Кира Измайлова.

Пятый постулат



скачать книгу бесплатно

Маша не посмела спросить, чего ж тогда Реталь на ней женился, да и не до того было – мужчина обнял ее за талию и снова принялся шептать комплименты. Маша млела…

Наконец ужин был съеден, а за окном окончательно стемнело.

– Ты мне нравишься! – шепнул Маше крылатый. – Полетаем вместе?

Та только завороженно кивнула, Реталь поднялся из-за стола и помог встать ей. Он взял Машу за руку, как маленькую, и повел за собой (почему-то они направились на второй этаж, наверно, оттуда взлетать было удобнее).

Только когда они пришли в ту самую комнату, которую девушка недавно помогала готовить для гостя, он прикрыл за собой дверь и принялся целовать Машу, она поняла, что «полетаем вместе» – это лишь иносказание для обозначения совсем другого занятия. Впрочем, она была совсем не против и охотно ответила на поцелуй…

Вот только, к сожалению, возникли технические сложности. Спрашивается, какие неожиданности могут подстерегать в деле, которым человечество занимается многие тысячелетия?! Да вот хотя бы то, что один из этой пары вполне человеком не был, и его крылья создавали уйму проблем. Лежать на них невозможно, разве что в стороны растопырить, но места в комнате не хватало! А, оказавшись сверху, Реталь попросту взлетал.

– Они сами начинают махать, инстинктивно! – виновато объяснил он раздосадованной Маше, собирая с пола черепки – разбил кувшин взмахом крыла. – Мы, крылатые, в воздухе это делаем!

Реталь пытался уцепиться за Машу, но и это не помогало, потому что тогда он взлетал частично (как будто его, как котенка, поднимали за шкирку). Смешное, должно быть, зрелище они представляли со стороны! Только вот Маше было совсем не до смеха…

В полете тоже не получилось – крылатые, все как на подбор, тонкокостные, легкие, иначе им не взлететь, а потому Реталь попросту не мог удержать Машу – та была девушкой крепкой, увесистой – и пару раз уронил ее мимо кровати (она ушиблась, между прочим!).

Предложение крылатого, чтоб Маша повисла, держась за крюк для лампы, а он будет парить рядом, ее тоже почему-то не обрадовало…

К тому же после очередного бесславного падения с вершины страсти в соседней комнате разорался Машин хозяин: мол, спать ему не дают и вообще, что это за наглость, так буйно себя вести в приличном месте! От его голоса Маша вся сжалась, – не хватало еще, чтобы он заявился в самый неудачный момент и застал ее с Реталем! – и настроение у нее резко ухудшилось. Тут уж не до любовных приключений!

Реталь было заикнулся, что можно попробовать обосноваться на дереве (так, по его словам, делали парочки, которые по каким-то причинам временно не могли летать, или вот они с женой – курица же в полете долго не продержится). Он уверял, будто там можно очень удобно устроиться, но Маша возмутилась: не хватало еще любиться на глазах у всех!

В общем, никакого удовольствия несчастной девушке не досталось!

Больше того, у нее почему-то начал сильно чесаться нос, а потом она принялась безостановочно чихать.

– Да у тебя же аллергия на перья! – ужаснулся крылатый.

Но Маше было совершенно не до него – в горле першило, глаза слезились, а дышать стало очень сложно.

Реталь посмотрел на несчастную девушку и горестно поник – видимо, не судьба! За весь последний год он так ни разу и не нашел девушку, которая не побоялась бы быть с ним (они все опасались, что понесут такого же крылатого малыша, а кому нужно такое счастье?).

Наконец такая смелая нашлась, и вот – сначала ничего не вышло по техническим причинам, а теперь еще и аллергия открылась…

Что тут можно сказать?! Разве что нецензурно помянуть богов, отправивших его в этот ненормальный мир.

Ну а Маша, прочихавшись и подышав на дворе свежим воздухом, с тоской подумала о том, что завтра поутру ей придется выгребать из комнаты Реталя пух и перья (из его крыльев они сыпались, как из перины!). Это, конечно, и другая служанка может сделать, но что, если они догадаются, чем это крылатый там с ней занимался?

«Человек создан для счастья, как птица для полета, – припомнила Маша и горько вздохнула. – Оно, конечно, так, только вот со счастьем не заладилось!»

Глава 8
Летите, голуби!

В последнее время Весьямиэлю казалось, будто уши у него удлинились и заострились, как у дикого зверя, – так напряженно он прислушивался ко всем слухам, сплетням, шепоткам. Истории о связи с Машей его не интересовали, – селяне всегда выдумывают всяческие глупости, слушать смешно, – но вот иные сведения заставили его призадуматься.

Что-что, а сопоставлять факты и делать правильные выводы Весьямиэль умел, и преотлично: без такого умения нечего делать при императорском дворе, мгновенно сожрут! Весьямиэль пребывал там с самого нежного возраста и уже тогда не давал себя в обиду и не попадался на уловки противников (бывали, конечно, досадные промахи, но побеждает тот, кто выигрывает войну, а не одно сражение!). Ему удалось ничем не запятнать честь рода, не вляпаться ни в какой заговор, не дать никому в руки компрометирующих сведений о себе, и все благодаря наблюдательности и чутью на неприятности. Неприятности он чуял и теперь, и чем дальше, тем острее, но увы, – дома все было знакомо, а здесь он мог только гадать, во что выльется тот или иной его поступок. Отвратительное ощущение – будто идешь по болоту, под ногами зыбкая почва, и не знаешь, выдержит она твой вес или со следующим шагом ты ухнешь в бездну!

Еще недавно он ждал прибытия людей властелина с большим нетерпением. Теперь чувствовал, что желает оттянуть момент встречи с ними. Имелись на то причины, и довольно веские: он пришел к определенным выводам, основываясь на крупицах информации, собранных за последнее время (не без помощи девицы). Последние сведения поступили, правда, из иного источника, а проще говоря – от неуемного портного (а уж где тот подцепил этот слух, неизвестно). Тот с большим удовольствием поведал Весьямиэлю одну историю, явно ожидая: тот раскается, что связался с Машей!

Признаться, было о чем пожалеть, но что теперь толку? Нужно было как-то исправлять положение, и Весьямиэль несколько дней строил планы. Кое-что получалось, но не хватало, во-первых, уверенности в том, что портной не приврал, а во-вторых, что представленные Весьямиэлем последствия не преувеличены.

Но тут к старосте явился посланник от властелина, сообщил, что гонцы скоро будут, передал еще кое-что, и Весьямиэль окончательно убедился – он не напрасно беспокоился. Ну а уж после вчерашнего…

Он невольно поморщился: ну надо же так оплошать! Но кто мог предположить, что это чудо в перьях и есть посланник властелина? Кому в здравом уме такое пришло бы в голову?!

Но увы, он услыхал об этом слишком поздно – между прочим, от хорошенькой Ралы, сделавшейся на диво словоохотливой, как только они с Весьямиэлем уговорились об оплате ее услуг. Раньше бы ей тут оказаться, не пришлось бы связываться с придурочной Машей!

Этакая пронырливая девка мигом выведала бы все, что нужно, у нее просто дар был оказываться в нужном месте в нужное время. Она-то и рассказала, что это за важный гость, что он передал старосте, о чем говорил с Машей… дальше и так ясно было. Весьямиэль долго не мог унять смех, представляя, каково было девке! Теперь ясно, что за звуки такие раздавались за стеной и не давали ему сосредоточиться! Правда, потом все равно стало не до раздумий – Рала, несмотря на юный возраст, дело свое знала.

А вот та новость, которую жадная до денег девчонка принесла поутру, Весьямиэлю не понравилась совершенно. Ему стало ясно: надо действовать без промедления, иначе велика вероятность отправиться в столицу не в качестве почетного гостя, а… Дальше воображать не хотелось.

Первым делом он выставил Ралу, удостоверился, что крылатый гость все еще сладко почивает – утомился, видимо, от ночных забав – и только потом позвал Машу.

Девица явилась на зов, как обычно, упрямо не пожелала поклониться (Весьямиэлю уже надоело с ней биться, и он махнул рукой на ее дремучее невежество) и мрачно уставилась в пол. Настроение у нее, судя по всему, было паршивее некуда.

– Бурная ночь? – поинтересовался Весьямиэль, нетерпеливо расхаживая по комнате. – Не выспалась?

– Не ваше дело, – буркнула Маша. Сегодня она даже не пыталась процитировать ему что-нибудь подходящее случаю, и это удивляло: у нее буквально на каждый чих находились изречения этого их Вождя!

– Не мое так не мое. – Весьямиэль остановился рядом с ней, протянул руку и вытащил из Машиных волос сизое перышко. – Хм… это по чьим же ты перинам валялась?

– Это не из перины! – возмущенно взвилась Маша, чем выдала себя с головой.

– Сам вижу, – хмыкнул он, сдул перышко с ладони, и оно плавно поплыло к полу. – А что, хорош оказался этот, как его?

– Реталь, – мрачно ответила Маша.

– Реталь… – Весьямиэль прислушался к звучанию имени, усмехнулся. – Вижу, роман твой не сложился…

– Не суйте свой длинный нос в мои личные дела! – оскорбилась Маша.

– Не длинный, а аристократичный, – наставительно ответил он, даже не обидевшись, – не хватало еще обращать внимание на слова какой-то дурынды! – Понимала бы ты что… Одним словом, путь свободен?

– Какой путь? – вытаращила девушка глаза.

– Мог бы сказать – к сердцу твоего пернатого возлюбленного, только сердце его мне ни за каким демоном не сдалось, – сказал Весьямиэль. – Потому спрашиваю проще: путь в его постель свободен?

Девица воззрилась на него так, что он заподозрил: она в жизни не слышала ничего подобного. Следующие ее слова только убедили Весьямиэля в верности догадки.

– Вы что такое говорите? – изумленно спросила она. – Вы…

– Объясняю, – произнес он. – Меня заинтересовал этот… Реталь. Что непонятного?

– То есть как – заинтересовал? – Маша растерянно моргала.

– Ты прикидываешься или правда не доходит? – нахмурился Весьямиэль. – Разнообразия мне захотелось! Рала девка симпатичная, но… – он делано вздохнул, – больно проста. А этот крылатый – интересная штучка!

– Вы что… вы что, хотите сказать… – Девушка вдруг неудержимо покраснела, и он уверился – она правда представления не имела о подобных вещах. – Вы с ним… да как это?!

– Тебе подробно описать или, может, посмотреть хочешь? – вскинул брови Весьямиэль.

– Нет! – выпалила та, глядя на него, как на диковину. – Это… это…

– Необычно, – согласился он. – Особенно для здешних мохнорылых, так что языком не мели, ясно?

Девушка несколько раз кивнула, не сводя с него глаз.

– А лучше посиди-ка пока тут, – решил Весьямиэль будто бы внезапно. – Так надежнее будет! Ты ведь у этого своего портного научилась чему-то?

– Он не мой, – хмуро ответила Маша.

– Научилась или нет?

– Немножко, – призналась она. – А…

– Отлично! – Весьямиэль бросил на кровать ворох одежды. – Возьми-ка вот эту рубашку, рукава отпори и пришей другие, от этой. И наоборот. Справишься?

– Но… – девушка смотрела с недоумением, – они же разные!

– Окажись они одинаковые, не было бы нужды это делать, – ответил он.

– Но эта красная, а та зеленая! – продолжала недоумевать Маша. – Или вы не различаете? У нас в Верхнешвейске есть такой парень, он вообще не разбирает цвета, болезнь такая. Ему, правда, не надо, он в слесарной мастерской работает.

– Маша, – прервал Весьямиэль ее воспоминания, – делай, что сказано.

– У меня так хорошо не выйдет, – вздохнула она, оглядывая шов.

– Постараешься – выйдет. Лишь бы на мне не разлезлось! – хмыкнул мужчина. – Потом еще тесьмой обшей, держи.

Он бросил ей моток тесьмы – Рала купила по его поручению. Тесьма была богатая, вся в сусальном золоте, разноцветная.

– Зачем?..

– Не твое дело, – ответил Весьямиэль, взглянул на себя в зеркало, поправил прическу, остался доволен и вышел, заперев дверь и оставив Машу удивляться.

Рассчитал он хорошо – как уже упоминалось, слух у него был более чем тонким, поэтому шорохи в соседней комнате он различал превосходно и в коридоре оказался точно в тот момент, когда крылатый Реталь, позевывая, открыл свою дверь. Ну и, конечно, Весьямиэль не преминул столкнуться с ним – коридор был тесный, а крылья Реталя занимали немало места.

– О, прошу прощения! – с придыханием произнес Весьямиэль, глядя на Реталя снизу вверх – летун оказался немного выше его ростом. – Право, мне так неловко…

– Что вы, это я спросонок не гляжу по сторонам! – предсказуемо отреагировал тот, с удивлением глядя на попавшееся ему на пути золотоволосое чудо.

Чудо было невелико ростом и очень изящно. С узкого бледного лица на Реталя взирали огромные зеленые глаза в длинных темных ресницах, губы неуверенно улыбались, а в длинных волосах сверкали и переливались драгоценные камни. Чудо подняло руку, чтобы поправить выбившуюся из прически прядь, и Реталя окутал чудесный аромат духов – нежный, сладкий, дурманящий…

Кто это такой, откуда? Крылатый быстро сообразил – да это ведь тот самый аристократ, о котором говорил староста! Вот, значит, какой он: такой… такой…

Весьямиэль наблюдал за Реталем с холодным любопытством. Мысли летуна прекрасно читались по его лицу, и видно было, что он заинтересован. Похоже, он не был так уж опытен, раз принял игру Весьямиэля за чистую монету! Но это оказалось очень на руку: хоть нравы при императорском дворе царили более чем вольные и насмотрелся Весьямиэль всякого, сам он всегда предпочитал женщин и только женщин, а потому не был уверен, что его уловки сработают – все-таки дам нужно очаровывать совсем иначе.

Решив идти в наступление, иначе этот пернатый так и будет стоять столбом, он произнес все тем же сюсюкающим тоном:

– Вы прекрасны!

– Что? – опешил летун.

– Вы великолепны! – сказал Весьямиэль. – Никогда в жизни я не видел столь совершенного создания!

Говоря так, он изрядно кривил душой: более совершенное создание он ежедневно созерцал в зеркале, но упоминать об этом не стоило.

– Благодарю! – смутился Реталь. – Но…

– Вы поразили меня в самое сердце! – выудил Весьямиэль еще одну пошлую банальность из глубин памяти. – Право, я видел вас лишь издали, но вблизи вы еще прекраснее! Поверите ли, всю ночь я не мог уснуть, думая о вас!

Вот это было чистой правдой: из-за учиненного Реталем с Машей грохота спать он действительно не мог.

– Это… неожиданно… – признался крылатый, но во взгляде его появился интерес. Ага, отлично, не шарахается, значит, не такой неискушенный, как Маша! – Но приятно!

– Не сочтите за дерзость… – Весьямиэль почти шептал, и Реталю пришлось склониться к нему. – Мне кажется, это украшение дивно подойдет к вашим глазам…

Крылатый отпрянул и с удивлением уставился на драгоценную подвеску, которую странный аристократ ловко укрепил в его волосах. Та так заманчиво переливалась, что его тянуло снять безделушку и рассмотреть получше. Стоящий напротив мужчина завладел его рукой и поглаживал запястье.

– С их блеском ничто не сравнится! – прошептал Весьямиэль. Ему очень хотелось отойти за угол и посмеяться от души, но, увы, приходилось сдерживаться. – И как бы я хотел увидеть воочию ваши раскинутые крылья, как ветер поднимает вас в небо… И как я мечтаю взглянуть на землю с высоты полета!

«Дойдет до тебя наконец или нет?» – уныло подумал он.

Судя по глазам Реталя, он все-таки сообразил, чего хочет этот господин. Мгновение на лице его отображалась внутренняя борьба, а потом он сдался. Со вчерашней девицей не повезло, как ни жаль, другие от него шарахаются, а тут… Крылатый окинул аристократа взглядом. Худенький, наверняка легкий. Глядишь, что и выйдет! Ну а прочее… так он на девицу похож: ишь, какие глаза да кудри! Когда год ни с кем не был, поневоле отбросишь разборчивость… Опять же, вон какую он цацку просто так подарил, а вдруг еще отсыплет? Сам-то украшен!.. А может, ему ничего такого и не надо, просто полетать захотелось!

– Так это можно устроить, – сказал Реталь. Аристократ в ответ томно улыбнулся. – Очень даже просто!

– Я надеялся, что вы поймете меня, – прошептал Весьямиэль. Ну наконец-то, дурень! – Ждите меня в роще за поселком. Лучше, чтобы нас не видели вместе, эти сиволапые не поймут…

– Конечно, конечно, – закивал Реталь. Еще бы! Портить репутацию, свою или этого господина, он вовсе не желал, кто знает, как потом аукнется! Лучше поосторожнее… – Я полечу туда прямо сейчас и буду ждать!

– Прекрасно! – искренне ответил Весьямиэль и довольно улыбнулся.


Маша совершенно извелась взаперти. Работа занимала ее какое-то время, но постепенно она начала отвлекаться на раздумья: зачем бы Весю понадобилось уродовать одежду? Если хотел такой попугайский наряд, почему не заказал Малуху? Постеснялся? Да как же! Этот постесняется, пожалуй!

Девушка припомнила его бесстыдные слова и почувствовала, что снова краснеет. Это… это… Она даже не знала, как и назвать-то подобные вещи! Чтобы мужчины… Брр! Ее передернуло. Неужели такое правда бывает? Маша не могла вообразить, чтобы это могло произойти с кем-то из ее товарищей! Это неправильно, против законов природы и вообще… отвратительно! С другой стороны, а если люди друг друга полюбят? Нет, нет, тогда они должны оставаться друзьями, товарищами, никто их не осудит, но зачем же все опошлять?!

Время шло, а белобрысый развратник так и не появлялся. Маше очень хотелось есть – давно прошел обед. Вода в кувшине нашлась, и на том спасибо! Ну и еще кое-что требовалось сделать. Под кроватью, правда, имелся ночной горшок, как во всех комнатах для важных гостей (не бежать же им среди ночи на задний двор, если вдруг приспичит!), но Маша подумать не могла о том, чтобы им воспользоваться. Хотя чувствовала, что вскоре ей придется пересмотреть свои убеждения.

Внезапно дверь распахнулась, и на пороге появился хозяин. Вид у него был довольный, как у кота, вволю налопавшегося сметаны. Маша посмотрела на него осуждающе, но промолчала. Не хотела говорить с таким глубоко испорченным человеком.

– Ну, что ты тут нашила? – весело поинтересовался тот, взял одну из рубашек, рассмотрел. – Н-да, портниха из тебя та еще… Вкривь, вкось… но сойдет для сельской местности! Продолжай в том же духе.

– А поесть мне можно? – спросила Маша. – Обед давно прошел!

– А, конечно, – он словно только что заметил, который час, – иди.

Маша направилась было к двери, потом остановилась.

– Ну, что встала?

– А что с Реталем? – спросила она неуклюже, не смогла удержаться. Несмотря на неудачу, она хорошо относилась к крылатому, и ей очень хотелось, чтобы он отправил белобрысого… куда подальше!

– О, тебя все-таки интересуют эти «ужасные» вещи? – Хозяин привычно расположился на кровати и начал вынимать заколки из волос. – Ну, наш пернатый друг оказался слаб на передок… Можно так о мужчине сказать? Вернее, слаб он оказался совсем на другое… – Он покачал на ладони горстку драгоценностей. – За это некоторые матушку родную продадут, не то что…

– Неправда, – нахмурилась Маша. – Я бы никогда…

– Да о тебе речи нет, – отмахнулся Весь. – Ты вообще сама невинность.

– У нас все такие, – с достоинством ответила девушка.

– Темные? – хмыкнул мужчина. – Нашла чем хвастаться!

Он привстал, скинул камзол – даже по жаре ходил в этой штуковине, разделся бы до пояса, как все здешние! Но нет, он явно не хотел испортить аристократическую бледность плебейским загаром… Хотя и рубашки бы достало от солнца прикрыться, право слово!

Правда, на этот раз, как выяснилось, камзол понадобился белобрысому не только для защиты от солнца: он скрывал то, что мужчина заткнул за пояс, предусмотрительно обмотав какой-то тряпицей. Оказалось – это самый обыкновенный серп.

Маша уставилась на него с недоумением: зачем бы хозяину потребовался обычный сельскохозяйственный инструмент? Да еще не новый? Когда тот развернул тряпицу и начал зачем-то протирать серп, стало видно, что тот хорошо послужил на своем веку. А вот кромка лезвия оказалась чистой, блестящей, будто серп недавно наточили.

И тут Маша заметила, что к обшлагу рукава камзола прицепилось перышко. Точно такое, какое Весь вытащил сегодня из ее волос.

– Где Реталь? – сурово спросила Маша, вспомнив, с чего началась беседа. – Вы с ним все-таки…

– Мы с ним мило прогулялись по лесу, – ухмыльнулся мужчина и, прищурившись, посмотрел на серп, будто оценивал качество заточки. – Если тебя это так волнует, то честь его осталась незапятнанной. Я внезапно решил, что спать с полуптицей – это уже смахивает на извращение.

– А если с мужчиной, значит, не смахивает? – возмутилась Маша.

– Нет, – лаконично ответил он. – Еще вопросы?

– Где вы это взяли? – Маша указала на серп.

– Ты меня допрашиваешь? – удивился Весь. Судя по всему, настроение у него было отличное. – Так и быть, скажу… Позаимствовал в сарае у нашей гостеприимной хозяюшки.

– То есть… украли? – Маша не поверила своим ушам. Сквернослов, капиталист, угнетатель, извращенец да еще и вор? Это уж слишком!

– Позаимствовал, – повторил мужчина. – Все равно до осени его не хватятся. А если тебя так волнует моральная сторона вопроса, то я обеспечил хозяюшке такой доход, что она себе десяток новых купит.

– А что ж вы сами новый не купили? – возмутилась девушка.

– Не хотел привлекать внимания, – спокойно ответил Весь. – Что ты расшумелась-то?

– Но зачем он вам? – не отставала Маша. Творилось что-то странное, она это чувствовала.

– Не люблю быть безоружным. – Выражение его лица изменилось, исчезла развязность и томность, теперь он смотрел очень холодно и… неприятно. – А шпаг тут нет. И кузнец их ковать не умеет. А и умел бы – не положено пришлецам ходить с оружием.

– Даже с ножом? – удивилась Маша. Она видела, тут и мальчишки голопузые с настоящими ножиками бегали.

– Даже с ножом, – кивнул тот. – Да и какие тут ножи? Охотничьи, разделочные, но не боевые. Я с ними управляться не умею.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9