Кирилл Шарапов.

Мертвый мир. Анклав



скачать книгу бесплатно

Первой мыслью Сергея было подойти, попытаться утешить, но он передумал, сейчас она переживала своё горе, и ей нужно его выплеснуть. Рыбак несколько секунд постоял у двери, после чего вернулся к камину. Жанна появилась минут через десять, она даже умылась, стирая с лица печаль, снова рядом с ним была сильная решительная женщина. Он показал ей шашку, не давая понять, что видел её слезы. Жанна прохладно отнеслась к коллекции холодного оружия. Повертела в руках меч и вернула на место. Над огнём подвесили котелок, видимо, хозяин посмотрел немало фильмов и репродукций, поскольку крюк для него был вделан в сам камин, что, по сути, должно было подчеркивать его старинный стиль.

– А это удобно – заметила Жанна.

Она вскипятила воду и сварила макароны, к ним пожарили мясо, два килограмма которого были в рюкзаке мужа.

– Устала? – спросил Сергей, снимая со сковородки плюющееся соком и пышущее жаром мясо, сдобренное красным и чёрным перцем.

Жанна кивнула.

– Так лучше. Не хочу вспоминать.

– Это не правильно, – заметил Рыбак, – Юра был мне другом, хорошим, верным, таких у меня никогда больше не будет, он был настоящим. И мы должны его помнить, как человека, как друга, как мужа.

Жанна улыбнулась.

– Я понимаю, просто…, – она запнулась, не зная, как описать.

Сергей улыбнулся.

– Я знаю, что ты чувствуешь, я тоже прошёл через подобное. Все, кто терял близких, знают каково это, особенно, если так стремительно и жестоко, видя их смерть и зная, что помочь ты не в силах. Всё пройдёт. Не сейчас, но пройдёт, картинка потускнеет, и уже не будет причинять боль.

– Или мы погибнем, – бросила девушка.

Сергей не стал просить её сплюнуть и постучать по дереву стола, а только кивнул, такова реальность нового мира, здесь можно умереть быстро даже подготовленному человеку, Юра, прошедший через войну, это доказал.

Рыбак открыл бар и достал бутылку дагестанского пятизвездочного коньяка. Судя по дому и его обстановке, вкус у хозяина был, и вряд ли коньяк мог оказаться сивухой. Свернув пробку, он принюхался, пахло божественно, все-таки тридцать лет выдержки. Взяв два пузатых бокала, он плеснул грамм по сто, один бокал оставил себе, второй протянул Жанне.

– Давай за Юрку.

Девушка, которая почти не пила последний год, взяла бокал и покатала коньяк, пахло хорошо.

– За Юру, – почти прошептала она, и из глаза прямо в бокал упала одинокая слезинка.

С минуту помолчали, залпом выпили. Жанна поперхнулась, отвыкла, да и много Сергей плеснул.

– Ещё? – спросил спутник, плеская себе грамм пятьдесят.

Жанна кивнула, она знала, что напиваться не стоит, но напиться хотелось. И Сергей это понял.

– Пей, я посторожу. Завтра отдохнём, посёлок обследуем, а сейчас будем пить. Ты много, я не очень.

– Спасибо, – уже не совсем трезвым голосом произнесла девушка и, взяв бутылку с коньяком, налила себе сразу грамм сто пятьдесят, после чего опрокинула залпом, пошло легче, вообще всё стало легче.

Девушка отрезала кусок мяса, закусила, как оказалось, зря, Сергей перестарался и переперчил, получилось очень остро.

Жанна схватила бутылку с водой и потушила бушевавший во рту пожар. Сергей же на это только хмыкнул и спокойно отправил в рот очередной кусок.

– Дело вкуса. Хотя я подозреваю, что давно сжёг вкусовые рецепторы. Слишком люблю делать пресное острым. Налить? – он посмотрел на уже ополовиненный коньяк.

