Клара Колибри.

Я и три Отелло



скачать книгу бесплатно

– Можно? Тогда иди сюда. Мой суслик! Моя игрушечная собачка! Мой…

– А можно без этих ужасных слов?!

– Тебе не нравится? И всегда не нравилось?

– Да. А теперь, когда я стал из нас двоих самым разумным…

– Что, что?!

– Ну не ты же, Катя, можешь прочитать их мысли?!

– А они у них есть? Не может быть.

– Еще как может! И сейчас они сошлись во мнении, что ты есть кто-то из центрального научного бюро.

– Иди ты!

– Да. Возможно, это из-за твоего необычного наряда. Может даже, все их ученые ходят в чем-то подобном. Здесь не понял ничего точно. Так вот! И думают, что привезла новые разработки, связанные с борьбой против недавно обнаруженной бактерии на листьях катотупо.

– На чем, на чем?!!

– Катотупо. Или что-то в этом роде. Эй! Не надо так живо реагировать на непонятное слово. Ты слышишь меня, Катька?!! Из образа же выпадаешь, тупица! Возьми себя в руки.

– Ладно. Принято. Я каменею так же, как и они. А кстати, это кто?

– Не понял. Что имеешь в виду?

– Я все терялась в догадках. Мужчины это или женщины? Не подскажешь?

– Это так важно? Просто любопытство? Ну, ладно, сейчас узнаю. – И он подкрался к ближнему существу, чтобы потянуть носом рядом с ним.

– Отелло, веди себя приличнее. Еще и на задние лапы встал! О Боже! Ты нас засыпишь.

– Ничего подобного. Они почему-то на меня совсем не реагируют.

– И это тебя задевает. Еще бы! Ты здесь самый умный, а они…

– Так ты хочешь знать их пол? Да? Тогда слушай. Они женщины.

– Иди ты?!! А как же…

– Не веришь – понюхай сама.

– Спасибо. Я что-то засомневалась вдруг в твоем разуме, Отти.

– А зря. Обоняние еще никто не отменял. И оно великая вещь. Кстати, эти существа, похоже, лишены его напрочь. Даже зачатков, как у тебя, к слову будь сказано, у них нет совсем. И еще они не считают тебя своей ровней.

– То есть? Они решили, что я мужчина? А как же цветочки на моей футболке?

– Да, так считают. Еще и потому, что главенствующие посты у них здесь занимают мужчины. Как и в науке тоже. – Пес не смог проигнорировать разглядывания хозяйкой самой себя. – А все твои бугры и плавные линии здесь ничего не значат.

– А что здесь значит? – Перевела я глаза на своего питомца.

– Это нам и предстоит узнать.

– О, смотри, Отелло. Эта особь указывает нам на то бунгало, которое мы с тобой недавно покинули. Что бы это могло нам дать? Что она хочет этим сказать?

– Только то, что готова тебя накормить. Я сказал им, что ты голодна, как собака.

– Что?! Ты это серьезно? Так и сказал? И когда успел, если мы общались с тобой без остановки?

– Вот такой я гениальный.

– Не поняла? – Вскинула брови.

– Осторожно! Меньше эмоций! Договорились же! Ты должна быть в образе. У них на мордах что-нибудь подобное видела? Нет? Вот и ты не смей шевелить бровями, которых, кстати, у них вообще нет. Улыбаться тоже забудь. Представь, что объелась лимона.

Вот! Так лучше. Можешь продолжить спокойно меня слушать? Тогда скажу, что обнаружил в себе новые способности.

– Помимо того, что…

– А зачем вопить вслух?!! Уже общались же телепатически. Вот так-то лучше.

– Извини. Мне трудно ко всему этому привыкнуть.

– Ничего. Адаптируешься.

– Мне хотелось бы лучше проснуться, а не…

– Ты такая наивная, да? Думаешь, что спишь? Я был, признаться, лучшего о тебе мнения. Эй! Тихо! Под ноги смотри. Хватит спотыкаться на каждой кочке. Взгляни, как ходят они. Плывут над землей, а не идут. А ты ногами своими длинными загребаешь, как…

– Так мы… – Еле боролась с накатывающей на меня истерикой.

– Крепись. Мы не спим. Мы реально оказались в другом мире. Как это произошло, тоже загадка. Но над ней подумаем потом. Сейчас надо подкрепиться. Иначе, наши тела исчерпают запас энергии, и мы погибнем.

– Как-то ты это странно сказал. Не по нашему, что ли…

– Нахватался у этих разных словечек. Да, они страшные болтуны. Эй! За мордой следи, радость моя. Снова забылась? Ну, с кем дело приходится иметь!

– Тихо! Я уже исправляюсь.

– Одни обещания. Устал я, Катюня, с тобой. Не знаю, сколько еще выдержу.

– Нечего голову задирать. Хоть ты и стал таким важным… при всем твоем открывшемся разуме, конечно, но хвостом виляешь по-прежнему, когда расположен к кому-то. Я поэтому точно знаю, что на меня ничуть не сердишься.

– Да?!! – Он подпрыгнул на месте и закрутился волчком, желая рассмотреть, а потом и достать зубами свой хвост. – Надо же! Анахронизм проклятый!

– Кем ты себя возомнил? – Я еле сдерживалась от смеха, поэтому и отвернулась от него в сторону, чтобы совладать с эмоциями. – Остановись, Отти! Возьми себя в лапы.

– Ты права. Не к морде мне такое вытворять. Теперь ты меня извини, Катерина. Или так: мы квиты. Ты была несдержанной, я…

– Конечно, конечно. Все забыто. Идет?

– О, смотри! Пришли. Ура! Сейчас нас покормят.

– Сможем ли мы съесть то, что у них тут принято употреблять в пищу? Ты видел их растения?

– Я траву и листья жевать не приучен. Кстати, тобою же. Мне бы мясца.

– А вот с этим… могут быть трудности. – Я глубоко задумалась. – Мне даже птичка здесь на глаза не попалась. Даже червячок. В той ямке, например, что ты выкопал в их бурой землице. А тебе?

– Мне тоже. – И в голосе пса слышалась теперь настороженность. – Неужели все обстоит так плохо для нас?

– Сейчас увидим. И еще. Ты уверен, что они станут нас сейчас кормить? А не дадут, к примеру, что-то вроде мыла, чтобы мы вымыли перед едой лапы. Тьфу! Руки!

– В этом положись на меня. Я смогу войти в контакт и разговорить эту леди.

– Ух, ты! Настроен однозначно решительно. Леди!

– Еще бы! Я всегда серьезен, если дело касается жрачки. О, сори! Если дело касается моего питания.

– Вынуждена тебе довериться. А ведь знаю про тебя такое!..

– На что ты намекаешь? И этот твой взгляд на меня! Вспомнила, что я иногда вылизываюсь?

– О, о! Только не это!

– Что подбираю с земли чужие объедки? Нет? Не поэтому ты снова сморщилась? А что? Припомнила, как сглодал твой любимый туфель? Так это было из ревности! Нечего приводить в наш дом всяких уродов.

– Что значит всяких и уродов?!

– Ого! Ожила! А говорила, что не сможешь адаптироваться. Ничего времени не прошло, как стала способна на возмущение. Как это у тебя всегда было быстро. Придешь, бывало, домой со службы вся такая веселая. «Отти!» – кричишь, и вся сплошная нежность. А потом заметишь, что ножка у табурета, к примеру, погрызана, и сразу хватать меня за загривок. Права ли ты была, Катюха?!

– Конечно, права! Тебе уже полтора года, а ты…

– Остановись! – Он крикнул, а я буквально замерла на месте. – Тебе предлагают присесть.

– Куда? Я не вижу ничего подходящего. Совершенно пустая комната. И, о черт, опять эти бело-серые прямоугольники!

– А ты попробуй, все же, присесть. Доверься мне. Приседай же, ну!

– Хороша я сейчас буду, когда приземлюсь на пятую точку на пол.

– Делай, что тебе говорят, Катька! Не то, не знаю, что будет. Эта дамочка уже озадачилась твоим поведением.

– Ладно. Рискну. – Стала опускаться вниз, сгибая колени. И, о чудо, подо мной, появился куб.

Легко догадалась, что это у них здесь были такие стулья. Обычный куб. Сделан был из серого жесткого пластика. Я на него опустилась и еле сдержала благодарную улыбку, забыв, что эмоции были в этом месте не в чести.

– Молодец. Справилась. – Поддержал меня пес. – Не очень грациозно получилось, правда. Ты так оттопырила свою задницу, однако. Но, права. Здесь на это никто не обращает внимания. Хотя у нашей хозяйки присесть получилось, залюбуешься.

– Вот и любовался бы!

– Ты что, обиделась? Это же я так. Просто. Мы же с тобой родные существа.

– Да. И у нас был общий дом. Вот бы снова в нем очутиться.

– А что?! Возможно! Да. И не смотри на меня с таким выражением. Вот немного подкрепимся и подумаем, как нам это сделать.

– Думаешь, получится?

– Надеюсь. Потому что то, что нам предлагают здесь есть, ни в какие ворота не идет с прежней кормежкой.

– Это ты уже, о чем сказал? – Забеспокоилась я и тут тоже рассмотрела, что незнакомка протягивала мне что-то вроде блюда, на котором лежало пять цветных шариков. – И что теперь делать?

– Бери белый и попробуй на вкус.

– А может…

– Нет. Ты бери. Я в нашем с тобой маленьком коллективе ключевая фигура. Мной нельзя рисковать.

– Но у тебя же нюх!

– Именно. Поэтому бери белый шар, я тебе сказал.

Моя рука нерешительно потянулась к тарелке. Когда пальцы ухватили цель, могла поклясться, что что-то уловила в лице этой женщины. Вроде какой-то один мускул на нем дрогнул. Это значило, что делаю все не так?

– Стой! – Рявкнул под рукой Отелло. – Ошибся. Бери красный. Что? Как он тебе?

– Вроде, ничего. – Я настороженно надавила на красный шарик за щекой зубами и приготовилась в следующую минуту скончаться, но ничего такого не произошло. – Вкуса вообще нет. Или подожди! Что-то появляется. Да, определенно, появляется ощущение, что я съела тарелку борща.

– Так и знал! – Подпрыгнул рядом сразу на всех четырех лапах одновременно мой пес. – Хотел же оставить его для себя! А эта, мымра, вдруг начала возмущаться, что с последнего блюда никто еще не начинал обед.

– Не расстраивайся ты так! Ведь белый шар означает тогда десерт или, возможно, молоко. А ты любишь и то и другое. Обещаю оставить его тебе. Идет? Теперь скажи мне, что еще думает наша радушная хозяйка. Какой шар мне брать следующим?

– Только не синий! – Он так заверещал, что я в страхе отдернула руку от тарелки. – Это что-то типа жаркого, а его мне самому хочется. Уступи, а, Катюха?!

– Ладно. Только скажи, чего ждать от желтого и лилового.

– Не знаю. Тебе придется рискнуть еще раз.

Другого выхода не было. Я разгрызла и их. После этого мне показалось, что выпила чашку кофе с пирожным. Интересно, что же тогда попалось моей собаке в белом шаре, если я предполагала, что там был десерт?

– Фу! – Фыркнул Отти и выплюнул на пол остатки белого шарика. – Гадость какая. Ты это совсем недавно называла дыней.

– Да?! А как они ее здесь называют? Можешь спросить?

– Зачем? Я ее не люблю. Ну, ладно. Если ты настаиваешь… Слышишь, Катя? Дыня по-ихнему будет какатута. Как тебе?

– Мудрено. Боюсь, что не запомню. Если честно, то не хочется знать их слова совсем. Мне бы назад, в свою квартиру. У меня там бабушка приехала.

И точно! Вспомнила, что накануне этого сумасшествия под названием «перемещение» ко мне в гости приехала бабушка. И что же получалось? Я теперь была здесь, и не понятно где, а бабуля в моей квартире?! От нахлынувших воспоминаний сделалось тоскливо, но не смогла от них отказаться. Взяла и полностью погрузилась в былое.

Глава 2

Возникшее напряжение между собой и Сергеем почувствовала два дня назад. Возможно, все случилось еще раньше. Но я тогда еще ни о чем не догадывалась и ничего не ощущала. Поэтому жила и радовалась каждому мгновению, что мы с ним были рядом. А в тот день начали распределять роли в новом спектакле. Волновалась вся труппа, и мы с Сергеем, конечно, тоже. Он вел себя много сдержаннее, а я все трещала и трещала и не могла остановиться ни вечером накануне, ни в то утро. Это у меня всегда так было, как волнение достигало предела, так меня зашкаливало на болтовне. Мой жених об этом знал. Он эту мою особенность принимал. Иногда, глядя на меня в такие моменты, только улыбался, но бывало, что принимался надо мной подшучивать. Другой его реакции ранее мне замечать не приходилось. А прожили мы с ним, все же, два года вместе. Согласитесь, что срок немалый. Я даже считала, что успели привыкнуть друг к другу. Как в народе говорят, смогли уже притереться.

А тут он начал много хмуриться, на меня посматривать как-то косо и без одобрения. Я это подметила и постаралась язычок свой прикусить. Не хотелось мне с ним ссор или даже просто, не желала специально его изводить. Вот и напряглась, чтобы вести себя сдержаннее. И все у нас, вроде бы, нормализовалось. Продолжили мирно сосуществовать в моей квартире. А именно, в выходной решили никуда не выходить из дома. И было это в основном из-за плохой погоды. С утра шел противный мелкий дождь, поэтому обычную прогулку по ботаническому саду заменили чтением любимых книг. Сергей расположился на диване, вытянувшись во весь свой рост, а я свернулась комочком в широком кресле рядом. Между нами стоял торшер и светил нам обоим. А включить его пришлось, так как в квартире сделалось темновато: и тучи были тому виной, и густая растительность, добравшаяся до нашего второго этажа.

– Все. Я проголодался. – Захлопнул мой любимый громко книгу.

Мой пес его фразу понял по-своему. Отти, а полное его имя было «Отелло», спрыгнул со второго кресла, которое всегда считалось его личным достоянием, и закрутился по комнате, предвкушая скорое угощение.

– Угу! – Ответила я, заинтересованно глядя в свою книгу, в ускоренном темпе дочитала несколько последних строк и перевернула страницу. – Эх! На самом интересном месте ты меня прервал!

– И что? Обедать станем в ужин? Взгляни на часы. Уже три часа дня.

Отелло к нему присоединился. В смысле, тоже подал голос. Пес тихо гавкнул и запрыгал в направлении кухни.

– Ладно. Иду, иду. – Спустила ноги на пол и стала нащупывать свои домашние тапки. – Я быстро сейчас все организую. Обед на самом деле готов. Только и надо, что его разогреть.

– Гав! – Собака, по всей видимости, решила меня, все же, поторопить.

– А ты ни на что особенно не рассчитывай. – Обратилась я к нему. – У тебя уже двухразовое питание. Если станешь и дальше глотать все подряд, за одну минуту и попрошайничать каждый раз, как видишь еду, то станешь толстым и придется звать тебя Пончиком. Что?! Нравится тебе такое имя? Нет? Смотри, Сереж, как он умильно вертит головой. Не нравится ему имя Пончик.

– Его не перевоспитать. – Бросил мне эту фразу и направился курить на балкон жених, забрав пачку сигарет с журнального стола. – Все равно через пару месяцев или чуть больше наест себе жирные бока. Все потому, что обжорство у него в крови. Пошел вон! Не крутись под ногами! Зачем ты его вообще завела? В пасть тащит все, что плохо лежит. Неделю назад сгрыз мои шнурки от черных ботинок. А мне они понадобились позарез. Вот была свистопляска! Да ты помнишь, Кать.

– Как было не взять его в дом? У подруги открылась аллергия на его шерсть.

– Врет, я в этом уверен. Просто пес без тормозов, вот и избавилась от него, рассказав тебе сказку.

– Не выдумывай.

– Нет, будь я в то время дома, а не в Питере у родителей, не разрешил бы тебе притащить в дом это ушастое чудовище. Да о чем я говорю?! Ты сама вспомни, сколько пар твоей и моей обуви он испортил. А еще взял моду спать в нашей постели. И не где-нибудь, а прямо между нами. Скотина безрогая! Да еще норовит голову положить на мою подушку. Вот, посмотри! – Развернулся от порога балкона. – Видишь эту царапину? Я тебе сказал, что нечаянно порезался, когда брился. А на самом деле этот рыжий гад меня цапнул, стоило мне пошевелиться ночью и протянуть к тебе руку.

– Что ты разошелся, в самом деле? Что было, то прошло.

– Да. Еще скажи, что, кто старое помянет…

– Смотри, Отелло все понял. Он смекнул, что ты им не доволен.

– Это мягко сказано!

– Чего ты добиваешься? Пес уже забился под диван и нос не высовывает оттуда. – Сказала и пошла на кухню разогревать обед.

Поставив на плиту кастрюли, я задержалась у окна. Из него мне было видно, что творилось на балконе. Сергей стоял там, повернувшись ко мне в пол оборота. Он курил и хмурился. Мне стало интересно отчего. Наш разговор про Отти так повлиял на его настроение, которое всего несколько минут назад было вполне нормальным, или вспомнил, что завтра начнется обсуждение претендентов на главные роли? А как сама вспомнила про завтрашний день, так и завелась не на шутку.

– Вот черт! – Из рук чуть не выронила сковороду с подогретым гарниром. – Спокойнее, только спокойнее. Не хочешь же ты, чтобы тебя снова понесло в словесном потоке, дорогая? – Строго сказала сама себе.

Проковырялась еще некоторое время, накрывая на стол, потом позвала Сергея. Он пришел, тяжело опустился на табурет и принялся полоскать ложку в тарелке с супом.

– Что? Не вкусно? – Удивилась я. – А вчера тебе, вроде бы, нравилось.

– Да нет, просто аппетит куда-то делся. О, черт! – Тут он подпрыгнул на месте и вскинул выше над столом левую руку. – Ты смотри! Этот гад схватил у меня под столом хлеб из пальцев. Ну, все жрет, урод! Так, если зазеваться и оставить руку, то он и ее сможет цапнуть.

– Не преувеличивай! Отелло! Нельзя! Плохо, мальчик! Очень плохо себя ведешь.

Пес только сверкнул на меня своими глазками-бусинками и, рыча себе под нос, потащил добычу под любимый диван.

– Совершенно невоспитанное животное! – Сергей в сердцах швырнул ложку на стол и стал подниматься.

– Ты куда? А второе? – Попыталась его уговорить продолжить обедать.

– Расхотелось мне есть. Совершенно.

– А почему одеваешь ветровку? – Я в недоумении высунулась из дверей кухни и принялась наблюдать своего милого в прихожей.

– Пойду, прогуляюсь. – Бросил он мне, не глядя.

– Погоди! Давай вместе сходим. И Отти вывести не помешает.

– Нет уж! Оставь меня в покое со своим Отти!

Сергей ушел из квартиры, хлопнув дверью, оставив меня в недоумении. На кого он больше сердился? На меня или на собаку? Или на нас обоих? Или мы вообще были ни при чем, а он просто был сильно взволнован из-за завтрашнего трудного дня? Я решила выбрать для объяснения его поведения последнее. Именно надежда на главную роль в предстоящем спектакле, должно быть, так растревожила моего возлюбленного. Остановилась на этом.

Но с моих губ уже сорвались два волшебных слова. Отти и вывести. Пес их знал очень хорошо. Оттого и нарисовался в коридоре на коврике перед входной дверью. Сел там и стал вертеть головой, то ко мне, то к вешалке, где болтался его поводок. А еще принялся тихонько потявкивать.

– Гав. Гав.

