Клара Колибри.

Один шаг до перемен



скачать книгу бесплатно

До недавнего времени я вела спокойный размеренный образ жизни. Имела хоть и небольшую, но уютную квартиру почти в самом центре города, престижную и хорошо оплачиваемую работу, любимого мужчину и регулярный секс с ним. Да, не все было совсем уж так, как хотелось бы. Например, возлюбленный не спешил делать мне предложение руки и сердца, никак не желая переходить на следующую ступень в наших отношениях. Это огорчало, но я разумно говорила себе, что ситуация под контролем и пройдет совсем мало времени, как Глеб примет правильное решение. А еще надо сознаться, что двухкомнатная квартира в элитном современном доме мне не принадлежала, я ее снимала. Но арендная плата была вполне по карману, хозяева уже несколько лет жили где-то в Америке и возвращаться, по моим данным, в обозримом будущем не собирались. А вот работа моя, это да, это была твердыня, что-то вроде трех китов, на которых, по представлению наших предков, с сотворения мира покоилась земля.

Вот и я была абсолютно уверена, что уж здесь, на службе, то есть, у меня все как надо и совершенно надежно. И это мнение не основывалось на одних лишь радужных мечтах и самоуверенности. Все оттого, что потратила немало сил и времени, чтобы добиться этого места в центральном спортивном комплексе нашего славного города, во-первых. Ответственно относилась к своей деятельности, во-вторых. Работала, не покладая рук, с полной отдачей и даже, сказала бы, с энтузиазмом, за что имела карьерный рост, благодарности в трудовой книжке и постоянно растущую заработную плату, в-третьих. Могла бы перечислять и дальше. В-четвертых, в-пятых и так далее – считай по пальцам сколько угодно. Но, как оказалось, к моему глубокому разочарованию, ничто в этой жизни не бывает непоколебимо. И первая трещина в моем жизненном укладе возникла, все же, не на трудовом фронте, а на личном. А, может, нет? Или да? Пожалуй, все же, первые неблагоприятные перемены произошли в любовных отношениях.

Глеб Соломатин – моя любовь на протяжении уже двух лет, а в глазах общественности, к сожалению, только мой любовник. Он точно приобрел известность в определенных кругах. Имела в виду спортивную жизнь страны и Европы, не говоря уж о нашем городе. Он был… Почему, собственно, был? Он и сейчас являлся спортсменом с большой буквы. Соломатин даже в европейском чемпионате участвовал, вот какой он спортсмен! Пловец. Великий труженик. И еще просто обворожительный мужчина. Высокий рост, атлетическая фигура, правильные черты лица, умные карие глаза… В общем, он был и будет мечтой любой женщины. Но, к сожалению, эти самые красивые в мире глаза с недавних пор смотрели в мою сторону с явной прохладой.

Вот такая случилась непредвиденность. Как? Отчего? Не могла себе представить такого когда-либо. И сначала даже не отдала себе отчета, насколько все серьезно. Возможно, не верила в реальность такого поворота, или переоценила свои личные данные и его отношение ко мне. Так или иначе, но не сразу стала предпринимать какие-нибудь действия по спасению наших отношений, решив, что это все от загруженности и усталости встречи перестали быть частыми, из-за постоянных его тренировок и состязаний, и все нормализуется само, стоит только Глебу немного отдохнуть.

Но время шло, а положение дел уже свелось к тому, что мы видеться стали все меньше и меньше. Тогда пришлось глубоко задуматься и вникнуть в суть происходящего. И первым всплыл такой вопрос: когда же начались эти самые изменения.

И в памяти начала вырисовываться картина. Сначала выглядела она очень расплывчато и совсем неразборчиво. Вроде, первое напряжение между мной и любимым возникло тогда, когда Глеб познакомил со своим старым другом. Или чуть раньше? Нет, пожалуй, я начала чувствовать отчуждение именно после того. Этот Дмитрий почему-то сразу мне не приглянулся. Хотя, что уж там говорить, он выглядел тоже ничего так себе, если бы я к нему присмотрелась со вниманием, наверняка нашла бы ряд достоинств, только глаза его смотрели как-то странно. На меня. Если теперь взялась все припоминать, то надо сознаться, что под его взглядом отчего-то хотелось сжаться. Я не из робкого десятка и в свои почти двадцать семь успела пройти через многие испытания. Это и не очень легкая жизнь в родительском доме, когда наша семья трещала по всем швам и в итоге распалась, а потом еще не вписалась в новую ячейку общества, которую мама снова создала с отчимом. Дальше была спортивная школа с большими физическими нагрузками и бесконечным кочевым образом жизни на несколько лет подряд. В постоянных тренировках и переездах с места на место я взрослела и закалялась. О подлости, зависти и жестокости знала не понаслышке. Но и дружескую поддержку смогла оценить. Затем были проблемы со здоровьем, которые преодолевала в гордом одиночестве. А после выздоровления пришлось по новой устраиваться в жизни, и потратила немало времени в поисках работы, нашла достойную без чьей-либо помощи и принялась строить карьеру. В общем, не росла я тепличным растением за надежной толщей стекла оранжереи. А как встретилась тогда с глазами Дмитрия, так отчего-то растерялась.

В его взгляде присутствовало что-то тревожащее. Он как смерил меня в тот раз с головы до ног. Прищур его тоже что-то да значил. Но мне ни к чему было в тот момент обо всем этом задумываться. Ну, познакомил меня Глеб с каким-то своим другом, посидели тогда минут десять вместе в кафе перед зданием, где я работала, и вообще тогда не думала, что свидимся еще в будущем. А оказалось, что судьба начала нас сталкивать с раздражающей регулярностью. Сначала не придавала этому значения. И как иначе, если Дмитрий Ткачев приехал к нам из самой Москвы в составе высокой спортивной комиссии всего на несколько дней. Я рассудила, что как приехал, так и уедет. А что до посещения им спортивных объектов, так это было его служебной обязанностью. И то, что искал встреч с Глебом, тоже легко объяснялось, их давней дружбой, например.

– Иришка! – Позвонил мне на работу любимый месяц назад, и голос отчетливо выдавал его возбуждение. – Я тебе сейчас такую новость скажу! Представляешь, Димка сказал, что попробует замолвить за меня пару слов, и возможно меня возьмет под свою опеку Хабаров. Ты поняла, о ком я сейчас тебе сказал? Это же сам Хабаров! Он столько олимпийских чемпионов воспитал!

Тот разговор меня нисколько не насторожил. Я была такой наивной, оказывается, что восприняла новость, как большое благо для него и для нас.

– Ир! – Этот звонок случился уже на следующий же день. – Димыч скучает в нашем городе. Конечно! Это же не Москва! Это все понятно, и я решил, что должен его по возможности развлечь. Ну, показать разные там достопримечательности… Что? Нет, слишком бурное веселье и всякие там молодежные тусовки не в его вкусе. Он у нас мужик обстоятельный. Да. Вот я весь сейчас в проблеме, куда его сводить. Ты можешь что-нибудь посоветовать? – В трубке раздался неразборчивый голос, возможно, Глеб прикрывал ее ладонью, поэтому я не особо поняла, кто там и что говорил. – Ир! Дмитрий сейчас рядом. Он знает, что мы с тобой собирались сегодня вечером встретиться и говорит, что наш с ним поход может и подождать другого раза. А я подумал, почему бы нам втроем, куда не пойти? Что скажешь? Мне кажется, что это выход, и будет здорово. Так что, мы подождем тебя в кафе напротив, как в прошлый раз? Давай, не задерживайся.

Тот вечер закончился в ресторане на набережной. Есть в городе такое уютное местечко на берегу нашего синего Черного моря. Представьте себе узкую террасу, над самыми волнами, небо со звездами и луной над головой и приятную мелодию в исполнении оркестра, которая так и обволакивала вас в ночной час. Все было очень приятно, пока Дмитрий снова не принялся сверлить меня этим своим непонятным взглядом.

– Сколько тебе лет? – Спросил вдруг прямо в лоб.

– Что? – Не поняла его так сразу, еще не придя в себя от приятной расслабленности и мечтательного настроения, навеянного ночной свежестью и тихой музыкой.

– Лет, спрашиваю, тебе сколько. – Он как будто немного был раздражен моей медлительностью.

– Ей двадцать семь. – Охотно ответил за меня Глеб и по-дурацки, на мой взгляд, при этом улыбался.

– Через месяц только будет. – Отчего я это сказала, сама не поняла, а еще помимо воли нахмурилась. В общем, выглядеть после этого вопроса и дальше расслабленной, как и ощущать себя таковой, у меня уже больше не получилось.

– Да чего там месяц, считай уже так и есть. – Гнул свою линию Глеб, и рот его словно заклинило в той самой улыбке.

– Угу. – Серьезно кивнул Ткачев и, наконец, перевел свой сверлящий взгляд с меня на морскую даль, а еще сложил руки у себя на груди и откинулся к спинке кресла. – Значит, старше Глеба на три года.