Жанна кивнула. Рыбак улыбнулся ей и плеснул очередную порцию, правда, уже не такую большую. К концу бутылки Жанна едва могла стоять на ногах. К счастью, Сергей нашёл двуспальный надувной матрас, который надул и теперь собирался использовать его для прослойки между полом и спальником, спать в постелях, конечно, лучше, но выбить обычные матрасы и выстирать бельё, не было никакой возможности. Рыбак помог девушке встать и отвёл к уже расстеленному спальнику, отстегнул кобуру от пояса, снял ботинки и куртку, после чего уложил и застегнул молнию. Последнее, что видела Жанна, это как он придвинул к камину кресло, прикурил и сел, положив на колени дробовик мужа. Он словно застыл, завороженный пляской огня. Стало тепло и спокойно, она чувствовала, что этому человеку можно доверить свой сон. Девушка закрыла глаза и уснула мгновенно.

Жанна проснулась от собственного крика и увидела склонившегося над собой Сергея. Его лицо выражало крайнее беспокойство.

– Всё хорошо, – садясь рядом, тихо произнёс он, – это был просто сон.

Жанна попыталась вспомнить, что же ей приснилось, но не смогла.

– Умойся, станет легче.

Девушка кивнула и выбралась из спальника, сунула ноги в ботинки и доковыляла до тазика, который поставили подальше от огня, дабы не сбить ночью или в случае тревоги. Вода была холодной, она мгновенно остудила кожу, стало легче. Жанна подошла к окну и выглянула на улицу, ещё темно, но небо явно начинало светлеть.

– Может, тебя подменить? – повернувшись к Сергею, спросила она.

Он только отрицательно покачал головой.

– Я сплю в пол глаза, привычка с зоны, могли ночью порезать. Так что, отдыхай и не думай ни о чём, со мной всё в порядке.

Жанна кивнула и забралась в нагретый спальник, голос её спутника был уверенным и довольно бодрым, причём, не наигранно, а очень естественно. Через минуту она уже крепко спала.

Сергей поудобней устроил дробовик. Он прекрасно слышал, что девушка говорила во сне, только ей этого не стоило знать, уже трижды она обрушивалась на него с упреками, обвинила, что он погубил Юру, обзывала предателем. А перед тем, как проснулась от крика, сказала, что застрелит его. Подсознание не обманешь, она считает, что Рыбак виноват в смерти Юры. Возможно, это пройдёт, а может, и нет, и на утро она всё вспомнит, что может стать проблемой. Топор, поганец, взял с него слово, что он позаботится о ней, и как ему прикажешь поступить, если она его возненавидит? Но Жанна не вспомнила, она проснулась и совершенно не помнила, что ей снилось, подсознание пощадило её и не стало рассказывать, что оно думает по поводу Сергея.

– Ты как? – вполне участливо поинтересовалась она у парня.

– Норма, я же сказал, что могу прожить несколько дней, вообще не смыкая глаз, а так я нормально отдохнул, поспал в полглаза. Если ты сделаешь мне кофе, то я буду в полном порядке.

Девушка сходила на кухню и принесла ручную кофемолку старинной работы, зёрна и турку.

– Разведи огонь, – попросила она и принялась молоть.

Рыбак обрадовано запалил несколько тонких полешек, оставленных специально для разогрева завтрака. Он даже не рассчитывал, что она сварит кофе, думал, обойдётся растворимым. А по комнате уже плыл аромат свежемолотых зёрен, он быстро поглотил запах перегара, который властвовал до этого момента.

– Сергей, сколько сейчас времени? – спросила Жанна, ставя турку на огонь.

Рыбак посмотрел на часы.

– Половина одиннадцатого. А что, это важно?

Жанна задумалась.

– Наверное, нет. Сейчас макароны подогрею.

Рядом с туркой разместилась сковорода, на которую девушка плеснула подсолнечного масла, двести грамм она принесла с собой из старого мира, брать что-то из холодильника хозяев не рисковали, всё-таки тридцать лет прошло, да, по сути, и брать нечего: две бутылки масла и банка бычков в томате. Экспериментировать опасно. При желании можно запустить маяк и уже послезавтра ночью у них будет всё, что они пожелают, в разумных пределах, конечно. И бычки, и масло, да хоть тигровые креветки. Служба снабжения ворот исправно отрабатывала деньги, беря процент себе, нет в прайсе, заказывайте, мы привезём.

Жанна помешала макароны ложкой и выложила их на тарелку, вовремя сумела снять с огня турку, мясо решили не греть и холодное вкусное. Девушка срезала проперченную корочку, которую тут же захапал себе Сергей.

– Ночь прошла спокойно?

Сергей понял всё верно, она спрашивала не о своих снах.

– Да, в городе, правда, стреляли, я как раз окно приоткрыл, чтобы покурить. Несколько длинных очередей, потом всё смолкло. Звук выстрела разносится ночью километров на семь-десять, был небольшой ветер, а значит, он слегка глушил, вывод – стреляли где-то километрах в пяти.

Жанна быстро доела свою порцию, настроение поднялось, захотелось действовать, она снова была полна сил, даже голова от выпитого вчера не трещала. Девушка расчесала свои гладкие шелковистые волосы и собрала их в хвост, пока у них есть вода и огонь, она сможет поддерживать свою красоту. Вчера Жанна нашла время и вымыла их, сколько грязи пришлось с себя соскрести после уборки, даже думать не хотелось.

– Чем займёмся сегодня? – спросила она, когда Сергей отодвинул пустую тарелку.

– В домах может быть много полезного, люди здесь жили состоятельные. Можно и драгоценностей найти, оружие или крупы, если герметично закрыты или в банках каких хранились. Короче, есть что поискать. Да и домов прилично, я насчитал с чердака почти тридцать штук.

– Значит, мародёрка?

– Мародёрка, – согласился Сергей.

Жанна решительно поднялась и передернула затвор автомата. Сергей встал более спокойно, взял АКМ и, всё проверив, передернул затвор.

– Пошли.

Его голос был ровным, никакого возбуждения, которое испытывала девушка, для него это не приключение, а работа. Он освободил под трофеи свой рюкзак и подвесил к нему дробовик.

Перед тем, как выйти из дома, Жанна несколько минут разглядывала в бинокль ближайшие дома и улицы. Правда, до крайней пятиэтажки было почти пять сотен метров, но для хорошей оптики это не расстояние. Вроде ничего подозрительного. Никакого движения, никаких бликов. Уже выходя, девушка бросила взгляд на две посмертные записки, их не стали выбрасывать, оставили на столе и забыли, надо будет потом прочесть. Хозяев Сергей похоронил ещё вчера, пришлось повозиться, яму он копал минут сорок. Они с Жанной аккуратно опустили их и молча закопали. Только когда Сергей вбил в изголовье холма самодельный крест из двух досок, девушка тихо произнесла:

– Спасибо за приют.

На кресте белой краской написали имена. Её звали Мариной, его Иваном. Их похоронили за домом, чтобы с дороги не было видно свежей могилы, это могло привлечь ненужное внимание.

Сергей ждал Жанну у дверей.

– Всё чисто, – ответила девушка на его взгляд. Ни людей ни зверей.

Спутник кивнул, также молча отпер дверь и вышел наружу, держа автомат наготове.

В первом доме дверь была открыта, а точнее прикрыта, на пороге валялась человеческая рука, она мешала двери захлопнуться.

Жанна брезгливо бросила на неё взгляд, но никаких причитаний Сергей от девушки не услышал, та уже спокойно воспринимала смерть, особенно, если человек умер давным-давно и не был ей знаком.

– Его разорвали, – разглядев небольшой холл, прокомментировал Рыбак.

Дом был другой планировки, от двери шёл небольшой коридор в пару метров длинной и только после этого вошедший попадал в холл. Вот по этому холлу и были разбросаны останки хозяина руки, поскольку не факт, что он был хозяином дома. К счастью, щель от незакрытой двери оказалась слишком мала и непогода не успела погулять по дому, а окна оказались целыми, хотя в одном месте на потолке виднелось свежее пятно, видимо, крыша всё-таки протекла. Стены холла были в старых почерневших пятнах крови, такое ощущение, что поработал мясник. Но следы на паркете отчетливо говорили, что это был не человек, или уже не человек. Глубокие царапины, каждая по пол сантиметра, всего их насчитали десять.

– Что думаешь? – не опуская автомат и держа на прицеле лестницу, ведущую на второй этаж, спросил Сергей, взглядом указав девушке на паркет.

– Это было что-то большое, – проведя рукой по царапинам, сделала вывод Жанна. – Оно двигалось на двух ногах или лапах и имело…

– Десять пальцев, – закончил за неё Рыбак. Выводы совпали.

– Ты думаешь, это был человек? – вставая и держа автомат наискосок стволом вниз, так, чтобы его можно было моментально вскинуть, спросила Жанна.

– Мы вместе смотрели видеоблог «Проекта» и видели запись с мутантом, которую сняли разведчики. Похоже, здесь похозяйничал именно он. Кровавый след тянется от двери. Скорее всего, тело сюда притащили. Здесь больше места, напавший выбрал более удобную столовую. Значит, вывод прост – у него есть интеллект.

Жанна подошла к черепу, валяющемуся в стороне от костяка.

– Кто-то сделал из него чашу, – присев рядом и осмотрев повреждения, прокомментировала она, – снесли макушку и просто выпили, а может, вылизали, хотя, похоже, выскребли, тут внутри царапины от когтей. Надо бы… – начала девушка.

– Хоронить не будем, – отрезал Рыбак. – Задолбаемся, если тут в каждом доме по мертвяку, мы дня два будем только могилы рыть. Двигаем дальше, смотрим в оба, возможно, мутант давно подох, а может, ошиваться в окрестностях.

Жанна кивнула и медленно двинулась к двери, ведущей на кухню.

– Пусто, – крикнула девушка, – но много следов, наверное, мыши какие-то, всё прогрызено. – Она появилась в дверях минуту спустя. – Я там нашла две банки с рисом, жестяные, вроде нормальный, весом около кило.

– Тащи сюда, – приказал Сергей.

Жанна беспрекословно подчинилась, она приняла его командование и авторитет и молча следовала указаниям, во всяком случае, пока. Сергей меж тем тронулся к двери, которая не выглядела декоративно, скорее, она была похожа на входную, и вела либо в гараж, либо в подвал. Она оказалась не заперта. Рыбак быстро достал отвёртку, которую прихватил на всякий случай, и раскрутил доводчик. Теперь он не будет мешать ей, нормально открыться. Вскинув автомат, он шёпотом сам для себя произнёс:

– Бойся, – и пнул дверь.

Стремительную атаку Сергей проморгал. Единственное, что успел сделать, это отпрыгнуть назад, огрызнувшись короткой очередью, все пули прошли в стороне. Тварь, точная копия мышки размером с кошку, которую Жанна завалила в гараже, не вписалась в проём и влетела в торец двери, та ударившись о стопор, начала закрываться. Зверушка, перевернувшись в воздухе, ловко приземлилась на четыре лапы и снова повторила прыжок, на этот раз, попав точно в проём. Короткая очередь, и тушку отшвырнуло обратно в гараж. Сергей повернул голову. Жанна стояла в дверях кухни, возле её ног валялись жестяные банки, которые даже не раскрылись при падении. Девушка держала дверь в гараж под прицелом, ствол в руках даже не шелохнулся.

– Ещё две, – тихо сказала она.

Сергей быстро развернулся и успел заметить стремительную тень, метнувшуюся из-под стеллажа и скрывшуюся за стоящим на ободах BMW пятой серии. Твари не атаковали, они ждали, пока люди сами войдут в подвал.

– Где вторая? – тихо спросил Рыбак, его голос слегка подрагивал, он не мог признаться даже себе, что испугался, и пытался списать это на адреналин.

– Где-то там, она тоже за машину нырнула.

Жанна сместилась и теперь стояла за спиной Сергея, получилось, что они идут классическим уступом.

– А в гараж нам всё равно нужно, там может быть много полезного. Да и оставлять тварей рядом со своим убежищем – не самая лучшая идея. Вдруг у них здесь всё ходами прорыто. Крысы, или мыши, или хрен знает кто это, могут проделывать подобные штуки.

– Ты чего оправдываешься? – поинтересовалась Жанна. – Надо, значит пойдём.

Сергей смутился, неужели он действительно так испугался, что даже не думает, что говорит.

– Я открою дверь, ты следишь, – отдал он приказ, стараясь, чтобы голос звучал уверенно. – Если тварь рыпнется, бей.

Он взял дробовик, заряженный патронами с картечью. В данном случае это будет лучше автомата. Чуть сместившись, Рыбак несильно толкнул дверь стволом и тут же отпрыгнул. Дверь дошла до упора и замерла, гараж терялся во тьме, только луч от подствольного фонаря на дробовике рыскал по стенам. Без света лезть внутрь глупо, наверняка твари видели в темноте великолепно и только и ждали, когда жертва войдёт. Возникла патовая ситуация: люди не могли войти, покинув освещенный холл, твари не могли атаковать.

– Счастье, что в нашем гараже по верху шли окна, – тихо заметила Жанна, – иначе меня бы эта кошка-мышка свалила бы стопудово. Может, отступим? Глупо лезть на рожон.

Сергей понимал, что девушка говорит дело. Но гордость не позволяла, да и оставлять дом не зачищенным глупо. И Сергей решился, вжав приклад в плечо, он встал в проёме, стараясь осветить как можно большее пространство. Тут и Жанна не подкачала, она отстегнула от пояса фонарь и выставила над плечом приятеля, освещая гораздо большее пространство.

Тварь, притаившаяся в темноте, рванула под стеллаж. Сергей лишь заметил стремительное смазанное пятно и нажал на спуск. Он промазал, слишком быстр был мутант, картечины угодили рядом, но две, срикошетив от бетонного пола, сбили бросок и отшвырнули тушку к стене. Тварь, развернувшись, собралась броситься, но подвела раненая задняя лапа. Рыбак быстро передёрнул цевьё и влепил ещё один заряд прямо в морду. Вторая мышка-кошка атаковать не стала. Сергей увидел, как из-за машины метнулась стремительная фигура и исчезла за стопкой покрышек. Бегство противника произошло так быстро, что Рыбак даже не успел перезарядить дробовик.

– Похоже, пусто, – снова передернув цевьё и делая шаг вперёд, произнёс он.

Жанна шла следом, калаш она повесила на грудь, в правой руке держала Грач, а в левой фонарь, пользуясь им как целеуказателем.

– Нора, – раскидав покрышки, констатировал очевидное Сергей.

– Надо будет наш гараж и подвал обследовать на предмет нор. Скорее всего, она там должна быть, ведь как-то та тварь, что бросилась на меня вчера, туда попала, – сделала совершенно логичный вывод Жанна.

Сергей только кивнул.

– Следи за норой, а я осмотрюсь.

Девушка кивнула и навела пистолет на лаз.

На осмотр подвала ушло меньше двадцати минут. Добычей Сергея стали две канистры с машинным маслом и двадцать литров бензина, видимо, его хозяин держал в хорошей герметичной таре на всякий случай. Также нашёлся баллон с газом и плитка, если баллон не пустой, то это хороший трофей.

– В подвал пойдём? – глядя на плотно закрытую дверь, спросила Жанна.

– Заглянем. Держи нору в поле зрения.

Рыбак включил подствольный фонарь и аккуратно подошёл к двери, после того, как его атаковали в гараже, он стал осторожней. Пинать дверь со всей дури не стал, тихонько толкнул ногой и отпрыгнул в сторону.

– Чисто, – крикнул Сергей, осмотрев помещение, он медленно вошёл внутрь, подсвечивая путь тактическим фонариком.

– Что там? – крикнула Жанна.

– Хлам, от пустых трёхлитровых банок до старых лыж, которым стукнуло пятьдесят лет, когда о катастрофе ещё даже не думали, настоящий раритет. Слушай, откуда у наших соотечественников это дурацкая черта, ничего не выкидывать, а складировать в надежде, что пригодится?

Девушка вошла следом, АКМС висел у неё на груди, а в руках были пистолет и фонарь, который существенно добавил света.

– Понятия не имею, – осмотрев завалы из различного хлама, ответила она. – Может, просто люди старой формации. Мы, ведь, не знаем, сколько лет исполнилось хозяину этого дома. Если около пятидесяти, то он родился в Советском Союзе, а тогда в жизни всё было дефицитом, поэтому ничего и не выбрасывали. Мне так дедушка рассказывал. Кстати, – она улыбнулась, – тот ещё старьёвщик, бабушка с ним постоянно боролась. У нас на старой даче стоял вагончик, забитый всяким шмотьём, старыми лыжами, чемоданами, какими-то бутылками, поломанным садовым инвентарём. Будешь рыться?

Рыбак внимательно осмотрел заваленный подвал, глянул на котёл отопления, только он не был завален вещами, и отрицательно покачал головой.

– Быстро осмотрим дом, перетащим трофеи к себе в гараж и пойдём смотреть следующий.

Пока Сергей обследовал второй этаж, девушка быстро осмотрела первый. Ничего интересного: несколько пачек денег в столе, внушительная золотая печатка, но ничего особенного, массивный браслет из того же металла, составленный из толстых звеньев и имени Игорь. Видимо, хозяин дома имел достаточно плохой вкус, украшения были рассчитаны на показуху статуса, такими в не очень качественных отечественных фильмах козыряли бандиты средней руки.

Сверху спустился Сергей.

– Как рыбалка? – поинтересовалась Жанна.

– Неплохо, – положил на стол гладкоствольное полуавтоматический дробовик Benelli M4 Super 90, – человек подготовился к апокалипсису. Ещё три сотни патронов, хороший улов, несколько золотых побрякушек, пистолет ТТ, явно с раскопок, к нему два магазина.

– Я думаю, хозяин был бандитом средней руки, – указав взглядом на печатку и браслет, заметила Жанна. – Вот только непонятно, откуда хлам в подвале.

Тут её взгляд упал на стену, на которой висели несколько фотографий. Похоже, и эта тайна открыта. С пожелтевших, покрытых пылью, фотографий на них смотрел крепкий мужик лет шестидесяти, причём на одной из фотографий были видны руки, пальцы покрыты наколками перстней, а на тыльной стороне ладони изображена половина солнца.

– Сиделец, – бросив взгляд на фотку, прокомментировал Сергей. – Вот это, – он ткнул пальцем в перстень, на котором изображён кинжал, обвитый змеей, – означает агрессию и тайную угрозу. Владелец перстня отбывал наказание за умышленное убийство. А вот этот, что он отсидел от звонка до звонка. А восходящее солнце означает свободу. Похоже, дом может таить в себе немало сюрпризов, нужно хорошенько всё обыскать.

– А хлам в подвале?

– Хлам мог остаться от родителей или ещё каких-то родственников, свалил всё сюда, и хрен бы с ним. Может, не успел выбросить, может, не захотел, – пожав плечами, выдал Сергей вполне правдоподобную версию. – Уходим или устроим тотальный обыск? Если мужик был тёртым, то здесь полно тайников.

– Давай, – согласилась Жанна, – но не долго. Скажем, часок повозимся, если ничего не найдем, то отчаливаем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении