут же осознала, что и сейчас тоже разговор вот-вот уйдет не в ту сторону, оттого и решила сменить тему.

– Мне кажется, тебя ждут, – указала кивком на машину с открытыми дверями, замершую около ступеней при входе. – Всего доброго. И надеюсь, ты и твои коллеги останетесь довольны нашим приемом.

Я ожидала, что махнет мне рукой, как уже бывало, и уйдет, наконец, восвояси. Не тут-то было. Нет, он рукой все же махнул. Но на этот раз не мне, а водителю той самой машины, после чего она тронулась с места и пропала из виду.

– Разрешишь тебя проводить домой? – вопрос был риторическим, его рука уже уверенно коснулась моего согнутого локтя.

– Проводить? – недоуменно спросила и чуть попятилась. – Зачем?

– Просто хочу. Так что, идем? – и сжал пальцы на моей руке жестче.

– Не стоит, – теперь я уже откровенно начала дергаться, но почувствовала, что отпускать меня он не собирался. И, надо же, растерялась. А как поняла это, так и занервничала, и даже с голосом стало трудно совладать. – Ни к чему это…я вообще… живу тут рядом.

– Отлично. Тогда отправимся туда пешком.

– Нет…не отправимся, – понимала, что выглядела несолидно, упираясь и пытаясь освободить свою руку, но на ум не приходил ни один достойный довод, отчего мы не должны были это делать. – Мне еще в кабинет свой зайти надо. Я сумку не взяла. Так что…

– Иди, – разжал пальцы и выпустил мой локоть. – Забирай сумку, а я тут тебя подожду, – сказал таким тоном, что спорить, поняла, было бесполезно.

Пришлось смириться. И вот мы с Ткачевым вышагивали по ночному городу. Это на словах получалось, что рядом жила, а на самом деле надо было пройти по проспекту метров пятьсот, да потом еще вдоль всей перпендикулярной к нему улице.

– Ничего себе я сегодня поздно домой приду, – поддерживала разговор как могла. – Какие такие дела комиссию так поздно задержали в кабинете директора?

– Финансовые, конечно, – коротко глянул на меня, а потом резко сменил тему. – Глеб тебе звонил?

От этого вопроса чуть не сжалась вся в комок. Кому нравится расписываться в собственных поражениях? А я, как раз, такое получила сегодня. Ведь, возлюбленный как все равно забыл о моем существовании. Уехал, обещал позвонить и не сдержал слово.

– Нет, – совладать с собой получилось: и голос не дрогнул, и плечи остались развернутыми, только чуть опустила голову, но всего самую малость. – Не было звонка.

И мне совсем неизвестно, как прошла его встреча с Хабаровым.

– Она не состоялась. Перенесли на завтра.

– Вот оно что…

– Ты расстроена?

– Есть такое. Все оттого, что волновалась за Глеба и рассчитывала на его ответную заботу обо мне. И не так-то это и много, на мой взгляд, набрать номер по мобильному телефону. Вот тебе же он позвонил…

– Почему ты злишься на меня, а не на него? – вскинул на меня глаза, перестав рассматривать асфальт под ногами. – Или я не прав?

– А вот и мой дом, – проигнорировала его вопрос. – На чай не приглашаю – поздно уже очень, и мне завтра рано вставать и…

– Ты меня боишься?

– С чего бы это? И вообще, странный вопрос, – ощущала себя школьницей, что постоянно не могла правильно ответить урок.

– Тогда пригласи к себе. Угостить чашкой чая или кофе не займет много времени.

– Хорошо. Идем, – не могла поверить, что это я сейчас говорила такое. – Если ты так на этом настаиваешь.

Когда вошла в прихожую, бросила ключи на тумбочку, что стояла рядом с дверью, и принялась снимать туфли, немного морщась от их тесноты.

– Устала? – разглядывал меня Дмитрий, не спеша проходить в комнату.

– Поплатилась за то, что решила сегодня выглядеть на пять с плюсом. Шпильки свои имею в виду. – Указала кивком на ноги.

– Но затея тебе удалась. Ты была неотразима. А ноги в этих туфлях вообще чуть не свели меня с ума.

– Чаю выпьешь или уже пойдешь на выход? – спросила строгим голосом после непродолжительного молчания.

– Выпью, – отстранил меня с прохода и решительно отправился на кухню.

