Кирилл Смородин.

Цифромагия. Исполнитель



скачать книгу бесплатно

Из материалов информагентств:

«Три часа назад столичным СМИ стало известно, что из «Киберполигона им. Д. Куплинова» исчезли двое игроков. Их вирт-капсулы просто открылись, а внутри никого не оказалось. Администрация заведения пока воздерживается от комментариев.

Тем не менее, журналисты узнали, что одним из пропавших игроков является неоднократный победитель российских, а также международных соревнований по киберспорту Матвей Климов».

Квест первый: «Вы теперь мои…»

1

Погоня продолжалась уже десять минут. Матвей Климов – или граф Мэттеус, маг-стихийник сто восемьдесят девятого уровня и глава клана Огненных Шмелей, самого влиятельного в игровом мире Мираклинны, – начинал злиться.

«Удачнее момента не придумали…» – он скрипнул зубами и вновь бафнул Эрнеста. Маунт, – двухметровый марлин, наделенный способностью летать, – ускорился.

Тот, кого преследовали Матвей и Эрнест, – тоже. Климов нахмурился и сильнее стиснул спинной плавник рыбины.

Как это не вовремя… После очередного успешного рейда он, наконец, набрался смелости. Даже речь написал, выучил и два дня репетировал перед зеркалом. Оставалось лишь сказать все Алене. Для этого Матвей и пригласил девушку в ее любимую игру, привел на утес недалеко от замка Огненных Шмелей, где пара часто смотрела на Пенный залив, и начал говорить, сжимая в кулаке созданное специально для Алены кольцо – дававшее хорошие плюсы ко всем характеристикам ее персонажа, светлой чародейки Иллоины.

Тут и появилось оно. Существо выплыло снизу, совершенно бесшумно. И зависло над ребятами.

Таких противников в этой игре Матвей еще не видел. Птичий череп огромных размеров был наполовину скрыт под красно-черным двурогим колпаком арлекина. Длинное гибкое тело, затянутое в блестящую ткань тех же цветов, чуть извивалось. Шесть тонких многосуставчатых рук пока что оставались неподвижными. В одной тварь сжимала большой сачок с сеткой из светящихся золотым нитей. Пальцы остальных едва заметно подрагивали, с загнутых книзу когтей слетали красные искры. Ног у чудовища не было.

Матвей в тот момент думал совершенно о другом. Поэтому не успел вовремя среагировать. Алена атаковала первой. Пиромантия в этой игре всегда была ее сильной стороной, однако тварь с легкостью увернулась от огненного шара. Одновременно с этим она взмахнула сачком, и девушка оказалась внутри. После этого чудовище попросту рухнуло вниз, к водной глади. Но спустя пару секунд выровнялось и устремилось прочь. К едва видимому противоположному берегу.

Матвей, наконец, опомнился. Оседлал Эрнеста, кинулся в погоню. Маунт-марлин отличался потрясающей скоростью. Его Климову подарила Алена, большая любительница Хемингуэя вообще и повести «Старик и море» в частности. Вместе Матвей и Эрнест прошли не одну битву, быстрота и маневренность рыбины много раз выручали игрока.

Однако новый противник не уступал марлину в скорости, а от магических атак Матвея уворачивался с дразнящей легкостью.

Поэтому вскоре Климов решил не тратить ману – запас у него, безусловно, большой, но не бесконечный. Рано или поздно погоня завершится, вот тогда-то от заклинаний будет больше пользы.

«Я тебя отправлю в цифровое небытие», – мысленно пообещал Матвей, мрачно глядя на шестирукого арлекина.

Кто он? Вот уж точно – вопрос на миллион…

Искин отказывался опознавать тварь и ее уровень, над ней не было ни шкалы с хитами, ни каких-либо пиктограмм. Значит, разрабы к появлению этого монстра не имеют никакого отношения. К тому же, и выглядел он слишком необычно для мира Мираклинны, населенного эльфами, орками, гоблинами, волколаками, духами леса и прочими традиционными фэнтезийными существами. Матвею не очень нравилась эта игра – казалась слишком банальной, стиснутой рамками канона. Однако Алене, поклоннице Толкиена, она была по душе. Потому и Климов частенько наведывался в Мираклинну, а о графе Мэттеусе знали в каждом уголке этого компьютерного мира, поскольку подвигов на его счету скопилось предостаточно.

Арлекин тем временем и не думал замедляться. Сачок с добычей он держал верхней парой рук. Остальные были расправлены наподобие крыльев. Алена, по всей видимости, попала под действие чар, скорее всего, парализующих, и потому не атаковала похитителя. Связаться по голосовому чату не получалось, и это напрягало весьма и весьма…

«Если это не новый враг, значит, кто-то из кланов постарался», – размышлял Матвей.

Это выглядело гораздо логичнее, поскольку недругов у графа Мэттеуса имелось немало. Но вот желающих бросить ему честный ПВП-вызов среди игроков-противников не оказывалось. Оставались хитрости, подлости и так далее.

Видимо, на «хитрость-подлость-и-так-далее» Матвей и напоролся. Выходит, за ним следили, выжидали момент – и когда таковой настал, не преминули им воспользоваться.

И планировали все основательно. Вон какое чудовище Франкенштейна создали – иначе это шестирукое чудо в шутовском наряде, невесть как затесавшееся в мир остроухих любителей деревьев, не назовешь. Оставалось понять, кто похитил Алену: пет или творение гейм-хакеров – возможно даже, команды опальных разрабов «КиберВендженс», больших любителей вклинивать в игры какую-нибудь жесть, или кого-то из их фанатов, тоже в этом деле шарящих.

Поразмыслив немного, Матвей отмел первый вариант. Если арлекин – чья-то зверушка, то все его статы были бы на виду. Да и счастливый владелец-маг отирался бы неподалеку. Нужно ведь указать птицеголовой чуди, на кого и в какой момент нападать. Однако других игроков поблизости не было, в этом Климов не сомневался. И не потому, что никого не видел – бафы на невидимость в игре пользовались большой популярностью, так что враг-суммонер ими бы обязательно воспользовался. Но на всякую плюшку всегда найдется плюшка покруче, и таковая имелась у графа Мэттеуса – уже месяца четыре как он скрафтил амулет, нейтрализующий заклинания невидимости и заставляющий врагов-стелсеров скрипеть зубами от злости. В надежности ништяка Матвей был уверен на сто процентов.

Раз это не пет, то в таком случае оставалась версия с гейм-хакерами. И она, по правде говоря, напрягала Климова. Шестирукий действовал слишком осмысленно для программы, нацеленной, как правило, тупо на «увидеть и растоптать». Значит, создал его профессионал. А раз так, то тягаться с этим произведением ботоводческого искусства будет очень непросто, если не бессмысленно. Самое время связаться с разработчиками, но Матвей не спешил. Самолюбие не позволяло ему при первых же трудностях прятаться за админову юбку.

«Попытаюсь сперва сам, а потом будет видно, что к чему», – он вновь ускорил Эрнеста и подался вперед, почти касаясь подбородком серебристой спины марлина.

Арлекин чуть изменил направление и теперь мчался к Каменному кальмару – скалистому острову, на котором высились развалины древнего безымянного замка. Игроки из клана Матвея не раз наведывались туда, и сейчас локация представляла собой полностью исследованный клочок игрового мира, где не нашлось бы и самого маленького, но представляющего хоть какую-то ценность артефактика, а враги – орки, гоблины, волколаки и летучие мыши – находили свой недолговечный покой раз так пятнадцать. За исключением босса – двухголового огра, который пал смертью храбрых окончательно и бесповоротно еще в первую встречу со Шмелями.

Во всяком случае, так должно было быть…

Подлетев к Кальмару, Матвей не поверил глазам. Остров кишел совершенно иной жизнью.

«Это еще что за крипота?» – удивленно подумал Климов, рассматривая оккупировавших замок существ.

На первый взгляд их было не меньше полусотни, и Матвей не понимал, как эти твари, которым самое место в каком-нибудь сюрреалистичном хорроре, оказались в мире Мираклинны. Вокруг останков дозорной башни кружили большеголовые и пузатые уродцы-карлики с едва видимыми отростками там, где должны быть руки и ноги. С прозрачных, исчерченных кроваво-красными прожилками крыльев сыпалась бурая пыльца. Климов сразу понял, что если попадет под нее, то словит какой-нибудь дебаф или ДОТ. Какие еще атаки припасены у летающих карликов, можно было выяснить лишь в битве. А ее не избежать: арлекин подлетел к башне и завис в воздухе, среди уродцев. Значит, чтобы добраться до него, придется сагрить этих тварей и разобраться с ними.

Причем «воздушная артиллерия» была не единственной преградой между Матвеем и похитителем Алены. По внутреннему и дальнему дворам разгуливали мертвецы с явными признаками разложения. На каждом из семи уцелевших бастионов замерли чудища поинтереснее – каждое представляло собой десяток сросшихся уродливых голов, держащихся на паучьих лапах. В развалинах донжона засела пара огромных шаров из костей. У барбакана была проломлена крыша, и Климов видел, что помещение заполнено темно-красной пульсирующей массой, со множеством зубастых пастей, которые открывались и закрывались. Кое-где между ними шевелились небольшие отростки с черными то ли жалами, то ли когтями. Из окон барбакана свисали длинные щупальца многоротого монстра.

