Кира Сладкова.

Рубиново-алая



скачать книгу бесплатно

– Ты словно влюблен, – улыбаюсь я, хочу поддеть.

– Я тобой одержим, – признается Сол.

Поворачивает к себе лицом, приветствует поцелуем. Улыбаюсь шире, облизываю губы, когда он сонным взглядом изучает мое лицо.

– Почему ты не сближался с той суккубкой? – Интересуюсь я.

Он приближает, сжимает в объятьях, снова пытается заявить права.

– Она была другой, – выражение его лица меняется, становится более жестким, безразличным, – совсем другой.

– Какой?

– Истеричной, колкой, самодовольной, – с неприязнью вспоминает он, а я решаю поиграть с огнем.

– Значит, она тебе отказала? – Улыбаюсь.

Злеет. Рывком придавливает к себе, стискивает зубы, угрожает взглядом, я лишь изгибаю бровь, понимая, к чему может привести его жажда усмирить мою непокорность.

– Я не претендовал.

– Но во мне же тебя привлекает суккуб, – провожу ладонями по его напряженным рукам.

Сильным, твердым, соблазнительным. Завожусь. Держу своего демона под контролем.

– Нет, – не соглашается. – Дело в тебе. – Лестно. – Ты что-то другое.

– Какое?

Мгновенно душит властным поцелуем, выгибаюсь, он сажает на стол, разводит ноги, напрягается и.…выдыхает. Отстраняется, делает над собой усилие. Глажу его по волосам, провожу по его жесткой бороде. Он перетекает от сопротивления к смирению.

– У меня сегодня дела, – сообщает он. Открывает свои очень темно-карие глаза. Только свет солнечного света наконец-то помог разглядеть оттенок.

Улыбаюсь понимающе, перестаю его соблазнять, невинно чмокаю в губы.

– Поешь? – Спрашиваю, кивает.

Ставлю пиццу в микроволновку, а он подходит сзади, пристраивается, трется своим членом о мои ягодицы, сжимает их ладонями. Жаждет, но не позволяет. Микроволновка пищит, достаю пиццу, протягиваю ему. Жадно вгрызается в нее, словно не ел неделю. Пару секунд и он все умял.

Еще один поцелуй и он уходит, оставляет нас вдвоем. Меня и демона.

С одной стороны, я, конечно, рада, что, во-первых, получила энергию, причем хороший заряд, во-вторых, никого не убила и не нарушила правила, в-третьих, я взяла себя под контроль. Но в одно и тоже время меня тут же накрывает мыслями, которые приходят ко мне только когда я трезвая и не опьянена суккубом.

Сол это конечно хорошо, его одержимость мною тоже, значит я смогу позволить себе приглашать его, когда сил моих не будет терпеть демона внутри. Но он не всегда может быть рядом, да и к тому же – вообще-то он мне понравился, а я с ним сразу трахаться стала. Вряд ли у нас теперь получатся романтические отношения.

Но ведь мне девятнадцать, я нормальная обычная девчонка. Была. До тех пор, пока во мне не проснулся суккуб. Что до моих желаний и потребностей – я ведь мечтала о постоянных, серьезных отношениях, которые приведут меня к свадьбе. К детям. К чему-то прекрасному.

К семье.

А что есть у меня теперь? Вечное вожделение, полная сосредоточенность на мужских членах, желание оттрахать любой мужской половой орган и получить оргазм.

Не очень-то романтично если так подумать.

Мысли в голову лезли постоянно. Я пыталась от них избавиться отвлечением. Приняла ванну, что ничуть не помогло, ведь я сидела голая в воде и руки сами потянулись вниз. Совладать с собой смогла, но пришлось вылезать.

Оделась до ушей, натянула свитер, джинсы, открыла окна в гостиной и впервые включила там телевизор. Думала, замерзну, перестану думать и все наладится.

Ага, как же!

Включила какой-то музыкальный канал, а там пятеро парней играют на инструментах. Суккуб тут же сообразил и подкинул фантазию, как бы эта пятерка одновременно играла на мне. Сколько бы членов могло войти в меня одновременно?..

Резко выключила телевизор и зашвырнула в него пультом. Не попала. Все-таки меткость не моя сильная сторона. Развалилась на диване, задумалась.

Что же мне теперь делать? Может быть у меня и не было раньше никакого четкого жизненного плана, но сейчас, имея жесткие ограничения в виде моего демона и Ойелета в качества моего Хозяина, мне безумно захотелось его заиметь.

Снова в памяти всплыло добродушное лицо мистера Миллера, и я невольно сжалась в комок. Он ведь не хотел меня трахать, не хотел срываться с катушек, я его заставила, соблазнила, принудила. Он даже не понял, а я....я использовала его слабость.

Может быть он и не был сильно хорошим, раз все равно решил лишить меня невинности. С другой стороны – а разве можно было устоять? Это же кто в здравом уме мог бы устоять? Не знаю, действовала ли я по наитию или же дело в моем демоне, но это уже было не важно. Я убила мистера Миллера.

Я убила его.

Телефон запиликал неожиданно, отвлек меня от новой волны слез. Нельзя мне рыдать, Сол ушел, когда он теперь вернется с новой дозой? Неизвестно. Я даже не уверенна, что он теперь вернется. Вдруг это вроде эффекта присутствия? Да, он одержим, но ушел – забыл? Откуда я знаю? Нужно что-нибудь поискать про суккубов, пока этот Ян не появится.

Интересно, а какой этот Ян? Большой ли у него член? И секс с инкубом будет лучше, чем с джином…да заткнись!

Бесполезно. Мой демон меня когда-нибудь доконает.

Прочитала смс – от Лисы. Она отправила адрес и время. Ах да, дьявольский бал, сегодня уже пятница, а я совсем забыла об этом. Забудешь тут, когда все, о чем я думаю это секс. Если не знать, что я девушка, можно принять меня за озабоченного подростка. Парня.

Хотелось ли мне идти на этот бал? Нет. Пойду ли я? Непременно. Да, я теперь застряла в этом чертовом мире с демонами и паучихами, а еще какими-то анжеликами и дьябольерами, но чтобы хотя бы попытаться выжить, мне нужно во всем разобраться. Или хотя бы предпринять слабую попытку. Притвориться.

Хотелось набрать Лисе и разузнать подробнее о той суккубке, что жила в этой квартире до меня, но я решила выяснить все на месте. Неприятно, что ее кто-то убил. Неприятно, что мне об этом никто ничего не сказал. Если в этом есть какой-то злой умысел мне это явно не на пользу.

Одно радует – хотя бы не в квартире это произошло. За что ее, интересно? С другой стороны, вспоминая, что я сделала с бедным мистером Миллером, не так уж и трудно догадаться.

Выбрать наряд оказалось практически непосильной задачей. Из того, что накупила не подходило ничего, вечернее ничего не брала, рассчитывала на полный шкаф подобных вещей. Зря. Все, что я находило было либо с вырезом до пупа, либо с разрезом до груди (это я об одном милом платьице, которое, по сути, представляло собой парочку полосок), либо вообще одеждой не являлось.

С трудом отыскав в кулуарах приличного (только в размерах) шкафа нечто похожее на платье, я не без усилий встала на каблуки (в своей прошлой жизни я предпочитала кеды) и перед выходом осмотрела свой образ: даже сказать нечего, шлюха на работу собралась. Темно-синее, короткое, облегающее платье, вырез, разрез. Не подумала я об этих дьявольских балах, когда ходила за покупками.

Впрочем, меня можно понять, в тот момент голова крепко спала, думало только мое тело. Странно, что я вообще купила приличные вещи.

Поскольку, как оказалось, в средствах я была не стеснена, а Сол рассказал мне о том, что моя предшественница покинула сей бренный мир, я решила не гулять в одиночку где попало и вызвала такси. Для осени погода была ласковой, но, думаю, причина, по которой мне удавалось не замерзать, крылась и в моем демоне.

Чертов демон.

Стоило только заметить водителя-мужчину и все. Сознание как будто взбесилось, принявшись забрасывать меня возможностями оседлать беднягу. Я боролась, сопротивлялась, пыталась не допустить ничего плохого.

К великому счастью мне это удалось. Но все-таки пару раз я не сдержала томных стонов, от чего таксист сначала покраснел, потом взмок, а затем и вовсе голову потерял, чуть не впечатав нас в одну из машин в потоке.

Не знаю, изменится ли это со временем, но пока борьба с моим внутренним демоном шла явно не на равных. Он побеждал, а мне это не нравилось. Хотя бы могла обуздать жалкие попытки сопротивления после секса с Солом.

Но все же на общем фоне этого ничтожно мало.

Когда мы приехали уже стемнело. Поздняя осень накрывала мглою быстро, заставляя обычных людей разбегаться по своим норам, а демонам, как я, наоборот, выходить на охоту за теми, у кого инстинкт самосохранения был притуплен или отсутствовал вовсе.

Зачем они были здесь, в этом пропитанном злом клубе? Я чувствовала это под кожей, тут все было очевиднее некуда – одни сплошные демоны, вурдалаки и прочая нечисть. И это невыносимо осознавать, что я – одна из них.

Голод был утолен, сознание вновь подавало признаки рациональности, и я все больше и больше переживала из-за того, кем именно стала. Раньше я об этом не задумывалась, но думаю, что причина была именно в демоне.

Играла «best friend – Sofi Tukker» и это меня тут же завлекло. Люди, если конечно, они еще остались среди этой мрачной толпы проклятых, двигались под эту песню словно вгоняемые в транс. Глаза прикрыты, все на ощущениях, движения в нужном направлении – каждое прикосновение обжигало желанием. Они хотели секса.

Я тоже.

Но танцевать я не пошла. Не думаю, что смогу устоять, ведь чувствовала, как мой демон лениво приоткрывает глаза, как наблюдает, просыпается, соблазняется. Если останусь до конца вечера, точно сдамся. Он знал меня лучше, чем я сама.

К сожалению.

Но пока он все еще сыт, а я все еще во главе. Слабое утешение конечно, но ничего не поделаешь. Прошлась к бару, подмечая лица. Знакомые лица.

Оказалось, пронзительные синие глаза уже давно пожирали меня взглядом.

Дэйл.

Я улыбнулась, встретившись с ним взглядом, а он сначала стиснул зубы, а потом и вовсе нахмурился, не понимая, видимо, чего это я так спокойна. А почему бы мне не быть спокойной? Дэйл, конечно, о моих способах усмирения демона внутри не знал, но мне было не до этого сейчас. Хотелось получить ответы на вопросы.

Лису я заметила в лаунж-зоне на черных кожаных диванах. Видимо, какой-то фетиш, я не знаю. Но не важно. Подошла ближе, попросила разрешения. Она попивала какой-то темный напиток и не думаю, что это было вино. Вино прозрачнее. И не так отвратительно пахнет. Но я не о ее предпочтениях в напитках.

– Выбрала, наконец, себе имя? – Ухмылка была не дружелюбной.

Властной, надменной, словно кость собаке. Лиса давала мне понять, какое именно место в ее иерархии я занимаю. Да-да, Ойелет здесь был ну вот совсем не причём.

– Думаю, Мия, – ответила я.

Лиса скривилась и прыснула, как будто из всех возможностей я выбрала самое глупое. Я улыбнулась, но ничего ей не сказала.

– Мия так Мия, – приняла она и сделала очередной глоток.

Меня чуть не стошнило. Одно радовало: в таких условиях даже мой демон отказывался возбуждать мое тело. Надо почаще общаться с этой паучихой.

– Лиса, у меня есть парочка вопросов, – обозначила я.

Она была не дурой, уже поняла, что я не просто подошла ради светского приветствия. Но терпение на удивление проявила. Не думала, что ей свойственно. Как бы в подтверждение своей отравленной натуры она снова с завистью скользнула взглядом по моим бордовым волосам. На этот вечер я их распустила, и чуть-чуть накрутила.

– Например? – Снова издевка во взгляде, насмешка.

– Что случилось с моей предшественницей? – В лоб спросила я, заглянув в черные глаза паучихи.

Мне хотелось отследить ее лживую реакцию. Она слегка прищурилась, а потом улыбнулась.

– Видимо кто-то подружился с новым соседом, – заметила она, потом сделала очередной глоток и уже более внимательно осмотрела мое едва прикрытое платьем…ну не платьем, кусками ткани, тело. – Выглядишь хорошо. – Констатация. – Свежо. А гробовщик от тебя заказов не принимал. Хм… – она перекатила бокал на своих губах – ты спала с джином.

Еще одна констатация, но здесь не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы обо всем догадаться.

– Да, спала, – намекая не только на секс кивнула я.

Лиса скрыла надменность и некое недовольство за улыбкой.

– Похоже, кто-то забывает о своих обязанностях, – заметила она. – Надо будет с ним поболтать.

Я взглянула на Лису, на ее злобное завистливое лицо и если честно немного испугалась.

– Оставь его мне, – попросила я, а она рассмеялась.

– Без году неделя суккуб, а уже распоряжаешься бессмертным как своей собственностью, – колко бросила она. – Ему бы это не понравилось.

– Но я разговариваю с тобой, – намек на ее превосходство.

Лисе понравилось, она была падка на лесть. Но ей не понравилось другое. Она утонула взглядом в содержимом своего бокала, потом подалась вперед и приблизилась, заглянув мне в глаза своей вязкой отвратностью. Снова прорезались черты ее паукообразного, я невольно сглотнула.

– Моя милая… – она снова показала, как ей не нравится мой выбор имени своим снисхождением – Мия. Ты, верно, не совсем понимаешь, что происходит.

– Спорить сложно, – согласилась я. – Особенно когда мой разум затмевает основной инстинкт. – Лиса понимающе улыбнулась. – Поэтому я и прошу тебя оставить мне Сола. Чтобы он мог подавлять мой инстинкт.

Теперь улыбка Лисы стала неприятной. Злой. Ее глаза цепанули меня в ловушку.

– Пожалуй, пришло время поговорить о том, что в действительности означает служение архидемону, – ласковой угрозой воткнула в меня каждое слово паучиха. – Я пригласила тебя на дьявольский бал не ради праздности и не потому, что ты можешь здесь подзарядиться. Нет, милая, – снова она взялась за мои волосы и с удовольствием рассыпала прядь у себя в ладони, – ты должна служить Ойелету. Ты должна собирать для него души.

В горле мгновенно пересохло, я сглотнула. От Лисы не ускользнуло ничего, ее моя реакция порадовала.

– Каждая твоя жертва – это душа, которые ты теперь обязана для него собирать, – вбивала слово гвозди каждым словом паучиха. Мурашки побежали по телу. – Твой демон пробудился недавно, ты еще неопытна и молода. Хотя, если ты смогла заставить джина с тобой переспать, думаю, не так уж ты и неопытна в этих делах.

Брезгливая насмешка.

– А если я не хочу? Убивать? – Рискнула я своей головой.

Движения Лисы были выверенными и осторожными, ровно такими, какие совершает хищник перед нападением.

– Милая, если ты не будешь подчиняться, Ойелету ты будешь не нужна, – ее черные заостренные длинные ногти впились мне в руку. Я выдержала это, даже когда пошла кровь. – Запомни, девочка: ты обязана Ойелету своим существованием. И этот неоплатный долг ты можешь хотя бы попытаться выплатить чужими душами. Я понятно объясняю?

– Ты не ответила на мой вопрос, – избегая прямого ответа, почти потребовала я.

Когти впились глубже, я снова выдержала и сопротивлялась, хотя демон внутри меня взбунтовался, намекая уже двинуть этой дуре. Надо же! Он умеет дарить мне и иные эмоции кроме возбуждения и вожделения.

– Ты даже не представляешь, с каким огнем ты играешь, – угроза, предупреждение, ногти впиваются глубже.

– Условия мне ясны, – тут же заверяю я и ее когти отпускают, руку она буквально одергивает.

Отсаживается.

– Это была трагическая случайность, – решает ответить и на мой вопрос Лиса, видимо, в знак примирения. – Суккубам легче собирать души, соблазняя невинных самым простым, но действенным способом. Однако они совершенно не умеют защищаться.

– Но тебе не о чем волноваться, – заверила меня тут же Лиса и по-дружески похлопала по коленке. – Просто не лезь на рожон и все будет в порядке. А теперь поторопись. Тебе сегодня отдуваться за упущенную душу.

Ее улыбка стала отвратительной, зловещей.

– И больше не оставляй следов, милая, – посоветовала она.

– Что ты имеешь виду?

Она снова взяла свой бокал и сделала глоток прежде, чем ответить. Прям пауза по Станиславскому.

– Если ты не убиваешь жертву, она мучается еще дольше, – ком застрял в горле. – Начинает докучать, обивать пороги, требовать больше. Так страданий только прибавляется. С тобой ему нужно только кончить и застыть в вечной радости. Нам же пришлось за тобой подчищать. Не делай так больше.

По телу пробежала легкая дрожь, я попыталась проглотить ком, но ничего не вышло.

– Ты…его убила? – Вспоминая невинное лицо разносчика пиццы, выдавила я.

– Ну-ну, милая, – подалась ко мне Лиса и утерла пока еще не оброненные слезы. – Не надо так. Слезы любят не все, а тебе сегодня искать двоих.

От ее слов живот стянуло отвратительной болью. Они убили того мальчика. Ладно я убила мистера Миллера, ведь не знала, что делаю, как остановиться, что вообще надо остановиться.

Но тот мальчик…

Стало душно, я вскочила на ноги и рванулась к выходу. Нужен был воздух, но даже оказавшись снаружи я никак не могла надышаться. Я думала я его спасла, но я не знаю, как они его убили. Было ли это быстро? Понял ли он, что это из-за меня? Был ли у него хоть единственный шанс?

Не знаю, почему я воспринимала всю эту дьявольскую тему первое время довольно спокойно, но сейчас меня от этого всего уже тошнило. Демон бунтовал, заставлял сознание отключаться, туманил. Слабость делала меня уязвимой. Я так и не расплакалась, но чувствовала, как цепкие когти моего демона только и поджидают нужного момента, чтобы вцепиться мне в горло.

Подавить, растоптать, уничтожить.

Сделала глубокий вздох, выпрямилась, немножко отошла. Огляделась.

Людей было мало, только бездушные машины проносились мимо меня по шоссе. Из клуба доносилась громкая музыка, бухающее сердце в моих ушах резонировало с ней. Успокоиться я не могла, перед глазами так и стояло лицо того мальчика. Он был невинен, а я выбрала его случайным способом.

Я обрекла его на смерть.

На проклятие.

Лиса же сказала мне про его душу, теперь она принадлежит Ойелету.

А мистер Миллер? Да, я хотела бы это знать, хотела бы расспросить Лису. Но не уверенна, что готова к ее ответам. Я вообще не уверенна, что готова к самой Лисе.

Паучиха. Чертова проклятая.

Как и я.

Да, это мое проклятие. Пусть моя человеческая сторона продолжает по-прежнему это отвергать, но что делать с демоном? Он не спрашивает, он подчиняет. Сейчас – временно благословенное затишье. Но надолго ли его хватит? Если позволю себе слабость уже через пять минут буду бросаться на мужчин.

Нет, нельзя.

Но я не хочу убивать. Это настолько противоестественно для меня, что я просто физически это отторгаю.

А демон требует свое.

Сделав несколько глубоких вздохов, я уже собиралась вернуться в клуб.

– Это пройдет, – вдруг заявляет мне знакомый голос.

Я оборачиваюсь и вижу Дэйла. Стоит в тенях, но даже при таком освещении вижу его идеальную фигуру, его зачесанные назад песочных оттенков волосы, самодовольную доминирующую ухмылку. Руки в карманах брюк, так он выглядит более уверенным.

Смотрю на него, вспоминаю его прикосновения в машине, улыбаюсь.

Расценивает как приглашение, подходит ближе, заглядывает в глаза.

– Со временем ты перестанешь сожалеть, – добавляет он.

Умеет ли он читать мысли? Или же по мне просто не трудно догадаться?

– И сколько мне понадобится времени? – Спрашиваю я.

Дэйл протягивает руку, касается пальцами моего подбородка, ласково поглаживает его, переходит к скулам, потом к шее. Руки чешутся спуститься ниже – это прям про него.

– У всех по-разному, – плечо, едва заметные касания.

– Сколько было у тебя? – Двусмысленная фраза, улыбается, приближается, пальцы поигрывают тканью моего наряда у ключицы.

– Я был рожден демоном, ты – пробужденная, – объясняет, пальцы движутся ниже.

Ловит мой взгляд, ухмыляется шире, приближается еще. Между нами миллиметры, он намеренно намекает, чем через секунду упрется в низ моего живота.

– В чем же разница? – Спрашиваю я.

– Я – совершенство, ты – настраиваемый механизм.

Я поджала губы, чтобы он только не понял, почему именно я улыбнулась. Совершенство, значит. Ладно-ладно. Не стала комментировать, да и к тому же он был в себе настолько уверен, что даже не заметил моей насмешки.

– Надеюсь… – кладет ладонь мне на лицо – ты не обижаешься на меня за тот маленький инцидент. – Молчу, позволяю ему утопать в моих глазах намеренно. Пусть топится, мне не жалко. – Ойелет бы все равно тебе ничего не сделал, а вот эту мерзкую шлюху мне поставить на место хотелось.

Да, я это уже поняла. Лиса тоже Дэйла недолюбливала, у них была взаимная ненависть. Впрочем, мне все же было интересно почему. Хотелось услышать и другую версию.

Совершаю последнее движение, сначала ощущаю его выпирающее желание, потом прижимаюсь к нему всем телом. Облизывает губы, закусывает нижнюю. Хочет. Всегда. Приближаюсь к его губам, дыханием сбиваю с них холод. Он внимателен, ожидает, но мне не положено нарушать границ. Знает.

– Что же вы не поделили, раз поставили на кон меня, – выдыхаю ему в губы.

Его руки сжимают мою талию, когда я кладу ладони ему на плечи. Сглатывает желание, бесполезно сопротивляется.

– Стерва считаешь себя главной, – объясняет, даже не понимает этого, – я просто хотел поставить ее на место. Подчеркнуть, что она такая же, как и все остальные.

– Но не ты, – специально качаю головой, прохожусь касанием по его губам.

Сжимается, толкается в меня своим желанием. Жаждет.

– Не я, – шепчет одним дыханием, хочет прикоснуться.

Но нельзя. Запретный плод всегда взывает к большим эмоциям.

Прохожусь по плечам, спускаюсь к груди, замираю на его животе. Он ждет, как Хозяин, которого ублажают, ожидает вполне конкретного. Но знает. Помнит. Все еще. Может и к лучшему. Дэйл не Сол, кем бы не были духи огня, этот демон передо мной может меня не единожды уничтожить.

Но знать, что я вижу в нем врага ему не следует.

– Вернемся? – Предлагаю я. – Потанцуем?

Смаривает предложение, он склоняется ближе, почти кусает мои губы, но не позволяю. Знает почему, поэтому не требует.

– Им лучше не знать о том, что было в машине, – шепчет Дэйл.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7