Не знаю, что Ткачев от меня ждал тем вечером, но наше чаепитие проходило в гробовой тишине. И заняло оно не более десяти минут. Причем, я поставила перед ним только чашку, не предлагая ничего более ни к напитку, ни, вообще, что-либо. А еще отчего-то разнервничалась, и считала секунды до его ухода. Но он не задержался долее того, сколько понадобилось времени, чтобы выпить чай. Поблагодарил, попрощался и ушел. И только тогда я с облегчением выдохнула. Оказалось, что все это время задерживала дыхание. Вот и раз! Ничего себе реакция у меня была на этого мужика!

– Уму непостижимо! – проговорила я в пустоту квартиры, а потом потрясла немного головой, чтобы совсем прогнать от себя всякое впечатление от его визита, и отправилась в ванную, готовиться ко сну.

– Надеюсь, мы больше не увидимся, – совсем уже неожиданно для себя проговорила вдруг вслух, когда забиралась под одеяло и тянула руку к выключателю настольной лампы. – О чем это я? – замерла на мгновение, нахмурившись. – Ах, да, Ткачев. Нет, это вряд ли. И они в полном составе завтра улетают в Москву. Директор так и сказал, легкой, мол, вам завтра дороги.

Тут моих губ коснулась улыбка. Возможно оттого, что надеялась на свой прежний размеренный образ жизни. Почему бы и нет? Возмутитель спокойствия убирался восвояси, встреча Глеба с Хабаровым по непонятной причине не состоялась, и могла вообще легко оказаться его несбывшейся мечтой. Что это значило для меня? Что мой возлюбленный вернется ко мне, конечно же. И уж тут я постаралась бы направить наши отношения в прежнее русло. Самонадеянно? Мне так не казалось. Эгоистично? Возможно, но в ответ я подарила бы ему всю себя без остатка.

– Спокойной ночи, – пожелала сама себе и с легким вздохом удобно устроилась под одеялом.

А на следующий день судьба приготовила мне новый стресс. Все оттого, что снова столкнула с Ткачевым. И где? В бассейне нашего спортивного комплекса. Когда я его увидела, просто глазам своим не поверила. И вообще, подозревала, что выглядела в тот момент, мягко говоря, «не очень». И как иначе, если глаза мои округлились до неузнаваемости, а рот открылся от неожиданности как-то сам по себе и никак не желал закрываться. То-то он получил кайф от моего замешательства. Еще бы! Вчера прощались на век, а сегодня снова «здравствуйте». Было, отчего мне так на него отреагировать. А он-то хорош! Поймал мой взгляд и так и засветился от удовольствия наблюдать меня в такой растерянности.

– Привет! – помахал мне рукой, а на губах его играла пакостная улыбочка.

– Какими судьбами? – чуть не заикаясь, спросила, когда прошла мимо по бортику бассейна, рядом с которым он висел в воде, вроде поплавка.

– Вот, решил расслабиться немного, – неспешно поплыл следом за мной, когда я не остановилась, а пошла дальше к своим подопечным, расположившимся в другом конце плавательной дорожки.

– Это я вижу. Но разве ты не должен был сегодня улететь вместе со всеми?

– Отсрочил возвращение домой. У меня здесь еще есть дела.

– Дела. Угу. Что же, желаю хорошо отдохнуть в нашем спортивном комплексе.

– А ты сегодня с малышней будешь заниматься? – проследил за моим взглядом в конец зала. – Они плавать-то хоть умеют?

– В основном. Один мальчик только требует повышенного внимания. Больше нет вопросов? Тогда я пошла.

– Это ты его научила плавать? Да? – никак не хотел отставать.

– А что тут такого? Почему ты так на меня щуришься?

– Своего сына я сам научу всему, что умею.

– Рада это слышать. А сын-то уже имеется? – сама не поняла, зачем это у него спросила. А, правда, ничего-то про этого типа не знала. Глеб только сказал, что тот являлся его другом, и больше ничего.

– Нет еще. Только подумываю завести.

– Заводят собак и кошек, и прочих домашних питомцев, – зачем-то начала выговаривать ему. Потом спохватилась и поспешила прервать беседу вообще. – Но мне некогда. Меня ждут. Так что, пока, – и пошла к своей группе.

– Закончишь занятие, поплаваем вместе?

– Вряд ли.

– И чем я тебе не угодил? – проговорил глухо, и в словах угадывалось сомнение: а так ли это.

Последний вопрос оставила без ответа, зато ускорилась и быстро подошла к своим ребятам.

– Мальчики! Собрались! Приступим к занятиям на воде, – я была сама сосредоточенность и строгость и нисколько не интересовалась происходящим на той самой дорожке.

