Кирилл Станишевский.

Финансовый материализм



скачать книгу бесплатно

Финансовый материализм, объективная математика.


В данном материале речь пойдёт о логической последовательности совершенствования финансового инструментария организации человечества или отдельного экономического пространства. Своего рода экономический эволюционизм, согласно которому мы приходим к необходимости совершенствования и детализации финансовых механизмов, дабы не допускать дальнейшей деградации в сложившейся ситуации роста их несостоятельности относительно организации взаимодействия разных групп людей на планете. Если увязать все национальные валюты/юрисдикции по отдельности к одинаковым конкретным и объективным показателям, то на базе этих национальных валют проще выстроить здоровую валютную циркуляцию, дабы исключить неравноценный обмен ресурсами, сокращение денежной результативности и стагнационные процессы в промышленных отраслях, финансово-спекулятивные манипуляции и возможность наживаться одних обществ за счёт других без научно-технического опережения, лишь посредством торговых махинаций и формальной биологической доминации, что обуславливает существенные номинальные диспропорции с провоцирующими кризис издержками, порой глобальных масштабов. Что к тому же можно обозначить основной проблематикой в организации становления цивилизации на планете, поведенческая архаика выстроенная природной инерцией инстинктов, а ни когнитивным образом, которая раз за разом тянет социум в тёмные века и существенно ограничивает возможности науки вопреки какой бы то ни было логике. Данная тенденция выражается и в том, что перераспределение валютной массы в организации управления общественными структурами перестаёт направляться в научно-техническое развитие и перестаёт эффективно рекомбинировать промышленность для поддержания её нормальных пропорций воспроизводства, развитие идёт в отдельных секторах, но не затрагивает большей части мировой экономики.

Кризис смещает финансы и ресурсы, меняет их формат и форму циркуляции, в этом заключается суть кризиса, он нивелирует одни механизмы социального устройства и формирует другие, основная причина чего заключается в недостатке пластичности и согласованности управленческих структур перед складывающимися обстоятельствами во всех значимых плоскостях, что приводит к валютным и институциональным перекосам влекущим за собой ущерб, от которого далеко не всегда удаётся избавиться цивилизованным образом, в случае чего пластичность зачастую вырабатывается в авральном режиме уклонения от проблем и расходов, которые влекут эти проблемы, а ни в цивилизованном ключе координации действий, в этом кроется содержание превалирования инстинктивных критериев поведения человека в процессах становления общественных структур.

Существуют наиболее выверенные финансовые инструменты для сложных времён, например золотовалютный стандарт, который после длительных и обширных эмиссионных валютных операций призван обуздать жёсткой стоимостью золота дешевеющие и проседающие на его фоне активы вследствие инфляционных и других монетарных подвижек.

В ином случае дорожание валютных активов в связи с проседанием их доходности и фиктивным ростом их дефицита влечёт обесценение жёстких фиксированных активов, либо вздутие их цен стремящееся к нерентабельным значениям для нормальной возобновляемости экономики в нужных для её развития масштабах, в обеих вариантах это способствует обваливанию долговых обязательств до стадии банкротства и дефолтов в значительных сегментах производства (в том числе банковский сектор), которые зависят от рыночных процессов конкретного номинального смещения, что влечёт общее снижение доходов, рост цен и производственную стагнацию в порядке условного штопора-ступора, он закручивается, а назад не выкручивается, что опять же обусловлено ничем иным, как преобладанием инстинктивной архаики в поведении людей над возможностями когнитивной и логической координации того или иного управления, но этот штопор призван вытащить финансовую пробку и дать ход новым промышленным стимулам через модификацию экономического инструментария, то есть призван открыть бутылку вина для начала её распития.

