Кирен Осборн.

Мгновенно исчезнувший



скачать книгу бесплатно

– За счет заведения.

Перед Тео появилась стеклянная вазочка, до пределов наполненная успевшим подтаять мороженым. Фрукты тонули в нем, оставляя на поверхности цветные пятнышки.

– Благо… дарю, – неуверенно отозвался мужчина, встретившись с очередной гримаской чересчур уж навязчивой работницы. Тео мог сказать наверняка, что в конце вечера найдет в тонкой книжечке не только счет, но и номер телефона, написанный на салфетке кокетливым почерком. Он не станет выбрасывать его. Оставит на тот случай, если в старости ему вдруг будет катастрофически не хватать любви. – Она хотя бы знает, что у меня сегодня день рождения?

Тео пришлось приложить ладонь ко рту, чтобы его голос не звучал слишком громко.

– Нет, конечно. Иначе она уже давно сидела бы у тебя на коленях и кормила бы тебя с ложечки, не переставая говорить о том, как очаровательны глаза на твоих запястьях, – тон Нормы прозвучал иронично, но высокие нотки выдали в нем раздражение, не позволяя принять сказанное за шутку. – Пожалуй, мне стоит сообщить ей, сколько лет тебе исполнилось. Думаю, она будет неприятно удивлена.

Мужчина только хихикнул в ответ, наливая сперва своей собеседнице, а потом и себе:

– Между прочим, девушки любят мужчин постарше. Тебе ли не знать.

Норма зло сверкнула глазами; Тео потупил взгляд. Они никогда не говорили о том, что случилось ровно год назад, но было очевидно, что ни один из них не забыл об этом. Ни один из них не сможет забыть. Или, по крайней мере, не так скоро. Масла в огонь подливали посторонние люди, считающие своим всенепременным долгом попричитать рядом со странной парочкой, упомянув не только о том, как пострадала гордость девушки, но и о том, что еще в юном возрасте эти двое славились весьма нехорошими выходками. Да и вообще, таким, как Тео, не место в приличном обществе.

Покосившаяся верхушка мороженого наклонилась ближе к поверхности стола, после чего неспешно сползла на скатерть.

Тео в приличное общество и не стремился. Его вполне устраивала компания Нормы, и именно по этой причине он старался как можно реже затрагивать опасную тему. Прямо сейчас мужчина успел всячески отругать себя за длинный язык.

– Кхм… Ты вроде бы хотела сказать мне что-то о Хизер, – неуверенно начал он, пытаясь подступиться к подруге дружелюбно и ненавязчиво. – Той самой вульгарной даме, которую ты бы не желала приглашать к нам в дом на ужин…

Норма неспешно взвесила в голове все за и против, после чего легонько кивнула, заключив, что ее мимолетная обида теряет вес в свете имеющейся новости. Прежде чем заговорить, девушка одним движением опрокинула целый бокал вина в приоткрытые губы. Потом тихонько прокашлялась. Тео заподозрил, что дело заключалось в чем-то более серьезном, нежели личная неприязнь подруги к развязной татуировщице.

– Вчера вечером ее нашли в собственном доме. Мертвой, – Норма подождала, пока собеседник нальет ей еще, не преминув сразу же расправиться с алкоголем. – Ничего странного, казалось бы.

То есть, само собой, никто не ожидал, что молодая, здоровая женщина может ни с того, ни с сего умереть… Впрочем, чего только не случается с людьми. Ты ведь не был близко с ней знаком?

Мужчина отрицательно помотал головой. Девушка с удивлением обнаружила, что на его лице не отразилось ни капельки расстройства – она была уверена, что Хизер с Тео связывало нечто большее, чем простое, но абсолютно неуемное желание последнего превратить себя в ходячую картинку. Кондиционер тяжело кашлянул; немолодая работница, стоящая за стойкой, ожесточенно ударила по нему ладонью. Было очевидно, что, потеряв старенький, но мощный воздухоохладитель, ресторанчик лишится вожделенной прохлады. Вслед за прохладой уйдут и посетители. Норма напряженно постучала короткими ногтями по собственному запястью.

– То есть, ты не можешь сказать мне, было ли в ней что-то… Необычное?

Насколько Норме помнилось, сама она видела Хизер лишь однажды. В ту ночь было очень темно, и звонок в дверь в половине третьего заставил девушку понервничать, так как гостей она не ожидала. Заявившись на порог, потрепанная рыжая бестия громогласно заявила, что пришла к Тео. По ее словам, мужчина сам совершил звонок, едва ли не в слезах умоляя женщину приехать к нему сейчас же. Транспортного средства перед их домом припарковано не было, из чего Норма сделала вывод, что гостья передвигалась на своих двоих. Помимо наглости, проявленной Хизер, и ее неприятной манеры разговаривать, девушка не заметила в ней больше ничего примечательного. Обычно так выглядели женщины, чья судьба сложилась не слишком гладко, но в личную жизнь Хизер Норме хотелось влезать меньше всего на свете. По крайней мере, в тот момент.

