Кира Измайлова.

Пес и его девушка



скачать книгу бесплатно

Тут он бесцеремонно схватил Дайсона за толстые складки шкуры на загривке и ткнул пальцем:

– Или сюда, под кожу… Или вот сюда, в мышцу.

На этот раз тычок пришелся в бедро.

Дайсон стерпел, но пообещал себе припомнить это Лабби. С другой стороны, док был одним из тех немногих, кто знал о второй сущности шефа семерки, он выковыривал из него пули, лечил переломы… И именно его рекомендации Дайсон ни в какую не желал исполнять. Ну вот, пришлось…

Суть пари была доку известна – парни постарались, – но ставку он делать отказался. Заявил, что Дайсон слишком непредсказуем, а денег жалко, Лабби семью кормить нужно, в отличие от некоторых.

– А… а не найдется у вас намордника? – упавшим голосом спросила Лэсси. – Ну, то есть… так-то Дайсон слушается, но вдруг ему не понравится, что я в него иголкой тычу? Вряд ли у меня с первого раза получится как надо, а…

– Да не почувствует он, повторяю, – вздохнул док. – Ну, может, дернется. Сломает иглу. Мне придется ее вынимать. Но он не станет дергаться, верно, Дайсон?

Пес ответил ему мрачным взглядом и коротко гавкнул.

– А остальные мои рекомендации остаются прежними, – добавил Лабби. – Поменьше есть и побольше двигаться. К слову, о движении… без фанатизма! Никаких погонь, тем более по пересеченной местности, прыжков со второго этажа и тому подобного, ясно? Ровный бег в умеренном темпе, не более того.

– Я постараюсь ездить не очень быстро, – пообещала Лэсси. – Но если Дайсон вдруг за кем-то рванет и не станет слушать команды, я его не удержу.

– Не рванет. – Лабби с подвыванием зевнул. – Кирц, кстати, урежьте ему пайку на четверть. Вон брюхо какое отрастил.

– Как скажете, док.

– А вы, стажер, не вздумайте подкармливать Дайсона. А то знаю я, как он за девушками ухаживает: посмотрит в глаза трагическим взглядом, и они ему не то что сардельку, а целую отбивную пожертвуют!

– Я не дала ему колбасы, хотя он очень просил, – храбро ответила Лэсси. – Весь пол слюнями закапал.

– Вот и впредь не давайте. Даже вот полстолечко, полакомиться. Ему вредно, он и так поперек себя шире.

«Я вам всем припомню», – подумал Дайсон и потрусил за Кирцем – завтракать.

– Ой, я пока тоже в столовую сбегаю, она вроде уже открылась, – спохватилась Лэсси. – Потом приду заберу его, хорошо?

– Сам придет, – невозмутимо ответил док. – Будто он не знает, где ваш отдел. Идите, а то сейчас потянутся такие же… незавтракавшие.

Что правда, то правда: многие, в особенности такие же стажеры, как Лэсси, или просто молодые одинокие сотрудники, предпочитали питаться на службе.

Лэсси предпочла бы готовить сама, но увы – держать в комнате даже кипятильник строго воспрещалось, а на свою кухню сье Ланн никого не допускала, готовила лично, кормила жильцов тоже лично. Жить целыми днями всухомятку невозможно, а до ужина еще дотерпеть нужно… В выходные, конечно, родители устраивали маленький пир, но впрок-то не наешься.

Если бы Лэсси жила дома, было бы проще, но увы: от ее съемной комнатки до управления рукой подать, а от родительского дома – за два часа на велосипеде не доедешь, другой конец города! Тут уж пришлось выбирать – еда или сон… Лэсси выбрала сон и не прогадала: кормили в столовой пускай не слишком изысканно и разнообразно, но достаточно питательно и недорого.

И не было риска отравиться, купив пирожок у уличной торговки. Сегодня вот в столовой давали тушеную капусту с тефтелями, и она взяла две порции – неизвестно, когда удастся пообедать и удастся ли…

Глава 4

Когда Лэсси вихрем ворвалась в кабинет, Дайсон (то есть Ухожор в рабочее время) уже был там. Сидел возле стола шефа и гипнотизировал мрачным взглядом собравшихся на утренний инструктаж сотрудников.

