Кира Фокс.

Почини меня



скачать книгу бесплатно

В оформлении обложки использованы материалы с сайта

https://www.shutterstock.com/ru/image-photo/happy-young-couple-brandfashion-colors-181429166

Пролог

Как найти точку невозврата? Где проходит грань, за которой прощение уже невозможно? Можно ли однозначно определить, кто достоин второго шанса, а кто нет? И есть ли в мире величина, которая измерила бы боль утраты или горечь упущенных моментов?

Зачастую люди осуждают нечто, выходящее за рамки принятых норм. Потому что так не положено. Потому что для кого-то мир – черно-белый. Потому что их опыт – иной. Но может ли кто-то назвать свод правил, которые всегда и во всем будут верны и применимы?

Всегда ли можно разложить ситуацию на простые составляющие: гулящая женщина получает общественное порицание, насильник – наказание, а изворотливый лгун непременно будет осужден?

Координаты, ориентиры, точки отсчета – все это не может совпасть у всех. Не может быть единой системы, как и единого взгляда. Сквозь призму собственного опыта и ума люди выносят вердикт всем и каждому, осуждая, клеймя и позоря. Пока не окажутся сами в том самом непростом положении, выход из которого неочевиден, а рамки дозволенного размываются так сильно, что оступишься и не заметишь этого.

Так можно ли осуждать за что-то противоречивое, что-то не столь очевидное? Можно ли выступать публичными судьями тем, кто прошел через жернова судьбы? Можно ли порицать их, вынося единоличный вердикт, подбрасывая дрова в извечную топку людского мнения?

Есть ли правила, по которым нужно строить свое счастье? Вехи, которые ты должен выложить прежде, чем мир одобрит твое творение. Могут ли стать счастливыми те, кто – по чужому мнению – счастливы быть не должны? Имеют ли они право идти рука об руку рядом вопреки тому, что осталось у них за плечами?

Какими тропами возможно обрести свой мир и семью? Можно ли ослушаться и свернуть не туда, чтобы в итоге открыть нечто важное, измениться и сделать иной выбор? Стать счастливым вопреки привычным нормам, наплевать на чужое мнение и жить в мире с собой.

Каждый прожитый день – это выбор. И каждый делает его сам. Наши ценности слишком разнятся, чтобы сравнивать. Наши взгляды слишком далеки друг от друга, чтобы оценивать. Наши суждения слишком многогранны, чтобы сводить к единому.

Каждый из нас – особенный. И каждый имеет право пройти жизненный путь по-своему. Так, как видит только он. Как чувствует только он.

Глава 1. Демьян

Как же выматывают перелеты… Уже третий за последние пару недель. Сколько ж можно? Скоро в воздухе буду проводить больше времени, чем на земле. Может, отец, наконец, успокоится, и в ближайшие полгода буду предоставлен сам себе.

Автомобиль резко сворачивает, от чего меня дергает в другую сторону.

– Эй, нельзя поосторожнее? – кричу таксисту.

– Простите, – смущенно бормочет тот.

– Совсем озверели, – фыркаю, снова отворачиваясь к окну.

Впереди немеряно дел, а хочется отдохнуть, гульнуть вечерок-другой.

Но мечты-мечты… Может, старик удовлетворится результатами переговоров и будет занят хотя бы день-два?

Наконец, подъезжаем к месту назначения. Выхожу из машины и, не глядя, оставляю деньги таксисту. Многовато, конечно, если учесть манеру вождения, но плевать. Неохота связываться. Забрав сумку, бреду к воротам расслабленным шагом.

Дом, милый дом. Я уже начал забывать, когда ночевал здесь.

Открыв брелоком замок, прохожу на территорию. Лето в этом году выдалось загляденье – что ни день, то солнце и тепло. Вся территория утопала в зелени. Впрочем, за те деньги, что папаша отвалил ландшафтному дизайнеру, у нас тут вообще версальские сады должны быть. Осенью, конечно, уже не то.

Дом встречает тишиной – даже странно. Куда Любаша подевалась? Может, на кухне мастерит ужин? Медленно поднимаюсь на второй этаж – надо бы зайти к отцу, но все же сначала собираюсь посетить душ. Проходя мимо одной из гостевых комнат, слышу странный звук. Неужели у нас кто-то гостит? Подхожу ближе – дверь приоткрыта. Любопытство ведет вперед – прохожу вглубь комнаты и замираю.

Это что, нахрен, такое?!

Возле кровати к батарее пристегнута наручниками девица лет восемнадцати. Ее ярко-рыжие волосы растрепаны, а огромные зеленые глаза выражают колючую ненависть. Нет, мой отец, конечно, далек от идеала, и дела у него тоже не всегда по закону, но такое? Может, подружка его новая? Он таким частенько балуется после смерти матери.

– И кто же тут у нас? – спрашиваю, присаживаясь перед девчушкой.

Но та явно не торопится отвечать, лишь глазищами сверкает.

– Ты его игрушка новая, что ли? – пробую снова получить ответ.

– Пошел к черту! – шипит, словно змея.

Тянусь, чтобы приподнять её лицо, но та дергается и заезжает мне пяткой по коленке. Противная боль простреливает нервы – попала в нужную точку, сука.

– А вот это ты зря, – хватаю за лодыжку и дергаю на себя.

Глупышка начинает отбиваться второй ногой, но силы-то неравные.

– Пожалуй, попрошу отца дать мне первому поиграть с тобой, – ухмыляюсь ей, – заодно манерам обучу.

От моего обещания ее глаза распахиваются еще шире, но она молчит. Явно сдерживается. Что ж, видимо, небезнадежна. Довольно хмыкаю, поднимаясь на ноги. Подбираю сумку и иду на выход.

Спустя полчаса вхожу в кабинет отца посвежевший и передохнувший.

– Демьян, рад видеть, – скупо бросает он, не отрывая взгляда от бумаг.

К такой реакции я привык уже давно – не сложилось у нас с ним доверительных и тесных взаимоотношений. Такие дела, да.

– Как переговоры? – Молча кладу на стол результат в виде подписанных договоров. – Молодец, – хвалит он и начинает медленно просматривать результат моего успеха.

– У тебя новая игрушка? – спрашиваю, разваливаясь в кресле.

– Игрушка? – непонимающе переспрашивает отец, все еще глядя на цифры в контракте.

– В гостевой спальне. Пристегнута наручниками.

Папаша дочитывает документы до конца и лишь тогда поднимает взгляд.

– Девчонка-то? Да нет, тетка ее приволокла.

– Тетка?

– Малышева. Говорит, нет денег заплатить на этой неделе. Вот, в счет неустойки племянницу притащила. Вроде как залог.

Смотрю на отца и балдею – то ли стареет мужик, то ли я чего не понимаю. С каких пор он дает отсрочку должникам? Видимо, все мысли написаны на моем лице, раз он многозначительно ухмыляется.

– Удивлен?

– Не то слово. Зачем она тебе?

– Так скучно мне, на старости, – разводит руками, а сам продолжает ухмыляться.

Это он, конечно, загнул – в свои пятьдесят три отец ни разу не похож на обрюзгшего старика. Строго говоря, до старости ему еще топать и топать – активный образ жизни, правильное питание. Регулярный секс, опять же.

– А к батарее-то зачем пристегнул? Или ты теперь девок к доминированию склоняешь?

Надо сказать, что, несмотря на не особенно теплые отношения, мы с батей частенько обсуждаем баб, а точнее – вариации их применения. Поэтому я примерно осведомлен о его пристрастиях в этом плане.

– Видел бы, что эта девка отчудила, понял бы, – хохочет он. – Пока сидела взаперти, разнесла одну из комнат и Олегу голову раскроила. Пришлось обездвижить.

Пытаюсь примерить сказанное на ту хрупкую девчулю. Что-то не сходится.

– Эта?

– Эта-эта, – кивает отец. – Поверь, та еще тигрица. – И голос у него такой странный при этом.

– И на каких условиях ее тебе… кхм… сдали? Трахать-то можно?

– А кто будет разрешения спрашивать? Вообще Малышева сказала, что она только выглядит как невинная овечка, а сама по мужикам таскается чуть не с пятнадцати и на деньги тех разводит.

Вот, теперь узнаю своего отца. Понятно, почему согласился – ненавидит таких вот стерв, скачущих на члене. Пунктик у него на это. Жаль, можно было бы отлично развлечься. Вот чего-чего, а баб мы никогда не делили. Негласное правило, так сказать.

– Приглянулась, Дема? – вдруг спрашивает он, доставая сигару.

– Так я с переговоров, – многозначительно произношу. – Три дня без секса. Мне много кто сейчас приглянется.

– Впереди выходные. Смотайся по клубам, – снисходительно разрешает папаша.

– Уверен? – уточняю на всякий случай. – Мы с парнями на оба дня зависнем.

– Давайте. На следующей неделе приедут итальянцы на переговоры, будет не до отдыха. Сам понимаешь.

Мысленно чертыхаюсь! Совсем забыл про макаронников!

– Да, конечно.

Поднимаюсь и иду в свою комнату. Достав ключи от тачки, заодно нахожу в мобильнике номер Руса.

– Ола, друг! – отзывается тот после второго гудка. – Вернулся?

– Вроде того. Хочу отдохнуть, как следует. Ты как?

– Всегда за! – поддерживает он. – В «Принца» мотнем? Там сегодня туса намечается.

– Отлично! Через часок буду.

Проходя мимо гостевой комнаты, не могу удержаться и замедляю шаг. Прислушиваюсь – тишина. Любопытно было бы зайти и снова глянуть на зверушку, но поразмыслив, решаю, что не стоит портить развлечение папаше.

Когда приезжаю в клуб, Рус уже там. Друг встречает меня с парой симпатичных девочек – все как я люблю: ноги от ушей, грудь – твердая четверочка, а задница, как орех.

– Выглядишь уставшим, – подмечает Краснов. Лениво пожимаю плечами – что тут ответишь? Переговоры, мать их. – Надолго вернулся? – снова интересуется друг, отпуская одну из девочек под мое крыло.

– Надеюсь. Достали самолеты, если честно.

– И какие планы?

– Опять работа, – отвечаю, а затем быстро опрокидываю в себя только что принесенный шот.

– Так вся жизнь пройдет, – ухмыляется Руслан.

– Скажи это моему отцу, – недовольно хмыкаю в ответ.

Эта тема раздражает. Я, конечно, не лентяй или оболтус, но отец все же перегибает палку. В свои тридцать я многого добился. Причем сам, без великого и всемогущего Виктора Летова. Но папаня продолжает повышать ставки, требуя все больше и больше от своего драгоценного наследника. Пока я терплю, но все чаще задумываюсь подумываю уйти от него окончательно.

Время пролетает быстро – мы пьем, шутим. К нам подключается еще парочка знакомых ребят – Марат и Илюха. Оба уже в компании партнерш на ночь. После изматывающих переговоров мой план-минимум: как следует отдохнуть и потрахаться. И Юля – блондинка, что мне приготовил Русик, кажется, вовсе не против начать прямо в клубе. Пару раз уже намекала, что неплохо бы проводить ее до туалета. Но я так задолбался в этих перелетах, что идти куда-то сейчас тупо нет желания.

Клуб «Принц» работает до последнего клиента, и нас не только не выставят за дверь, но и будут обслуживать по первому требованию хоть до следующего вечера. Но я с сожалением понимаю, что вымотался куда сильнее, чем предполагал. Длинноногая Юля, по-видимому, разочаровавшись во мне, переключается на Марата. Кажется, чуваку сегодня перепадет тройничок. А я… продолжаю накачиваться вискарем.

Ближе к шести утра наша дружная компания окончательно разбредается, я впервые за долгое время ухожу из клуба один. Поначалу были мысли остаться в городской квартире, но, садясь в такси, называю адрес отцовского дома. Доезжаем быстро – в такое время нет пробок, и за город не ломятся десятки машин.

В дом захожу, слегка покачиваясь, что неудивительно при том, сколько я принял. Несмотря на раннее время, улавливаю аромат еды – Любаша уже вовсю кашеварит. А значит, папаша уже встал или вот-вот. Машинально отмечаю, что не стоит попадаться тому на глаза, раз уж отпустил на два дня. Возле той самой гостевой останавливаюсь и в приоткрытую дверь наблюдаю преинтересную картину. И хотя мозг находится под приличным количеством алкоголя, выводы делаю правильные.

А еще в голове тут же выстраивается план действий, как заполучить зверушку, не переходя дорогу отцу.

В конце концов, с его запросами цель для развлечений найти куда проще, чем мне. А такой экземпляр просто грех упускать…

Глава 2. Мира

Наверное, так вляпаться могла только я. Как чувствовала, что тетка не просто так сегодня потребовала поехать с ней. И почему не сбежала, когда была возможность?

Тело затекает от неудобной позы, а запястья начинают ныть. Но хуже всего неизвестность. Когда мы приехали к огромному особняку, я сильно удивилась – откуда у моей родственницы такие знакомые? Ее ломбард не сказать, что сильно прибыльный, да и дела в последнее время, судя по всему, шли не очень. А насколько не очень – узнала, когда тетя Марина оставила меня хозяину дома со словами: «В качестве залога».

Естественно, с подобным я была не согласна, но моего мнения никто не спросил – амбал с квадратной челюстью отвел в какую-то комнату и запер. Была ли я удивлена такой подставой? Если вспомнить о том, как ко мне относилась тетка в последнее время, пожалуй, что нет, но все же хотела верить, что единственный родной человек после смерти родителей не предаст меня.

Оказалось, зря. Надо было переезжать к Нику, когда тот звал. Кто б знал, что всего через месяц меня отдадут, словно вещь. Но я была бы не я, если б не попыталась сбежать. Поняв, как все обернулось, мне стало совершенно наплевать, что станет с бизнесом тетушки, и что та получит за свои долги от того седовласого мужика. И ведь почти получилось смастерить импровизированный канат, чтоб спуститься, и окно открыть. Если б не охранник, вошедший так не вовремя.

К счастью, он был куда меньших размеров, чем предыдущий, и я как следует отоварила его вазоном, но, увы, на шум сбежались остальные. И теперь я сижу на привязи, словно какая-то собака.

Наконец, дверь открывается, и в комнату входит тот самый мужчина, которому тетка сдала меня с рук на руки. Он неторопливо проходит в дальний угол и включает торшер. В комнате тут же воцаряется мягкий полумрак.

– Ну что, малышка, давай знакомиться, – произносит он, подходя ко мне и присаживаясь на кровать. – Меня зовут Виктор.

Он смотрит так оценивающе, словно прикидывает, стоит ли покупать очередную цацку в магазине. И от этого тошно. От мысли, что, по сути, для него я просто игрушка, приобретение.

– Молчишь, – констатирует. Кажется, даже не расстроен. – Твоя тетя сказала, тебя зовут Мира. И ты какое-то время погостишь у меня.

– Вы всех гостей привязываете к батарее? – не выдерживаю я.

Он лишь снисходительно смотрит на меня и закидывает ногу на ногу.

– У тебя есть два варианта: можешь дальше упрямиться, и тогда твое пребывание здесь будет не слишком приятным, либо научишься следовать правилам, и мы хорошо проведем время.

– Как долго я буду тут жить?

– Пока твоя тетя не выплатит долг.

Его слова лишь подтверждают мои худшие подозрения. То, что тетка нескоро отдаст долги, очевидно. После пожара в прошлом месяце расходов стало больше, чем доходов. И как быстро она справится с этим – неизвестно. А главное – захочет ли вообще выкупать меня обратно…

– Так какой вариант ты выбираешь? – терпеливо спрашивает Виктор.

– Что вам от меня надо?

– Начнем с послушания.

– Послушания в чем? – стараюсь, чтобы голос звучал уверенно, но, судя по его взгляду, это вовсе не так.

– Во всем.

Четко и ясно. Он будет делать со мной все, что пожелает. И когда пожелает. От этой мысли становится дурно. Мне всего девятнадцать, но я не дура, знаю, что делают мужчины и женщины за закрытыми дверями.

– Посчитаем молчание за согласие, – предлагает мужчина и придвигается ближе.

Хочу послать его куда подальше, но понимаю, что это глупо. Чтобы сбежать отсюда, нужно иметь план. Действовать наобум больше не получится. За размышлениями упускаю момент, когда Виктор склоняется к моему лицу достаточно близко и нагло целует. Пытаюсь увернуться, но жестким движением руки он заставляет меня повернуть лицо к нему. Однако терпеть подобное не собираюсь и со всей силы вцепляюсь в нижнюю губу зубами.

– Сука! – выплевывает он и тут же наотмашь бьет рукой.

Щеку жжет, а голова, дернувшись, ударяется о батарею. Больно, но вид прокушенной губы радует настолько, что позволяю себе ухмыльнуться. Вот только злобный оскал старика обещает расплату.

– Значит, не хочешь по-хорошему, – щурится он, поднявшись на ноги и убрав руки в карманы.

– Я не обязана с вами спать! – искренне возмущаюсь я. – У меня вообще-то парень есть! – вру, конечно, но что поделать. Вдруг поможет…

Он расплывается в жестокой ухмылке.

– Парень, говоришь? Значит, опыт имеется. Не терплю целок.

Что ж, хотела определенности – получай. Теперь намерения ублюдка предельно ясны. Впрочем, просто так сдаваться я не собираюсь.

– Тронете меня – он вас убьет, – шиплю в ответ.

– С удовольствием на это посмотрю, куколка. А он, как появится, посмотрит на то, как ты будешь скулить подо мной. – Виктор отходит к окну, а я замираю, ожидая, что еще выдумает самопровозглашенный хозяин жизни. – Значит так, куколка, – начинает он. И тон его ой как мне не нравится, – у меня нет времени воспитывать в тебе покорность – это Демьян любит строптивых баб. Поэтому дам тебе возможность выбрать свою судьбу еще раз: либо ты засовываешь свой дурной характер куда подальше и ведешь себя, как послушная кукла, либо завтра отдам тебя своим ребятам. Поверь, они очень охотливые до таких малышек, как ты. А еще очень загружены работой, и времени на трах у них немного. Так что впечатлений получишь много и надолго. Поняла?

Он поворачивается ко мне, а у меня в горле пересыхает от его взгляда бессердечного хищника. Ему действительно плевать, что со мной будет, плевать, выживу ли после этого.

– Я спрашиваю – поняла? – повторяет вопрос, а я едва не всхлипываю, но все же киваю. Нужно потянуть время.

– Вот и ладненько, – тут же добреет мужик. – У тебя есть время до утра, куколка. Надеюсь, ты примешь верное решение.

Он вновь подходит ко мне и что-то достает из кармана – в полумраке сложно понять, и я ожидаемо стараюсь отодвинуться подальше. Заметив это, Виктор усмехается и опускается передо мной на корточки – хватает правую ногу и что-то ловко защелкивает на щиколотке.

– Отслеживающий браслет, – поясняет равнодушным тоном.

Пока я пытаюсь осознать, насколько только что усложнилось мое положение, хозяин дома проворачивает ключ в замке и снимает наручники.

– Окажешься глупее, чем я предположил, и попытаешься сбежать – пожалеешь, – произносит это таким будничным тоном, словно мы разговариваем о погоде. – Отдыхай, куколка. До утра.

Он уже открывает дверь, когда я все же решаюсь задать вопрос:

– Что вы будете со мной делать?

Мужчина замирает и смотрит презрительно, что ли.

– Ничего противоестественного. Только то, для чего предназначены такие женщины, как ты.

Дверь хлопает, а я закусываю губу, чтобы не разреветься в голос. Но подобной радости доставлять ублюдку не собираюсь – не удивлюсь, если в комнате установлено видеонаблюдение. Медленно растираю запястья – кожа горит, но эта боль лишь подпитывает мою злость. Усталость накатывает все сильнее, и я укладываюсь на кровать поверх покрывала. В доме тепло, но меня колотит. Мысли судорожно проносятся в голове, но пока ничего толкового придумать не получается. Кажется, выбор и правда невелик: либо дать ублюдку то, что он хочет, либо… От одной только мысли о том, что предстоит во втором случае, мороз по коже. Мысленно прокручиваю разговор с Виктором, пытаясь зацепиться хоть за что-то. Но все без толку – нет ни одной подсказки, как перехитрить этого мудака. Разве что… Если сказать, что я девственница, поможет ли это мне? Вдруг ему настолько противно морочиться с невинностью, что меня отпустят? Но тут же приходит в голову другой вариант – этот выродок отдаст меня своим ушлепкам, дабы исправить досадное недоразумение.

Полночи ворочаюсь на кровати, несмотря на усталость, но все же засыпаю.

***

Открываю глаза, когда слышу резкий звук – в комнату входит Виктор. В этот раз он выглядит по-домашнему. На нем больше нет костюма-тройки – лишь домашние спортивные штаны и светлая хлопковая футболка-поло. Приподнимаюсь на руках и замираю.

Какое-то время смотрим друг на друга, и я вдруг ловлю себя на мысли, что встреть я его при других обстоятельствах, посчитала бы вполне симпатичным мужиком: густые темные волосы, внимательные карие глаза, высокий лоб, нос с едва заметно горбинкой и островатые скулы – определенно он хорош для своего возраста.

– Итак, – произносит, чуть подходя к кровати, – что надумала, куколка?

А я, хоть и не спала почти всю ночь, нового ничего так и не придумала. Надо сказать, что согласна выполнять его пожелания, но только в горло словно песок насыпали. Не могу, и все тут. А у выродка на лице равнодушие сменяется удивлением.

– Неужели не терпится объездить побольше членов?

Резко мотаю головой – это все, на что я способна в данный момент. Только так могу донести свой выбор.

– Значит, будешь покладистой?

Киваю. А что еще остается? Разве что вены вскрыть. Да только это совсем уж вариант неподходящий. На его лице тут же появляется помесь брезгливости и презрения. Словно он и не сомневался в моем решении.

– Что ж, – вальяжно расставляет ноги пошире и показывает жестом подойти к нему. – Проведем тест-драйв.

Он терпеливо ждет, а я… Просто не могу сдвинуться с места, все прокручивая в голове его слова раз за разом.

Тест-драйв. Вот и все. Приехали, вылезаем.

– Ты плохо слышишь, куколка? – цедит, глядя мне в глаза, и хотя голос не повышает, угроза явно чувствуется.

Нервно сглатываю и пытаюсь ноги заставить слушаться. Неловко, словно годовалый ребенок, сползаю с кровати и подхожу к нему ближе.

– На колени.

Четко и ясно. Приказ. Не пожелание. Не просьба.

Закрываю глаза и опускаюсь. Даже не слышу – чувствую, как зверь подбирается ближе.

– Открой глаза.

Медлю, собираясь с духом, но все же слушаюсь. Виктор возвышается надо мной, словно скала. Непоколебимый, безразличный. Словно машина. Он приспускает штаны, а затем и боксеры. Проводит пару раз ладонью по члену и вполне однозначно кивает мне. Конечно, я понимаю, чего он хочет, но пошевелиться не могу. И не потому, что опыта в этом деле нет. Просто не думала, что мой первый опыт подобных ласк пройдет вот так.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5