Но как-то так получалось, что Ткачев помимо моей воли попадался на глаза. Ближе к концу занятия уже нисколько не сомневалась, что приложил для этого немало усилий. Он плавал туда и обратно несметное число раз и продемонстрировал себя во всех имеющихся стилях. И если я старалась на него никак не реагировать, то про других этого сказать не могла. Например, про группу девушек лет двадцати, что готовилась выступать за наш славный город в конце лета.

– Что за дела?! – подошла ко мне, было дело, их тренер. – Прикинь! У меня сегодня не занятие, а… Что этот тип вытворяет? Всех девчонок мне переполошил. Хорош, конечно, но так же нельзя! Ты, случайно, не знаешь, кто таков будет?

– Знаю, – поджала губы и неохотно пошла с ней на контакт. – Тебе фамилию назвать? Ткачев. Она тебе что-нибудь говорит?

– Как? – наморщила нос моя коллега сначала, а потом ее глаза начали разгораться. – А к пятиборью он имеет отношение? А зовут его как? Не Дмитрием, случайно? Так он же…не может быть!

Потом уже ее удивление перекинулось ко мне. И надо было признать, что испытала сильнейший выброс адреналина во второй раз за этот вечер. Но когда перевела ошарашенный взгляд на виновника моего состояния, то зарождающееся хорошее отношение к нему в один миг испарилось. Все оттого, что этот мужик к тому моменту собрал вокруг себя немалую толпу возбужденных поклонниц и откровенно наслаждался их вниманием. Да что там девицы из сборной команды нашего города и их тренер, даже мои пацаны стали вострить в ту сторону уши и слишком часто обращать туда свое внимание.

– Мальчики! Не отвлекаемся! Готовимся к следующим прыжкам.

Мне стоило приличных усилий провести занятие, как оно было положено. На Ткачева больше не отвлекалась сама и ребятам не позволила. В конце тренировки, не скрою, вздохнула с облегчением, что вот оно, все должно было закончиться.

– А тренер покажет нам сегодня класс? – послышалось вдруг у меня за спиной. Конечно, там стоял Дмитрий с накинутым на плечо полотенцем.

– Да! – заверещали тут же некоторые из моих подопечных звонкими мальчишескими голосами. – Ирина Николаевна! Пожалуйста! Как в прошлый раз!

– Слишком долго тянулись, голубчики, вот время и вышло. Построились для последнего прыжка и начали. Кто первый? Андрей. Давай. Соберись. И…раз! Молодец! Следующий…

– Ай, какая строгая, – Ткачев никуда не исчез. Он присел рядом и с интересом наблюдал за прыжками. – Я думал, что только со мной такая. И почему не согласилась показать класс? Если не для меня, то, хотя бы, для них?

– Хватит на сегодня твоего показательного выступления, – не утерпела и улыбнулась ему не менее пакостно, чем это получалось у него самого.

– Ты оценила, да? Понравилось?

– Да. Было на что посмотреть, – после этого хлопнула в ладоши. – Мальчики! Все молодцы. Теперь идем в раздевалку. Не баловаться! Мы и так с вами последние в бассейне остались. Шагом марш!

И только хотела сама пройти в дверной проем за последним ребенком, как ощутила на плечах чужие руки.

– Погоди минутку, – Дмитрий держал и не давал сделать шаг. Дальше притянул вплотную к себе и хрипло прошептал мне в макушку. – Поужинаем вместе?

– Пусти! – прошипела вдруг я с такой яростью, что явно походила в тот миг на разъяренную кошку. Хорошо, что он внял моему требованию, не то, не знала, что сделала бы затем. – И больше так не делай, – проговорила, не оборачиваясь. – И вообще, считаю, что нам лучше больше не видеться. Никогда.

– Не уверен.

Он сказал что-то еще, но я его уже не слышала. Влетела в дверной проем так стремительно, что еле остановилась потом рядом с притормозившими у дверей раздевалки мальчишками моей группы. Некоторые из них покосились на меня с удивлением, но я уже совладала с собой и дальше держалась вполне обычно. Тренировка завершилась. Пацаны разошлись. Мне тоже можно было отправляться домой. Только вот ноги что-то не шли. И на душе было как-то муторно.

– Все пройдет, – принялась успокаивать себя, пока переодевалась и собирала сумку. – А там и Глеб вернется.

Кстати! Тогда я и подумала, что от сегодняшнего происшествия на вечерней тренировке был один немалый плюс. Я напрочь забыла ломать голову, отчего мне снова не позвонил любимый. А вспомнив о нем, достала из сумки мобильный телефон и посмотрела на его экран. Но, к сожалению, только удостоверилась, что звонков от Глеба, увы, так и не было.

– Ничего, – хмыкнула и криво улыбнулась. – Мы люди такие, можем и сами позвонить, – и нажала на соединение. И приготовилась долго ждать ответа. Да вот незадача, абонент не был в зоне досягаемости. Невезение. Решила позже повторить попытку, а пока направилась на выход.

Дмитрия заметила стоящим на ступенях на улице почти сразу, как только вышла в холл. Досадливо поморщилась, но в то же время отметила, что сердце мое в груди забилось учащенно. Какую игру он затеял? Но, так или иначе, а внимание к себе привлек определенно. И не только мое.

– Ирин? – меня окликнула Светлана, та самая тренер женской сборной. – Так понимаю, вы знакомы? – кивнула в сторону мужской фигуры за стеклом.

– Есть такое. Он друг моего Глеба.

– Вот я и говорю… А не могла бы ты меня ему представить? – заискивающе строила мне глазки. – Все же, не часто бывают такие встречи. У меня вот и журнальчик подходящий есть, чтобы попросить знаменитость оставить на обложке его автограф. Как считаешь, он согласится?

– Сейчас узнаем, – шагнула к выходу. – А что там, в журнале этом, есть фотография Ткачева? – не удержалась и протянула к нему руку.

– Да, нет! Откуда? Он уже два года как ушел из большого спорта. А жаль, кстати. Но в журнале есть статья о конкуре, вот я и решила, что там его роспись пришлась бы к месту.

– Что, он был особенно хорош в этой программе?

– А ты, правда, ничего про него не слышала ранее? – удивилась Света. – Ну, ты даешь! Он же в плавании такие результаты показывал! Хотя, и в остальных видах выступал ровно и показательно. Это да. Так что? Познакомишь?

– Конечно. Пошли.

Когда я их свела и представила друг другу, заметила быстрый взгляд на себя Ткачева из-под лба, и смотрел несколько настороженно. Возможно, оценивал отношение к его известности. Но мне от этого было, ни холодно, ни жарко, я тогда для себя уже решила, что участвовать в его играх не собиралась. Тоже мне, курортник, выискался! Романа скоротечного ему захотелось! А у меня жених, между прочим, имелся. Или почти.

– Так что, согласна, все же, вместе поужинать? – догнал меня уже на проспекте Дмитрий. Довольно быстро он, однако, отделался от Светкиных восторгов и подоспевших девчонок из ее группы. – Кому все названиваешь? Глебу? – кивнул на телефон в моей руке.

– Ему. Что-то с телефоном. Постоянно недоступен. Разрядил аппарат, что ли? А ты что-то спросил?

– Не беспокойся, у него все в порядке. Встреча состоялась, и вроде все складывается.

– Это как?

– Просто. Возможно, что тренироваться теперь будет с Хабаровым.

– Вот оно что…

– Так как насчет ужина? Какой ресторан выберешь? Я ведь не местный, не знаю…

– Не люблю ресторанов, – резко его прервала, а все из-за того, что снова почувствовала внутри себя закипающее раздражение. – Я дома привыкла ужинать. Так что…

– Хорошо. Можно и к тебе пойти.

Тут я чуть не задохнулась. От нахлынувшей жаркой волны, наверняка, загорелись щеки и уши, если не вся заалела. Я была очень сердита. На кого? Да на весь белый свет. Вот ведь чертовщина, жила себе не тужила, а тут все рушилось.

– Нет. Мне надо побыть одной, – развернулась к Ткачеву лицом и уставилась прямо в его глаза. – Отстань от меня! Понял?

– На мне срываешься, да? – попытался он удержать меня за руку.

– Отстань, сказала! Я не завожу интрижек за спиной жениха! – вырвалась и стремительно направилась к своему дому.

Но уже в квартире меня посетило сомнение, что поступила правильно, оставшись в одиночестве. Все оттого, что места себе там не находила: металась из угла в угол, а от тягостных дум начала раскалываться голова. Нет, ну что бы мне не остаться с Ткачевым? Не домой, конечно, его приглашать, а вот сходить в кафе какое-то можно было. Все не чувствовала бы себя такой заброшенной и никому не нужной, как в тот момент. Да и сведений у него про Глеба почерпнуть не мешало бы.

– А теперь, что? – обреченно поникла вся, опустилась в кресло и съежилась, словно от озноба. – Прогнала. Не увижу теперь. А от Глеба ни слуху, ни духу. Эх! Что же на душе-то так скверно?!

Но про то, что не увижу Ткачева больше, это я, как оказалось, попала пальцем в небо. Свиделись мы уже на следующий день. Опять в бассейне. Занятий вечером у меня не было, и можно было идти домой, только не хотелось повтора вчерашних метаний и всепоглощающего чувства одиночества. А так оно и было бы, раз переговорить с Глебом и успокоиться так и не получилось, и меня ждало времяпровождение в четырех стенах наедине с тоскливыми мыслями. Вот и решила отсрочить возвращение домой до более позднего часа, чтобы потом просто прийти и лечь спать. Пока же надумала немного поплавать. Переоделась в купальник и направилась в бассейн. На выходе в общий зал, был момент, напряглась. А еще принялась настороженно осматривать все вокруг, будто кого-то высматривать.

– Ну, дошла! – закрутила головой, удивляясь самой себе. – Прямо, война, немцы, а я партизанка! Так и до психиатрической клиники недалеко, – фыркнула, опять же, на себя и уже далее вполне обычно прошла к любимой своей дорожке.

Плавала я долго. Без спешки. Просто получала удовольствие от процесса. А потом надумала немного попрыгать с вышки. Сначала высоко не забиралась, да и прыжки мои были простенькими. Но и они помогли мне эмоционально расслабиться и выкинуть, хоть на время, проблемы из головы. А там, увлеклась, почувствовала знакомое удовольствие от того, что тело меня слушалось, что былые навыки никуда не делись, что могла ставить перед собой цель и запросто ее брать. Потом проснулся мой природный азарт. В прошлой спортивной карьере он здорово был на руку. Помогал преодолевать трудности и достигать высоких результатов. Теперь, благодаря ему же, меня понесло на высоту и надумала исполнить далеко не самый простой прыжок.

Я чувствовала, что готова это сделать. И не было в том тупого упрямства или желания обратить на себя внимание. Да, заметила, что в мою сторону начали посматривать. И что с того? Обычное дело. Просто, увлеклась процессом, хорошо разогрелась и поставила себе дальше более трудную, но вполне выполнимую задачу. Поднялась на высоту, прошлась туда и обратно по пружинящей доске, приноравливаясь к опоре под стопой, а потом шаг, второй, толчок и, наконец, прыжок.

Вроде, ничего не смазала и в воду вошла отлично. Уже развернулась на глубине, чтобы всплыть, а мысленно сама себя все оценивала, и еще почувствовала, что в душе разлилось тепло, какое обычно было после хорошо проделанной работы. Это проснулось во мне удовлетворение. Приятное ощущение, однако. Вынырнула, фыркнула, покрутила немного головой и поплыла к бортику и лестнице, чтобы выбраться из воды, а там и домой пора было собираться. Приближалась к блестящим перилам и слушала ободряющие хлопки. Коллеги решили мне немного похлопать. Заметили, значит, что я сегодня выдала очень даже показательную программу. И не только они. Еще некоторые посетители бассейна тоже решили мне поаплодировать. Что же, спасибо им за внимание и высокую оценку моих способностей. Мне было приятно.

– Здорово, – у самой лестницы стоял Ткачев, тоже хлопал и даже дольше остальных. А потом чуть склонился ко мне и протянул руку. – Цепляйся. Помогу выбраться.

Я замерла. Провела ладонью по глазам, будто надеялась, что смахнула бы сейчас капли воды со лба, бровей и ресниц, и видение исчезло бы. Не тут-то было. Не исчезло. То есть, не исчез. Стоял, как ни в чем не бывало, и по-прежнему тянул ко мне руку. И я подалась навстречу. Вложила в его ладонь свою, и в один миг оказалась наверху.

– Сегодня ты здесь устроила зрелище, – Дмитрий просто констатировал факт, и тон его был ровным и спокойным. Сколько ни вслушивалась, насмешки или подвоха, какого, не подметила. – Сегодня настроение лучше? – это он разглядел мою полуулыбку. – Не откажешься поужинать со мной?

– Можно, пожалуй, – когда это говорила, старалась ни о чем не думать. Вообще ни о чем. Надеялась сохранить то приятное чувство, что еще согревало меня изнутри.

А Ткачев поднял мое полотенце и набросил его мне на плечи. И ведь действительно оно было моим. Это значило, что точно знал об этом, и выходило, что наблюдал за мной давно. Прислушалась немного к ощущениям – ничего отталкивающего. И тогда сказала себе: «А почему бы и нет? Хоть один вечер проведу в спокойствии».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5