– Что? Гулять хочешь? – На этот мой вопрос он вскочил и стал, подпрыгивая довольно высоко, пытаться достать зубами до ручки на двери. – Сейчас. Дай мне одеться. Не видишь, на улице дождь?

Когда я с собакой прохаживалась по сырым и мрачным улицам, все пыталась разыскать Сергея. Но его нигде не было видно. Поэтому, сделав круг по бульвару, направилась домой. Может, подумала, он уже вернулся? Но квартира была пуста. В окнах не горел свет, на вешалке не оказалось мужской ветровки. Решила дожидаться любимого за чтением все той же книги. Зажгла торшер, забралась с ногами в кресло и раскрыла ее страницы.

Читала я не так, чтобы очень внимательно. Все прислушивалась к шагам, то под окнами, то в парадном. А еще, время от времени, посматривала на циферблат часов. Уже время ужина давно прошло, а Сергей все не возвращался.

– Отелло, ты хочешь кушать? Что это я тебя спрашиваю! Ты, наверное, подумал, что я сошла с ума, такое спрашивая. Когда это ты не хотел кушать? Ну, ладно. Пошли. Положу тебе вкусное в миску.

Сергей заявился домой, когда я была уже в постели. Он вошел совсем тихо. По соседней комнате перемещался, мне показалось, что крадучись. Я поднялась, было, на локте и хотела его окликнуть, но в последнюю секунду что-то меня остановило. Снова улеглась на подушку, натянула на себя простыню и тяжело вздохнула. Это оттого, что в груди ощущала какое-то неприятное новое чувство. Но зацикливаться на нем не стала. Позвала Отелло разделить со мной постель, когда догадалась, что Сергей принялся разбирать себе диван в гостиной. Обняла песика, прижала его к себе и уронила пару слез ему на макушку. Всего-то и позволила себе самую малость расклеиться. Потом напомнила себе, какой завтра день, и что мне надо было выспаться. Поэтому вздохнула еще раз, но уже не так тяжело, и закрыла глаза, как только выключила лампу над головой.

Утром я поднялась первой и сразу прошла в ванную комнату, а в гостиную, имела выдержку, не заглянула. Но когда вышла в коридор с влажными после душа волосами, на кухне во всю хозяйничал Сергей.

– Я жарю тебе яичницу, дорогая. – Крикнул, заслышав мои шаги. – Как ты любишь! С овощами! Я молодец? – Взял и поцеловал меня в шею, когда мы с ним разминулись в кухонной арке. – Теперь моя очередь на водные процедуры. А с тебя кофе, моя радость.

Он уже скрылся из виду, и щелкнула щеколда в ванной, и было слышно шум льющейся из душа воды, и яичница на тарелке почти остыла, а я все стояла на одном месте, опершись руками в край стола, и думала, сама не знала о чем. Или мне только казалось, что пребывала за мыслительным процессом, но на самом деле просто смотрела в одну точку с совершенно пустой головой. А если и смотрела, то куда? Оказывается, что даже этого не понимала. Так что же тогда было разбираться в причине такого моего состояния? Это точно было мне не по плечу. И тогда я просто тряхнула волосами. Этой своей густой и непокорной гривой.

– Сегодня важный день. Я потом задумаюсь над тем, что с нами вчера произошло. Сейчас главное успокоиться. – Сказала так себе и улыбнулась.

Или я не была актрисой? В этой профессии надо было уметь справляться с настроением.

– Отти, хочешь мою порцию? Иди, малыш, поешь. – Поставила тарелку на пол, пока Сергей не мог этого видеть. – Кушай, мой мальчик. Съел? Отлично. А воды тебе дать? Не хочешь? А что так? Еще поел бы? Ну, это слишком. Так и лопнуть не долго.

Только за ним все прибрала, а еще успела сварить кофе в турке, как в кухню вошел Сергей. От него изумительно пахло шампунем, кремом для бритья и его сексуальным обнаженным до пояса телом.

– О! Кофе готов! Спасибо, дорогая. Ты сегодня чудо, как хороша. Ты уже поела? А кофе выпьешь со мной? Нет? И это уже успела сделать?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7