Золото весьма редкий и дорогостоящий химический элемент, который на фоне финансовых вздутий и нарастающих дефицитов всевозможных форм способен фиксировать в своих денежно-инструментативных рамках весьма существенные экономические активы. Но глядя на окружающую среду, на рост значения техногенного фактора и на человечество в целом, можно сделать вывод, что пришло время совершенствовать финансовые методики и механизмы, да и золотовалютный стандарт на сегодня просто невозможен, имеется в виду то, когда все деньги меряются исключительно золотом, поскольку золота слишком мало, чтоб отразить всю циркуляцию экономики и в случае пересчёта всех денег на золото, обладатели этого металла получили бы все деньги, в современных условиях подобные финансовые манёвры привели бы к кошмарным последствиям, поскольку существующее золото приравнялось бы ко всему, что существует в экономике, хотя долго подобные условия удерживаться не могут, они душат экономику и приводят к зачастую неестественным и ненаучным перераспределениям богатств, но золото само по себе значительный и фиксированный финансовый актив, поэтому имеет свою ценность при стабильном спросе на него. А если не увеличить денежные стимулы через модификацию финансовых институтов вне зависимости от золота, рано или поздно торговые манипуляции с фиатными деньгами создадут проблемы мировых масштабов с кучей нерешённых задач в научно-промышленной плоскости.

Даже при вводе золотовалютного стандарта, когда все деньги исчисляются исключительно наличием золота, тогда автоматически поднимается вопрос, а что остаётся кроме золота и что исчисляется в экономическом обороте под деньгами (чем бы они не обозначались), то есть в любом случае логика движения развития цивилизации по части финансового управления идёт по пути модернизации финансового инструментария, а именно по пути качественной детализации ёмкости валюты.

У человечества уже может не быть ресурса возможностей и времени на гедоническое простаивание с отстраиванием десятиэтажных яхт, с глобализацией человека на поверхность всплывает много сложностей, которые требуют заблаговременной компенсации. Необходимы гибкие экономические и промышленные подходы в энергетике, в науке, в технологиях, в медицине, что весьма существенно ограничивается рыночной системой распределения валюты и труда (фиатным капитализмом). Эта система с нарастанием финансовой и функциональной непригодности исчерпает свои возможности развития так или иначе в связи с долгосрочной несостоятельностью и аморфностью, поскольку вместо решения проблем рынок наживается на их создании, что исключает нормальную организацию населения планеты, но лучше, чтоб модификация/дополнение экономической модели произошло в ходе финансового кризиса, плавной и сбалансированной последовательностью, а ни в ходе энергетического, демографического, промышленного или экологического кризиса, что несёт в себе гораздо больше проблем и что имеет проявляющиеся контуры в мировых масштабах уже сегодня, что будет описано подробнее.

Осуществление конвертации и оборота валют на международном уровне не имея ни критериев, ни системы расчёта их стоимости/ёмкости в материальных показателях, это глобальная организационная безалаберность. Безусловно, промышленные/финансовые взаимоотношения и их логистика являются делом международных, политических и экономических договорённостей, но есть ещё один путь, который одновременно обходит мошеннические проволочки в финансах и создаёт основательный, прочный инструмент для производственного развития и взаимодействия, являясь не трансграничным смещением денежной выручки в виде абстрактных стоимостных соотношений, а смежным структурированным финансовым механизмом экономического устройства с учётом специфики всего культурологического и геологического разнообразия планеты в опоре на жёсткий валютный контур. Нужно создать общую нейтральную денежную единицу, которая не будет выражать ни одни политические интересы и не будет носить признаки культурологических форм ни одного политического полюса, но которая будет отображать совокупность экономического пространства, экономических ресурсов и задействованных промышленных мощностей, а доля в нейтральной валюте участников экономического пространства будет соответствовать положению национальной/государственной юрисдикции в общих финансово-промышленных показателях и индикаторах (материализованных по обобщённым критериям и нормам в принципах расчёта ёмкости валюты, подобно международной дипломатии на нейтральной юридической основе). Положительные качества подобной системы в том, что она будет нацелена на соответствие обстоятельствам в мире, будет иметь детальное отражение в них и будет требовать адаптации к ним глядя на складывающиеся в действительности вызовы, а ни на положение фиатных финансовых значений, которые слишком часто создают масштабные экономические проблемы, но определяют мировую динамику промышленности и валюты на сегодня, цифры параметров которых не просто расходятся с благоразумием, но и со здоровым образом жизни, разрушая структуры цивилизаций и возможности масштабной структуризации человечества, подталкивая род людской к вымиранию и самоуничтожению в колее необузданной инерции примитивной жажды первичных инстинктов и потребительства во всём колорите его форм.

