Кирилл Станишевский.

Финансовый материализм



скачать книгу бесплатно

Базовое отличие рыночного и фиатного капитализма от социалистического и научного капитализма заключается в том, что социалистическое распределение ресурсов и труда происходит с учётом управления всем населением и всех складывающихся градаций, а при капиталистическом распределении собственности всех форм это делается вообще без учёта населения и многих факторов окружающей среды, с ориентацией сугубо на финансовый оборот, когда финансы не содержат в себе чётких критериев качеств материального значения в обороте экономики, то есть с ориентацией на фиатный капитал в абстрактных числовых значениях, на сохранность и преумножение абстрактных значений порой вопреки реалиям и техногенным возможностям, не смотря на то, что эта ориентация в комплексном выражении управления приводит в долгосрочной перспективе к несистемному порядку сокращения капитала и его воспроизводственной отдачи, к его перманентному и инертному смещению в логике рыночной модели управления промышленностью и финансами. Где-то капитал может увеличиваться и он увеличивается, но в комплексе длительное смещение капитала за фиатной рентой при несистемном возрастании финансовых производных приводит к непропорциональному распределению денежных средств и деструктивным упущениям в экономике. Здесь не идёт речь о пропаганде социализма или какой-либо идеологической модели, суть заходит к детальному научному обсуждению шага совершенствования экономической организации населения на планете, не более. Как и любая поступательная детализация знаний в ходе увеличения жизненного опыта, доработка технологий и науки, совершенствование финансового управления является неотъемлемой плоскостью становления человечества.

Любой общественной организации нужна модель динамичного управления с опорой на постоянное развитие и преодоление ограничений, то есть должны быть цели, они должны постоянно дополняться и обновляться, а социалистические, демократические и прочие догматические модели организации государственного управления не справились с этими задачами, поэтому социализма нет в мировой экономике, а демократия лишь фантомный образ, которого никогда и не было, но и капиталистическое устройство промышленности по рыночной алгоритмике на сложившихся фиатных индикаторах далеко не совершенно. Ведь если вместо воссоздания приемлемых условий жизни организация общества будет ориентирована на финансовые доходы в абстрактных номиналах, не имеющих за собой критериев экономической результативности в материальных показателях, это со временем приводит к росту несостоятельности условий жизни и комплексному сокращению доходов в условиях падения возобновляемости комплексных экономических результатов в пересчёте на денежную единицу и валютную/финансовую массу (в том числе финансовые производные), что чем дальше заходит, тем больших расходов требует для компенсации упущений (что при безконечной фиатной инфляции и росте цен является растущей проблемой, а чем выше цены, тем дешевле валюта, тем больше её нужно для маневрирования в условиях больших и растущих цен, что инертно подпитывает инфляцию ещё дальше и ещё сильнее, если качественная результативность и ёмкость валюты не увеличиваются, то есть, когда существующие уже на руках деньги начинают чудесным образом приводить к большим результатам, что как стало быть ясно, весьма маловероятно, здесь нужны новые и дополнительные инструменты), либо требует системных и структурных изменений принципов организации, в том числе финансовой, но в ситуации сокращения воспроизводства денег это становится существенной проблемой, поскольку в инфляционных условиях роста цен и увеличения валютной массы, финансовая рента всё тоньше размазывается по экономике и постоянно смещается к тем, кто имеет инструменты манипуляции фиатными и ценовыми значениями в свою пользу, что приводит к обвалам и обнищаниям существенных пластов населения, которые физически не вписываются в динамику изменения финансовых соотношений в экономике.

Именно эту задачу можно решить посредством сформулированной здесь экономико-финансовой схематики, которая расчитана на стабилизацию воспроизводства промышленной ренты и её систематического увеличения через создание цивилизованного формата расчёта и регулирования монетарных механизмов.

Население в рыночной модели производственной организации по алгоритмам нефиксированных стоимостных значений и их критериев в фиатных денежных механизмах используется как источник валютного спроса и рабочей силы с ориентацией на номинальную абстрактную прибыль в валютных индикаторах формируемого предложения (финансовый рост, что далеко не всегда является экономическим развитием передовых сфер деятельности или признаком качества, поскольку определяется по росту валютных операций и росту валютной выручки, которые вычленяются из комплексного состояния организации общества и его результатов), а ни на системный обширный достаток и на расчёт обеспечения необходимыми ресурсами промышленных сфер, которые создают приемлемые условия жизни и систематическое развитие науки и технологий. То есть фиатный капитализм во многом обуславливает машинизацию, аморфизацию и сокращение когнитивной составляющей в организации человечества и ментальности человека, поскольку в его приоритетах стоят абстрактные числовые и символические значения, номиналы и истоники их формирования, а ни человек и здоровое развивающееся общество, которым можно управлять из логических расчётов на перспективу. Вся проблематика складывающихся в истории человечества систем управления в том, что они никогда не учитывали биологический фактор в градациях поведения социальных структур и отдельных людей (наука ещё никогда не имела организационного влияния ни в одном обществе, исходя из чего можно констатировать, что человечество во всех своих проявлениях до сих пор организуется по биологическим принципам, но при этом оперируя с каждым столетием с всё более обширными информационными массивами, то есть по большей части в отчуждённом от действительности формате).

Финансовая прибыль вне материальных качеств её содержания есть инерция смещения чисел, которая всегда перетягивается как скатерть на столе в ту или иную пользу, но числа сами по себе в семиозисе являются слишком плоской мерой для отражения действительности, если числа никак с ней не коррелируют, что губительно и примеров этому достаточно много на протяжении 20-21 веков, поскольку числа требуют детализированного отождествления с материальной природой экономики и экологии, чего ещё не происходило в истории человечества на управленческом уровне (не считая поштучного подсчёта килограмм ценных ресурсов или голов скота, суть не в этом, далее будут расписаны детали причин и последствий недостаточного соответствия действительности фиатных индикаторов для масштабной экономической регуляции), это проблематика любого семантического разотождествления с реалиями в обществе, что происходило на всех периодах социогенеза и ранее в пользу стремления к биологической наживе, но благо, фиатный финансизм достигает логически предельных значений своей эффективности (при тенденции её сокращения) в данной структуре мировой экономики и из-за этого может подойти к закату, что предвещает много труда и изменений в организации финансового инструментария на планете, грядёт смещение в принципах управления монетарными механизмами, поскольку предыдущие принципы уже сегодня приводят к размыканию, диссоциации, размытию и сегментации социальных структур зачастую в деструктивном порядке, проявляется инертный управленческий крен в мировой экономике при смене поколений и масштабные финансовые диспропорции в глобальных инициативах управления по итогам градаций техногенеза и производственных возможностей в течении последних десятилетий.

Информационные коммуникации открывают огромные возможности для совершенствования координации общества на любом уровне, но чаще всего не используются для этого, выступая лишь инструментом политической конкуренции в качестве оружия. Понимание сложных вещей нарастает в отдельных социальных средах, увеличение информационной насыщенности открывает существенную осведомлённость в нерегулируемом порядке у большого числа людей, но не добавляет никому ума, что не несёт ничего конструктивного и последовательного, а любое воздействие подобно волне, сначала оно призвано повлиять и создать результат влияния для достижения определённых выгод, далее с истечением ситуации форма данного влияния и результата меняется, где так или иначе формируется возможность влияния в обратном порядке. По этому принципу срабатывают телекоммуникации, сначала они манипулируют обществом, потом общество получая их в качестве инструмента манипулирует ими при достижении должного уровня осведомлённости для этой манипуляции, что есть палка с двумя концами, которая в процессе социогенеза дифференцирует навыки у отдельных людей и зачастую обращает их вопреки целесообразности. Речь не заходит о возрождении Советского Союза или чего бы то ни было. Коммунизм, это исторический провал не увенчавшийся достаточно прогрессивной моделью управления, мы находимся в небывалых условиях и приходим к необходимости развития всех сфер быта, модернизации систем управления, образования и в целом совершенствования людской ментальности с опорой на громадный исторический опыт, а советское прошлое даёт значительную статистику ошибок и успехов в дополнении к истории всего человечества. Нужно понимать, что решение масштабных проблем связанных с пиродой человека, это огромный физический и умственный труд по преодолению несовершенства складывающихся управленческих инициатив в мире, которые слишком подвержены прихоти и агрессии, слишком инертны, что лишает оптимизации структур общества по логистическим принципам подразумевающим создание максимального результата при минимальных затратах, когда в управленческом строе под фиатные финансы это создаёт организационный принцип в обратном порядке, получение максимальных номинальных значений при минимальных результатах и вне зависимости от параметров затрат. Весьма губительная и антагонистическая пропорция, но именно её фундаментальное значение для природы человека и структуры социума до сих пор не берётся во внимание. (под фундаментальной значимостью в данном литературном материале подразумеваются основательные критерии научной значимости с точки зрения биологии и физики)

Человечество в своей организации слишком много вкладывается в ненужные вещи и манёвры ради гормонального всплеска в голове (ради впечатлений) вопреки логике, вместо того, чтоб направить возможности исключительно в развитие, в науку, в медицину, в освоение космоса, в культурологическую эстетику, это привязанность к эмоциям и прямолинейной реализации пищевого поведения по простейшим принципам инстинктивной доминации, когда решения и семантика склоняются к плоскости лимбической системы вопреки когнитивной логике понимания закономерностей, а если семантика опирается на плоскость естественных потребностей, то разум недостаточно используется или его недостаточно, ведь семантика в целом есть явление, которое заключается исключительно в том, что превосходит эмоции и естественные потребности в содержании формально и качественно, лежит за их пределами, исходит из них, но преодолевает их, усложняет поведение и детализирует состав мысли до состояния при котором нивелируется прямое инстинктивное поведение без должной осмысленности, в противном случае семантики нет, где превалирует нисходящий уровень эмоций и естественных потребностей над возможностями логики. Чем более ситуативны поведенческие манеры, тем более они примитивны, это линейный стимул пищевой доминации, что говорит об отсутствии перспективы на ментальном уровне, принципиальный неврологический/психический тупик, который имеет свойство дорастать до всеобщих масштабов. Форма эмоциональных и информационных отождествлений показывает насколько сознательны решения и образ жизни, что отражает вероятность стороннего влияния на форму решений, на знания или на приверженность привычкам вопреки детальному содержанию и пониманию ситуации в пользу эмоциональных и информационных отождествлений, отсюда все социальные маркёры и семиотика социализации, это стороннее влияние и привычки, отсюда явление социальной ригидности, что является комплексной нехваткой логики на неврологическом уровне механизмов поведения среди населения и в устройстве поведения социума в целом.

Почему в сложившейся ситуации мировой экономики одни национальные валюты нестабильны, а другие стабильны, несложно догадаться. Те, что стабильны, входят в сферу одной экономической финансовой синергии, а те, что нестабильны, являются их финансово-гибридными колониями или формальной периферией сложившихся политических взаимоотношений в мире. Периферия не обладает инициативами за рамками своего региона, удерживается наиболее обширной синергией от выстраивания экономической циркуляции на принципах другой схематики, которая может проявить противопоставление, поскольку периферия сразу или постепенно интегрируется в превалирующую структуру экономики на предоставляемых условиях, процесс вполне естественный и примеров достаточно много, которые демонстрируют политическое преобладание в истории человечества и в современной структуре управления на арене мира. Здесь не будут описываться многочисленные исторические примеры и статистические детали, в материале по большей части разбирается общая схема модели поведения общества в складывающихся экономических условиях и формирующиеся согласно тому градации на разных уровнях становления человечества.

Политическое управление всегда смещается в сторону превалирующего влияния и экономической выгоды, которая всегда закрепляется за наибольшей властью, иначе власть/влияние смещается в пользу ситуативных держателей преимущества и/или экономической выгоды. Экспансия глобальных финансовых структур через поглощение нового пространства, через рост промышленности в ходе её автоматизации и черз колонизацию в процессе капитализации сателлитов по своим лекалам для отвода валютной выручки в пользу торговых и банковских структур фиатных схем, пиводит к необходимости нормирования финансовой системы на международном уровне, поскольку иначе обернётся инертной и недостаточно регулируемой сегментацией в ходе глобальной конкуренции, что обычно приводило к войнам. Фиатные принципы организации экономики в очередной раз приходят в состояние системной непригодности для организации всего человечества, поскольку во многом обуславливают применение ресурсов через валютные спекуляции и фиатные финансы (абстрактные номиналы), а ни через апелляцию к реалиям, что не влечёт пропорционального создания результатов и не создаёт систематической структурной общности во всём мире через нормирование жизни/демографии, экономики и технологий на всей планете в международном юридическом формате, формально масштабное и несколько необратимое потребление экономической выгоды в пользу доминирующих мировых очагов техногенного, финансового и культурного влияния, что образует неблагоприятные диспропорции и неестественные смещения в экономическом устройстве мира, которые заметны уже в параметрах целых континентов в виде проблемных ситуаций для отдельных стран обладающих системообразующими управленческими инициативами в глобальных масштабах.

Любая система управления должна координировать стабильное воспроизводство задействованной структуры общества для её комплексного развития и обновления, и чем больше система координации, тем детальней должны быть критерии её управления, но на сегодня мы имеем глобальное соревнование по перетягиванию валютного каната порой в необратимом порядке частных единоличных инициатив отрывания от этого каната отдельных волокон, что может доходить до обрыва всего мирового каната, вместо добавления к нему прочных и новых составляющих более совершенного порядка, ведь любое управление нуждается в поступательной модификации и развитии, в обновляющем дополнении (без этого любая система приходит к проблемам). Этим отчасти и объясняется нестабильность валютных систем финансовых колоний, финансовые обязательства вынуждают их подчинять экономику внешним правилам, в процессе чего формируемая ликвидная выручка уходит, инфляция остаётся в национальной валюте за которой нет основательной экономической инициативы, развитие и полномасштабный структурный охват исключаются на управленческом уровне ради финансовой наживы, любая рента смещается в пользу господствующей валютной системы, а инфляция смещается на периферию в национальные валюты. Но дорогая прочная валюта имеет и массу своих минусов в фиатных соотношениях, через торговлю и формируемую выгоду на стоимостных разницах фиатная рента смещается в международное пространство, что стопорит возможности внутреннего развития дефляционных экономик, поскольку с дорожанием в отношении других валют дефляционная валюта лишает внешнего спроса индикатируемые в ней активы и товары, что вынуждает прибегать к печатанию денег и займам с обеих сторон, чтоб компенсировать фиатные диспропрции, а эти займы рано или поздно упираются в пределы возможностей окупать их, что приводит к финансовым обвалам на рынках в самых разных формах. Таким образом формируется систематическая финансовая выгода в притоке внешних ресурсов и товаров через разность ценовых соотношений в торговле, когда валютные операции с опорой на рентабельные сегменты экономики формируют основу экономической регуляции и очагов прогресса, а в преддверии любых эмиссионных операций формируется система долговых обязательств и инструменты всевозможных финансовых деривативов, которые абсорбируют и регулируют финансовую ренту, согласно чему рента смещается, остаются и формируются долговые обязательства, что удерживают отдельные сектора экономики в стагнационном и подконтрольном состоянии, ведь выручка смещается через финансы не в пользу долгов, долги растут там, где рента уходит или не является достаточной, что стимулирует эмиссию денежных средств или рост долгов (это может быть положительным процессом только если происходит в пропорциях получаемой ренты, своего рода выгодная и пропорциональная инфляция, что примерно и происходит в ядре финансового глобализма, по крайней мере основной расчёт ориентирован на пропорциональную в отношении получаемой ренты эмиссию финансов и долговых обязательств, но так как речь заходит о глобальных рынках, о транснациональных финансовых схемах и промышлено-ресурсной ренте, которая может находиться далеко за рамками той или иной юрисдикции, то и финансы обретают вид порой нерегулируемых и непропорциональных смещений). Валютное дорожание отражается на внутреннем спросе экономического полюса, поскольку смещает финансовую ренту в пользу дешёвых валют и индикатируемых в них товаров, а это в свою очередь не компенсирует длительно складывающихся таким образом стоимостных неровностей в мире, происходит обширная финансовая стимуляция этих градаций в промышленности, нет существенной структурной ориентации на их балансировку, подобный подход в фиатном финансизме образует за десятилетия огромные промышленные провалы в одних отраслях и регионах планеты в сочетании с гипертрофизмом других отраслей и регионов, что не выстраивается в планомерную последовательность и всегда сменяется перепадами, порой с необратимыми смещениями в глобальных рынках и инициативах. Любая нециклически замкнутая систематизация логически исчезает или идёт к сокращению из-за необратимой линейной энтропии, что подтверждается законами физики и термодинамики, хотя на волне необратимых преобразований это даёт пространство для маневрирования и воздействия на процесс изменений. Относительно фиатной экономики, игра с нулевой массой логически стремится к обнулению, как процесс, вне зависимости от его результатов.

Выгода в фиатной логике капитализма выходит в большей степени через финансы в обход промышленности не закрепляясь за ней, если речь не о долговых обязательствах, что постепенно смещает промышленность за финансовой рентой через торговлю, которая в свою очередь смещает финансы в глобальном масштабе, когда та или иная форма рыночной рентабельности начинает существенно преобладать смещая финансы в свою пользу, а ведь это может происходить в масштабах целых стран и промышленных гигантов. Поэтому преобладающая ориентация экономики в пользу фиатных финансовых значений пренебрегает собственным систематическим воспроизводством промышленности, поскольку финансовая рента всегда проще и выгоднее помышленной или ресурсной ренты, ведь делать деньги обуславливая ими промышелнность удобнее, чем вести добычу и сложные технологические цепочки, которыми сложнее обусловить деньги в общих масштабах, поскольку промышленность и добыча более локализованы и менее динамичны в мировых масштабах (не считая транспортировки готовых товаров), они смещаются, трансформируются и исчерпываются в более продолжительных градациях, а финансы текут как вода, где-то испаряются, а где-то конденсируются. Примеров смещения финансов в глобальных рынках в соотношении со смещением промышленной и ресурной ренты уйма: экспансия японской техники и бурный рост японской экономики в конце двадцатого и начале двадцать первого веков, в процессе чего следует плавное смещение финансовой ренты в более дешёвый сектор корейской промышленности, потом эстафету захвата глобальных рынков подхватывает Китай и далее юго-восточная Азия, в ходе чего следует проседание японской промышленности, сокращение её финансовой ренты и частичная утрата ликвидности в глобальных рынках, инфляция йены и рост цен на япоснком рынке, сегментарная стагнация японской экономики, которая длится и сегодня, их финансы не нашли пропорционального замыкания с их промышленностью (хотя похожая ситуация даже в США и Европе). Другой пример китайская промышленность, которая находится на среднем этапе подобной последовательности, экспансия китайской промышленности и товаров длится уже значительный период, глобальные рынки переполнены, причём не только китайской продукцией, спрос не растёт среди населения из-за фиатных сложностей в обеспечении нормами жизни, а смещение финансов в пользу более выгодной ренты продолжается, вследствие чего смещаются и некоторые сегменты промышленности, на фоне чего возникает дефляция в экономических полюсах мира (евро, доллар), которая может выражаться не комплексно, а сегментно, например падение фондовых рынков и отдельных бирж, падение стоимости нефти, дорогой недвижимости, потеря рентабельности в дорогих непропорционально перекапитализированных сегментах экономики через фиатные манипуляции, рост процентных ставок рефинансирования, условное здутие рыночных пузырей, но как подсказывает масштаб финансовой ситуации, подобные падения могут стать и комплексными, как в великую депрессию, в 70 годах при отмене золотовалютного стандарта или в 2008 году. После чего закономерно следует инфляция, её трансграничная интеграция, рост эмиссионных манипуляций, рост цен в тех или иных сегментах экономики и регионах планеты, ужесточение контроля за финансовыми инструментами и углубляющееся смещение ренты с непропорциональным и неравноценным распределением номинальных значений. Дефляция в экономических финансовых полюсах сопровождается инфляцией на их перифериях и ростом долговых обязательств в комплексе, правда везде на разных условиях, это способствует формированию дефицитных значений в финансах и бюджетах стран (обслуживание долгов зачастую эквивалентно дефициту), происходит стагнация и перераспределение на рынках в пользу наиболее устойчивых, рентабельных и востребованных сегментов производства, в основном более дешёвых, где и проигрывает дорогая валюта в отношении дешёвых, поскольку инфляция хоть и смещает валютную ренту в пользу ядра с периферии, в пользу основного финансового спроса, но инфляционные сегменты оставляют за собой промышленную и ресурсную ренту если она индикатируется в валюте финансовых полюсов, хотя и она умело смещается в пользу главенстсвующих экономических инициатив через долги и экспансию транснациональных корпораций. Но долги не могут нарастать постоянно в окупаемых рыночных пропорциях, любая рента ограничена, ведь увеличение долгов, денежной и деривативной массы при ограниченности ренты ведёт к росту дефолтных состояний, особенно если финансы не замкнуты на долгосрочное систематическое воспроизводство экономики и на модернизацию отстающих отраслей, чему и мешает бесконечная инфляция фиатного капитализма с ростом долговых обязательств и ужесточение финансовых инструментов, которые тем временем обрастают сплошь и рядом всевозможными агенствами и бюро вытягивающими в свою пользу часть рыночной ренты и увеличивая цены. Следование Китая в этом направлении будет иметь последствия аналогичные ситуации в Японии, хотя ситуация имеет много отличий, разный масштаб и форма промышленности, как сегментарно, так и в целом, разные стоимости в большом спектре продукции, разная интегративная последовательность вхождения в глобальную финаносвую систему и рынки, но если Китай повторит сложившиеся градации йены в юане, это может обернуться большими проблемами для мировой финансовой системы и Китая пропорционально сокращению промышленных возможностей и производственной ренты, иначе будет масштабная экспансия юаня в мировую экономику и отдельные регионы планеты, за чем последует деформация Китайской промышленности согласно этим процедурам по аналогии Европы и США, что существенно потеснит евро и доллар в мировых финансах, как не потеснила йена не глядя на гигантскую промышленность Японии встроенную в глобальные рынки. Далее будет видно по развёртывающимся градациям и принимаемым решениям в глобальной экономике.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11