– Милая моя, почти в каждом человеке можно найти что-то необычное. Если постараться, – Тео набил полный рот мороженого, чувствуя, как холод обжигает щеки. Кусочек киви попался внутри него совершенно неожиданно, и мужчина едва не поперхнулся. Он не мог понять, к чему клонит собеседница, но не видел объективных причин что-либо от нее утаивать. – Пожалуй, для меня Хизер была особенной только потому, что за свои весьма и весьма качественные тату она брала плату столь символическую, что однажды мне удалось договориться с ней на половину вчерашней пиццы, с которой я дерзко съел все грибы.

Мужчина подумал еще некоторое время, запуская ложку в растаявший десерт:

– Между нами не было никаких отношений, кроме профессиональных. Она занималась любимым делом, как и я. Взаимная выгода.

Мороженое снова исчезло во рту Тео.

– Симбиоз.

– Понятно, – обвив пальцами ножку алого от вина бокала, Норма задумчиво закусила нижнюю губу, позволив взгляду бездумно бегать по сторонам. Она будто пыталась понять, с какой теперь стороны подступиться к этой теме. Вероятно, не ожидала, что ее первая попытка окажется абсолютно не плодотворной. Тео решил помочь подруге настолько, насколько это было в его силах.

– Если ты объяснишь мне, чем тебя так тронула смерть Хизер, я постараюсь вспомнить как можно больше информации, связанной с ней.

Мороженое закончилось на удивление быстро, и теперь мужчина подумывал о том, чтобы заказать что-то менее холодное. И по возможности менее сладкое. Единственным, что его останавливало, было абсолютное нежелание снова контактировать с дамочкой в накрахмаленном переднике.

Ни разу за все годы, что странная парочка провела вместе, Норма не говорила Тео напрямую, с какой именно отраслью науки была связана ее работа. Даже о том, что род занятий подруги вообще имел отношение к науке, мужчина догадывался в первую очередь благодаря медицинскому халату – в него девушка почти всегда была облачена дома – а заодно и обилию странных приборов, которыми кишела ее комната. В руках Нормы нередко появлялись небольшие машинки, издающие не то писк, не то потрескивание; порою звуки эти становились столь удивительными, что в лексиконе Тео не находилось подходящих для их описания слов. Девушка же временами была рассеянной. Она неоднократно забывала на обеденном столе колбы и заполненные странным содержимым чашки Петри, которые Тео заботливо складывал в холодильник, в то время как пустые мыл до блеска и возвращал на место. Мужчине казалось, что любой вопрос, заданный им Норме о ее работе, может испортить хрупкое равновесие между ними. Да и не сказать, чтобы эта тема так уж будоражила его воображение, не давая, к примеру, спать ночами. Все, что Тео было необходимо знать, он уже знал. К тому же, как можно меньшее количество разговоров о работе помогало ему бездельничать вот уже который год, совершенно дружелюбно паразитируя на теле труженицы-подруги.

– Как тебе сказать… – нахмурившись, Норма потрепала краешек футболки с вызывающей надписью в адрес футбольной команды Кловелла. – Ее тело претерпело изменения, которые… Я не встречала ранее. Никогда.

Тео любезно предпочел опустить вопрос о том, что делала юная ученая леди в прокуренном, чахлом коттедже татуировщицы. Помимо разглядывания свежего трупа последней, разумеется.

– Может, стоит показать ее врачам? Мы не знаем, какую инфекцию она могла подхватить при жизни. Я подозреваю, – мужчина понизил голос, увидев, как из-за соседнего столика на него с любопытством глядит мальчонка, – жизнь она вела не самую образцовую. Хотя, разумеется, не мне ее в этом упрекать.

Норма только головой тряхнула, предварительно стянув с волос резинку и надев ее на запястье наподобие браслета. Очевидно, что версию своего собеседника она отвергла сразу же:

– Труп обследовали неоднократно.

Нервное движение глазами. Девушка вновь замялась. Вероятно, она сомневалась, стоит ли посвящать сожителя в подобного рода детали, но в конце концов все-таки продолжила.

– Ее внутренние органы абсолютно здоровы, не выявлено никаких сбоев или подозрительных изменений в работе организма. Следов насильственной смерти, травм или побоев тоже нет, – глубокий вдох. – Это выглядит так, словно ее расплющило. Можно представить, будто на нее упал тяжелый предмет, припечатав ее к полу.

Глубокий выдох.

– Но при этом Хизер не потеряла ни единой капли крови. Кости целы, нет ни растяжений, ни переломов… Ровным счетом ничего.

В глазах Тео проскользнуло любопытство, в то время как его брови недоверчиво поползли вверх.

– Ее тело было деформировано. Попросту растянуто, как в плохой игре или старом мультике про непростые отношения полоумных зверушек. Создавалось впечатление, что в таком теле она могла бы не только жить… Но и нормально функционировать. Если бы у нее по определенным причинам не остановилось сердце.

Напряженность Нормы с потрохами выдали крупные капли пота, выступившие на лбу. Привычно оливковая кожа девушки из-за непроизвольно полученного загара сейчас казалась особенно смуглой, оттеняя выгоревшие под солнцем волосы. Говорившая снова ненадолго замешкалась. Чуть сгорбилась, пытаясь отыскать что-то в стоявшей по правую руку от нее спортивной сумке. Тео услышал, как его живот заурчал – требовал сейчас же заполнить его чем-то весомым.

Раздался приветливый звон. Колокольчик над дверью качнулся несколько раз подряд, оповещая измученный персонал о появлении новой волны желающих подкрепиться, выпить и хоть немного впитать в себя прохладу кондиционируемого воздуха. Мужчина не первый раз видел в этом Богом забытом месте столько людей; обычно подобный наплыв посетителей случался лишь на особо популярные праздники. Рождество, Новый Год, День Благодарения. Пожалуй, причиной такому явлению служило то, что в предпраздничные дни здесь бесплатно наливали любому, в чьем гардеробе присутствовали красный, зеленый или белый цвета. В такие моменты, бывало, и Тео с Нормой не переступали порога кафе сутками, между делом забавляя посетителей своими неадекватными выходками. Тео подумывал о том, что ему стоит брать деньги с желающих сфотографироваться с ним. Чертова местная достопримечательность.

– Вот, погляди. Только учти, что это очень и очень секретно. Никому ни слова о том, что я тебе показывала. Ладушки?

Мужчина не сразу отреагировал на фотографию, которую собеседница бесцеремонно сунула ему в руки. У столика, находившегося на противоположном конце помещения, разгорелся спор: старая женщина кричала, потрясая зажатой в руке палкой, молодая девчонка висла у нее на шее, нашептывая что-то на ухо. Двое коренастых мужчин, сидящих напротив старушки, смеялись громко и неприлично, не давая собеседнице возможности успокоиться. Каждый человек в зале болтал. Напевал, шептал или со звоном ударял приборами о тарелку, после чего принимался с наслаждением жевать, изо всех сил хрустя и чавкая. У Тео разболелась голова, когда он неожиданно позволил всему этому шуму потревожить его. Он не мог объяснить, почему было важно услышать то, о чем кричала разъяренная посетительница, но был готов поклясться, что она несколько раз посылала взгляд именно ему. Грозный взгляд, наполненный отчетливой ненавистью и отвращением. Нет, это не было для мужчины в новизну – нередко пожилые люди имели что-то против всех, кто их окружал, и особенно против тех, у кого на лице и руках обнаруживались множественные изображения моллюсков. Но этот случай чем-то отличался от остальных.

Тео вздохнул и поднял со столешницы очки; стекла блеснули в свете плафонов жирными разводами. Прежде, чем водрузить их на кончик носа, татуированный осторожно вытер линзы о ткань собственной рубашки. Его взгляд вновь ненароком вернулся к старушке. Снова. И снова. Пожилая дама разбушевалась – мужчины забили тревогу и поспешили увести ее из злополучного ресторана до того, как она что-нибудь учудит. На их лицах, ранее казавшихся Тео размытыми пятнами, теперь можно было прочитать не только нетрезвое веселье, но и отчетливое беспокойство, говорившее о том, что ничего подобного прежде с ними не происходило. Мужчина задался вопросом, приходились ли они ей родственниками или же познакомились с ней абсолютно случайно. Прежде, чем покинуть зал, буйная встретилась с Тео глазами в последний раз. Тот замер, отчего-то забыв выдохнуть. Сморщенные губы выплюнули очередное проклятие в адрес всего мира, и старушка наконец-то исчезла из поля зрения под мерный звон колокольчика над дверью. Тео мог бы сказать наверняка, что именно она произнесла. «Ты виноват». Вот только в своем умении читать по губам он сомневался ничуть не меньше, чем в качестве собственного зрения.