Вот зачем он тогда поднял эту тему? И мне, и моему возлюбленному в голову не приходило сравнивать наш возраст под этим углом. Ну, двадцать семь. А любовнику двадцать четыре. И что? Я не выглядела старше своего возраста, скорее уж моложе. Глеб же был так развит физически, что ему все давали годков побольше, чем было на самом деле. Но после той оброненной бесцветной фразы, улыбку с лица моего любимого будто стерли. Одним махом и на весь оставшийся вечер.

– А тебе сколько? – Уставилась я на профиль Дмитрия и не удержалась, чтобы не произнести это с некоторым вызовом.

– Тридцать два. – Словно нехотя оторвался он от вида шлюпа, качающегося вдали на волнах и на лунной дорожке, и перевел снова глаза на меня.

– Да, это возраст. Чтобы самому перестать показывать результаты в спорте. Конечно, нужно искать место поспокойнее, в министерстве, например, или… – Еще не договорила, а уже пожалела, что затеяла все это, все же, он был нашим гостем и другом Глеба.

– Я тебя обидел? Тогда извини. Не хотел.

После моего выпада благодушное настроение не вернулось ни ко мне, ни к Глебу, а вот наш Ткачев ничуть не выглядел смущенным или озадаченным. Только так вышло, что мне аукнулось мое поведение тем вечером, а точнее, та небольшая сцена в самом его конце.

– Ирина. Извини, но сегодня встретиться не удастся. – Стала я довольно часто слышать от любовника.

Причина была почти всегда одна и та же – тренировка. Глеб сделался каким-то одержимым, весь, с головой и без остатка ушел в подготовку перед тем, как настанет момент предъявить свои способности Хабарову.

– Ты же понимаешь, киса, до нашей с ним встречи осталось совсем ничего. – Еще так говорил он мне иногда по телефону. – Его мнение много для меня значит. Не хочу показаться ему недостойным внимания.

И так потом получилось, что не виделась с Глебом больше трех недель. Это был срок. А еще следовало учесть, что мы и так встречались считанное время в году. Теперь вот он был в нашем городе, рядом, и как бы далеко. Я не выдержала, выбрала момент и поехала к нему. Не домой, знала, что застала бы там только его маму, мне пришло в голову отправиться на спортивную базу, где чаще всего тот тренировался.

– Привет! – Помахала охраннику, стоящему за шлагбаумом. Меня здесь знали, вот и не было проблем с въездом на территорию. – Где мой Соломатин? В бассейне?

– Не знаю. Вроде, кто-то сказал, что тренируется в море. Спроси там лучше.

В море? Это что-то новенькое. С сомнением покачала головой, но решила сначала проехаться к обрыву, чтобы взглянуть на береговую линию. Это было по пути к главному тренировочному бассейну. Остановила автомобиль на самом краю крутого камнепада и вытянула шею в сторону моря. Вроде и, правда, в волнах рассмотрела чьи-то головы. А когда мне подтвердили, что это действительно был Соломатин там внизу, припарковала машину и стала с осторожностью спускаться к воде.

– Ира? – Только добралась по камням-то и в босоножках на каблуке до берега, как на него и вышел Глеб.

Смотрел на меня с удивлением, и еще показалось, что и с настороженностью. Но это лишь в самом начале, а потом обрадовался встрече и как был весь в соленых крупных каплях морской воды на теле, так и прижал меня к себе.

– Осторожно, медведь! – Я уперлась ему в грудь кулачками лишь чуть-чуть и больше для видимости, на самом деле мне были приятны его сильные, хоть и мокрые, объятия. – Устал? Вон как дышишь.

– О, какая встреча. – Раздалось вдруг из-за спины Глеба. Было странно слышать здесь этот голос, но спутать его ни с кем не могла. Тут мне и вспомнилось, что, когда наблюдала море сверху, видела двух пловцов, а не одного. Выходило, что вторым был Ткачев.

Глеб разжал руки, выпуская меня из их кольца, и развернулся к другу. Тогда только и я смогла видеть Дмитрия. Тот тоже весь был в морских каплях, как и Глеб, и волосы его намокли без шапочки, так что смотрелись совсем темными, а не русыми. Он в отличие от моего любимого уже подобрал с камней полотенце и интенсивно растирал им грудь.

– А мы тут вместе заплыв устроили. – Решил прояснить мне ситуацию Соломатин.

– И кто кого обогнал? – Я все еще не убрала ладоней с груди Глеба и смотрела тоже больше на него, так соскучилась по нему и его улыбке.

– Ничья. – Пророкотал голос Ткачева.

– Да ладно тебе скромничать. – Хмыкнул Глеб и, отстранившись от меня, шагнул к Дмитрию, чтобы похлопать его по плечу. – Мне с большим трудом удалось держаться рядом. Это факт. Ты в отличной форме, брат.

– Это от того, что ты, милый, тренироваться привык в бассейне. – Подала я голос в поддержку любимого.

– Об этом мы с тобой и говорили. – Учел мои слова Ткачев, но обращался только к Глебу. – Рекомендую, пока есть возможность, использовать два варианта тренировок.

И дальше они увлеченно заговорили о своем, а я, молча, шла рядом. Глеб только немного поддерживал меня под локоток, помогая подняться по крутой тропе, сам же весь был внимание по отношению к старшему товарищу.

– Да, Ирина! Я тут раздобыл важную информацию для тебя. – Скосил Соломатин хитро глаза, когда уже дошли до моей машины. – Через два дня высокое начальство и комиссия из Москвы пожалуют к вам в комплекс. Так что, прими к сведению. – Он щелкнул меня в шутку по носу, и теперь уже хмыкнул Ткачев, и по его взгляду стало ясно, откуда такие сведения.

– Обязательно учту эти разведданные. – Закивала им головой, а сама думала, что делать дальше, раз Глеб никак не дал понять о дальнейших своих планах в отношении меня на этот вечер.

– Ты уже поедешь? – Прервал он мои раздумья, нетерпеливо постукивая пальцами по крыше кузова автомобиля, рядом с которым мы втроем стояли.

В этот момент мне сделалось, как не по себе от его явного желания спровадить меня в город, да еще заметила чуть ни издевку надо мной в понимающих глазах Ткачева.

– Да. Мне пора. К сожалению. – Не удержалась и прикусила нижнюю губу от огорчения от такой короткой и прохладной встречи с любимым. – Смогла выбраться всего на час. Вечером у меня будет занятие с группой, и надо возвращаться. – Бессовестно врала, но пыталась таким образом сохранить лицо. – Но знай, что я скучала.

– Я тоже. – Его слова были просто словами, и мне тут же стало это понятно, как и Дмитрию, скорее всего.

Но Ткачев отвернулся от нас и пошел к зданию базы, лишь махнув мне на прощание рукой. Показалось или действительно я была благодарна ему за то, что оставил нас одних? Только разбираться в чувствах не стала, поспешила приблизиться к Глебу, надеясь на горячий, хоть и прощальный, поцелуй. Но ожидания не оправдались. Любовник только вскользь прошелся губами по моему рту и чуть потрепал мои плечи. Сразу после этого поспешил открыть водительскую дверь, приглашая занять сиденье.

– Забирайся. – Скомандовал мне с дружелюбной улыбкой. – И смотри, по дороге до города не гони. Я буду волноваться. Поняла?

– Хорошо. – Садиться в машину я медлила, все хотелось еще задержаться.

– Ну! – Подгонял меня его голос и кивок. – Давай! Мне надо идти, котенок. Дима ждет.

Пришлось подчиниться, раз уж все равно меня не собирались ни целовать, ни обнимать, ни договариваться со мной о новой встрече.

– Кстати! – Не дала я ему захлопнуть дверь. – Когда снова увидимся?

– Как только, так сразу. – Этот ответ неприятно резанул по нервам и сердцу. Он заметил мою реакцию и поспешил придать своему лицу дурашливый вид. – Ты же понимаешь, как важно мне сейчас напрячься, правда? Очень многое стоит на кону, Ириш. Если Хабаров согласится взять меня к себе, то передо мной откроются новые горизонты. Это же здорово! Ведь так? Ты согласна?

– Согласна. – Кивнула вполне жизнерадостно. За это, наверное, и получила от него поцелуй в нос.

– Езжай. Мне и, правда, надо догнать Димку. Мы хотели еще немного позаниматься на тренажерах, а потом вместе пойдем в сауну.

Когда я возвращалась в город, совсем забыла о том, что дорога была опасна своей крутизной и изгибами, гнала как сумасшедшая. А еще на глаза так и норовили навернуться злые слезы. Это было уже совсем ни к чему. Поэтому противилась им, как могла. Вроде, получилось. Почти. А еще я стискивала зубы и мысленно поминала Ткачева.

– Дима ждет! Мне надо к Диме! Догнать Диму! Дима то, Дима се! Чтоб ему…

Я чувствовала, определенно, что между нами с Глебом вырастала пропасть. И во всем обвинила Ткачева. А как иначе? До его приезда все было хорошо. А потом, эта его забота о дальнейшей спортивной карьере Глеба! Откуда появилась идея тренироваться у Хабарова? Наверняка, он ее подбросил Соломатину. Потом еще эти их совместные заплывы! Чего он добивался?

– Как специально стену между нами с Соломатиным выкладывает. Огромными такими кирпичами! – Накручивала сама себя. – Не уж-то такой мстительный? Что такого я ему сделала? Только и было, что слегка задела…

На следующий день эти и подобные мысли все не давали мне покоя. Поразмыслив, решила не сдаваться вражьим проискам и рук не опускать. Твердо набрала номер Глеба и, увы, долго слушала длинные гудки. Так повторялось несчетное число раз.

– Просто он тренируется. Телефон остался в раздевалке. Он не слышит звонка. – Пыталась унять собственное волнение.

На десятый или пятнадцатый звонок мне ответили. Но радости я не ощутила, скорее настороженность и чувство досады. На кого, не поняла.

– Это ты? Привет. – Его голос был бесцветным.

Устал – сама себе нашла этому объяснение. Конечно, устал! Как иначе могло быть?!

– Хочешь снова приехать? – Отчетливое удивление Глеба как царапало мне душу. –Зачем? Не вижу в этом смысла. Такой путь, чтобы побыть наедине всего несколько минут…нет, не надо. Я весь вымотан, ты тоже отработала сегодня целый день. Пожалей себя, котенок. – Хоть и в конце, но смягчил мне свой отказ ласковым обращением.

Как мало мне было надо. Назвал котенком, и сердце мое застучало бодрее. И силы во мне всколыхнулись. Не думая больше ни о чем, села в машину и покатила на свидание. И пусть, увиделись бы всего на несколько минут. И я готова была сама его поцеловать.

– Не стану больше ждать, когда он надумает меня обнять и приласкать. Как увижу, так и прижмусь к нему. И пусть, кто угодно будет тому свидетелем. Хоть тренер, хоть этот Ткачев, хоть сам черт! – Рулила к базе и улыбалась.

Но по моему хотению ничего не сложилось. Весь путь проделала, как оказалось, лишь для того, чтобы понаблюдать через витраж бассейна, как Глеб держал у себя на коленях молоденькую девушку. Были там и другие спортсмены, не только они вдвоем. Все выглядели бодрыми и над чем-то смеялись в тот момент, когда я приблизилась к стеклянной перегородке. Вот так!

– Кто она? Не похоже, что они только что познакомились. Что и как давно их связывает? – Эти мысли терзали меня весь остаток вечера, когда спешно вернулась в город, ночь напролет и еще все следующее утро.

А ближе к обеду позвонил Глеб и сообщил, что собирает вещи в дорогу.

– Дмитрию удалось достучаться до Хабарова. Тот назначил мне встречу.

– Желаю тебе удачи. – Ответила ему, проглотив ком в горле.

– Спасибо. Это важно для меня. А еще не переставай меня ругать весь завтрашний день. Договорились?

– Не сомневайся в этом! – С заметным подъемом в голосе пообещала любовнику.

На следующий день мне, правда, было не до него. Ко мне на работу действительно пожаловали, как и предупреждали, «шишки» разного ранга. Был среди них и Ткачев. Но он все больше помалкивал, предоставляя другим своим коллегам задавать нашему директору и мне, как заместителю администратора, вопросы. Не обошлось и без экскурсии по нашему спортивному комплексу. Сопроводить гостей поручили, как раз, мне. А вот развлекать чиновников на обеде за закрытыми дверями, моя персона, слава богу, не понадобилась, на этот момент к мероприятию подоспела Юлия Евгеньевна, моя непосредственная начальница. Мне же досталась вся работа за нас двоих, вместе взятых, на весь оставшийся день до самого позднего вечера.

– Ничего себе у вас получились посиделки. – Позволила себе замечание Ткачеву, когда увидела, наконец, в холле отбывающую делегацию, а он взял и подошел ко мне.

– Тебе не позволили уйти, пока не спровадила бы нас? – Окинул меня своим «фирменным» взглядом. – И много личных планов на сегодняшний вечер разрушено?

– Мне не впервой задерживаться на работе. – Хмыкнула на его сочувствующий тон. – И ситуации разные возникали, знаешь ли, и вечерние группы иногда вести неожиданно приходится. Ну, это когда кто-то из тренерского состава заболевал или другие, какие обстоятельства нарушали обычный ход рабочего распорядка.

– Ты же у нас бывшая спортсменка, как понял из рассказов Глеба. – Кивнул и задумчиво склонил голову на бок. – Тоже пловчиха?

– Тоже? Это как Глеб? Или и ты из той же компании? – Прищурилась на него в его же манере. – Нет, я занималась прыжками в воду. – Ответила и тут же напряглась. Все же, беспокоило меня общение с этим субъектом, даже мимолетное. – Неужели, Соломатин скрыл этот факт?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное