Кирилл Берендеев.

Пришельцы. Сборник фантастики



скачать книгу бесплатно

По дороге мы продвинулись на километр, дальше находился пост. Такие тут были разбросаны практически повсеместно, что мобильные, что стационарные. Будто китайцы постоянно опасались вторжения. Или уж скорее бегства. Пророк дал знак сходить с шоссе, но тут же остановился.

– Скакун, ты у нас самый резвый, проверь, что там, – приказал он. Псих бы поспорил, я же безропотно подчинился. У Пророка было звериное чутье на непредвиденные ситуации, верно, потому и получил свое прозвище. А вот мне мое досталось «по наследству», от погибшего год назад в группе Всадника. До него я пока не дотягивал, удостоившись менее почетного прозвища. Да и резвости прежнего товарища мне, конечно, недоставало, майор говорил так уже по привычке. Хоть и столько времени прошло.

Включив инфравизор, я скользнул в кусты и, широкой дугой принялся обходить будку. Странное дело, тут Пророк прав, тепловых следов окрест не наблюдалось. Вообще никаких следов. Я подошел ближе, еще ближе, уже различал в окне станковый пулемет Тип-89, нацеленный в потолок. И только тогда увидел нечто странное, не сразу понял, что именно различаю. Осторожно подтянулся, заглянул внутрь. По идее, видеть меня находящиеся в будке не должны. Костюм размывал свое изображение, как-то хитроумно преломляя его так, что на моем месте сторожа видели бы лишь странное шевеление листвы за спиной, поднягивавшейся к окну.

Но сторожей в будке не оказалось. Я влез в окно, увеличил яркость визора. На полу валялось изрядное количество стреляных гильз, а сам пулемет, с силой пытались выдрать из гнезда, его заклинило, но рвали с невероятным усилием. Восемьдесят девятый держался на одном винте. Я осторожно прошелся по комнатке, заглянул в прихожую, в приоткрытую дверь.

– Артек, быстро сюда. Это по твоей части.


Две штурмовые винтовки «Норинко», НАР-10, разбросанные магазины, клочки одежды, пуговицы. И громадная лужа крови, даже не верится, что всего от двух человек. Артек молча нагнулся над ней, краем глаза ухватил что-то в кустах, потянулся. Брезгливо морщась, вытащил ботинок, внутри что-то хлюпало, нет, понятно, что. В этот момент подошли Пророк и Шут.

– Что это за месиво? – спросил последний. Артек пожал плечами.

– Могу сказать, что мы на остров не одни прибыли. Очевидно, кто-то еще свалился чуть раньше. Вот только странно…

– Что еще? – недовольно буркнул майор.

– Здесь даже асфальт холодный. Что говорить о содержимом ботинка. Будто в холодильнике держали. Вон, ледок плещется.

– И что это значит?

– Не имею представления. Но потрошили чем-то очень острым.

– Мачете? – спросил Шут.

– А он при этом отстреливался, – влез я. – Тут на всю ленту пулемет наработал, аж перегрелся.

– Значит, за Еленой пришли еще какие-то засланцы, – хмыкнул Пророк. И тут же одернул всех. – Ну, что стоим. Заложники сами спасаться не будут. Двигаем.

Мы двинули. На этот раз, Артек шел предпоследним, а группу, ведомую майором, замыкал я. Пересекли речушку, струящую холодные воды с вулкана, вышли на банановое поле – не удивился его наличию.

Китайцы тут и рисовые поля бы соорудили, да почва не позволит. Снова пересекли ту же речушку, у водопадика, высотой метра два, поднялись и через лесок добрались до поселка. Двигались молча, даже обычно говорливый Псих лишь обеспокоено сжимал в перчатке парализатор, оглядываясь изредка на меня, но ничего не говоря. Тишина стояла оглушительная. Даже на подходе к тем пяти-шести хижинам, собранным из коробок строительных домиков, что гордо именовались поселком археологов, не услышали ни единого звука. Будто костюмы глушили их. Сам Пророк, уж на что ко всему привыкший и все перевидевший, но и то, невольно отщелкнул на минуту шлем, желая увидеть все своими глазами, и этим едва не обесточив связь всей нашей группы. Спохватившись и помотав головой, вернул его на место. Опустил забрало стекла.

– Режим маскировки, – донеслось до меня.

В это мгновение вдали заработал пулемет.

– Проклятье, – ругнулся майор, добавив к этому еще пару непечатных выражений и шарахнулся в сторону. Не любитель обсценной лексики, тут он не смог себя сдержать. Стреляли где-то в районе раскопа. Пророк глянул на часы. Уже час с четвертью бродим по острову, надо поторапливаться, а тут еще непонятный переполох начинается. Вслед за очередью, с раскопа донеслись одиночные выстрелы, бухнула не то граната, не то выстрел из подствольника, заглушенный новой долгой очередью. Еще граната, и стрельба вдруг разом стихла.

Над головой почти бесшумно проскользила «Черная акула» – вертолет Ка-52, долго и усердно поставляемый нашими инженерами для нужд НОАК, не то в качестве компенсации за вхождение в антикитайскую коалицию, не то как возможная контрибуция, на случай Филиппин. Даже Пророк растерялся, увидев в самый последний момент эту модернизированную машину смерти. Впрочем, вертушке не было дело до пятерых диверсантов, пилота интересовало нечто иное. Снова по широкой дуге, точно заходя на неведомую цель, он приблизился к вулкану. Пророк схватил бинокль, долго вглядывался в уходящий за гору вертолет, теряющий высоту, скрывающийся за плотным лесом, скрывающим разломавшуюся некогда вершину вулкана. Наконец, он окончательно скрылся.

И снова тишина.

– Все, за работу, – приказал Пророк. – Не оглядываемся.

– Кажется, нам уже можно пользоваться обычным оружием, – хмыкнул Псих. – Чем пыжиться и привлекать внимание дергунчиками.

– Пока обождем. Маяк на месте, если все в порядке, уйдем напрямую. В такой суматохе…

– Похоже она только начинается, – он снова усмехнулся и прыгнул вниз с небольшого пригорка, торопясь пробраться к поселку с тыльной его стороны. Пророк последовал за ним, остальные, сообразно разработанному еще пять дней назад плану, принялись обходить домишки справа, пробираясь к небольшому деревянному мосту через сухой лог. Артек шел первым, я снова замыкал шествие.

В сущности, напрасные предосторожности, разве что, формальность соблюсти. Китайцы и так были взбудоражены происшедшим, никто не спал, все столпились у передатчика, находящегося возле въезда в поселок, кажется, заложницу, если она еще находилась тут, охранять бросили начисто. Бойцы народно-освободительной армии с тревогой вглядывались в черные небеса, в сторону вулкана, чего-то поджидая. Из динамика хрипло доносились какие-то команды, я разбирал их через слово. Вполне возможно, приказы сознательно отдавались не на официальном путунхуа, который у нас именуется мандаринским наречием, и который на всем юге и западе понимают с большим трудом, а на местном, юэ, именно для того, чтобы бойцы, забритые из местных, понимали в точности, о чем идет речь. Кажется, это имело колоссальное значение, раз уж офицерство так заполошилось. А значит, нам же проще войти и выйти.

Мы втроем быстро перебрались через дол, поднялись. Я обошел пост, Артем осторожно приблизился, подобравшись со стороны лога. Помехи мешали даже бойцам расслышать, что происходит, многие переспрашивали у самых востроухих. Неожиданно, в их среде оказался северянин. Ну, или тот, кто плохо понимал наречие. Ему начали пересказывать содержание переговоров штаба и войск с раскопа, перемежаемых приказами остальным частям, расквартированным на южной части Лонгдонга.

Хорошо, что это случилось, а то я тоже не шибко разбирал юэ, не то, что остальные члены нашей группы. Ведь, прежде я занимался диверсиями именно на севере, это полтора года назад меня перебросили во Вьетнам и затем влили в группу Пророка. Тоже история, о которой не хочется вспоминать. Жесткая и неприятная, как и все во время гибридной войны, когда пропаганда мешается с банальным разбоем, разбавляется санкциями и саботажем, сдабривается шпионажем и созданием террористических ячеек, по возможности, везде и всюду. Мелькнула мысль, а может и Елена как-то причастна к этому, ведь ее исследования денисовского человека – они же так важны для правящей партии. И это несмотря на то, что госпожа Хан, вернее, товарищ Хан, родом из враждебной, с давних пор, России, младшей сестре Поднебесной, стране, к которой в Китае относятся с пренебрежением, но и с изрядной долей уважения – опять же, случай, когда Достоевский мешается с председателем Мао.

– Враг засел у храма, его необходимо как можно быстрее выкурить, чтоб никто больше не пострадал. У нас и так потери в тридцать убитых и раненых, – торопливо объясняли северянину, вслушиваясь в хриплый говор начальства. – Говорят, пока один, но похоже, что их уже два. Туда три вертолета послали, сам видел, «Акула» пошла. Она-то справится. Поди знай, что эту заразу берет.

Последнее мне не понравилось совсем. Но договорить словоохотливому китайцу не дал Шут – внезапно выскочив из-за моей спины, он за пять секунд разрядил обойму, парализовал всех шестерых. Тут же перезарядил пистолет и двинулся к домикам, отчаянно махая нам рукой. Я едва различал его силуэт в инфракрасном диапазоне. Солдаты валялись, как кегли, возле его ног. Через минуту послышалась еще пара выстрелов – значит, есть сознательные бойцы в поселении, сторожат, не отвлекаясь на общее беспокойство.

– Сколько тут всего охраны? – спросил я у Артека. Тот пожал плечами.

– Много быть не должно, пока остров не стали глушить, большую часть переместили к раскопу. Но ты и так это слышал. Шут… черт, куда ты полез, нам противоположный дом нужен.

Артек бросился к Шуту на подмогу, я устремился к обратной стороне улочки. Режим маскировки работал странно, каждые минут пять приходилось дергать лепесток, чтоб снова заработали помехи, создавая иллюзию. Неожиданно столкнулся с Пророком, едва не засадившим в меня выстрел. Отвел дуло в последний момент. И это несмотря на то, что я обозначался синей галочкой на стекле, а китайцы, да вообще все остальные, кто не в группе – красными.

– Черт, мы так второпях друг друга положим, – сообразил он, опуская парализатор. – Весело же будет. Сколько вы вдвоем успокоили?

– Похоже восьмерых, – я услышал еще одно хлопанье пистолета. И еще. – Нет, девятерых.

– Значит, все прочие у заложницы. Давайте быстро. Слышал, что китайцы говорят?

– Слышал, всего двое…

Возле вулкана снова поднялась стрельба. На этот раз задействовали и Ка-52, который, приподнявшись над деревами, принялся поливать свинцом неведомого противника. Поднялся еще чуть повыше, трассы пуль поднялись следом, будто и его враг сумел неведомым образом оторваться от земли и незримый в инфракрасном диапазоне, продолжал оказывать сопротивление. Какое и как – непонятно.

– Чушь какая-то, – Пророк мало обращал внимания на вертолет, не то, что я, он методично выстреливал обойму в выскакивавших, один за другим, солдат, которые валились с крыльца, будто кегли. – Что за двое террористов здесь – в наших костюмах, что ли? Выходит, две группы? Но на черта нас не предупреждали!

В доме тоже работало радио, передавая сообщения по острову.

– Похоже, – теперь мне досталось снять ноаковца с балкона, он плавно съехал на гофру крыши. – Только уж больно устойчивые. И судя по вертолетам, с поддержкой беспилотников.

– Прям танки, – согласился Пророк. – Давай, через верх.

– Понял, – я подтянулся и перемахнул через балясины, оказавшись на миниатюрном балкончике, сделанном из половины бытовки. Тут же столкнулся с солдатом НОАК, стрелять некогда, двинул ему в челюсть прикладом пистолета и уже после сделал контрольный в голову, чтоб отдыхалось дольше.

Стрельба у раскопа продолжалась, переместившись чуть дальше и выше по склону горы. Вертолет отчаянно палил по воздуху, я ничего не видел, кроме его раскалено-белых винтов, полыхавших, будто прожектор. Внезапно сияние померкло, нечто, по размерам сопоставимое с «Акулой», промелькнуло между мной и Ка-52, а затем…. Винты внезапно остановили свой бег, прожектор погас. Я потерял вертолет из виду мгновенно, слыша только, как он с грохотом рухнул в джунгли.

В то же мгновение некто попытался дать мне в челюсть, шлем самортизировал удар, да и нападавший промахнулся. Что он видел, я не представляю, да, зазевался, упустив стража, но и он не больно-то рвался в схватку. Можно сказать, повезло. Выстрел, и солдат упал подле балкончика. Я поспешил внутрь и снова едва не столкнулся с Пророком, с трудом различая его в метре от себя.

– Елена здесь, – больше жестами, чем голосом, сообщил он. – Вышибай.

Дверь слетела с петель. Внутри находилась только археолог, испуганно вскочившая со стула и прижавшаяся к стене.

– Кто здесь? – испуганно вскрикнула она, закрываясь руками.

– Свои, – на русском ответил Пророк, отключая маскировку. – Свои.


Я говорил, что знал Елену шапочно, в младые годы видел ее в родном Хабаровске, даже пытался задавать вопросы, что теснились в голове, после пресс-конференции. Конечно, их было много, а времени у Елены Викторовны в обрез. Но вниманием юноши она была польщена, так мне показалось. После, я с ней несколько раз списывался, когда ее группа возвращалась – все реже и реже – из КНР. Она делилась событиями не очень охотно, а после и вовсе перестала отвечать. Не то цензура, не то возраст – Елена старше меня на двадцать лет, да и что ей до любопытства какого-то школяра, наверное, подобные письма (раз уж электронная почта руководителя экспедиции в открытом доступе на сайте) она получает в день не одно и, скорее всего, отправляет в корзину. Кто ж их знает, археологов?

Вот теперь довелось встретиться снова, после долгого перерыва. Как мне показалось, она ничуть не переменилась: большая любительница зеленых цветов и оттенков, госпожа Хан и сейчас оделась в рубашку салатового цвета навыпуск, черные брюки и мокасины. Волосы собраны в запоминающийся, по многим снимкам, хвост. Когда Пророк представился, объяснив ситуацию и велел остальным участникам, всем, кроме Психа, подходить к дому, Елена немного пришла в себя, огляделась, приводя одежду в порядок.

– Вы очень долго. Я уже перестала ждать.

– Вы же отменяли сигнал. Да и собрать команду…

– Нет, не отменяла, – настойчиво произнесла она, тряхнув головой. – Больше того, пыталась продублировать, мне кажется, сообщение прошло.

Пророк покачал головой.

– Штаб не получал. Только СОС с вашего корабля.

– Подождите, как не получал? Я там рассказала о событиях последнего месяца. О том, что отстранена от участия в раскопках, что отправлена сюда, что… постойте, вы и про Флориана Бурхарда ничего не знаете?

– Кто это? – спросил я.

– Что это?! – воскликнула она, шарахнувшись от моего голоса. Проклятье, маскировка не хотела отключаться. Нужно было ей выработать свои пять минут и только тогда успокоиться. Прямо как семимильные сапоги – ни сантиметром меньше.

– Елена, простите, – я поднял стекло шлема. Вид, должно быть, у меня в этот момент жутковатый: лицо, подсвеченное желтоватыми светодиодами матрицы, выводящей данные на стекло и вокруг размытые пятна темноты. – Маскировка не снимается. Глюк костюма.

– Скакун, хорош дурить, отсоедини шлем, – рявкнул Пророк. Снаружи послышались шаги, голос Артека сообщил, что идут свои. – Ну вот, все в сборе. Сейчас мы вас вытащим.

Маскировка сошла прежде, чем я успел отсоединить застежки. Елена только головой покачала. И спросила неожиданно.

– Это то самое канадское чудо, за которым наше… китайское правительство охотится уже лет пять?

– Оно самое, – кивнул я, решая, спросить ее о себе, юном энтузиасте денисовских исследований, которого она, может быть, вспомнит или лучше обождать. – Мы сейчас вас будем выводить, не волнуйтесь. Солдаты парализованы, они пробудут в отключке…

– Да подождите с солдатами. Вы не поняли. Надо вытаскивать Бурхарда из раскопа. Он же согласился на все, потому сейчас там шурует. Он и откроет храм. А этого допустить нельзя.

– Простите, я ни слова не понял, но у меня четкий приказ, – процеживая каждое слово, произнес майор, – Вытащить с острова только вас и никого больше.

– Вы даже не в курсе, что тут происходит.

– Согласен. И это не наше дело.

– Как раз ваше, и вашей команды. Именно сейчас Бурхард пытается проникнуть в храм, черт возьми, да вы слушаете меня или нет? Я никуда не пойду без него, если уж вы отказываетесь помочь мне.

– Простите, но я не знаю, ни кто это, ни ради чего нам мешать его раскопкам. Это что, какая-то шутка? – в комнату уже вошли и слушали перебранку Артек и Шут. Майор оглянулся на них. – Или профессиональная ревность?

– Объясните, что за храм? – добавил Артек. – Денисовцев?

– Господи, да конечно, нет. Это условное название. Послушайте… – Елена неожиданно замолчала, видимо, решая, как и что сказать. Ее больше никто не перебивал. Наконец, произнесла: – Знаете, если в двух словах говорить, так вы меня чокнутой посчитаете. Давайте я с предысторией объясню, – Пророк беспокойно двинул плечами, женщина истолковала его жест по-своему: – Можете не волноваться, про нынешнюю охоту тоже получится рассказать.

– Про другую группу засланцев? – уточнил Пророк.

– Это не… да и про них тоже, – решительно согласилась она.

– У вас десять минут.

– Мне хватит.

– Псих, а ты следи за дорогой. Мы выйдем через девять минут.

– Возле раскопа возня, так что поторопитесь, – заметил он, перемещаясь на край поселка. – Я снайперку нашел, если что – нарушу приказ. Тут и так такое…

– Понял, – наш любитель пострелять из всего мощного обрел новую игрушку. Пророк перевел взгляд на Елену и выразительно сел на второй стул, собственно, кроме двух стульев, стола и кровати, вернее, раскладушки, в комнатке не было ничего, даже шкафа для одежды, только крючки, с единственной пустовавшей вешалкой. Под раскладушкой находился ночной горшок, а на окошке, довольно грубо приваренная арматура решетки. Действительно, пленница. – Вы неделю здесь? Я имею в виду эту комнату.

– Почти месяц, – снова тряхнув головой, ответила она. – Меня отстранили сразу, как на раскопе появился Бурхард, инженер-материаловед из Вены.

– Так, сразу давайте по порядку. Начинайте с того, почему вы вообще остались здесь, хотя всех штатских…

– У нас специализированная миссия. Наша группа состоит на учете особой комиссии по истории и происхождению китайского этноса. Она занимается… – Елена запнулась. – Если в двух словах, то ее члены пытаются доказать жителям Поднебесной их самобытность. Неидентичность прочим народам и расам.

– Это что, – недовольно хмурясь, спросил Артек. – нечто подобное Третьему Рейху.

– Скорее, Рейх подобен. У китайцев это с античности, как и у многих других народов. У русских, у якутов, казахов, татар, да у кого угодно, вы найдете эпосы, посвященные самости великого народа, и ничтожности всех остальных. Возьмите хоть былины…

– Думаю, все поняли. Если можно, покороче. Только, чтоб Артек не переживал.

– Комиссия прежде занималась исследованиями Хомо эректус, человека прямоходящего. Прежде, при Мао, считалось, будто китайцы произошли от него напрямую, и никогда не соприкасались с Хомо сапиенсами, однако, позднейшие исследования, в том числе, проводимые, самой комиссией, вынуждены были отмести эту теорию как неверную. Подвел анализ генома. Но в нем нашли очень большой процент неизвестных маркеров, указывающих на другой вид людей. Позднейшие исследования указали, что это денисовцы, и вот тогда, в середине десятых, комиссия собрала ведущих археологов, разбросав их по всей древней части Поднебесной, от Амура до… до пещер Лонгдонга. Весь восточный Китай оказался перекопан исследователями. Прямо скажу, мне и моему отцу повезло – возле Бэйхая мы наткнулись на нетронутые останки десятков денисовцев, а затем, перенесли наши исследования на Лонгдонг.

– И что тут? – снова поторопил ее Пророк.

– Отчасти теория о происхождении китайцев именно от денисовцев верна, но не настолько, чтоб признать ее истинной. Наверное, еще годы исследований понадобятся, ведь в южных районах страны живут люди, в чьем геноме находится очень высокий процент маркеров именно денисовцев. И все же геном кроманьонцев превалирует, иногда очень незначительно. Хотя, я не исключаю, что после этот факт будет опровергнут, ученые в комиссии сплошь партийцы, и им выгодно показать то, о чем попросили. Ведь денисовцы, как известно, произошли от неандертальцев, а те откололись от кроманьонцев больше семисот тысяч лет назад… Я понимаю, вам это не интересно, но именно этому посвящены наши с отцом исследования и именно поэтому, нас не погнали вслед за остальными, когда на острове обосновались войска. Очень хотелось получить нужный результат, сами видите, сколько мы успели тут раскопать, прежде, чем началось все это.

– Переходите к храму, если не трудно.

– Это не храм. Просто название, чтоб не привлекать внимания. Я опять вернусь к исследованиям, уж простите. Дело в том, что три с половиной тысячи лет назад денисовцы будто испарились с острова. Мы находили их останки в немалом количестве, но самые поздние датируются именно этим временем. По составу костей определить, что послужило причиной не то гибели, не то спешного бегства населения с процветающего острова на материк оказалось невозможным – не находилось причин, пока мы не обнаружили в одной из заваленных пещер то, что военные назвали храмом.

– Они вмешивались в вашу работу?

– Скакун! – недовольно произнес майор.

– Нет, не совсем. Требовали результата побыстрее, иногда помогали с рабочей силой. Завалы к храму как раз они расчищали. На самом деле, это не храм, а некая капсула. По данным почв вокруг нее, мы определили, что она оказалась тут примерно в то время, когда денисовцы исчезли с острова. Было б логичным связать одно с другим.

– Чья это капсула и что в ней? – спросил Пророк, уже подозревая, о чем пойдет речь дальше.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7