И опять-таки: все существа были неопознаваемы, с неизвестным запасом ХП, умениями и статами.

«Это уже целый спектакль, –¬ Матвей скользил взглядом по развалинам замка. – И все ради одного меня?..»

В такое было действительно сложно поверить. Неужели Климов настолько замозолил глаза кому-то в Мираклинне, что недоброжелатели, не жалея сил и времени, устроили подобное? Или выбор очередной группы умельцев-ботоводов, коих в последнее время расплодилось немало, пал на скромный фэнтезийный мирок, они решили навести здесь шороху и ужаса, а Матвей и Алена просто оказались не в том месте и не в то время?

«Предполагать можно много, – решил он, рассматривая криповое великолепие, населившее замок Каменного кальмара. – Но пора и действовать».

Мгновением позже он направил Эрнеста прямо к рою крылатых карликов. Безусловно, они гораздо слабее остальных противников, но неприятностей могут доставить выше крыши. Такие берут быстротой и количеством. Плюс пыльца.

Те заметили игрока. Злобно и противно заскрипели. Затем, скучившись, устремились вперед.

«Ну что, проверим, как вы дамаг держите», – Матвей скастовал обычный файербол. Кинул в ближайшего уродца.

Пламя растеклось по безобразной тушке. Мерзко скрипя, кувыркаясь в воздухе, летун начал падать. Но когда до мощеного булыжником внутреннего двора оставалось всего ничего, он выровнялся.

Это было ожидаемо. А поскольку твари вполне могли оказаться порождением богатой фантазии гейм-хакеров, то Матвей допускал, что убить их и вовсе невозможно.

Однако первая неудавшаяся попытка – еще не показатель. Климов устремился прямо к затянувшим небо серым облакам, слушая, как за спиной верещат карлики. Попутно он готовил заклинание помощнее – Кольцо огненной кары. Как только в воздухе образовался круг из сгустков пламени, Матвей резко изменил направление. Преодолел еще с десяток метров. Развернул Эрнеста. Нужно было посмотреть на результат.

Получилось неплохо: уродливые летуны попали под огненный обстрел. Обжигающие снаряды остановили врага, и Матвей не без удовлетворения отметил, что пять-шесть тварей из первых рядов отправились, как он любил выражаться, «в цифровое небытие».

Что ж, значит, разобраться с летающими уродцами можно… Хотя опыт с Кольцом огненной кары показал, что запас прочности у них не меньше, чем у вполне себе достойного элитного моба.

«А остальные противники еще сильнее», – Матвей вновь летел – описывал вокруг замка широкую дугу. Заклинание потеряло силу, и уцелевшая крылатая орава кинулась на устроившего им огненный душ.

Работы был непочатый край. Конечно, можно набраться терпения и долбить летунов огнем, но сколько времени на это уйдет? Немало, и это факт. Поэтому лучше последовать примеру храброго портняжки с его «семерых одним ударом» и придумать что-нибудь подейственнее – Алену нужно спасать как можно скорее.

Климов обернулся. Карлики гнались, сбившись в одну кучу. Это наводило на мысль…

«К огню у вас терпежа хватает, – Матвей прищурился, поглядел на Эрнеста. Рыбина покачивала головой из стороны в сторону, рассекая мечом-носом воздух. – А что насчет молнии?»

Еще раз глянув на преследователей, Климов чуть замедлил маунта. Чем меньше расстояние, тем проще будет осуществить задуманное. Теперь он сидел на марлине вполоборота. Карлики отвоевывали метр за метром…

Еще немного… Еще чуть-чуть…

Пора…

Повинуясь команде, Эрнест описал мертвую петлю и оказался позади противников. А мгновением позже те попали в сеть из фиолетовых молний, выпущенную Матвеем.

На этот раз полегла большая часть летунов. Лишь четверо остались в живых, но знатно нахватались дамага – соответствующий вывод Климов сделал, судя по весьма покоцанному внешнему виду уродцев. С ними Матвей расправился при помощи нескольких файерболов.

Как только последний карлик упал неподалеку от донжона, Матвей снизился. Посмотрел на арлекина и не мог не изумиться: тот аплодировал, склонив голову. Бубенцы, украшавшие рога колпака, вздрагивали и звенели при каждом хлопке. Пока Климов разбирался с летающими карликами, главный враг опустился к донжону и засел между шарами из костей.

«Он как будто испытывает меня», – мысль пришла сама собой. Матвей понимал: это в высшей степени странно. Однако таковым было все, что творилось в последние полчаса.

Странно… И в то же время интересно. Никогда прежде, даже в гораздо более щедрых на сюрпризы играх, Климов не сталкивался ни с чем подобным. А потому решил приложить максимум усилий, чтобы разобраться, что к чему. Получится – великолепно. А нет – так самое страшное, что может произойти с ним и Аленой в Мираклинне, зовется простым русским словом «респаун».

Усмехнувшись собственным мыслям, Матвей сосредоточился на дальнейших действиях.

Арлекин, судя по всему, хочет, чтобы следующими, с кем Климову придется померяться силами, были шары из костей. А что если нарушить планы неприятеля?..

«Надо поставить в тупик это набитое алгоритмами чучело», – Матвей ухмыльнулся. И направил Эрнеста к ходячим мертвецам, оккупировавшим внутренний двор.

Те, заметив игрока, задрали головы. Завыли. Потянулись вверх костлявыми руками.

«Так вы много не навоюете», – Матвей запустил в ближайшего мертвяка файерболом. Пламя объяло неуклюжую фигуру, но противник остался на ногах.

Вот так, значит… Огонь зомбарей не испугал. Тогда что насчет льда?

Матвей приказал Эрнесту подняться на десяток метров и облететь вокруг внутреннего двора. Сам он в это время кастовал одно из самых сильных заклинаний в собственном арсенале – Шквал ледяных стрел.

Как только марлин вернулся в исходную точку, над головами мертвецов появилась черная туча. Спустя мгновение в нежить полетели десятки серебристых сосулек длиной в руку взрослого человека. Ледяные снаряды пронзали тварей, замораживали, после чего взрывались, разнося тех на куски. Мясорубка заняла не больше минуты, после чего пространство двора оказалось покрыто кусками плоти разных форм и размеров.

«Вот это другое дело», – заклинание было высокоуровневым, и Матвей отметил успех порцией маны.

Оставалось повторить процедуру на дальнем дворе. Климов снизился и полетел ко второй группе ожившей мертвечины.

Те культурно проводили время, словно ничто не предвещало беды: расхаживали туда-сюда, шатаясь, задевая друг друга плечами. Изредка мычали и ухали. Впавший в азарт граф Мэттеус решил взбодрить покойников и пролетел над ними на бреющем полете. Мобы сагрились, а Климов набрал нужную высоту и, двигаясь по кругу, начал кастовать еще один Шквал ледяных стрел. Не прошло и полуминуты, как над дальним двором возникла черная туча. Оставалось лишь спустить магию с цепи…

Этого-то Матвею и не позволили. Струя жижи горчичного цвета ударила в бок Эрнеста. Рыбина замерла и серебристой остроносой торпедой полетела вниз, унося хозяина к поднятым рукам ходячих мертвецов.

Падение почти не стоило Матвею ХП. Когда имеешь в маунтах летающую рыбу, то обязательно обзаведешься магической побрякушкой, чтобы при падении отделаться как можно меньшей кровью. Как дела у Эрнеста, Климов не смог выяснить. Слишком много вокруг было охотников до его тушки. Так что пришлось спасаться перекатами. Попутно он активировал Перчатку Тайных Стихий и вооружился Призрачным хлыстом – длинной змеей, сотканной из синего света, – и несколькими точными ударами сразил двоих мертвецов. Оказавшись на более-менее свободном пространстве, Матвей перевел дух.

И тут же вновь едва не попал. Горчичная струя ударила в булыжник почти что у ног. Климов вновь перекатился. Хлестким ударом отрубил голову кинувшемуся в атаку зомби.

Получив пару мгновений на оценить ситуацию, Матвей понял, кто вынудил его совершить не самое удачное приземление.

Увлеченный полетами над нежитью, он взбаламутил тварь на ближайшей сторожевой башне. Радиус агра у нее оказался более чем внушительный. И теперь чудовище, перебирая паучьими ногами, перемещалось взад-вперед, открывало и закрывало рты – оттуда-то в Эрнеста и прилетело…

«Дрянь», – Матвей отклонился от очередного мертвеца. Несколько раз ударил хлыстом, и тот, развернувшись вполоборота, рыкнув на прощание, упал.

Что дальше?..

Перво-наперво надо прорваться к Эрнесту. Проверить, в каком состоянии рыбина и какие негативные эффекты она выхватила.

Призрачный хлыст знал свое дело. Мертвецам хватало двух-трех ударов. За неповоротливыми разлагающимися телами Матвей уже видел вытянутое серебристое тело летающего товарища. Противники, к счастью, целиком и полностью сосредоточились на Климове. Тот стал работать хлыстом еще усерднее, но с оглядкой на стамину. Несколько раз, уловив в непрестанном топоте, рыке и бормотании покойников шипение, он перекатывался, и струя горчичной отравы ударяла в пустое место.

Но когда зомбарей осталось не больше дюжины, пауконогой твари надоело атаковать издалека. С мерзким клокотанием она спустилась по стене башни и устремилась на Матвея. Рты на безобразных лицах открывались и закрывались. Два десятка выпученных желтых глаз злобно буравили игрока.

Как только одна из сросшихся голов задвигала подбородком и послышалось шипение, Климов отбежал и запустил в харю файерболом. Тварь чуть присела, прекратила шипеть. А спустя мгновение лишилась половины лапы.

«Не так уж и трудно это будет», – Матвей отступил, готовясь вновь атаковать хлыстом.

Однако следующие три удара пришлись на опасно приблизившегося мертвеца. И пока Климов учил его хорошим манерам, пауконогая тварь достала-таки игрока струей отравы.

ХП просело почти наполовину. Вдобавок дрянь обладала парализующим эффектом. Матвей рухнул, а оставшиеся зомби, вытянув лапы, кинулись на добычу.

К счастью, заклинания против негативных эффектов в арсенале у Климова имелись. Но и дебаф был высшего сорта и не хотел отпускать вот так сразу. Так что к тому времени, когда Матвей вновь смог двигаться, жизни у него оставалось на полпальца. Мертвяки трепали не сильно, но упорно.

Перекатившись, Климов выпил сразу две хилки подряд. Снова вооружился Призрачным хлыстом. И спустя пару секунд не преминул отомстить за себя-любимого. Вскоре еще тремя мертвецами стало меньше.

«Нужно как можно быстрее снять дебаф с Эрнеста», – сражаясь, Матвей время от времени поглядывал на неподвижного марлина.

Наконец все зомби обрели долгожданный покой. Оставалась плюющаяся тварь. Климов решил не геройствовать. Он оглушал чудище сгустком пламени, подходил, отсекал лапу. Нудно, не особо быстро, зато безопасно.

Вскоре противник потерял способность перемещаться. Теперь он представлял собой нагромождение безобразных пучеглазых голов, под которым дергались и брызгали зеленой кровью обрубки конечностей.

«Ну вот и…» – Матвей оборвал мысль и попятился, глядя на монстра. Похоже, тот готовил сюрприз.

Сквозь желтую кожу голов проступили бурые пятна. Сами головы задрожали. Рты оскалились.

Матвей рванул в сторону, к арочному своду. О том, что чудовище взорвалось, он узнал по громкому и мерзкому чавку. Рефлекторно сделав несколько перекатов, Климов опустился на колено. Обернулся.

Плоды прощальной подлянки пауконогой твари в виде мерзкого вида разноцветных пятен были повсюду. Жахнуло неслабо, и если бы Климов оказался в радиусе поражения, все могло закончиться печально.

Еще его кое-что удивило: поверженные враги, даже основательно разобранные, не исчезали. И отрубленные паучьи лапы взорвавшегося чудища, и нашинкованные Призрачным хлыстом мертвяки, и даже уродцы с прозрачными крыльями далеко не прозрачно намекали на то, что на территории замка неплохо бы поработать основательно прокаченными совком и веником.

Как бы там ни было, Матвей получил долгожданную передышку. Первым делом он кинулся к Эрнесту. Рыбина, к счастью, лежала далеко от бота-камикадзе и не пострадала от взрыва. Как только Матвей разобрался с дебафом, марлин поднялся в воздух, чуть помахивая хвостовым плавником. Климов не удержался и погладил его по серебристому боку. Затем оседлал и набрал высоту.

Арлекин по-прежнему пребывал в развалинах донжона, рядом с костяными шарами. Заметив, что Матвей смотрит на него, похититель Алены вытянул свободные руки и показал четыре больших пальца.

«Надо же, сколько лайков… – мрачно усмехнулся Климов. – Скоро и в друзья добавится».

Ситуация выглядела все чудесатее. Главный враг, бездушная программа, «колышки с ноликами», превратился в единственного зрителя. И Матвей вынужден был продолжать представление.

Следующими противниками он выбрал собратьев пауконогой твари. Воевать с каждой по отдельности процентов на девяносто безопасно, но долго и нудно. А поскольку граф Мэттеус вновь был «на коне», то решил и дальше действовать по принципу храброго портняжки. Хотя сражаться предстояло отнюдь не с мухами… И даже не с пауками, а кое с чем гораздо более серьезным…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6