Клара Колибри.

Я и три Отелло



скачать книгу бесплатно

– Ага! – ну, наконец-то мой пес подал голос. Хоть и писклявый, но все равно, голос. – И рост. Прямо, мужичок с ноготок!

– И что?!! Зато ты прыгать умеешь высоко. Ведь умеешь же?

– Да, как сейчас выпрыгну! – ясно, что он делать этого не собирался, но выглядел теперь много бодрее.

– Молодец, на тебя можно положиться. Синий шарик ты сегодня точно заслужил. Так пойдем же, и возьмем его для тебя. – при этих словах я двинулась вперед, а Отелло от меня не отставал.

И надо же было такому случиться, незнакомец отступил на шаг в сторону, освободив нам проход к бунгало. Я при этом мешкать не стала и нырнула в ярко освещенный прямоугольник двери. Отти побежал за мной. Мужик на прежнем месте оставался не долее пары секунд и тоже пошел за нами. И надо сказать, что боковым зрением я заметила, что вполне нормально он передвигался, не плыл по воздуху. Он весомо вполне шагал и уверенно. И еще грациозно. Но это уже, возможно, я немного преувеличила. Чего не бывает на радостях, что тебя не прихлопнули только что!

А четвертой в бунгало зашла та женщина, которая была нам кормилицей эти два дня, что находились в этом мире. И мне показалось, что она глаз не спускала с субъекта в графитовом трико. Да, могла поклясться, что в ее ничего не выражающем лице и в никакой фигуре наметились перемены. Они были еле уловимы глазами и больше ощущались внутренне. Поэтому мне стало любопытно и дальше за ней понаблюдать, а раз занялась этим, то мой страх как-то незаметно отступил, а потом и совсем развеялся.

– И что я вообще переполошилась? А, Отти? Возможно, он ее муж. И приехал к супруге на выходной. Сегодня, вообще, какой у них день? Не знаешь? И я. Вот видишь! Значит идея не такая уж и абсурдная, – покосилась на свою собаку и поняла, что он слушал меня в половину уха. А все оттого, что хозяйка бунгало ненадолго отлучилась из комнаты, а теперь вернулась, и в руках у нее были две тарелки с цветными шариками. – И это не единственное объяснение его появления здесь. Да, у меня в голове еще одно есть. Например, это может быть ее возлюбленный. Смотри-ка! Он вроде как дернулся. Тебе не показалось? Нет? А я что-то такое заметила… Нет, она точно к нему не равнодушна! Только посмотри на нее! Я ее такой впервые вижу. Да и этот истукан тоже, вроде как, выглядит чем-то заинтересованным… О-па! Что это он так на меня теперь уставился?!!

– А не много ли ты, Катюня, стала говорить? Смотри! Не к добру это!

– Не каркай! – рявкнула на пса. – О! Смотри, этот тип снова напрягся, когда я так сказала: «не каркай». Он точно-биологический робот! А дернулся оттого, что не знает, наверное, что такое «карканье» и как может относиться к собаке. Понял? Это такое несоответствие, которое компьютеру не понять, должно быть.

– Ты рискуешь, Катюха! Эта твоя болтовня…

– Вполне для меня обычная, – не удержалась и махнула в воздухе рукой. Тут же одернула себя и замерла. – Я всегда многословна, когда волнуюсь, – зашептала, мысленно, конечно.

– Тогда лучше займись едой.

Смотри, этот монстр уже схрумкал один шарик. Кстати, ему их предложили больше! Стой! Синий мой!

– Не дам. Ты наказан. Нечего было хвост поджимать недавно. И не надо так на меня смотреть! Сегодня тебе причитается только белый.

– Издеваешься?!! – обиделся Отелло. – У меня от этой какатуты сил не будет лапы таскать завтра.

– Да? Тогда ладно. Бери уж! Но на будущее учти, что не терплю рядом с собой трусов… и предателей, – вот тут недавнее волнение с меня совсем схлынуло, а переживания от разрыва с Сергеем, напротив, нахлынуло. Настрой мой от этого изменился. Говорливость прекратилась, а угрюмость в лице и глазах стали читаться отчетливо.

– Что сникла? – облизывался Отти после синего шара. – Опять того белобрысого кретина вспомнила? Забудь. Он у нас теперь в прошлом.

– Знаю. У нас теперь есть проблемы и поважнее. Например, как отсюда выбраться.

– Тихо! У меня есть ощущение, что этот мускулистый тип начал очень уж к нам присматриваться.

– Но он постоянно смотрит.

– То было не так. Уж не настроился ли он на нашу с тобой переговорную волну?

– Тоже думаешь, что он робот?! Мы, наверное, попали с тобой в будущее. В наше время до таких агрегатов еще не додумались. А? Как считаешь? Смотри, что смогли изобрести и сделать, ну как живой!

– Ты перестанешь тарахтеть? И вообще, нам уже с тобой спать пора. Завтра, предполагаю, будет трудный день.

– Определенно! Ты о том же, что и я думаешь?

– Скорее всего, – сделал Отелло важную морду, и, как бы, предупреждал, чтобы не говорила ничего лишнего. – И так! Пошли, Катя, спать.

– Пошли, Отти.

Мы поднялись с ним одновременно и направились в ту комнату, где стояла кушетка. А мужчина проводил нас долгим взглядом прищуренных теперь серых глаз.

– Ты обратил внимание на его веки? – зашептала я жарко Отелло, когда дверь сзади нас встала на свое место. – Робот, а может щуриться?!

– Не думаю так. В смысле, ни он, ни те женщины…они не роботы, Катя. Скорее всего, это люди. Просто здесь они такие.

– Что ты понимаешь?! Скажешь, что-то унюхал?

– Нет, но…

– Тогда и не спорь со мной. И вообще, нам надо о другом думать. Надо решать, когда мы отсюда сделаем ноги. Я понятно сейчас сказала?

– Совершенно. И здесь я с тобой согласен. Надо отсюда исчезать. Робот, не робот, а не нравится он мне. И все оттого, что я его боюсь. Сам не пойму, почему, а боюсь.

– Тогда тянуть с уходом не станем. Согласен? Да? Завтра? Да? Договорились.

– Но после завтрака. Идет? Отлично, – и он полез под простыню, которую я успела натянуть на себя, когда улеглась на кушетке.

Глава 4

На следующее утро за завтраком тот мужчина не присутствовал. И мы с Отти, надо признаться, восприняли это с облегчением. Пес даже начал заводить со мной разговор, что, может быть, не стоило покидать это гостеприимное бунгало уже сегодня, раз опасность, чудившаяся в лице незнакомца, больше нам не угрожала.

– Нет его, Катя, нет. А женщины настроены к нам доброжелательно. Так может…

– Пойдем уже сегодня! – заявила я ему решительно, даже не дослушав до конца.

– А как станем питаться? Свеклой? Я тебе не коза.

– Я тоже, но другого выхода не вижу.

И мы отправились в путь. Выбрали направление на тот завод-комбинат, что разведали вчера, туда и зашагали. Шли и разговаривали. В основном строили планы, что станем делать, когда достигнем цели.

– Во-первых, понаблюдаем там за всем, – говорила все больше я, а пес только кивал своей круглой головешкой с белым пятном на левом глазу. – Опять же, надо разведать, как у них здесь дело обстоит с транспортом. Нет, воровать ничего не станем. Воспользуемся доверчивостью местного населения и напросимся к кому-нибудь в попутчики. Один же раз получилось, когда ты вошел в контакт с той женщиной. Ну, с хозяйкой бунгало. Станешь действовать в том же духе.

– Согласен. Это мне понятно. А есть, когда будем?

– Имей совесть, Отти. Мы недавно завтракали, – бросила на него осуждающий взгляд. – А потом испытаешь старую схему вымогательства пищи. Я, мол, кто-то там из столичного бюро, а ты при мне. Приехала сюда по какому-то там производственному делу и проголодалась.

– И ты начнешь изображать тогда инженера?

– Нет. Мы поедим и пойдем искать транспорт, чтобы доехать до их города. Должны же здесь быть города, как считаешь?

– Хоть какие, но должны. А зачем нам город?

– Если бы я знала?! Но надо же что-то делать? Вот мы и станем искать город.

– Если не на голодный желудок, то я согласен. И еще мне очень хочется пить. Я бы сейчас вылакал озеро, если бы оно мне подвернулось. А ты?

– Я лакать не умею, – засмеялась над ним, но потом заметила, что Отелло обиделся, и поспешила с ним помириться. – Не дуйся. Я пошутила. Если честно, то от всех этих жевательных шариков у меня внутри уже который день ощущается дискомфорт. Все же сухой продукт, он и есть…

И тут я онемела, обомлела и замерла на месте. Дело в том, что умудрилась споткнуться о грядку с какой-то розовой ерундой и еле устояла на ногах. Но меня повело и немного развернуло, когда силилась сохранить равновесие. А как глянула вспять нашему движению, так и заметила его. Того самого мужика с темными волосами, собранными на затылке в хвост. Невольно вскрикнула. Сделать это получилось вслух. Именно на этот звук среагировал Отти и тоже повернул голову назад.

– Ты тоже его видишь? – моргала я глазами на незнакомца, который, кстати, тоже замер на месте и к нам не приближался.

– Как иначе, если он стоит в пятнадцати метрах отсюда?

– Да. Стоит. И что ему надо сейчас от нас интересно?

– Попробовать войти с ним в контакт? Ты этого хочешь? Ладно, попробую, – пес поскакал через грядки к мужику, стараясь немного сократить расстояние. Но очень приближаться не стал, должно быть, трусил.

– Ну?! Что там? – решила его подбодрить твердым голосом.

– Ничего. Нет контакта. Наверное, ты, Катюшка, была права. Он, все же, биологический робот.

– И на кой черт, они слепили ему такое выдающееся тело? – с сомнением покачала я головой, рассматривая мужскую фигуру, обтянутую трико. – Я понимала бы, будь он воин или еще кто, а то просто какое-то тупое недоразумение. Только и может, что красться по пятам и смотреть без всякого выражения. Не вижу никакой в нем пользы для создателей. Нет, они определенно зря выбросили на ветер свои деньги.

– У него в глазах, наверное, вмонтированы камеры, – предположил Отелло и постарался подпрыгнуть повыше, чтобы попытаться те рассмотреть. – Нет, не получается. Не вижу ничего. Слишком высокий этот робот.

– Опять же, зачем надо было тратить столько материала на те же ноги? Могли бы приделать этому ищейке что-нибудь покороче, – я тоже осмелела и подошла совсем близко к мужику. – Отти! Мне он перестал видеться опасным. А тебе?

– Но ему, все-таки, что-то ведь нужно от нас, раз идет по следу?

– И что нам теперь делать? Может, попробуешь отослать его назад? Помнишь, как ты сделал это тогда с дамами?

– Попытаюсь. Эй! Любезный! Что ты здесь забыл? Шел бы ты отсюда!

– Не выходит? А если сказать ему то же самое мысленно?

– Тоже ничего. Он весь никакой. Я его совсем не ощущаю. А если…гав! – Взял и тяпнул мужика за ногу.

Все дальнейшее произошло так быстро, что я не успела ничему воспрепятствовать. Мой пес куснул щиколотку нашего преследователя. Тот сделал молниеносный выпад, и собака с визгом отлетела в сторону на несколько метров и приземлилась на самой границе розовых овощей с синими.

– Ай! – только и получилось, что вскрикнуть.

Но растерянность моя длилась всего одну минуту. А потом кинулась на защиту своего питомца. Я подскочила к мышечному монстру, заметив, что тот начал разворачиваться в сторону скулящего Отти, и попыталась толкнуть его сжатыми кулаками в грудь. Но не успела осуществить задуманное, так как меня перехватили за запястья и даже чуть вздернули за них вверх, чтобы заглушить порыв оказывать сопротивление. А потом оказалось, что руки у меня заломлены за спину, и я была совершенно беспомощна против чужой силы.

– Ай! – теперь я уже вскрикнула потому, что мне стало больно.

И в следующий момент, о чудо, меня отпустили. Просто отбросили в сторону, как и Отелло недавно. А я покачнулась, теряя равновесие от толчка, и приземлилась по другую от мужика сторону. Так мы некоторое время и сидели в зарослях неизвестных овощей. Отти справа от робота-мужика, я слева. А тот косился то на меня, то на пса, но по-прежнему не произнес ни слова.

– Катя, я готов поклясться, что ощутил только что вкус его крови, – шальными глазами смотрел на меня Отелло. Еще бы было ему не ошалеть, ведь он еще никогда никого не кусал. – Это что же получается, он, все же, человек?

– Сомневаюсь, – я, морщась и потирая то ушибленное бедро, то запястья, начала подниматься с земли. – Просто у них здесь технологии на высоте. Думаю, что так. Вставай и ты, Отти. Пойдем дальше. А этот…пусть делает, что хочет. Мы не будем на него больше обращать внимание.

– А тебе не кажется, что он очень сильный? – пес уже успел отряхнуться и снова пристроился рядом со мной, шагая в сторону, выбранную нами изначально.

– Я в этом теперь убедилась. И что ты хочешь мне еще сказать?

– Если он захочет, или ему дадут команду, к примеру, то ему будет очень легко прекратить наш поход.

– К счастью, у него не наблюдается такого желания. Вон, топает сзади. Так что, давай поспешим, Отти, чтобы успеть дойти до того завода.

Выполнить нашу задачу-минимум у нас получилось. Мы отыскали завод, и в тот час он точно работал. Об этом говорил и легкий дымок из его трубы, и снующий туда-сюда транспорт.

– Ты только посмотри! Отелло, это что, это грузовики? А почему они летают? Ты видишь это? Ничего себе? Нет, мы точно попали с тобой в будущее! А еще у меня есть ощущение, что мы попали с тобой в мультик. Эти неправдоподобные краски! Эти, вроде бы, как детские машинки из цветного пластика, грузовики!

– Сейчас подойдем ближе, и они не покажутся тогда такими уж игрушечными. Размеры у них, что надо. А что выглядят так ярко, так что с того?! Может, мода у них здесь такая?

– Пошли скорее. Мне не терпится оказаться внутри этого завода. Так интересно будет его рассмотреть!

Но посетить завод была не судьба. Случилось это «ЧП», когда не дошли метров сто до его территории. Электрический разряд первой на себе испытала я. Очень неожиданно это получилось. Ничего опасного в чистом овощном поле мы не предвидели и оттого ломились к цели напрямую. Нет, если бы стояла какая табличка с надписью «опасно» или «проход закрыт»! Мы бы призадумались, хоть бы просто табличка с непонятно, на каком языке, надписью заметили бы. Только ничего подобного не было и в помине. Кто так, вообще, поступает?!

Сделав очередной шаг к желанной цели, я как натолкнулась на что-то. Вспышка, боль, толчок, кувырок, и я снова лежала на овощных грядках. Только и разница, что теперь это была известная нам уже с Отти свекла. Отелло, кстати будет сказать, лежал тоже рядом со мной, всего-то в паре метров. И над нами стоял тот самый робот в трико цвета графита. С ним ничего не случилось. Он на невидимую электрическую, или какую-то там, защиту объекта не натолкнулся. Все разряды достались нам с Отти.

– Ты жив, пес? – кряхтя и охая, я сначала пошевелила только конечностями, а потом уже стала пытаться подняться вся целиком.

Тут ко мне протянулась мужская рука и, как пушинку, подкинула мое тело и душу вверх, а потом и на ноги поставила.

– Ой, ой, ой! – вынуждена была я согнуться пополам, так мне вдруг сделалось нехорошо.

– Как же нас тряхануло-то! – причитал рядом Отелло, стоя на растопыренных лапах и тряся в разные стороны головой.

– Не все здесь мультяшно, друг мой! – вынуждена была я посетовать на судьбу. – Как мы с тобой еще не поджарились?!

– И что станем делать теперь? – задал пес тот вопрос, которого я боялась, но от которого никуда было не деться, так как он уже с минуту звучал и в моей голове.

– На завод нам, скорее всего не попасть, – вынуждена я была признать. – А именно там мы собирались раздобыть пропитание. Это значит, что обедать придется здесь.

– Как это, здесь? Это где? – заволновался Отти и начал крутиться как юла. – Здесь только поле. Никаких бунгало я не вижу.

– И я тоже. Но зато наблюдаю клубни свеклы, – тут моя рука потянулась к ботве и потянула за нее, вытаскивая из почвы корень растения. Благо, стояла все еще согнутая пополам, так как не совсем пришла в себя от недавно перенесенного болевого шока, и это значило, что ниже наклоняться не надо было.

Показалось мне или нет, но тот, в трико, вроде, от этого дернулся в мою сторону. Только я уже успела вытащить свою добычу на поверхность. И тогда он, вроде как, вздохнул и опустился на землю в двух метрах от меня.

– Смотри, какая крупная попалась, – покачала я в воздухе клубнем, держа его за кончик ботвы. – Только она грязная. Я не привыкла есть немытые овощи. Как тогда быть?

– А я чихал на немытость этого продукта, но и на сам продукт тоже. Мне бы мясца…

– Не хнычь. А с грязью я сейчас справлюсь. Но придется еще больше испачкать мою пижаму. Она и так уже грязноватая. А теперь станет совсем грязной. Вот, смотри! Я очень похожа на замарашку? Нет? Но зато овощ очистила. Взгляни!

– Катюшка! Я тебе сейчас такое скажу!

– Что еще? – я не очень обращала внимание на Отти, больше была увлечена свеклой, все решала, с какого боку к ней подступиться.

– Он, все же, возможно мужик, – пес глаз не спускал с субъекта в трико. – Когда ты сейчас задрала свою пижамную майку, то у тебя оголилась часть тела. Ну, сама понимаешь, какая.

– Это? – ткнула я пальцем себе в живот.

– Само собой, и не только, – закивал он многозначительно.

– И это? – нахмурилась я и указала себе на грудь.

– Да. Только слева, – ехидно подтвердил пес. – И этот гад смотрел очень даже осмысленно.

– Что ты говоришь! – повернулась я к сомнительному существу всем корпусом. Но тот был, казалось, безучастен к нашему разговору, а глаза его были устремлены к двум солнцам, висящим еще довольно высоко на небосклоне. – Ну и черт с ним! Мне все равно. Хоть мужик, хоть робот, хоть сам дьявол. Главное, сейчас утолить голод. Ты будешь это есть? Соглашайся! А то ничего другого не предвидится.

– Ты начни, а там видно будет.

– Разумный ты мой! Хозяйка, значит, на себе испытает…

Но делать было нечего. Пришлось рисковать. И я решилась. Впилась зубами в овощ и тут же ощутила вкус сока свеклы. Это была действительно она. Вот так в тот день мы нашли себе пропитание. А потом еще Отти обнаружил воду. Да. Настоящую воду. Она по мелким трубочкам, спрятанным в земле, подавалась растениям. А мой пес ее унюхал и стал рыться, пока не вытащил на поверхность пластиковый шланг, ухватив его зубами.

Ему на язык попало всего несколько капель, когда и я подскочила и стала тянуть трубку на себя. А в следующий момент мы были снова жестоко раскиданы в разные стороны тем самым типом в трико, о котором на радостях от своих находок успели забыть. Сидел он себе в сторонке молча и сидел. Посматривал на нас безучастно, вот бы и дальше так делал, но нет, ему пришла охота отнять у нас шланг с совсем маленькой струйкой воды.

– Да что это за наказание! – возмущалась я, сидя на влажной теперь земле и еще более грязная, чем была всего минуту назад. – Ему, наверное, не ведомо, что для нас нехватка питья смерти подобна. Ему-то что? Он ничего ни есть, ни пить, похоже, не хочет. А ты еще говорил, что он живой человек. Посмотри на него. Истукан и есть!

И тут произошло непонятное. Сначала мы ничего не видели, но потом стали ощущать странное тепло совсем рядом, всего в десяти метрах от себя. Далее на том месте возникло свечение. И только после неожиданной яркой вспышки в том месте оказался стоять человек. Это снова был мужчина. Теперь в черном трико. На его голове был надет капюшон, и рассмотреть, были волосы, или нет, не удалось. И времени на это особенно тоже не было. Потому что новый тип повел себя по отношении к нам с Отелло откровенно агрессивно.

Только он нас заметил сидящими с открытыми ртами и с глазами в пол лица, так и ринулся в нашу сторону. Явно собирался за что-то наказать. Мы это сразу поняли. Как и наш сопровождающий в графитовом костюме. Он, кстати, не мешкал, и встал на пути у вновь прибывшего товарища, преграждая ему доступ в первую очередь ко мне. Я думала, что будет драка. Даже была уверена в этом. Отелло, похоже, сообразил так же, потому что шерсть у него на загривке поднялась дыбом.

Но ничего опасного не случилось. Мужчины только обменялись какими-то звуками и жестами. Это то, что мы с псом заметили. А потом наш потрепал по плечу того, и черный отступил. Он еще некоторое время понаблюдал нашу с Отти растерянность и испуг, но потом попятился, увеличивая между нами расстояние и, как бы растаял в воздухе.

– Чудеса!!! Нет, Отелло, ты это видел?! Только что был здесь, а потом, раз, и его уже с нами нет! Как бы и мне хотелось уметь делать так же. Догадываешься, друг мой, куда бы я тогда переместилась?

– Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить. Но вот у меня снова возник вопрос…

– Молчи! Я его и сама знаю. Пойдем туда. Видишь, куда исчезают грузовики?

– А может, туда?

– А что там?

– Не знаю. Меня почему-то туда тянет.

– Хорошо, будь по-твоему. Доверюсь твоей интуиции. Пошли.

Мы поднялись и потопали, а наш графитовый то ли друг, то ли не понятно кто, тоже отправился за нами. Шли часа три. Устали и хотели сделать привал. Но тут заметили, что возделанные поля вот-вот закончатся. Стало интересно дойти до «диких» земель. И мы до них добрались. Только ступили на цветное, будто радужное, разнотравье, как мне в голую стопу впился шип. Отелло тоже следом запрыгал на трех лапах. Оказалось, что на непаханом лугу было полно колючек.

– И что?! Куда ты нас привел? – хмурилась я и тащила с шипением и чертыханием из раны травяную занозу. – Что теперь делать станем? Куда пойдем?

– Не знаю. Можно повернуть назад, но нас все равно застанет ночь. И взгляни еще на небо.

– Я уже на него все глаза просмотрела. И без тебя заметила, что солнца совсем низко уже опустились.

– Нет, ты теперь посмотри, куда наш конвоир смотрит, – стал настаивать пес.

– Почему конвоир? – и вопрос застрял у меня в горле, потому что и, правда, посмотрела в том направлении. А там клубились черные тучи. На нас определенно надвигалась гроза. – Боже мой! А мы в чистом поле! Что же с нами будет?!

Грозовой фронт достиг нас за считанные минуты. Спрятаться было негде. Оставалось только взять на руки Отти, прижать его к груди и попытаться хоть так и хоть собачонку укрыть от страшных молний и от холодного ливня. Я как могла, защищала своего питомца. Согнулась над ним, вжимаясь в землю, и только одной рукой зачем-то прикрыла свою голову. Наверное, от страха перед стихией. Но оказалось, что нашелся некто, кто смог позаботиться и обо мне. Наш молчаливый спутник, насмотревшись на быстро приближающиеся черные тучи, натянул на свою голову капюшон, а потом нажал на что-то в районе ключицы. В ту же секунду у него будто выросли крылья. Оказалось, что в его костюме был ловко спрятан плащ. Им-то он и укрыл нас всех от напасти.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7