К счастью, она не опоздала, успела даже отдышаться, прежде чем вошел Сэл и со словами «Привет, Ухожор» поздоровался с псом за лапу. Судя по всему, такое представление тут было не в новинку, потому что никто не отреагировал.

– Так. – Сэл присел на край стола (тот жалобно скрипнул) и почесал в затылке. – Я не шеф Дайсон, красиво говорить не умею, поэтому коротко: все занимаются своими делами. Стажер Кор, вы останетесь в управлении.

– Почему?! – вырвалось у Лэсси.

– Приказ. Знакомо вам такое слово? У нас документы не разобраны, вот и займетесь.

– Но я… Но я должна опросить еще два квартала!

– Кор. – Он тяжело вздохнул. – Если вы не понимаете иначе, я скажу прямо: у меня приказ начальства никуда вас не выпускать. Ну, кроме как домой, но до дома вас Ухожор проводит. И задерживаться тоже не вздумайте, это приказ.

– Почему?.. – Лэсси понимала, что у нее дрожат губы, но ничего не могла с собой поделать. – Что я не так сделала?

Дайсон подошел к ней и бухнул голову на колени, мол, гладь. Но нет, она не отвлеклась, хотя по ушам потрепала.

– Все так, – встрял Килли, подумал, взъерошил короткие светлые волосы и сказал: – Просто начальство решило, что нам не нужен еще один труп полицейской.

Остальные не удивились – видимо, уже знали. Только Лэсси, как обычно, ничего не сказали.

– Этой ночью убили регулировщицу движения, – пояснил Сэл. – Муж знал, что она возвращается поздно, поэтому не слишком волновался. Но все-таки немного подождал, а потом забил тревогу, сообщил ей на службу, ну а дальше…

– Угу, нашли в третьем часу пополуночи. Всё то же самое. – Килли тяжело вздохнул. – В смысле, нет кистей рук и ног по колено, головы, а еще снята часть кожи с грудной клетки заодно с… – Тут он взглянул на Лэсси и вспомнил термин: – С молочными железами. И никаких следов.

– Буквально в двух шагах отсюда, – мрачно добавил Сэл.

У Дайсона шерсть на загривке встала дыбом: преступник что, совсем свихнулся, раз не понимает, что смерть полицейской, даже простой регулировщицы на перекрестке, ему с рук не сойдет?

– Сьер Горти! – словно услышала его мысли Лэсси. – А погибшая возвращалась домой в форме?

Сэл полистал бумаги и нахмурился.

– Нет. Она переоделась… впрочем, там только фуражку и жилет снять нужно, а так-то костюм вполне сойдет за гражданский. Хотите сказать, преступник не знал, кто она?

– Просто предполагаю, сьер.

– Она подходит под описание других жертв, – сказал Килли. – Женщина под пятьдесят, рыжеватая шатенка, с… э-э-э… крупными формами.

– Кроме шатенок с формами, среди жертв есть и юноши, и девушки, и взрослые люди. Общего только одно – они заметно моложе этой убитой. Хотя мы все равно не можем подсчитать точное количество эпизодов: поди пойми, кто именно искромсал какого-нибудь бродягу… Особенно если его выудили из реки неделю спустя после убийства, – мрачно ответил Сэл. – Может, собутыльники полоснули ножом, а внутренности рыбы выели. Ладно! Гадать можно до бесконечности, но это не наш метод. Марш по своим заданиям, вечером отчитаетесь! А вы, сье Кор, задержитесь.

Лэсси осталась сидеть, пока остальные покидали кабинет. Уши опять пылали: ну зачем было говорить, что ей не доверяют? Что не могут отпустить одну, должны следить, как за маленькой девочкой? Она половину пригородов уже исколесила, но ничего особенно страшного не видела, а с Дайсоном тем более не испугается!

– Не понимаю, почему я должна оставаться в управлении, – сказала она, оставшись с Сэлом и Килли наедине. Не считая Дайсона, конечно. – Вы сами говорили, преступник предпочитает средних лет женщин со светло-каштановыми или рыжими волосами и выдающимися формами. Я никак не подхожу под это описание.

Насчет форм Дайсон мог бы поспорить. Хотя, конечно, что считать выдающимся…

– Сье Кор… Лэсси, вы позволите так вас называть? – Сэл взял стул и сел на него верхом. – Это не наша идея. Начальство решило, что если наш неуловимый взялся за полицейских, то у него совсем резьбу сорвало. От регулировщицы до стажера оперативного отдела один шаг, тем более вы одна такая и ваше имя на слуху. И если с вами что-то случится – с первой и единственной девушкой в наших рядах! – начальнику голову снимут. И не его собственные начальники, а кое-кто повыше, те, кто продвигает… как это…

– Женщин в массы, – подсказал Килли и захохотал.

– Молчи лучше, болван!

Лэсси помолчала, потом сказала:

– Но я же не могу безвылазно сидеть в управлении. То есть могу, но я ведь возвращаюсь на квартиру, а по выходным езжу домой. И если неуловимому преступнику вздумается меня убить, чтобы насолить нашему начальству, то что помешает сделать это по дороге?

Дайсон не выдержал и сдержанно гавкнул.

– Ну, кроме собаки, – поправилась девушка. – Но к родителям я его не возьму, они не поймут!

– Ну вот видите, какой шанс расправиться с вами, – без тени улыбки сказал Сэл. – Кроме шуток, Лэсси, умерьте пыл. Повторяю: если этот тип перешел на полицейских, лучше не рисковать. Не из-за гнева тех, сверху…

– Просто вы милая девушка, и нам не хотелось бы обнаружить вас в таком же виде, как эту несчастную регулировщицу, – с хорошим чувством момента вставил Килли. – И Дайсон не спасет, не смотрите на него. Собаку амулет вырубит моментально, у них восприимчивость намного выше человеческой.

– А другого напарника по-прежнему нет…

– Увы, все и так заняты сверх возможного. Тем более напарник не станет провожать вас до дома. Ну разве только по доброте сердечной или какой иной… хм… склонности.

– Хорошо. – Лэсси опустила голову, и крупная слеза упала на форменные брюки, которые она носила, не замечая чужих взглядов, порой неодобрительных. Сами бы на велосипеде в юбке покатались! – Как прикажете. Я думала, что стану помогать людям, и, видит Создатель, я пыталась. Но раз я просто картонная фигурка для этих… продвигающих в массы, то мне действительно лучше сидеть здесь и перекладывать бумажки…

Сэл с Килли переглянулись в ужасе – что делать с плачущими девушками, тем более подчиненными, они не знали. Зато Дайсон знал (и оценил, кстати, красоту игры) – подошел и утер Лэсси слезы языком. До чего же соленые!

– О нем вы тоже не подумали, – шмыгнула носом девушка, обняв его за шею. – Док Лабби сказал, ему нужно бегать, и что делать?

– Можете кататься на своем велосипеде вокруг управления, а Ухожор пускай бежит следом, – ляпнул Килли.

– Да, посчитаем как рабочее время, – с неменьшим тактом добавил Сэл, наклонился и интимно шепнул: – К слову, как вы провели первую ночь вдвоем?

Дайсон обернулся и выразительно лязгнул зубами над самым его ухом. Впрочем, зря, потому что Лэсси сказала, всхлипнув:

– Мы спали вместе.

Мужчины переглянулись в полном восторге, но она продолжила:

– У него лапа болела, пришлось до утра с ним сидеть. Я так и уснула – ничего, удобно, тепло. Только он ужасно храпит, а еще у него в животе бурчит… со всеми вытекающими последствиями. Нужно будет на ночь оставлять форточку открытой.

Сэл прикрылся папкой и тихо всхлипнул от избытка чувств, Килли же оказался более стойким и только коротко хохотнул.

«Сами бы попробовали эту питательную дрянь, которую Кирц готовит!» – обозлился Дайсон.

– Инструктаж окончен, сьер? – спросила Лэсси. – Мы можем быть свободны?

– Погодите, куда это вы собрались? А бумаги разбирать?

– Бумаги никуда не убегут, а вот нам как раз нужно пробежаться, – ответила она и встала. – Если уж мне всучили этого пса, я должна соблюдать рекомендации дока Лабби, разве не так? И разве не вы, сьер, так печалились об участи Ухожора? Ну и, поскольку вы сами сказали, что я могу кататься вокруг управления, именно так я и поступлю. Пойдем, Ухожор!

– Погодите! Погодите, Лэсси! – опомнился Сэл. – Вас же засмеют!

– Неужели? – Она прищурилась. – Пускай попробуют. Моя квартирная хозяйка, которую, к слову, вы страшно напугали, сказала, что у этого пса паскудный нрав. И чувство юмора наверняка такое же… впрочем, я уже наблюдала его шуточки с лейтенантом Кирцем. Поэтому сомневаюсь, что кто-нибудь рискнет смеяться в открытую, а за спиной… Можно подумать, до сих пор не смеялись!

С этими словами Лэсси вздернула нос и вышла из кабинета. Дайсон последовал за ней, а на пороге обернулся и ухмыльнулся во всю пасть: выражение лиц подчиненных было невыразимо прекрасно.

– Я думаю, дня два мы выдержим, – негромко говорила Лэсси, обращаясь к нему, и Дайсон обратился в слух. – Да, конечно, смеяться будут, но ты почаще показывай зубы – перестанут. А потом, думаю, начальство запретит нам пробежки вокруг управления и либо отправит куда-нибудь с глаз долой, либо снимет запрет. Ну а ты за это время разомнешься как следует. Как тебе план?

– Уф! – только и смог ответить Дайсон и в который раз проклял все на свете.

Уж лучше бы поехал на воды и там истово занимался лечебной гимнастикой под присмотром врачей, чем вот так позориться! Впрочем… Он знал выход. В прямом смысле слова…

– Дайсон определенно что-то затеял, – сказал Сэл, наблюдая в окно за неутомимой стажеркой. Пес бежал за ней тяжелой трусцой, вывалив язык. – Я его подлую натуру знаю.

– Ну, с ним девчонке действительно безопаснее, чем в одиночку.

– Так-то оно так, но что мы начальству скажем, если эти двое удерут в самоволку?

– Ничего не скажем. Пусть Дайсона отчитывает, он же начальник, он принял решение и дал отмашку.

– Он в отпуске по ранению, – напомнил Сэл. – Значит, по башке прилетит мне.

– Да брось, начальник тоже ставку сделал, так что сильно не огребешь!

– Правда? И сколько поставил?

Килли озвучил сумму, и Сэл невольно присвистнул, потом уточнил:

– Это на то, что Дайсон сорвется?

– На то, что выдержит.

– Ну… он всегда отличался некоторой наивностью, – задумчиво произнес Сэл. – И не скажешь даже, что начальник.

– Наивностью? Не смеши! Он отлично знает, до чего Дайсон упрямый и жадный, так что… я бы не спешил делать выводы.

– Ну, может, ты и прав. Поживем – увидим.

* * *

– Однако и загоняла же ты его, – сказал Кирц, когда Лэсси привела Дайсона после полудня.

Пес одним махом выхлебал миску воды, рухнул в тени и не подавал признаков жизни. Разве что ухом шевелил.

– Ничего подобного, я соблюдала предписанный режим, – ответила девушка. – Но на сегодня с него, наверно, уже хватит – вечером же еще до дома идти. Пусть отдохнет, а я пообедаю пока. А потом приду и… и надо будет его вычесать и помыть, а то хозяйка ругается, что псиной пахнет и шерсть повсюду.

– Угу, это только кажется, что у него шкура гладкая, – хмыкнул лейтенант. – Обедай, а я поищу пока, во что тебе переодеться, иначе всю форму уделаешь.

– У меня тренировочная с собой, ее все равно стирать нужно.

– Тогда совсем просто. Иди, а то все расхватают.

Проводив Лэсси взглядом, Дайсон уронил голову на прохладную землю и в который раз подумал: что ж его дернуло участвовать в этом дурацком пари? Еще сутки не прошли, а ему уже очень хочется сдаться… Но нет, нет, он не может себе этого позволить! И не только потому, что денег жаль, – это наживное, он на каком-нибудь другом споре сможет отыграться. И не потому, что Сэл с Килли станут гнусно хихикать, а док Лабби – со вздохом качать головой, потому что Дайсон не может себя контролировать: будто они раньше этого не знали! Начальство – особенно продувшее пари начальство – намного хуже, но пережить можно.

Дело в другом.

Эта желторотая, кажется, взяла след. Едва заметный, тень следа, если уж быть честным с самим собой, но это лучше, чем ничего.

Дайсон внимательно слушал ее ночной «доклад» – это помогало отвлечься от боли в лапе – и удивился, какое множество мелочей подмечает стажерка. И сколько ей рассказывают, но это и не удивительно: симпатичную и наивную с виду девушку не боятся и доверяют ей больше, чем мрачным громилам. Ну а способности Лэсси заговаривать зубы кто угодно позавидует…

И ведь многое из этого она изложила в рапорте, но Дайсону тогда было недосуг вникать, только и подумал про «не по форме», а потом совсем из головы вылетело – разрывался между службой и госпиталем. Хотя это оправдание так себе, сам ведь виноват!

«Ничего, наверстаем, – подумал он. – Заодно проверю, на что еще она способна. А за те шишки, что свалятся на Сэла за наше самоуправство, я проставлюсь. Переживет…»

Он стоически перенес вычесывание – этого подшерстка на носки хватило бы, впечатленно сказала Лэсси, – а потом мытье. Хорошо, Кирц помогал – в одиночку, да неумеючи, девушка возилась бы до самого вечера, а ведь шерсть еще нужно было просушить. Дайсон подавил желание брякнуться в пыль и как следует в ней поваляться – в таком случае Кирц повторно прополоскал бы его из шланга.

– Тяжелая у вас служба… – выдохнула Лэсси.

Волосы у нее слиплись сосульками, лицо раскраснелось сильнее, чем после велокросса вокруг управления, тренировочная форма была мокрой насквозь и облепила аппетитные выпуклости – Дайсон старался не пялиться слишком уж откровенно, но выходило плохо. Сэл был прав…

– Привык, – невозмутимо ответил Кирц и закурил. – Ты держи, держи этого мерзавца, а то он так и норовит сесть куда погрязнее!

– Стоять! – велела девушка, и Дайсон со вздохом послушался. Правда, сунул мокрую голову ей на колени, тоже мокрые. Пускай гладит, раз все равно сидит без дела. – Кажется, мы унизили его достоинство. Глядите, как шерсть на загривке слиплась – вылитый ежик!

– Ничего, сейчас просохнет, волнами пойдет.

Что верно, то верно: хорошо отмытый и вычесанный, Дайсон блестел на солнце, черную шкуру так и тянуло погладить, рыжие подпалины будто сделались ярче.

– И давайте еще подстрижем ему когти! – спохватилась Лэсси. – А то хозяйка очень переживает за свои полы. Странно, я думала, у собак, которые много бегают, когти стачиваются, а у Ухожора вон какие, так и клацает…

– А кто сказал, что он много бегал в последнее время? – хмыкнул лейтенант и пошел за когтерезами, чтобы подвергнуть Дайсона очередному унижению.

– Можно я попробую?

– У вас сил не хватит, – ответил Кирц, протянув Дайсону руку. Тот покорно положил на его ладонь свою лапищу. – У меня-то… не всегда… с первого раза…

Клац! Коготь – действительно слишком длинный – отскочил, чуть не угодив Лэсси в лицо. Дайсон передернулся, как всегда от этого противного звука.

«Ты, главное, бди! – наставлял его Сэл. – А то ухом дернуть не успеешь, как тебе отчикают самое дорогое. Чтоб не сильно баловал, значит».

Дайсон его тогда чуть не укусил, хотя пребывал еще в человеческом облике. Хотя какая разница – то задержание, за которое его прозвали Ухожором, он тоже проводил, будучи человеком. Потому кличка и прилипла: не всякий день оперативник оказывающему сопротивление бандиту ухо откусывает. А что оставалось делать? Парень попался очень сильный даже для здоровяка Дайсона, а еще верткий, как угорь: поди удержи! Вот он и решил немного припугнуть этого шустрого – из ушей крови льется много, даже если слегка поцарапать, некоторые пугаются… Но не рассчитал. Или бандюга дернулся не вовремя, теперь уже без разницы. А ухо ему действительно пришили на место, хотя и не слишком аккуратно. Да и выглядело оно слегка… гм… пожеванным: отличная особая примета, кстати говоря!

– Джел, скажите, а почему Ухожора не кастрировали, раз он… гм… породу портит? – внезапно спросила Лэсси. – Я читала, от этого кобели становятся спокойнее.

От неожиданности Кирц дернулся и едва не отхватил Дайсону палец вместе с когтем, но все же совладал с собой и ответил:

– Да, это верно. Только и рабочие качества страдают. Если Ухожору… м-м-м… усечь лишнее, он окончательно обленится и превратится в диван. Да, именно, не зыркай на меня: для пуфика ты великоват.

– Точно, а для дивана – в самый раз! – развеселилась Лэсси. – Я, еще когда впервые его увидела, подумала – на его спине ночевать можно. Ну, на спине не на спине, а рядом – вполне уютно. А уж теперь, когда он чистый… Но нет, я больше с тобой на коврик не лягу, Ухожор, и не смотри на меня так! Сделаю тебе укол, как док Лабби велел, и будешь спокойно спать до утра.

– Надо же, какие он тебе вольности позволяет… – пропыхтел Кирц, сражаясь с Дайсоновой задней лапой. – Тьфу ты, опять инструмент на выброс! Когти стальные просто…

– Ничего, – с завидным оптимизмом сказала девушка. – Будет со мной бегать – станут стачиваться. А то и правда сплошные расходы.

«Спелись», – подумал Дайсон и встряхнулся. Нужно не о ерунде думать, а о том, как показать стажерке выход из сложившейся ситуации.

Это, к слову, оказалось проще простого: Лэсси ведь водила пса на поводке и, когда он потянул ее в кусты, удержать не смогла.

– Дайсон, ты что вытворяешь? Стоять! Стоять, я тебе говорю!

Он только фыркнул и потащил ее глубже в заросли. Особенно не торопился – наткнется еще на ветку, форму порвет или поцарапается…

– Что ты там такое унюхал? – ворчала Лэсси, продираясь сквозь кусты. – Труп, что ли? Вот начнется суматоха: как же, покойник на территории управления! Но если ты возьмешь след и поймаешь преступника, тебе премию выпишут, как думаешь?

Дайсон думал совершенно о другом, если честно.

– Если ты волочешь меня за дохлой кошкой, я… я не знаю, что с тобой сделаю!

– Гав! – сдержанно ответил Дайсон, притормозив возле дыры в заборе. Она заросла шиповником, но ему, с такой-то шкурой, колючки были нипочем.

– Ты что… – Лэсси осеклась, когда он выбрался в дыру, изрядно поломав кусты и проторив путь, встала на четвереньки, высунулась наружу и осмотрелась. – Ах ты хитрец! Или тебя хозяин научил?

Дайсон едва удержался, чтобы не пожать плечами, – это выглядело бы странно. Зато победно ухмыльнулся: мимика у него была богатая.

– Так, это мы в торце левого крыла управления… Кусты, деревья… Надо еще из окон посмотреть, что видно сверху и видно ли вообще, и с какого этажа, – бормотала Лэсси. – Если я оставлю велосипед снаружи, а потом мы с тобой пойдем как бы в питомник, а сами выберемся через эту дырку, то никто ничего не заподозрит! Главное, вернуться к вечерней кормежке… Умница, Дайсон!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7