– Ты вообще смотришь или нет? – голос Нормы перетек в возмущенный шепот, в то время как сама девушка огляделась вокруг, чтобы убедиться, что за ней никто не наблюдает. – Давай быстрее…

Тео тряхнул головой, избавляясь от наваждения. Сжал пальцы на тонкой, чуть выцветшей бумаге, притягивая фотографию ближе к лицу, чтобы подробно разглядеть все детали. Его напряженный взгляд из-под изогнутых стекол забегал по изображению, извилины мозга активно заработали, пытаясь осмыслить и принять увиденное. Норма терпеливо ожидала реакции собеседника – понимала, что неподготовленному человеку может быть непросто совладать с подобным.

– О… О Боже…

Это было единственным, что смог произнести мужчина. Он жадно схватил ртом воздух, и девушка поспешила убрать фотографию обратно в сумку, с характерным звуком застегивая молнию. Из помещения кто-то вышел. На мгновение в воздухе повисла тишина, никак не сочетающаяся с оживленной атмосферой сегодняшнего дня. Тео картинно медленно повел расширившимися глазами сначала вправо, потом влево, несколько раз согнул и разогнул пальцы, не в силах понять, как ему следует вести себя. Пожалуй, в этот момент он впервые в жизни искренне поблагодарил Норму за то, что она никогда прежде не посвящала его в детали своей работы.

– Я тоже была удивлена. Даже наши люди, видевшие очень и очень многое, сказали, что такое им встретилось впервые, – девушка бросила на друга взгляд, полный сочувствия, после чего легким движением лишила вторую бутылку пробки. Вино мигом наполнило бокал Тео до краев. – Мы можем больше никогда не вспоминать об этом, если тебе угодно.

Норма и сама не горела желанием обсуждать странную смерть татуировщицы с Тео. Будучи вполне осведомленной о его впечатлительности, проявляющейся в самые неподходящие моменты, девушка до последнего искала пути решения этой проблемы, что проходили бы как можно дальше от ее друга. К сожалению, все они упрямо вели в тупик, поэтому в конце концов выбора не осталось.

– Просто расскажи мне все, что знаешь о Хизер, хорошо?

Мужчина тупо кивнул. После этого он не глядя протянул руку и сделал пару жадных глотков прямо из горлышка бутылки, с ощутимым трудом удерживая ее на весу. Заботливо наполненный до краев бокал так и остался нетронутым. Тонкие струйки белого вина скользнули по подбородку Тео, однако Норма успела вытереть их сложенной вдвое салфеткой раньше, чем они навредили кому-либо или чему-либо.

– Я сейчас вернусь… Мне просто нужно сходить умыться…

Мужчина поднялся со своего места, опершись на столешницу обеими руками. Девушка не стала его удерживать. Она твердо вознамерилась сделать все, чтобы узнать об интересующей ее персоне как можно больше и, если для этого нужно было споить Тео, то пожалуйста. Дать ему передохнуть пару минут – ради Бога. Проследив неуверенные движения друга, сопровождающиеся крайне неловкими шагами, Норма выудила из сумки прибор, внешне едва ли отличимый от мобильного телефона. Пальцы девушки с привычной быстротой запрыгали по клавишам, нажатия на которые сопровождались тихими щелчками. Экран гаджета вспыхнул. Внимательно всмотревшись в убористый шрифт, девушка снова огляделась вокруг, рывками поворачивая голову. Убедившись, что все в порядке, и Тео без происшествий добрался до мужской уборной, Норма взмахом руки подозвала к себе темнокожую официанточку. Та появилась у столика незамедлительно, но, обнаружив пропажу обожаемого «татуированного мачо», только кисло вздохнула.

– Принесите нам две большие порции картофеля фри и четыре порции куриных котлет, пожалуйста. И побольше, побольше выпивки.


Тео низко склонился над раковиной, включив холодную воду на полную мощность. Струя с силой ударилась о хромированную поверхность, одаряя все вокруг брызгами. Мужчина прищурился. Поглядел на свое отражение в большом зеркале напротив, пытаясь понять, действительно ли он выглядит столь посредственно, как кажется, или это все игривые проделки воображения. Вдохнул полной грудью. Живительная влага приятно гладила ладони, холодила лицо и опухшие от усталости веки, пока Тео пытался прогнать прочь стоящий перед глазами образ. Образ рыжеволосой дамочки, деформированной настолько, что в ней с трудом можно было узнать человеческое существо. Мужчина был уверен, что, скажи он Хизер еще неделю назад о том, какая нелегкая судьба ее ожидает, она бы рассмеялась ему в лицо. Одарила бы его щедрым запахом алкоголя, духов и чего-то кисло-сладкого, что Тео так и не сумел идентифицировать. Она бы никогда не поверила в то, что это может случиться именно с ней. Мужчина сглотнул, вдруг ощутив невыносимую жажду. Он тоже никак не мог поверить.

Склонившись еще ниже, Тео принялся глотать воду прямиком из-под крана. Ненароком залил и воротник рубашки, и уже пострадавшие ранее рукава – да черт бы с ними! В помещении уборной он находился абсолютно один; дверцы туалетных кабинок были чуть приоткрыты, позволяя понять, что враг не затаился внутри, отслеживая каждый его шаг и каждое движение. Мужчина невольно рассмеялся, представляя, как глупо он сейчас выглядел со стороны. Впрочем, даже присутствие пары десятков посетителей ничуть не смутило бы его. В конце концов, имела же местная легенда право попить воды из-под крана?

Холод действовал на Тео изнутри и снаружи. Позволял ему окончательно протрезветь и успокоить мечущуюся душу. В конце концов, он действительно почти ничего не знал о Хизер и предпочитал не задерживаться у нее после того, как она заканчивала свою часть работы. Что-то в ней действительно ему не нравилось. Не сказать, чтобы это «что-то» было хоть немного необычным, скорее наоборот – очень даже тривиальным. Хизер казалась невероятно одинокой, и все в ней выдавало эту щемящую тоску – и нарочито громкий, веселый голос, призванный сообщить всем вокруг о том, что она в порядке, и готовность исполнять капризы заказчика в любое время, в любом месте и за любую оплату. Вероятно, кроме Тео, у нее совсем никого не было. Никого не было…

Дверца за спиной мужчины скрипнула, отрывая его от пространных рассуждений. В зеркале напротив он углядел фигуру, показавшуюся из кабинки, которая – как был готов поклясться Тео – пустовала еще мгновение назад. Силуэт двигался неспешно, на ходу поправляя на себе одежду, кряхтя и жутковато посвистывая. Колкий холодок побежал по спине мужчины, в то время как он сам пытался заставить себя повернуть голову. Встретиться с неожиданным посетителем лицом к лицу. Фантазии Тео хватило и доли мгновения – он мысленно окрестил прибывшего не то своей галлюцинацией, не то призраком погибшего здесь работника. Или тот и вовсе являлся неземным существом, пришедшим в старую, но хорошо сохранившуюся уборную по душу Тео? Не самое хорошее место для подобных происшествий, стоило признаться. Совершенно не романтично.

На деле гость оказался полноватым, неприятно обрюзгшим человеком с яркой сединой на висках. Сдвинутая на затылок ковбойская шляпа была завязана под самым подбородком, сдавливая его кожу. Тео наверняка произвел на незнакомца впечатление ничуть не менее сомнительное и пугающее, потому что оба мужчины так и замерли на месте, с удивлением и невероятным вниманием разглядывая друг друга. Тео чувствовал, как цепкий, растревоженный взгляд скользит по его засученным рукавам. Двигается по цветастым узорам на коже, по блестящему от воды лицу и взъерошенным волосам. От всей глупости этой затянувшейся сцены становилось не только смешно, но и как-то не по себе, поэтому Тео поспешил низко поклониться, ненароком задев краешками пальцев пол:

– Прошу прощения за беспокойство. Раковина в вашем распоряжении.

И, стараясь не глядеть на заплывшее лицо явившегося, мужчина поспешил покинуть уборную, звучно хлопнув дверью напоследок.


– Я знаю! Я знаю, говорю тебе, знаю! Все это я слышала уже миллион раз… Да послушай! Вы не можете просто закрыть на него глаза! – голос Нормы Тео расслышал еще за несколько столиков, приметив и ее отчаянную жестикуляцию. Он неоднократно становился свидетелем подобных разговоров по телефону, совершаемых подругой, и отчего-то к концу каждого из них она начинала невыносимо злиться, крича и ругаясь на чем свет стоит. Причина крылась скорее в ее характере, чем в действительно нехорошем положении дел, так как нередко, положив трубку, Норма пребывала в чудеснейшем расположении духа. Иногда она прямо-таки сияла от приятных новостей. Мужчина замедлил шаг, позволяя подруге еще пару секунд насладиться спором с неизвестным собеседником, после чего неспешно показался из-за спинки ее сиденья, усаживаясь напротив. Норма одними жестами объяснила ему, что она вот-вот закончит; Тео в свою очередь уже успел отвлечься. Высившаяся в самом центре стола гора тонких картофельных долек так и притягивала внимание.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное