Кира Измайлова.

Пятый постулат



скачать книгу бесплатно

Цепочка красиво блестела и привлекала взгляды. Люди перешептывались и показывали пальцами, а Маша чувствовала себя совершенно несчастной. Конечно, в ремесле жду нет ничего постыдного, но… это если сама его выбрала! А так выходит, что ее оболгали. А еще обиднее было то, что Маша, девушка молодая и здоровая, не отказалась бы встречаться с кем-нибудь из местных ребят, да только они от нее хотели только одного. Она бы опять-таки и не прочь, но что ж это получится? Ни поговорить, ни дела обсудить, никакой дружбы, никакой взаимопомощи, одно удовлетворение инстинктов! На такое она соглашаться не желала!

Обо всем этом она и собиралась сказать белобрысому, выслушав очередную порцию намеков от кузнеца – ему она особенно приглянулась. Накипело, вот что!

Постучав, Маша сразу вошла в хозяйскую комнату. За это белобрысый постоянно ее ругал, а она не могла взять в толк, что ему скрывать-то? Тут вообще все запирались на замки, прятались… Этого Маша не понимала.

Стоило ей открыть дверь, как мимо нее прошмыгнула Рала, новенькая служанка – ее только-только прислала родня хозяйки постоялого двора из какой-то дальней глухой деревни. Девушке было лет пятнадцать, не больше, и она многим приглянулась: хорошенькая, белокурая, сероглазая. Однако воспитана она оказалась строго и парочку охальников уже огрела ухватом, когда те попытались задрать ей юбки. И вот эта-то самая Рала и выбежала сейчас из комнаты белобрысого, придерживая расстегнутое на груди платье и одергивая передник!

– Ну что ж ты всегда так не вовремя? – досадливо спросил хозяин, раскинувшийся на кровати.

Сорочка на нем была распахнута до пупа, виднелась безволосая грудь – Машу это удивило: не мальчишка ведь уже! Белобрысый только казался подростком, а на деле, она уж поняла, был изрядно старше ее самой. В общем, не самое приятное зрелище. Она предпочитала мужчин с явно выраженными признаками… хм… мужественности, как бы странно это ни звучало.

Еще ей удалось разглядеть какой-то рисунок с левой стороны, повыше сердца. Тоже удивительно: Маше приходилось читать в книгах, что в древности людей клеймили за разные преступления или просто так – рабов, к примеру. Оставались шрамы в виде разных символов, букв там или целых слов, рисунков. Но у белобрысого-то такой откуда, если он благородный?

– Чего ты ввалилась? – спросил хозяин, перебив ее мысли. Сел, пригладил волосы, застегнулся. – Ну что стоило подождать полчаса, а? Только девке юбку задрал, а тут ты…

– Так вы с Ралой… – Маша смутилась. – Извините, я думала, она ни с кем…

– Конечно, ни с кем! – хмыкнул белобрысый. – Она девка разборчивая, даром что из глухомани! Цену себе знает, насилу сторговался! Но оно и хорошо, не всякому по карману, меньше риск подцепить что-нибудь…

Маша помотала головой, пытаясь осмыслить сказанное. Так что ж выходит, скромница Рала, которая смущается всякий раз, как слышит крепкое словцо, на самом деле… Собой торгует?

– А чего ты удивляешься? – спросил хозяин. Видимо, последний вопрос она задала вслух. – Ей замуж идти, а приданого нет.

Тут кое-что заработает, ну еще проезжающие приплатят. Эта не пропадет!

– А муж? Ну, за которого она замуж пойдет? – изумилась Маша. Она уж слышала, что тут большое значение придают «чистоте» невесты. Глупость ужасная, ведь прежде чем связывать жизнь с кем-то, надо узнать, подходите ли вы друг другу! Бывало, хорошие пары только по причине физической несовместимости не оставались вместе, Маша помнила такие случаи. Тут дело обстояло иначе. – Если он узнает?

– Если она в дом хорошую корову приведет да еще денег в приданое принесет, плевать ему будет, под скольких она ложилась, – цинично ответил мужчина. – Ты что, разговоры разговаривать пришла? Выкладывай, что узнала?

Маша вздохнула и начала излагать. Выслушав, белобрысый одобрительно кивнул, улыбнулся даже.

– А скажи-ка, – начал он, но тут Маша кашлянула.

Хозяин отпрянул, поморщился.

– Ты что, заразу какую-нибудь подцепила? – спросил он брезгливо. – Или простыла?

– Ничего подобного! – возмутилась девушка. – Это вы просто слишком сильно душитесь!

Что правда, то правда – за белобрысым всегда стелился шлейф аромата. Маша поражалась: даже если у него с собой был флакон духов, они должны бы уже закончиться, ведь мужчина ими с ног до головы поливался, судя по всему! Ан нет, еще и запахи менялись… То это был сладкий цветочный аромат, то терпкий и горький, но неизменно очень сильный.

– Тогда б ты чихала, – парировал мужчина. – Да и вообще, ты привыкла уже.

– Все равно сильно пахнет! – пошла Маша в наступление. – Просто как от клумбы!

– Конечно, запах трудового пота предпочтительнее, я и забыл, – саркастически заметил он.

Маша насупилась. В этом плане хозяин был до ужаса придирчив: требовал, чтоб она мылась и меняла белье хотя бы через день (помнится, она еще ужасно оконфузилась, спросив, когда в здешней бане «женский день»), а сам так и вовсе заставлял таскать ему горячую воду из кухни ежедневно. Ну что так намываться, ведь не шахтер же он, не из забоя вернулся после смены!.. Этого Маша решительно не понимала.

– У вас обоняние хорошее, а так вот вы его себе испортите! – нашла она аргумент.

– Лучше пусть мне мои духи чутье отобьют, чем чужая вонь, – ответил белобрысый и усмехнулся: – Ты мне зубы не заговаривай. Где была, с кем целовалась, что подхватила?

– Не целовалась я ни с кем! – оскорбилась Маша и снова кашлянула в кулак. Что это он ее допрашивает? – И не была я нигде. Вот только на прядильню здешнюю зашла. Знаете, как здорово? – Она воодушевилась, придумав, как отвлечь внимание. – В одном помещении шерсть очищают, разбирают, в другом прядут. И главное, пыль совсем не летит, сказали, это так заколдовали специально. Я в колдовство не верю, – добавила она поспешно, потому что Вождь решительно осуждал всякое мракобесие, – но пыли нету. Даже у нас на фабрике была, а ведь мы не с шерстью работали…

– Пыль, говоришь, на фабрике, – задумчиво произнес мужчина. – И сколько ты там проработала?

– Ну, ученицей пошла… потом в цеху… Всего три года выходит, – подсчитала Маша. – Полные смены работала, восьмичасовые!

– Поди-ка сюда, – поманил ее белобрысый. Указал на место рядом с собой. – Сядь. Спиной повернись.

– Зачем? – удивилась Маша, но послушалась.

– Платье с плеч спусти, – велел он.

– Что-о?! – Маша подскочила. – Вы же сказали, что я вам… что я вас не интересую как женщина!..

– Да не ори ты! – нахмурился мужчина. – Нужны мне твои титьки, я и краше видел. Делай, как я сказал!

Было что-то такое в его взгляде, из-за чего Маша не посмела ослушаться. Расстегнула платье и спустила с плеч, радуясь, что нижнюю сорочку он задрать не велел. Грудь, правда, она прикрыла руками, готовая в любой момент развернуться и врезать охальнику промеж глаз.

– Дыши поглубже, – велел ей белобрысый, и Маша с удивлением почувствовала, как он прижался ухом к ее спине. Сквозь тонкую ткань сорочки отлично чувствовалось тепло кожи и холодок от его длинных волос. А вот щетина не кололась, она у хозяина вроде и вовсе не росла! – Кому сказал?!

Маша послушно запыхтела.

– Пыль, значит, – задумчиво произнес мужчина, отстраняясь. – Три года… Ну да, похоже…

– На что похоже? – испуганно спросила девушка.

– Одевайся, – велел он ей. – Поди к лекарю здешнему, скажи, чтоб травок от кашля тебе дал. И расскажи… про эту твою пыльную фабрику. Ясно тебе?

– Ясно… – удивленно ответила Маша.

Спорить она не стала, к лекарю сходила. Сухонький старичок, на вид сущая музейная древность, оказался на поверку очень бодрым. Стоило Маше пожаловаться (да какие там жалобы, ну покашляла немного, видать, простыла), как он засыпал ее вопросами, почище белобрысого, ощупал, в глаза поглядел, пульс посчитал и действительно дал травок. Велел заваривать в горячем молоке и пить.

Маша послушалась, и, правда, – через две недели кашель совсем прошел. Вот только вкус у деревенского снадобья оказался премерзкий! Не могли таблетки придумать, что ли? Дикость какая – травки запаривать…

Ну да ладно, в этом мире все было иначе, совсем не так, как привычно Маше, и девушка постепенно свыклась с этим. Конечно, ей очень хотелось домой, в Верхнешвейск, и иногда она плакала ночью от тоски по родному городу, где все такое милое и знакомое, не то что здесь. Раньше у Маши попросту не было времени, чтобы всерьез подумать о возвращении, – в доме портного она уставала так, что падала на кровать и сразу засыпала! В услужении же у нового господина свободного времени оказалось предостаточно, и девушка не раз размышляла, как бы вернуться домой. Вот только как именно это можно сделать, ей никак не приходило в голову. В магию Маша не верила, но и сложно предположить, что это просто такая техника, которая между мирами кого попало перебрасывает. «Надо будет спросить у этого!..» – решила она, уже почти засыпая (мысленно звать его хозяином она не хотела, а имя так и не запомнила). И то дело: он странный, но очень умный, может, что и придумает.

Однако в этом Маше не повезло, поскольку на прямой вопрос: «Как можно вернуться домой?» – белобрысый почему-то нахмурился и сердито сказал, что он не маг и не разбирается во всех этих колдовских штучках. Да и вообще, шла бы она стирать, вместо того чтоб отвлекать господина от серьезных дел!

Маша послушно вышла из комнаты, недоумевая, чем он там таким занимался (вроде бы просто на постели валялся, бездельничал!) и что может быть важнее возвращения домой! И только потом, когда она уже принялась полоскать белье, Машу осенило: да он сам по дому тоскует, потому и был так резок! Поняв это, она тут же простила мужчину за строгость, но уверилась, что не такая уж это простая задача – разузнать, как вернуться в родные места.

Маша была девушкой простой, хоть и передовиком производства, во всяких премудростях не разбиралась, а в колдовство, как уже говорилось, не верила и решительно осуждала суеверия, пусть даже здесь на магию полагались всецело. Значит, судьба недаром привела ее сюда, она должна устроить общевистскую революцию и освободить угнетенных трудящихся и крестьян этого мира! И ничего, что они пока не понимают необходимости преобразований, со временем все придет!

«Нужно верить в свои собственные силы!» – вспомнила Маша наставление Вождя, и у нее сразу потеплело на сердце от знакомой, такой родной фразы.

Будто Вождь лично одобрил ее стремление!

Глава 7
Птица счастья

Маша искренне жалела, что на дворе лето. И ничего удивительного, ведь в эту пору местным не до обсуждения политических реформ – летом здесь кипит работа, да так, что некогда даже поспать толком, не говоря уже о гуляньях и прочих увеселениях. Посадка, прополка, полив, да с вредителями бороться надо, следить, чтобы скотина посевы не потравила, а потом еще урожай убирать. И это только часть, ведь и сено заготовить нужно, и за скотиной ухаживать, и заборы подлатать – да мало ли дел по хозяйству?

Конечно, самой Маши это особенно не касалось, но все же общевистскую пропаганду пришлось свернуть – почти никто не приходил на собрания партячейки. Да и те, кто там бывал, нередко втихомолку тыкали в девушку пальцами и перешептывались об отношениях Маши с Весем (так она начала про себя именовать хозяина). Мол, о революции толкует, а сама шуры-муры крутит с благородным!

Маша обижалась до слез, однако же доказать им что-либо было невозможно, все равно никто не поверит, будто мужчина ее только раз и коснулся с подобными мыслями, да и то на празднике, когда не узнал. Ну почему если женщина свободная и борется за революцию, то ее непременно подозревают во всех грехах и практически в глаза называют жду?

Да еще Весь стал ее изводить – плохое настроение у него было, видите ли! Девушка как-то не выдержала да и спросила: в чем дело, с какой стати он вторую неделю кряду на людей бросается? Тот что-то буркнул насчет того, что она лезет не в свое дело, но ответить все же соизволил. Оказывается, его беспокоило, что слишком долго нет людей властелина, которые должны сопроводить его в столицу.

Маша всерьез задумалась: с одной стороны, оставаться в Перепутинске, да еще без защиты белобрысого, ей теперь было совершенно невозможно – на работу ее не примут, да и староста с портным отыграются, одна дорога останется – податься в жду; а с другой, ехать в эту самую столицу тоже не особенно хотелось. Революции делаются снизу, это Маша помнила точно. Одно дело – небольшой городок, она ведь хотела попасть куда-нибудь, где люди образованнее, чем в поселке, и совсем другое – столица! Там наверняка полно прихлебателей власти, доносчиков и соглядатаев, ее мигом вычислят!

Да и вдруг этот властелин окажется толковым и проницательным или же белобрысый ему обо всем растреплет (она сильно сомневалась, что Весь и дальше станет ее защищать), и тогда ее как политического врага расстреляют или отправят на здешние рудники… Маша хорошо помнила, чему ее учили: империалисты не остановятся ни перед чем, чтобы удержать власть над народом в своих руках!

Но выбора у нее особенного не было, оставалось лишь ждать прибытия людей властелина и каждый вечер втихомолку радоваться, что сегодня пронесло.

Однако, как бы Маше ни хотелось, долго это продолжаться не могло.

Однажды вечером ее позвала хозяйка постоялого двора, попросила:

– Помоги мне быстренько. В комнате прибраться надо да постель свежую постелить!

– А что случилось? – полюбопытствовала Маша, принимая стопку чистого белья (снежно-белого, хрусткого от крахмала – роскошь просто, такого даже касаться приятно!).

– Да посланник властелина прибыл! – ответствовала хозяйка. – А ночевать-то ему и негде, окромя как у меня. Ну, у старосты еще можно, но у него условия не те!

Она так искренне гордилась своей гостиницей (так Маша по привычке называла постоялый двор), что у девушки не хватило духу сказать, что дома (пусть и у противного старосты) все равно лучше, чем здесь.

Вскоре лихорадочными усилиями одна из лучших комнат была приведена в безупречное состояние, и у Маши выдалась свободная минутка (хозяин как раз ужинал, и ему ничего не требовалось). Как бы она хотела, чтоб не было никакого гонца от властелина! Одни проблемы от него!

Пригорюнившись, Маша тихонько сидела внизу, в общем зале. Посетителей не было (да и мало их летом, ярмарки пока не начались, а местные все в поле, даже пьянчужки – и те делом занялись), хозяйка на заднем дворе распекала нерадивого конюха, так что ей никто не мешал размышлять.

Девушка так увлеклась невеселыми думами, что даже не заметила посетителя.

– Привет, а ты кто? – поинтересовался кто-то совсем рядом.

– Ой! – От неожиданности Маша подскочила.

Перед ней стояло настолько невероятное существо, что она не смогла сказать ничего внятного.

Мужчина оказался высок, светловолос, с приятным кругловатым лицом и мягкой улыбкой. Но удивительно было вовсе не это, а то, что за его спиной Маша увидела крылья! Самые настоящие крылья! Сейчас они были сложены, но вовсе не походили на карнавальный наряд – они слегка шевелились, выдавая нетерпение своего обладателя. Топорщились светло-серые перышки, так что их очень хотелось пригладить рукой.

Из ступора Машу вывел нетерпеливый голос посетителя:

– А где хозяйка?

– На заднем дворе, но она скоро будет, – пролепетала Маша, во все глаза глядя на крылатого.

– Ну ладно, тогда я подожду! – пожал тот плечами, отчего крылья пришли в движение, и присел напротив девушки. Наверно, ему было не очень удобно: длинные крылья волочились по полу, а он, несмотря на все усилия прислуги, особенно чистым не выглядел.

– Ой, может, вам подать чего-нибудь? – спохватилась она, торопливо вскакивая.

Но крылатый лишь покачал головой и взял Машу за руку:

– Присядь, красавица! Вот тут, рядом со мной.

Девушка послушно опустилась на лавку, отчего-то краснея.

– Расскажи мне о себе, – нежно проворковал мужчина.

Да что рассказывать?! Но отказать она не смогла. Повествование Маши заняло не так уж мало времени: она поведала, что родилась и выросла в другом мире, рассказала, как оказалась здесь и как тяжко ей в Перепутинске, описала, как несправедливо устроено здешнее общество и как хорошо живется в ее родном мире, где все следуют заветам Вождя! О них она тоже рассказала: крылатый оказался отличным слушателем, хотелось говорить и говорить! Но наконец Маша выдохлась…

– Бедняжка, – сочувственно сказал крылатый, когда она замолчала. – Нелегко тебе пришлось!

Маша только кивнула и вновь зарделась – мужчина так и не выпустил ее руку и во время рассказа нежно поглаживал ладонь.

– Я понимаю, каково тебе, – ласково нашептывал ей крылатый (он назвался Реталем). – Я ведь тоже из другого мира!

Маша удивленно вскинула глаза. Как, выходит их, пришлых, немало? Ах да, староста ведь говорил, что чужаки появляются не так уж редко!

– Да-да, – подтвердил Реталь. – Меня занесло сюда больше года назад.

– И ты до сих пор не нашел способа вернуться? – ужаснулась Маша. Ей даже думать не хотелось, что она может остаться навсегда в этом неприветливом мире.

– Нет, – печально покачал головой он, а потом продолжил: – Хорошо, что властелин принял меня на службу, иначе не знаю, как бы я выжил! Сама видишь, в крестьяне я не гожусь. Был бы забавой для богача какого-нибудь…

Только теперь до девушки дошло, что это и есть тот самый посланник, которого она так мечтала никогда не увидеть! А он симпатичный, и вообще Маше очень понравился: говорит с ней по-человечески, милый и не заносчивый, как Весь.

А Реталь тем временем приобнял ее за плечи и вдруг предложил:

– Хочешь, я расскажу тебе, откуда берутся крылатые?

Маша завороженно кивнула, и он напевно начал (судя по всему, историю эту он рассказывал не в первый раз и успел хорошо ее отрепетировать):

– В моем мире обитают самые обычные люди, не лучше и не хуже, чем в остальных. Рождаются, живут, влюбляются, женятся, умирают – все, как у всех. Но изредка бывает, что человек вдруг принимается мечтать: думать о небе, представлять, как выглядит земля с высоты птичьего полета, с тоской провожать глазами птиц, летящих на юг осенью! И может так случиться, что не мила ему станет человеческая жизнь, настолько опротивеет, что он готов будет умереть. Тогда ему одна дорога – в горы, на Скалу птиц. Он должен явиться туда и броситься вниз головой!

Маша невольно вскрикнула, представляя, как это, должно быть, страшно!

Реталь слегка улыбнулся ее переживаниям и продолжил:

– Вокруг той скалы всегда кружит множество птиц. Если они примут в свою семью такого человека, то непременно его спасут, и с этого мгновения он обретет крылья!

– А если нет? – испуганно спросила она.

– Тогда он разобьется, – спокойно пожал плечами Реталь. – Но уж если выживет, то станет наполовину птицей.

– И ты прыгал?! – ужаснулась Маша. Это же надо быть таким отчаянно храбрым!

– Конечно, – улыбаясь, подтвердил крылатый.

– А ты… какая птица? – с наивным любопытством спросила Маша.

– Голубь… – почему-то смущенно зарозовев, сообщил Реталь.

Девушка смотрела на него с искренним восхищением: сильный, смелый, такой необыкновенный! Да и он взирал на Машу с явной заинтересованностью.

Но тут идиллию разрушил голос хозяина:

– А ну поди сюда! Долго я буду ждать, пока ты грязную посуду уберешь?!

Маша поспешно вскочила – Весь терпеть не мог, когда она задерживалась, и всегда бранил ее за промедление.

– Постой! – взял ее за руку крылатый. – Я буду ждать тебя!

Маша только кивнула и поспешно поднялась на второй этаж, к хозяину. На сердце у нее было так легко, что, казалось, она может летать не хуже Реталя!

Белобрысый с подозрением посмотрел на раскрасневшуюся Машу, но ничего не сказал. Она суетливо занялась уборкой, надеясь, что он ничего не заподозрит – почему-то ей вовсе не хотелось признаваться в симпатии к крылатому, будто это была ее маленькая тайна, секрет ото всех.

Когда Маша закончила прислуживать белобрысому и вернулась в общий зал, за окнами уже начало смеркаться.

Реталь с аппетитом уминал ужин, который ему подала самолично хозяйка, но сразу же заметил Машу, застывшую на пороге, и позвал:

– Иди ко мне!

Маша неуверенно оглянулась на женщину, но та только кивнула нетерпеливо, мол, иди скорее, раз зовут!

Девушка послушно присела напротив Реталя.

– Подай-ка еще тарелку, – велел он хозяйке, и та кинулась исполнять приказ (видно, посланник властелина был важной персоной, птицей высокого полета, как бы забавно это ни звучало применительно к Реталю).

– Не надо! – тихонько возразила Маша.

– Отчего же? – улыбнулся он. – Могу я поужинать с прекрасной дамой?

Маша застеснялась – странно он на нее действовал, этот крылатый! Она как-то сразу вдруг вспомнила, что давным-давно не была близка с мужчиной.

Она даже не заметила, что пьет вино (дорогое, видно, хозяйка держала для особых случаев), и спохватилась, лишь когда в голове приятно зашумело. Ужасно! Что там Вождь говорил о пьянстве, особенно женском? Но на ум, как нарочно, ничего не шло…

Реталь тем временем оказался почему-то совсем рядом и принялся шептать ей на ушко всякие милые глупости. Маша даже позабыла, сколько любопытных глаз наблюдает за ними, не думала, что завтра же сплетни разнесутся по всему Перепутинску. Она просто наслаждалась…

– Маша, ты такая милая! – ворковал крылатый. – Не то что моя жена – как есть курица!

Маша отшатнулась, – неужто у него есть супруга? – но Реталь поспешил ее успокоить:

– Да она в другом мире осталась! Она совсем не похожа на тебя – квочка ощипанная. И вообще, всем известно, что курица – это не птица!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9