Кирилл Казанцев.

Помощь деньгами и кровью



скачать книгу бесплатно

– Закусывать не забывай.

Вишняков послушно взял первое, что попалось под руку: огурец, – и принялся жевать, Илья ждал. Валерка накатил третий раз, прицелился налить еще. Илья отобрал у него бутылку. Вишняков попытался перехватить, но не успел. Другой выпивки поблизости не было, и Валерка сообразил, что деваться некуда.

– Проигрался я, – проговорил он, глядя мимо Ильи, – продулся вчистую.

– Опять? – не выдержал Илья.

Вишняков кивнул и принялся тереть лоб ладонью. По-хорошему, Валерку надо отвести в больницу, чтоб ему там черепушку проверили, или домой, отлежаться. И уж всяко не водку глушить, хоть и в свой же день рождения, коего два года ждал. Но связываться с Валеркой даже в его теперешнем состоянии Илья не решался, ждал, когда тот дойдет до кондиции, пригодной к транспортировке домой. На парковке их ждет машина с водителем, он поможет дотащить Вишнякова до квартиры. Не впервой, что уж там.

– Ага. – Валерка зажмурился, – вчера полночи сидел. Два баста козлам этим вынес, а о третий убился. Позорище на весь альянс…

– Придурок ты, – безжалостно оборвал его Илья, – так тебе и надо. Сколько в этот раз просадил?

Валерка сквозь зубы озвучил сумму, что вчера улетела «в пиксели». Вишняков пару лет назад подсел на браузерную игрушку с драконами, орками и прочей ерундой. Развился он до невероятных уровней и, проблем с деньгами не испытывая, сделался тамошней грозой, наводя шороху на всю карту. Проигрывался в дым, да такие суммы, что невольно закрадывалась мысль о вменяемости господина директора.

– Псих…

– Я знаю, – нарочито смущенно проговорил Валерка, – не напоминай. А что, – он приоткрыл один глаз и уставился на Илью, – я работаю, чтобы отдыхать. Какая разница, где и как тратить, верно?

– Жениться тебе надо, – отрезал Илья. Разговор шел по извечному кругу, и оба знали, что будет дальше.

– Пора, – согласился Валерка, – давно пора. Вот найду свою принцессу и сразу женюсь. В тот же день.

Поиски продолжались уже лет семь, ни одна претендентка надолго у Валерки не задерживалась. Одна, самая настырная, прожила с ним полгода, и от нее Вишняков в конце концов избавился. Жил работой, фирмой и своими дурацкими драконами, почему-то крашеными, прочей дребеденью, которую именовал отдыхом.

– Зато ты у нас счастливчик. – Валерка улыбнулся и потянулся к бутылке. Илья перехватил ее за горлышко и прижал к столу. Вишняков откинулся на спинку стула.

– Это что за концерт ты устроил? – негромко сказал Илья. – Совсем обалдел?

Вишняков смотрел в стенку и помалкивал. Илья хлопнул ладонью по столу:

– Совсем спятил?

– Не ори, – поморщился Валерка, – башка гудит. И без тебя тошно.

– Поехали к врачу. – Илья еще надеялся образумить приятеля, но тот не шелохнулся. Илья решил сменить тактику.

– Валер, что случилось? Может, я помочь могу?

Валерка тронул себя за переносицу, поморщился.

– Нормально все, – кое-как проговорил он. – Это так, накатило.

Думал, смогу или нет. Давно хотел попробовать, как это бывает.

Врет как дышит, это и без монокля видно. Но зачем, какого черта? Что за блажь – разнести себе башку в собственный день рождения, да еще и при зрителях? Накатило, как же, так тебе и поверили.

– Светка тут при чем? – Илья старательно выбирал слова, делая вид, что не особенно удивлен или взволнован, а у самого нервы аж гудели. Тронь – и пойдут вразнос. Валерка усмехнулся.

– Сама за мной увязалась, точно почуяла что. Она ж у тебя психолог!

Ну, да, детский. В школе работает, с младшими классами. Хотя два высших у нее по специальности, и курсы, и тренинги какие-то без конца. Допустим, она могла что-то такое заметить в поведении Валерки, в его словах или просто из любопытства пошла следом. Ну, с ней разговор позже будет.

Валерка тем временем добрался-таки до водки и накатил еще одну. Илья решил, что меньшим злом будет не мешать Вишнякову напиться, а через пару дней повторить это разговор, и тогда сказками об убитых крашеных драконах тот не отделается.

Валерка накачался в рекордные полчаса, уговорил в одно лицо почти полную бутылку и приглядывался к следующей.

– Десерт когда подавать? – Илья и не заметил официанта, тот появился тихо и незаметно. – Торт нарезать или вы сами?

– Торт? – удивился Валерка. – Какой торт? Юноша, вы о чем?

– С собой заверните, – распорядился Илья, смутно представляя, как сладкую глыбу в десять кило весом можно упаковать в бумажку. Официант мигом все понял и махом исчез из виду.

– Торт, – бормотал Валерка, – обалдеть. Я сладкое вообще не очень, ты же знаешь…

Вишняков принадлежал к породе людей, что, будучи даже в стельку пьяными, сохраняют ясность рассудка и связность речи, а также облик абсолютно трезвого человека. Но все это до тех пор, пока не приходит пора встать из-за стола.

Илья подхватил тяжелого Валерку, обнял и повел к выходу. Водитель Андрей ждал у порога и, судя по виду, прикидывал, в состоянии ли шеф самостоятельно передвигаться или ему потребуется помощь. Вдвоем с Ильей они дотащили безвольного Вишнякова до машины, туда же загрузили коробку с тортом, и салон мигом пропах ванилью и шоколадом.

– Ненавижу, – бормотал полусонный Валерка, – терпеть сладкое не могу. Кто его только жрет…

– Завтра в офис отвезем, – сказал Илья, усаживаясь рядом с пьяным начальством, – там ему пропасть не дадут.

– Там все бабы на диете, – сонно проговорил Валерка.

– Слопают, – успокоил всех Андрей и завел машину. Валерка вцепился Илье в запястье ледяными пальцами.

– Ствол верни, – прошептал Вишняков.

Илья аккуратно освободился от захвата, отодвинулся к дверце.

– Потом получишь. Мне он без надобности.

Валерка что-то пробубнил из темноты и заснул. Или прикидывался, черт его знает, но на этаж к себе поднялся почти без посторонней помощи. Водитель вернулся, доложил, что все в порядке, и отвез Илью домой.

Район был не чета Вишняковскому: блочные многоэтажки, дорога в выбоинах, надписи на стенах, лужи, чахлые деревца перед домами, вид из окна на промзону. Квартира принадлежала Светкиному отцу, а до него бабке, и тесть частенько злобно подшучивал над Ильей, что тот существует за счет покойницы, каторжным трудом заработавшей на родном заводе тесную двушку в хрущевке. Шутки из просто язвительных со временем становились уже откровенно злыми и больше смахивали на оскорбления, но Илья держался и старался не обращать на них внимания. Тем более, что этот кошмар, по прикидкам Ильи, должен был закончиться через полгода. Новое жилье он давно приглядел, заработанного хватало, но впритык, на ремонт пришлось бы брать кредит. «Выкрутимся», – Илья по бортику обошел лужу на дороге, добрался до подъезда и принялся искать ключ. Перерыл все карманы, но искомое не обнаружил. Повторил попытку с тем же успехом, постоял, глядя на ободранную краску и остатки рекламных листовок, оторвал клочок и скомкал его. По всему выходило, что ключи остались где-то на полу бильярдной, когда он начальство по физиономии бил. Выронил и не заметил в суматохе. Отошел, глянул на свои окна – там было темно. Подумалось вдруг, что Светка осуществила свою угрозу и вместе с Машкой уже далеко отсюда. «В полвторого ночи?» – Илья поглядел на окна, осмотрелся и вернулся на крыльцо. Делать нечего, он набрал номер квартиры и нажал вызов.

Сигнал запиликал особенно громко, как обычно бывает глубокой ночью. Казалось, все соседи должны были проснуться от этого мерзкого звука, но нет. Лишь на дороге мелькнули в дождевой дымке пара аборигенов в капюшонах и пропали в темноте, сигнал умолк. Илья нажал вызов еще раз.

Звук оборвался, из динамика слышался тихий треск и шорохи. Илья подошел вплотную к двери и негромко сказал:

– Свет, я ключ потерял. Открой, пожалуйста.

Раздался тихий щелчок, дверь дрогнула. Илья распахнул ее и мигом оказался на третьем этаже. Дверь в квартиру оказалась приоткрыта, Илья вошел, аккуратно захлопнул ее и остановился в полной темноте. Постоял в коридоре, привыкая к полумраку, и первым делом прошел в кухню, прислушался. Тихо, только с улицы доносятся вопли подгулявших подростков, да орет где-то кошка. Из комнат не доносилось ни звука, Илья вытащил из-за ремня «таурус» и первым делом выщелкнул барабан, высыпал патроны. На ладонь упали семь холодных цилиндриков, Илья зажал их в кулаке, постоял так и загнал патроны на место. Из коридора послышался тихий шорох, Илья сунул револьвер в холодильник и едва успел захлопнуть его, как в кухне появилась Машка.

Светлая, в белой пижамке, она маячила в полумраке, как маленькое привидение, переминалась с ноги на ногу и терла глаза. Илья подхватил Машу на руки, дочка ткнулась лбом ему в плечо.

– Ты чего? – прошептал Илья. – Почему не спишь?

– Я тебя ждала, – Машка обняла отца за шею. Пробормотала что-то невнятное и заснула. Илья понес ее в кровать и в коридоре столкнулся со Светой. Та молча забрала у него Машку и закрыла перед носом дверь детской. Илья метнулся в кухню, сунул револьвер под пиджак и закрылся в ванной. Замотал «таурус» в пиджак, умылся, посидел на краю ванны, собираясь с духом. И пошел сдаваться.

Маша, укрытая до подбородка, спала в своей кроватке. Илья поправил ей волосы, поцеловал в щечку и сел на край дивана. Светка лежала, отвернувшись к стене, и делала вид, что спала.

– Свет, прости, пожалуйста. Я сам не знаю, как это получилось. Выпил-то немного…

И нисколько душой при этом не кривил, он, правда, не помнил момент удара. «Локальная амнезия» после «первой» смерти в танковой яме накрывала с той поры раза два или три всего. Илья зажмурился и снова увидел перемазанного грязью молодого и злого Вишнякова, да так отчетливо увидел, точно тот рядом стоял. И орал при этом: «Куда собрался, скотина? На меня смотри, сволочуга, на меня!»

Илья уставился в темноту. Никакого Вишнякова, разумеется, тут не было, он давно дрых в своих хоромах на последнем этаже новой высотки. В кроватке завозилась Машка, перевернулась на другой бок и засопела. Светка плотнее закуталась в одеяло.

– Свет, – Илья придвинулся ближе, – ну прости, пожалуйста. Я виноват.

– Не подходи ко мне, скотина, – негромко сказала жена, – пошел к черту. Проваливай. А если Машку разбудишь – убью.

Илья тронул Светку за плечо, попытался повернуть ее к себе и получил локтем под дых, да так, что дыхание на миг перехватило. Понял – он поднялся с дивана и поплелся в соседнюю комнату. Там имелась кровать, оставшаяся от бабкиного гарнитура, с кривым матрасом и жутко неудобная. И вообще комната напоминала карцер: маленькая, темная даже днем от буйно разросшихся берез за домом, и всегда какая-то промозглая, зимой и летом. Зато тут имелся один укромный уголок.

Илья плотно закрыл дверь, постоял немного, прислушиваясь, и аккуратно, стараясь не шуметь, снял с косяка обналичку. За ней имелась небольшая ниша в кирпичах, шириной ровно с пол-ладони, неглубокая, но места для «тауруса» там оказалось достаточно. Илья положил револьвер в пакет, сверху замотал газетой и убрал в тайник, вернул на место наличник, стукнул пару раз кулаком, плотнее прижимая к стенке. Включил свет, отошел, посмотрел – со стороны ничего не видно, только на полу осталась мелкая труха и пыль. Завтра – Илья разделся, убрал вещи на место и только собрался в душ, как из шкафа раздался жутковатый нарастающий гул. Мобильник на беззвучке издавал невообразимые звуки, Илья нашел в карманах пиджака телефон и нисколько не удивился, увидев определившийся номер. Валерка то ли проспался за это время, то ли еще не ложился. Второе, как выяснилось.

– Илюха, – выдал Вишняков, – выручай. Я забыл, у меня завтра встреча с заказчиком, випушник очередной. Хочет все, сразу и задаром. Съезди, пообщайся с ним, а то я не в форме. Ольге утром позвони, она скажет, где, с кем, во сколько.

Фоном к этим словам шли звуки боя: что-то неестественно гремело и скрежетало, слышались чьи-то веселые матюки. Валерка все еще сидит за компом и оторваться не может от своей любимой игрушки, куда вбухал если не состояние, то половину уж точно. И еще вбухает, если завтра випушник согласится на сделку.

– Комп гаси, – сказал Илья, – или сам поедешь. Ну, давай. Раз…

– Шантажист, – проговорил Вишняков, – руки мне выкручиваешь. На, подавись.

Послышались щелчки, потом протяжный звук, извещавший о завершении работы операционки.

– Доволен? – Валерка говорил сквозь зубы, затягиваясь сигаретным дымом.

– Вольно, – усмехнулся Илья, – спи давай, именинник. Съезжу, конечно.

На том и расстались. Илья полежал немного, глядя в потолок «карцера», и решил, что Светку он дожмет завтра же, вернее, сегодня, как только вернется со встречи. А Валеркой займется на другой день, и тому живым не уйти, пока не расколется. А то додумался: ствол в ресторан притащил, этакую комедь устроил… Поставил будильник на половину восьмого и решил, что за пять с половиной часов вернет себе человеческий облик и не напугает богатого заказчика своим видом.

Тот, вопреки ожиданиям, оказался адекватным и вменяемым, непонятного и немыслимых скидок не просил, сразу озвучил бюджет и свои пожелания. Встреча не затянулась, проект договора составили тут же, представитель заказчика повез его на согласование, а Илья на все четыре стороны. Для порядка заехал в родную контору, прошелся по кабинетам, поздоровался, пересчитал сотрудников. Торта в холодильнике не было, зато на мусорке стояла хорошо знакомая коробка: водитель был прав, сегодня десерт пошел на ура. А попутно Илья поймал на себе бесчисленное число любопытных взглядов. История, как зам набил физиономию руководству, была сегодня темой номер один, и разнесла весть, разумеется, Олечка. Она обнаружилась в приемной, за своим столом напротив запертого Валеркиного кабинета.

– Валерий Николаевич заболел, – озвучила секретарь официальную версию, Илья отдал ей документы и поехал домой. По дороге набрал Валерке, но тот оказался недоступен. Выходной себе решил устроить, а заодно и бланш под глазом подлечить. Но тут дня мало, неделя нужна или дней десять.

Илья позвонил Светке, послушал длинные гудки и отбился. Злится, понятное дело, и в этот раз простыми извинениями не обойдется. Нет, он виноват, но и Светка тоже хороша: какого черта она за Вишняковым в бильярдную потащилась? Сеанс психотерапии провести или все гораздо проще, чем кажется? У Валерки все преимущества, если уж начистоту, и на Светку он иногда так поглядывает, что хочется вот просто так, на ровном месте, рожу ему начистить, в точности как вчера.

Всю дорогу домой Илья так и этак крутил варианты, как вывести Светку на разговор о вчерашнем. В лобовую не получилось, надо искать обходные пути. И по всему выходило, что здесь поможет только время, когда схлынет обида, как прошла боль от удара. Неделя или месяц, но в любом случае столько ждать он не может. Так ничего толком и не решив, Илья припарковался у подъезда и пошел домой. Достал запасной ключ, что нашел еще утром, пропихнул в замочную скважину. Рыскал в темноте, торопясь на встречу, и не был уверен, что нашел то, что искал. Но ключ неожиданно легко повернулся, дверь распахнулась, Илья перешагнул порог, захлопнул дверь. Гулкий хлопок прозвучал неожиданно громко, в квартире было очень тихо, так, как бывает в заброшенных зданиях. Илья постоял немного и заглянул в комнату.

Шкафы открыты, на диване, кресле и в Машкиной кроватке лежат вещи – Светкины и дочкины, вперемешку. У окна большая расстегнутая сумка, полупустая пока, на подлокотнике кресла чашка с недопитым кофе, телевизор работает, но без звука. Во второй комнате то же самое, только барахла поменьше: похоже, Света успела перенести все в одно место, да так и бросила. Значит, ее вчерашние слова были не пустой угрозой, она решилась осуществить ее. И, возможно, сейчас уже далеко отсюда, уехала, прихватив половину вещей, бросив ненужное. И увезла с собой дочку.

«Дура, идиотка!» – Илья снова схватился за телефон, набрал номер жены, из трубки понеслись длинные гудки. Скинул, набрал еще раз, потом еще с тем же успехом, потом опустил мобильник. В унисон гудкам из трубки слышался знакомый звук, он доносился точно из подъезда или с улицы, тихий, еле слышный. Илья закрутился на месте, с трудом осознавая происходящее, а внутри точно пружина сжималась. Вот только сейчас, сию минуту, он понял, что здесь что-то не так, вся обстановка не то, чем кажется, и что-то произошло, совсем недавно. Застыл на месте, насторожился и выскочил в коридор. Звук несся оттуда, из-под груды вещей на диване. Под Машкиными платьями и старой курткой нашелся мобильник, там же оказался и кошелек с небольшой суммой наличными и Машкины документы в отдельной папке. Косметика, расческа, пачка тонких сигарет – Илья рассмотрел каждую вещь по отдельности, кинул обратно. И плюхнулся рядом. Все выглядело так, точно Светка начала собирать вещи, а потом схватила Машку и без денег, без телефона и документов умчалась черт знает куда, точно спасалась от кого-то.

«Что за черт», – Илья уже собрался позвонить Светкиным родителям. С тещей он еще мог кое-как общаться, а вот тесть зятя люто ненавидел и скрывать это особо не пытался. Считал, что Светка промахнулась и сделала невыгодную партию. Илья поначалу пытался переубедить упертого мужика, но потом плюнул на это дело, решив доказать свою состоятельность не словами, а делом. Для начала квартиру купить в хорошем районе, и не в ипотеку, а на свои.

И тут вдруг осенило моментально: а ведь это похоже на ограбление. Ключи-то он вчера потерял, а кто-то их подобрал, может, из персонала ресторана, может, еще кто. Заведение Валерка выбрал недешевое, и, как само собой разумеется, все гости считались обеспеченными людьми, и в их квартирах есть, чем поживиться. Это не Светка вещи собирала, а кто-то другой копался в шкафах, искал тайник с деньгами. Но куда она пропала? И где Машка?

Илья выскочил в кухню, огляделся. Тут порядок, если не считать немытой посуды в мойке и остатков завтрака на столе. Масло растеклось по тарелке, недоеденное печенье валялось на скатерти, молоко в яркой, со смешными рожицами детской кружке покрылось пленкой. Илья вернулся к комнату, осмотрелся еще раз, потом прошел во вторую. Постоял среди бардака, наливаясь злостью на себя, на свое бессилие – он реально растерялся. Первую же мысль звонить в полицию отверг сразу: что он им предъявит? Разгром в квартире, остатки еды? Смешно, его пошлют куда подальше. И что прикажете, вот так столбом стоять? Валерке позвонить, может, он что дельное подскажет. Если ответит, конечно.

Напряжение и отчаяние росли, Илья снова взял Светкин мобильник, проверил вызовы. Нашел только свои среди пропущенных, вчерашние и несколько сегодняшних, других звонков не было. Бросил трубку на диван, пересек коридор, потом обратно, затормозил у двери в ванную, распахнул настежь.

Машка сидела спиной к стене и точно спала, прижавшись щекой к стенке шкафчика. Ну в точности как кукла, с косичками, с голубыми бантами, в синем платье с вышивкой и кружевами, будто на праздник собралась. Хотя да, у них в детском саду что-то такое намечалось, Светка говорила пару дней назад…

– Машка! – Илья кинулся к дочке, схватил за руки, потянул на себя. И оторопел, чувство такое, точно две сосульки в пальцах сжал. Машка безвольно дернулась, повалилась вперед и при этом не проснулась, не открыла глаза. – Машка, ты чего? Ну-ка посмотри на меня! – Илья грохнулся на колени, подхватил дочку за плечи, легонько встряхнул. Машка жутковато шевельнулась, точно ее за веревочки дернули, и не ответила.

– Машка! – Илья обхватил ей затылок, поднял голову. Да так и застыл: ладонь покрылась чем-то липким, какой-то жирной маслянистой дрянью, душной и сладковатой. Илья убрал руку и уставился на собственную ладонь – та была в крови, густой и темной, так бывает, когда рана начинает подсыхать. «Что за…» – он заглянул Машке за спину и прикусил губу, чтоб не заорать: затылок девочки превратился в кровавую кашицу, она покрывала волосы, воротник и спинку платья, на плитке висели тяжелые бурые сгустки. Машка вздрогнула, потом еще раз, Илья подхватил ее на руки, вынес в комнату и положил на диван. Девочка так и не открыла глаза, голова ее повернулась набок, на подушке появились темные пятна.

Илья потянулся проверить у Маши пульс, но отдернул руку, его точно кипятком обожгло. «Скорую» надо – он набрал номер, кое-как продиктовал адрес и причину вызова.

– Ударилась головой? – уточнила диспетчер, и в трубке слышался костяной стук клавиш. – Крови много?

– Много, – выдавил из себя Илья, – очень много. Скорее, пожалуйста.

Прилетели мигом, точно внизу ждали. Невысокий лысоватый врач в очках и вертлявая фельдшер с ним прошли в комнату, не обращая внимания на бардак, склонились над Машкой. Илья отошел к подоконнику и прикусил костяшки пальцев. От озноба малость потряхивало, а предчувствие чего-то ужасного, непоправимого точно парализовало. Он видел врачей, слышал их голоса, но не понимал ни слова, будто они говорили на другом языке. Видел, как врач перевернул Машу на бок, как осторожно потрогал края огромной, в полголовы, раны, как перевернул девочку на спину, как проверил у нее пульс и рефлексы. Потом отступил на шаг и принялся стягивать перчатки.

– В полицию звони, – бросил он, и фельдшерица, покосившись на Илью, вытащила из кармана старый мобильник, принялась жать кнопки.

– Что там? – кое-как проговорил Илья. – В больницу поедем?

Врач почти с ненавистью глянул на него, скривился, только что на пол не сплюнул.

– Ага, за третий корпус… Вы бы еще через два часа позвонили.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16