Самая главная опасность любой системы распределения обеспечения и потребительства в том, что она создаёт массовый стимул прямолинейной адаптации людей не демонстрирующих выдающихся способностей и зачастую не считающихся с благоразумием (криминализация и рост коррупционных схем), что без детальных научных критериев распределения должностной занятости образует обширную социальную деградацию, которая получает отражение в формировании структуры общества. Исходная и повсеместная обеспеченность необходимыми параметрами условий жизни без выработки навыков для их создания открывает биологический стимул инерции в направлении инстинктивных и бессознательных алгоритмов поведения вопреки логическим и когнитивным, что становится причиной нарастания безпринципности в распределении общественных полномочий управления и собственности, то есть в первую очередь в условиях недостаточной детализации отбора способностей для решения задач при росте достатка получают возможность проявления поведенческие формы инстинктивной доминации, а ни формы поведения интеллектуальной и когнитивной направленности, поскольку любая безпринципность получающая преимущество открывает путь к преимуществу ещё большей безпринципности, это дифференцирует агрессивный и безнадёжный сегмент населения, который умом никогда не отличается, причём в ходе данной тенденции этот сегмент населения возводится в положение привилегированности.

В двадцатом столетии эта проблема не носила столь острый характер, она только набирала обороты, где общество, коммуникации и транспорт были уже достаточно динамичными и трансграничными, но социум был более локализованным в форме своей естественной органичности, которая формирвалась столетиями пересекаясь с кочевым образом жизни до тех пор пока оседлость окончательно не возобладала до появления масштабного транспортного и информационного сообщения, люди выходили из более натуральной среды оседлого образа жизни и исходного формирования их навыков для возведения городов и индустриальной структуризации социума на волне роста производительности труда и обеспеченности, то есть обладали первичными и менее редуцированными неврологическими характеристиками. Но данная тенденция сформировала условия и среду, где начала меняться природа социума и отдельных особей, порой необратимо теряя лучшие качества ментальности, изначально общество не было столь замкнутым и антагонистичным в процессах возведения и создания основ нынешних укладов, социальная замкнутость ещё не была сформирована в юридическом, бюрократическом и финансовом поле, соответственно не имела отражения в поведении и ментальности людей, все достижения, задумки и технические разработки были осуществлены подобными людьми, ведь не глядя на стародавние сложности жизни люди порой имели гораздо больше свободы для реализации творческих и выдающихся навыков, когда и начали появляться выдающиеся научные и технологические прорывы меняющие всё и навсегда в лучшую сторону, хотя многие люди имели и много негативных сторон поведения, поскольку лишаясь привычного жизненного уклада не всегда были в состоянии сформировать конструктивный образ общественной организованности. Далее с экспансией технологий, бюрократии и промышленности, с нарастанием линейной адаптации к воссоздаваемым благам обеспечения без апелляции к аргументам когнитивного порядка, социальное замыкание начало систематизироваться в биологических критериях доминации, становясь более тесным и всеохватывающим, что обуславливает неврологический застой и социальную редукцию вопреки способностям. Цивилизационные основы возводятся гениальными людьми, но в итоге без чётких критериев функционального отбора способностей в доступе к плодам этих основ, к ним адаптируются любые проходимцы, что приводит всё к разрушению или к большим застойным упущениям. Подобное положение вещей к концу двадцатого века и тем более во втором десятилетии двадцать первого века обретает всё более выраженные черты, повышенные способности тяжело дифференцировать и применять в данной ситуации, поскольку они оказываются невостребованными биологически (в былые времена можно было уйти в дикую природу и использовать дары флоры и фауны, но сегодня всё обусловлено обществом, его невозможно обойти в своих элементарных повседневных потребностях, даже если это неорганизованное институционально общество, что вынуждает систематически сталкиваться с откровенными вредителями и людьми использующими исключительно реакционно-биологическую или доминационную тактику поведения, то есть с людьми, которые игнорируют знания и логику в принятии решений в пользу биологического превалирования в гормонально-метаболической регуляции поведения без апелляции к логике, не формируя понимания чего бы то ни было, с ними невозможно выстроить цивилизованное взаимодействие), но застои такого типа всегда приводят к деструкции, поскольку не образуют координационной общности в формировании приспособления к меняющейся обстановке, когда образующиеся в ходе данных тенденций масштабные управленческие сломы открывают окно возможностей, хотя ничего хорошего здесь нет, поскольку это формальная социальная оплошность и несостоятельность возникающих инстинктивных инерций в организационных структурах общества, как недостаточно конструктивных механизмов адаптации в общих масштабах населения планеты и отдельных её регионов.

Примеров социальной ригидности много, доисторические племена, этническая мафия, превалирование коррупционных, криминальных и родоплеменных схем в социуме вопреки целесообразности и порядочности (родоплеменной строй хорош только в случае удержания порядка и просвещённости благодаря ему, иначе это полная противоположность, криминализация и коррупция в пользу худших из родоплеменных ветвей). Что из этого следует? Список упущений просто колоссален, в образовании, в медицине, в науке, в промышленности, в культуре, с точки зрения цивилизации, как сознательной формальной составляющей жизни, этот список везде. Например: с момента появления инсулина не было разработано более совершенных методик борьбы с диабетом, не было создано методик предотвращения диабета и пероральных средств компенсации недостатка инсулина при возникновении диабета, созданы только методы воссоздания диабета и других заболеваний у здоровых нормальных людей, это странные и глупые дикости, которые не просто обуславливают масштабный застой при увеличении роли инстинктивных/лимбических форм поведения в обществе (вперёд в далёкое прошлое), но и лишают огромных возможностей цивилизационного прогресса, а ведь существует большое количество и других примеров.

Как подсказывает исторический опыт человечства, любое замыкание общества лишает его перспективы, где не просто исчезает образ будущего и ориентация на достижения, исчезает моделирование перспективы с опорой на текущую обстановку, исчезает прогнозирование и его применение в управленческих структурах, в сознании общества, что подменяется мифами, фсевозможными формами ненаучной фантастики, шоуиндустрией, бестолковой кинематографией никак не граничащей с реалиями. В истории человечества было множество масштабных замыканий и периодов подобного типа, когда любая перспектива и плодотворная мысль исчезала и упразднялась из общества на ментальном уровне, древняя Греция, Римская империя, Индия, Китай, Япония, Южная Америка, все страны Африки и Ближнего Востока, постязыческий период христианства в Европе, теперь постхристианский мир информационных технологий, в котором застой стал самым масштабным и самым замкнутым за счёт влияния техногенной сферы на человека и социум без инструментативной направленности на плодотворное применение лучших способностей, человечество раз за разом делает откат в тёмные века, это признаки замыкания общества в конформных типажах поведения по биологически доминационным критериям, нет существенного моделирования будущего в постоянном и систематическом порядке, а кинематография не может компенсировать отсутствие перспективы в сознании людей и управлении, если будет делать моделирование отстранённо от реалий и промышленности.

Прогресс опасен именно из-за стимуляции линейных форм инстинктивной адаптации в обход научных способов организации и когнитивных способностей, поэтому он требует неврологического подхода в управлении им, иначе преимущество и технически опасные возможности будут всегда оказываться у незамысловатых и скользких особей по биологической схематике, а ни по логистической, что исключит любое развитие и конструктивный подход управления, подменяя таковые ситуативным стремлением за наживой и антагонизмом при отстаивании этой наживы. Это погружает общество в градации нерегулируемых инерций, что систематически упраздняет перспективу из социальной ментальности, где превалирующую роль играет только нажива, нажива финансовая, нажива политическая, нажива эмоциональная и любая нажива неконструктивного или доминационного порядка, поскольку каждый стимул заполучения выгоды пролегает по наиболее короткому и наиболее существенному маршруту, где отпадает любая наука и логика, так как вся биологическая алгоритмика поведения строится по пути безнаказанности и минимизации ущерба, это линейный алгоритм выживания, химический градиент реактивной подпитки метаболизма от аутотрофных форм (через дыхание, получение солнечного тепла и питьё воды) до гетеротрофных через приём органической пищи, который лишаясь логики в поведении и сознании, лишается детальных критериев различения того, что есть ущербность на разных уровнях социальной организации относительно поступков, решений и каждого отдельного понимания жизни, а что есть развитие растущее к достижениям, эта безразличность к сложным знаниям и пониманию жизни может обретать всеохватывающий и пандемический масштаб, что систематически провально.

Далее будут описаны в подробностях все принципы излагаемой здесь финансовой модели призванной сократить сложности управления обществом в складывающихся порядках, а также другие социологические закономерности подведённые под организацию экономики, основные формулы и критерии необходимого человечеству устройства валютных инструментов, при которых станет возможным пропорционально сбалансировать финансы в мире и свершить масштабные техногенные достижения, дабы не счахнуть в омуте замкнутого в иллюзиях глобального конформизма и неуправляемого биологического утопизма в колее рыночной фиатной экономики, которая заключает общество в нерегулируемой алгоритмике инстинктивной конкуренции, поскольку рыночная фиатная система финансов рано или поздно погружается в стагнацию, ведь рост обеспечения населения ограничен скоростью и объёмом воспроизводства ресурсов, а когда спрос перестаёт расти в финансовой плоскости из-за непропорциональных промышленных и номинальных соотношений, промышленные стимулы и рента фиатных механизмов начинают сокращаться, где при достижении сокращения финансовой рентабельности в глобальных масштабах становится весьма актуальным вопрос о более сбалансированной и стабильной денежной схематике для дальнейшей стимуляции научно-технического прогресса, когда фиатных финансовых механизмов становится явно недостаточно для этого, посольку они уходят в несбалансированный рост, уводят номинальные значения вверх, за которыми успевают только держатели больших денег, но этот рост в большей степени линейно следует за наживой, он не идёт в прогрессию техногенеза комплексно и системно (последние 50 лет прогрессирует только микроэлектроника, и то линейно по рыночной алгоритмике купли и продажи, она не применяется основательно для дальнейшего развития даже в электронике, где-то идёт инертная детализация и доработка, где-то утрата технологий, но нет существенных достижений в научно-технических областях с 70-х – 80-х годов, ни в космосе, ни в физике, ни в медицине, ни в авиации, нигде, используются, дорабатываются и растут в масштабах использования те вещи, которые создавались в первой половине 20-го века и обретали экспансию в применении во второй половине 20-го века, с чем и связано уменьшение габаритов электроники и рост мобильности всех технологий, идёт технологизация информационной среды и автоматизация производства через фиатный рынок, усиливается контроль финансовой сферы, но не практической, где сосредоточены все основные достижения цивилизации, а монополизация и электронная алгоритмизация всех сфер деятельности без апелляции к логистике и нормам воспроизводства с ориентацией на поступательное и комплексное развитие, лишает существенных достижений в науке и технике, к тому же не обеспечивает должной организованности социальных структур на всех уровнях, ведь обширная организация населения не может быть сегментарной, когда отдельные структуры сосредотачивают влияние и ресурсы, притом конкурируя между собой, тем обуславливая стопорения и провалы в становлении существенных технологий и возможностей управления, так как обширная организация должна быть комплексной и обобщённой, но при этом достаточно детальной, иначе в ней образуются и нарастают расхождения сугубо в допущении инертных общественных градаций в критериях организации структур управления, что закономерно образует упущения в той или иной степени).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11