Клара Колибри.

Хорошо ли быть женщиной. Книга 1. Девушка-воин



скачать книгу бесплатно

– Нет сомнений. Сам наблюдал, как вернулись двое бедолаг. С седел почти валились, а лица их были чуть не серыми. На вопрос товарищей отвечали коротким «ничего». Так-то вот!

– Что на это все думаешь? – прищурился на товарища Его Высочество.

– Поискать бы эту девушку надо, – хмыкнул Ганс и вскинул голову повыше. – Прикажете мне отправляться?

– Нет, – принц начал перемещаться к краю кровати, собираясь подняться. – Я сам. Не то, от безделья с ума здесь сойду. А вы все меня ждите.

– Эй, Людвиг! Так не пойдет. А что я скажу, если…

– Сам! Я сказал! А вы затаитесь, если что. Изобразите, что спите дольше обычного. Все понятно? Теперь выкладывай, что удалось раздобыть.

– Вот! – Ганс достал из-за пазухи кожаную женскую перчатку. – Пойдет?

– Нет, – коротко и твердо отвечал ему принц. – Нет гарантии, что ее потеряла именно наша девчонка. Не хватало мне еще, за какой другой бабой увязаться. Тогда тебе точно голову откручу. Выкладывай, что еще раздобыл.

– А это подойдет? – протянул тогда конскую уздечку.

– Уверен, что она того самого коня? – свел брови у переносицы Его Высочество.

– Больше, все равно, ничего нет. Ну, можешь, конечно, сам в то стойло сходить. Там запах сильный, ничего не скажешь. Кстати, я сличил его с уздечкой. Все сходится. Но это в случае, что мальчишка сказал правду. Про коня, то есть про Геркулеса, и про…

– А похоже на то?

– Мы очень мило с ним побеседовали. Прямо, как подружились. Скучно пацану одному на конюшне было. Все взрослые делом заняты, сам понимаешь, розыск у них… Вот парню и понравились мои уши. И потом посмотри, уздечка знатная. Такие не на каждом скакуне заметишь.

– Ладно. Попробуем, – поднялся Его Высочество на ноги. – А ты иди к остальным. Потом, через часок, так, сюда вернешься. И станешь меня здесь изображать. Понял? Тогда исполняй.

Когда за Гансом закрылась дверь, принц подошел снова к окну. Но теперь его мало интересовало, что происходило во дворе. Он уперся руками в подоконник и поднял голову к небу. Его лицо было повернуто в сторону луны. А так как полный ее диск кучно заслоняли проплывающие в вышине облака, то и по лицу Людвига так же скользили тени от них. Постояв несколько минут, он качнул неопределенно головой, а потом, оттолкнувшись от опоры распрямился и повернулся внутрь комнаты. Подошел к креслу и стал неспешно раздеваться, а одежду аккуратно складывать на его спинке и подлокотнике.

Раздевшись донага, принц встал в прямоугольник света, проникший через распахнутое окно в комнату. Но так, как луна была все еще заслонена плотными облаками, то и пятачок света на полу был неярким. Тем не менее, он четко выделялся в полутьме комнаты, где так и не были зажжены свечи. Людвиг стоял, расставив ноги на ширине плеч и отведя руки от туловища. Голова его была немного поднята вверх, а глаза неотрывно следили за полетом облаков, и зорко всматривались в ночное светило. Но вот на небосклоне образовалась прореха в густой облачности.

От этого луна и свет от нее как вспыхнули, стали ярче и засияли холодом.

Показалось или нет, глаза принца в этот самый момент вспыхнули так же. Он пошевелился. Потом как потянулся. Повел плечами и переступил на месте. Далее начал активнее двигать сначала мускулистыми руками, потом повращал головой, разминая шею, за ней в волнообразные движения постепенно включилось все тело, от плеч, до бедер. Со стороны казалось, что атлет делает разминку, готовясь, к какому трудному и сложному физическому упражнению. Но в следующий момент на небе закрылось то лунное окно. Раз, и свет померк. Совершеннейшая тьма легла кругом. А когда снова через плотную облачность пробился серебристый луч и осветил комнату, в том самом месте, где стоял мужчина, никого не оказалось. Совсем никого не было ни перед раскрытым окном, ни вообще в комнате. Спальня принца оказалась пуста.

А в то же время по боковой лестнице замка, что вела на хозяйственный двор, поднималась служанка. Она держала перед собой корзину с выстиранным и выглаженным бельем. День у нее сегодня был трудным и долгим. Устала, и ей хотелось скорее дойти до шкафов со стопками постельных принадлежностей, чтобы разложить там принесенные ею простыни. Скорее бы опорожнить корзину, и тогда можно было отправиться в свою комнату под самой крышей замка, лечь в кровать и немедленно заснуть. Ей даже казалось, что уже начала клевать носом на ходу, так хотелось спать. Женщина и, правда, один раз споткнулась на ступени, когда закончился пролет. Но вот она вдруг резко вскинула голову. Что это ей показалось впереди? И так было темно, но за поворотом будто мелькнула совершенно черная и огромная тень, вроде как, собаки.

– Откуда ей здесь взяться? – зашептали женские губы, и в приглушенном голосе отчетливо послышался испуг. – Да в это время… – она теснее прижала к груди корзину и шире распахнула глаза. – Наверное, померещилось…

Ей очень захотелось осенить себя ритуальным знаком, предохраняющим от зла и всякой нечисти, но руки были заняты тяжелой ношей. А задерживаться в этом месте, чтобы высвободить их, поставив корзину себе под ноги, совсем не хотелось. Поэтому служанка приняла решение, что лучше поскорее проскочит темный участок пути. Для этого ускорилась, шустро засеменив ногами. Минута, другая, и была уже в коридоре, худо-бедно, освещенном масляными лампами. Там она почувствовала себя увереннее. Но на всякий случай оглянулась через плечо, не крался ли кто за ней из пройденной темноты. Вроде, нет. Тогда пошла дальше более уверенно.

А возле конюшни в этот час устраивал себе постель на куче пахучего сена мальчишка, что числился помощником конюха. Он деловито сначала взбил верхушку стожка руками, потом примял ладонями, разглаживая для себя ровную площадку. Приготовлениями остался доволен, когда осмотрел содеянное. Дальше решил постелить старое потертое шерстяное одеяло, чтобы сено не кололось, и удобнее было на нем спать. Задумал и сделал. Можно было забираться и засыпать. Но только собрался улечься, как по непонятной причине кони в стойлах начали беспокоиться: громко фыркать и нервно переступать с ноги на ногу. Он покосился в их сторону и подал голос:

– Эй! Кто здесь?! Чего надо?!

Но никто не откликнулся. Да и видно никого не было. Хотел, было, пройтись вдоль загонов, только животные, вроде, угомонились. Ну, и он успокоился.

– И ладно. Померещилось что-то. Поздно, спать пора, – взял и запрыгнул на подстилку, а там растянулся и приготовился заснуть.

Он почти погрузился в быстро нахлынувшее забытье, когда услышал переговаривающихся на стене замка стражников. Те обсуждали, что одному из них привиделась черная или бурая, не рассмотреть хорошо было впотьмах, огромная собака. Что та бежала из замка крупными прыжками, и у того, кто ее заметил, отчего-то сделалось тревожно на душе.

– Вот оно что! – подумалось засыпающему на куче сена мальчишке. – Теперь понятно, отчего могли разволноваться совсем недавно кони в стойлах, – проговорил он так, повернулся набок, подложил под щеку сложенные вместе ладони и далее не стал утруждаться уже никакими мыслями, попросту, окончательно заснул.

А по городским улицам в сторону выезда из него мчался этот самый зверь. Нет, это была не собака. Определенно, по мостовым бежал волк. Только обычным представителем этих стайных животных его назвать было трудно. Настораживали размеры и цвет шкуры. И то и другое, вряд ли, можно было увидеть у волков, обитающих в большом количестве в местных лесах. Этот был раза в два больше, что в длину, что в холке. А шерсть его была совсем ни серая или вроде этого, какая с чернью, она была бурая и смахивала на медвежью, но не на волчью шкуру.

В этот поздний час мало кто выходил на улицу. Это было и к лучшему: никто из прохожих не подвергся бы опасности оказаться на пути этого зверя. А то, что тот представлял угрозу для случайного прохожего, не возникало сомнения. Стоило присмотреться к горящим от возбуждения глазам, напряженным ушам, чутко улавливающим все ночные звуки, становилось ясно, что тот был в азарте. Он явно взял чей-то след и упорно шел по нему в тот момент. За это говорило то, как держал шею и морду, а еще все его напряженное мускулистое тело. И ясно было, что не потерпел бы никаких преград на своем пути.

Быстрый бег и иногда крупные прыжки помогли волку в рекордный срок пересечь город и оказаться у его последних ворот. Там зверь нырнул в тень от стены и затаился. Но ненадолго. Как только догадался о беспечности стражников, начал подкрадываться к не до конца закрытым створкам. Черной тенью метнулся в последний момент ожидания и выскользнул за городскую стену. А там для него уже был простор, и ничто не мешало перейти на самый быстрый бег. Только изредка наклонял к земле голову и вел носом, чтобы удостовериться, что взятый след не утерян. Тогда довольно поводил мощной шеей и делал несколько крупных прыжков. По всему, преследование и стремление к какой-то далекой цели ему нравилось, будоражило и заставляло кровь в жилах кипеть. Он быстро и четко перебирал крупными до невозможного, волчьими лапами и только убыстрялся, отмеряя все большее расстояние от городских ворот.

Такая гонка продлилась на несколько долгих часов. Но зверь все еще казался неутомимым. Продолжал бежать во тьме в прежнем темпе и не выглядел при этом, хоть сколько, уставшим, даже язык, как обычно делали собаки и волки, от напряжения не вывалил. Дышал только с силой через чуткие черные ноздри и продолжал отмахивать милю за милей.

Но вдруг зверь резко затормозил. Встал, как вкопанный, расставив широко в стороны лапы. За этим опустил ниже голову, чуть не коснулся носом земли, и с сопением, а еще с утробным рыком, втянул в себя большой объем воздуха. Дало ли это ему что, не было понятно. Но зверь явно заволновался. Возможно, от этого начал крутиться на одном месте. Сделал несколько кругов в одном и обратном направлении, а потом развернулся в сторону молодого березняка, темнеющего на фоне низкой серебристой луны. В чащу этого леска волк полез медленно и с большой осторожность. При этом не забывал принюхиваться к земле и высокой траве. Потом, как укрепился в правильности выбранного направления движения, стал ломиться сквозь березняк с прежним хищным напором, что уже у него наблюдался во время бега по следу. Значило ли это, что был момент его потерял, а потом снова отыскал? Скорее всего.

Бурый волчище шел к своей цели упорно и напролом, а потому за считанные минуты пробрался через высокие спутанные травы и чащу из молодых и еще тонких стволов берез. А как из них выбрался, так оказался на лесной поляне с черным кругом озера на ее середине. Вода в нем в тот ночной час имела абсолютное сходство с густой черной жижей, да еще лунные лучи несколько серебрили поверхность. От всего этого, озеро приковывало к себе внимание необыкновенно. Но зверь только мельком взглянул в том направлении, и тут же принялся обнюхивать, как обшаривать, землю и значительно более короткую траву по его берегам.

Неужели, что-то нашел? Похоже было на то. Иначе, отчего снова встал и как застыл? А еще волк принялся осматриваться вокруг, будто представлял, что здесь происходило более суток назад. Мог ли иметь о том представление, ориентируясь по оставленным следам и запахам? Наверное. Но вот, он снова напрягся и сделал пару скачков вперед. Нашел что-то? Определенно. Ткнулся сначала в траву носом, а потом ухватил передними зубами и приподнял в воздух какой-то предмет. Что там такое было? Вроде, шнурок. Нет, не только. На кожаной тесемке болтался мешочек. Что это такое было? Волк принялся перебирать в зубах шнурок, но потом просто положил на землю свою находку и стал ее напряженно обнюхивать. Затем еще и фыркнул. Что это значило, понятно не было. В смысле, не ясны были действия волка. Только потом стало понятно, что он попытался мешок раскрыть. А когда это ему удалось, пристально понаблюдал за выкатившейся оттуда золотой монеткой.

Дальше он сел рядом с найденными деньгами и на пару минут задумался. Вскинул высоко голову и посматривал в сторону перемещающейся по небосклону луны. Глаза его при этом, то щурились, то расширялись, а пару раз в них мелькнула то ли искра, то ли отраженный от ночного светила луч. Но в раздумья зверь был погружен не долго. А может, он и не соображал над чем-то, а просто отдыхал от недавнего бега. Тоже такое могло быть. Только волк скоро снова поднялся на лапы и принялся совершать совсем ни на что не похожие телодвижения. Вроде как принялся тереться мордой и шеей о землю. Но нет, оказалось, у него была более конкретная задача. Когда перестал извиваться и разогнулся, в лунном свете можно было рассмотреть, что на шее волка оказался надет тот самый шнурок, да и мешок теперь был виден болтающимся у него на груди.

После этого зверь не пожелал задерживаться на поляне возле озера ни одной минуты. Он снова направился к еле приметной тропе через березняк и вскоре уже стоял на той самой дороге, что соединяла два королевства: Равногорию и Лютоферию. Встал головой в сторону последнего. Повел глазами сначала вдаль, потом покосился в сторону неба и луны. Казалось, что волк о чем-то глубоко задумался, но сомнения его длились не долго. Он снова раскрутился в сторону Равногории и побежал в том направлении.

Сначала двигался медленно и как бы с нежеланием, но потом все больше начал ускоряться, и затем уже разогнался настолько, что только лапы сверкали. Оказалось, что волк снова устремился к замку, который покинул в начале ночи. Теперь, когда он вот-вот готов был в него вернуться, ночь была совсем на исходе. Над линией горизонта показался отсвет начавшего всходить солнца, луна же на небосклоне сильно померкла и была как незаметна. И вот в поле зрения показалась городская стена, дозорные башни по ее изгибам и сами городские ворота. Зверь присмотрелся вдаль и заметил, что створки их еще были прикрыты, но рядом уже наметилось движение, а это значило, что вход для путников совсем скоро станет возможен.

Сами желающие зайти в город тоже стали уже видны, особенно волку, с его-то зрением. Небольшой торговый обоз и несколько крестьян из недалеких селений уже толклись рядом с воротами. А через минут пятнадцать послышались голоса и характерный скрежет механизма, приводящего в движение ворота.

К этому моменту зверь был уже совсем рядом со стеной, но не бежал по дороге в открытую. Он сошел с нее в низину, заросшую кустарником, и значительно снизив скорость, похоже, что крался к самым воротам. А как только максимально к ним приблизился, так совсем затих и как слился с густым кустом бузины. Чего он ждал? Это стало ясно, когда в город начали пропускать подошедших людей. Именно в этот момент волк наклонил голову и, помогая себе лапой, стащил через нее кошелек с деньгами. Как только тот упал на землю, зверь зубами потрепал мешок и ослабил его завязку. Потом опять же зубами ухватил за шнурок и принялся за него кошелек раскручивать. Мгновение и, точно и не дикий зверь, а ловкач какой, раз, и смог забросить мешок в самую гущу, сгрудившихся перед узким проходом путников.

В тот же миг кто-то в толпе охнул. Не иначе, как весомый предмет, запущенный в людей волком, угодил в кого-то. Послышалась еще брань, а в куче собравшихся наметилась прореха. Это пострадавший от мешочка с деньгами закачался, и получилось, что растолкал стоящих рядом соседей. А когда они попятились и на земле показался свободный пятачок перед самыми воротами, то на нем люди заметили блестевшие золотые монеты, высыпавшиеся из упавшего кошелька. Что тут началось! Хаос! Суматоха! Неразбериха! Толчея! Всем захотелось ухватить, хоть сколько, золота, что буквально с неба свалилось. Не устоял от искушения никто. Как только раздался клич «деньги», так все и бросились их подбирать. Даже стражники, что должны были строго следить за входящими в город людьми, тоже забыли о своих обязанностях и бросились в кучу малу.

Волк, похоже, только этого и дожидался. Он всеобщей неразберихой и алчной паникой воспользовался незамедлительно. Кинулся к стене, по ней крадучись юркнул между приоткрытыми створками ворот и, моментально проскочив внутрь, оказался в городе. Дальше быстрой тенью заскользил вдоль домов и дворов, используя ранний утренний час и то, что многие горожане еще крепко спали, спокойно и незаметно добрался до замка. А там крадучись и короткими перебежками, тихо и незримо, где с камня на камень, где в щель по-пластунски, а в замок проник.

В покоях делегации принца Лютоферского еще спали, как, впрочем, и во всем королевском замке в целом. В спальне самого Людвига на его кровати расположился Ганс. Он обхватил двумя руками подушку и видел какой-то там, не помнил, какой по счету, но вполне приятный сон. Из забытья его вывел посторонний шум. Показалось или нет, но в дверь, вроде, с силой кто-то царапался. Доверенное лицо и друг принца чуть приподнялся с постели и затряс головой, стараясь стряхнуть с себя дрему.

– Ганс! Черт тебя возьми! – гневный голос Людвига и удар когтистой лапы в дверь, от которого она, хоть и была массивной и тяжелой, все равно заходила ходуном, быстро привели того в чувство.

– Иду, Ваше Высочество! – отвечал он громко, но не настолько, чтобы наделать много шума. – Иду! Сейчас уже!

Как только распахнул резную створку, так в спальню ввалился бурый зверь. Он встал на середине комнаты на широко расставленных лапах, шея пригнута к низу, от этого голова опущена, а глазами стал, как прощупывать все помещение.

– Как здесь у вас обстановка? – спросил, все еще осматриваясь, а дыхание выдало его усталость, и голос звучал с перерывами, и бока вздымались довольно учащенно.

– Все тихо. Тебя никто не хватился, – Ганс к тому времени окончательно проснулся, пришел в себя и тоже принялся присматриваться к вошедшему. – Тебе удалось напасть на след принцессы?

– А ты, скажешь, во мне сомневался? – хмыкнул зверь вполне в духе Его Высочества. – Но я сейчас не намерен обсуждать что-либо. Не в том состоянии, как понимаешь. Иди, Ганс, к себе. Я же сейчас обернусь и спать завалюсь часов, этак, на пять-шесть.

– А как же…

– Придумаешь, что сказать, когда нас пригласят на завтрак. А беспокоить себя не велю. Мне надо отдохнуть перед обратной дорогой.

– Так значит…

– Да. Нам здесь делать нечего. Но объясню все не ранее, как высплюсь хорошенько. Понятно тебе? Тогда иди уже отсюда. Пошел вон.

Как и сказал, проснулся принц-оборотень через пять часов. Открыл глаза, потянулся, заведя мускулистые руки за голову, потом рывком откинул одеяло и вскочил на ноги рядом с кроватью. За окном вовсю светило солнце. Еще доносились людские голоса. Выходило, что день был в разгаре.

– С пробуждением, Ваше Высочество! – раздался голос из кресла от камина.

– Что-нибудь интересное за это время произошло? – Людвиг начал одеваться, но еще раз с удовольствием потянулся.

– Нет. Ваше Высочество. Пока ты спал, Людвиг, никаких событий не было. Вот только завтрак нам в покои доставили.

– Я бы сейчас с большим удовольствием принял ванну и поел бы.

– Так и знал, что ты именно это захочешь. Сейчас распоряжусь только насчет воды. Это мы мигом.

Спустя час, друзья заканчивали утреннюю трапезу. Принц выглядел свежим. Будто и не совершал оборот, и не отмахал напряженный путь длинною в ночь. Был выбрит, тщательно причесан, одет с иголочки. Всем видом излучал хорошее настроение, бодрость духа и желание действовать в следующую же минуту.

– Теперь пойди, Ганс, и организуй мне встречу с королем. Немедленно!

– Это я запросто. Но нельзя ли узнать, хоть мельком и в общих чертах, что ты намерен делать дальше?

– Домой поедем. Здесь нам больше делать нечего. Принцессы Алисы нет не только в замке, не только в городе, а и в целом королевстве ее, скорее всего, не отыскать.

– Уверен? – не очень-то и удивился Ганс.

– Я проследил ее путь. Мог бы, наверное, и догнать, если бы имел такую цель. Только на это еще и времени потребовалось бы больше чем одна ночь. А мне надо было к вам вернуться и так, чтобы никто не заподозрил моего отсутствия в замке.

– И что ты по поводу ее исчезновения думаешь?

– Решил, что это целиком забота ее отца, а не моя, пока мы не женаты.

– А как же…

– Наша миссия? Мы сделали все, что было в наших силах. Мне объявили, что принцесса больна. Что же, посочувствую ей и ее родителям, пожелаю скорейшего выздоровления и отправлюсь к себе. Разве, могу что-то еще предпринять в этой ситуации, а?! – подмигнул принц своему другу. – А как только у них здесь все уладится, так пожалую снова. Надеюсь, что тогда наша встреча с невестой непременно состоится, – не удержался и хмыкнул.

– Ты так спокоен? Все же эта девчонка может стать тебе женой…

– Не может, а станет, если это так угодно моей матери.

– И тебе совсем не интересно, где она сейчас, с кем и что делает?

– Не скрою, что знать бы желал. Но не настолько, чтобы и дальше заниматься только ею. У меня и другие дела пока имеются. А там посмотрим. Опять же, будет обратный путь, и он совпадает с маршрутом ее бегства из родного дома, или что там она задумала. Может, что еще получится разузнать об этой девчонке.

Так оно и случилось. Когда отряд из Лютоферии проехал ту самую чуть заметную тропку в молодом березняке, что вела к Черному озеру, принц перестал гнать своего коня, а заодно и задавать бешеный темп своему сопровождению. Он даже приостановился, но совсем ненадолго. Сделал это лишь для того, чтобы дать возможность Гансу исполнить свой приказ. А именно: его подчиненный должен был совершить оборот. И проделал это вполне успешно, хоть на небе и светило ярко солнце. Выходило, что для превращения в волков этим оборотням луна вовсе и не требовалась. Просто, стало ясно из разговоров между ними, в ночное время проделать подобное было много проще и совсем безболезненно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8