Кира Фарди.

Не будите изувера



скачать книгу бесплатно


ПРОЛОГ


«Что за тайные силы владеют человеком, который может поступить так бессовестно? – подумал рыбак и положил вещи на берегу. – Это надо же! Знал его столько лет, а он… Как мне теперь с ним разговаривать?»

От горьких мыслей тошнота рвалась спазмами из желудка. Рыбак часто задышал и огляделся. Только сейчас он заметил, что вокруг разливается чудесная летняя ночь.

Легкий ветерок гонит волну, которая мягко шелестит в прибрежной траве. Луна прячется за облаком, лишь изредка показывая миру щербатый бок. И тогда можно различить силуэты деревьев, кустов и даже отдельные листья и травинки, будто покрытые серебряной краской. На волнистой глади озера среди черной воды появляется лунная дорожка. Но вот луна прячется, и темнота окутывает дальний лес и берег озера, покрывая все налетом тайны и загадки…

Рыбак тяжело вздохнул, расправил складной стульчик, ловко пристроил его между большими ракитами. Справа поставил ведро с водой – для рыбы, а слева разложил нехитрые снасти и наживку. Но что-то мешало… Он сел, выставил локти, чтобы оценить пространство возле себя (кусты росли совсем близко!), потом привстал и обломал мешавшие ему ветви. «Вот так лучше», – подумал он, отнес их подальше от кромки воды, и удовлетворенно улыбнулся. Недалеко, возле затончика, расположился и его друг, который и вызвал тревожные и горькие мысли.

Достав из банки пучок мотылей, рыбак насадил сразу пять личинок на один крючок, на другой же пристроил жирного дождевого червя. Забросив удочки, он стал терпеливо ждать…

А вокруг кипела ночная жизнь. Пели неугомонные сверчки, заполняя до рассвета веселой трескотней пространство леса, звенели голодные комары, и томно выводили протяжное «ква-а-а» невидимые лягушки. В кустах шуршал ежик, выбравшийся на ночную охоту. На опушке ухал филин, а в озере рыба иногда взлетала над водой и с громким плеском погружалась в темную пучину.

Однако таинство ночи вовсе не трогало рыбака. Он привычно следил за удочками, но мыслями был далеко. Перед глазами то и дело возникала жуткая картина, свидетелем которой он стал пару часов назад. То, что сотворил его друг, повергло мужчину сначала в шок, а потом в состояние ступора. Он никак не ожидал от него такой мерзости и не знал теперь, что делать.

Повернув голову, мужчина посмотрел вдоль озера. Береговая растительность и темнота скрывали друга, но рыбак слышал слабый плеск удилища, которое тот вытаскивал из воды. «Как он может спокойно сидеть и получать удовольствие от рыбалки? – подумалось мужчине. – Я бы со стыда сгорел, а ему – хоть бы что! Ну ладно в молодости. Бывало, грешили. На то она и молодость, чтобы совершать ошибки. Но сейчас-то – взрослый мужик, дед… и такое! Неужели он всегда был способен на гадости? А я, идиот блаженный, ничего не замечал!».

Рыбак передернул плечами от омерзения и, чтобы отвлечься от неприятных мыслей, посмотрел на подрагивающее удилище. Поплавок нырнул, на долю секунды показался на поверхности и пропал опять, погрузив в непроницаемую мглу кончик удочки.

Чувство радостного ожидания удачи отодвинуло мрачные мысли. Кажется, на пучок мотылей попалась крупная рыба. Мужчина еще раньше видел цепочки пузырьков, которые поднимались со дна, но не думал, что так быстро сработает наживка. Неужели лещ?

Он осторожно стал вываживать рыбу, чтобы утомить ее, но по силе сопротивления противника вдруг почувствовал, что на другом конце удилища – не менее двух килограммов! Вот-вот кончик удочки, не рассчитанной на такой вес, обломится. Мужчина быстро встал, чтобы уменьшить натяжение лески, и вошел в воду…

Возня с лещом закончилась победой рыбака. Серебристая тушка приятно оттягивала руку. Он, пытаясь навскидку определить вес рыбы, нежно опустил ее в ведро и, довольный собой, сел на место. Азарт борьбы захватил рыбака целиком и помог забыть на время о неприятном вечернем происшествии.

– Ладно, с дружком-паразитом я разбираться буду завтра, – решил мужчина и сосредоточился на рыбалке.

Клевало здорово. Скоро компанию лещу составили блестящие плотвички, подлещики и колючие ерши. Незаметно пролетело два часа. Почувствовав голодный спазм в желудке, рыбак решил сходить к месту стоянки и сделать себе бутерброд. И время для разговора с другом, кажется, настало. Рыбалка помогла привести мысли в порядок. Но не успел он встать, как услышал за спиной треск сломанной ветки. Мужчина вздрогнул, резко вскочил, но, увидев пришедшего, опустился на стульчик, смущенно улыбнулся и воскликнул:

– Ну и дела! А…

Больше он ничего произнести не успел. Нож, неожиданно появившийся в руках гостя, с размаху вошел в горло рыбака и также легко вышел. И здесь сработал инстинкт самосохранения: мужчина из последних сил схватился за лезвие, чтобы остановить вторую атаку. Ему удалось зажать ладонью горло, другой рукой резко оттолкнуть нож и направить острие в сторону нападавшего. Однако кровь, толчками бившая из поврежденной артерии, через минуту сделала его беспомощным. Рыбак попытался закричать, но из горла вырвался едва слышный сиплый звук.

Он еще видел, как упал в траву нож. Видел, куда, потряхивая рукой, направился нападавший. Раненый, едва удерживаясь на ногах, сделал несколько неуверенных шагов: слабое тело не повиновалось – он упал. Еще какое-то время рыбак полз по серебристой росной траве, оставляя за собой кровавый след, потом вздрогнул и замер, уткнув лицо во влажную землю зарослей камыша. Толстые стебли сомкнулись над головой и скрыли неподвижное тело от постороннего взгляда. Последнее, что уловило угасающее сознание, – сильный, идущий с озера запах рыбы.


ГЛАВА 1


Этот год для Максимовых начался удачно: два важных события, которые произошли в их жизни, должны были украсить и улучшить  будние дни. По крайней мере, на это члены семьи втайне надеялись!

Во-первых, они купили машину. Нет, автомобиль у них имелся: старенький «жигуленок», который больше стоял в гараже в ожидании очередного ремонта, чем бегал, чихая, по улицам. А это была… Машина! Только так, с заглавной буквы. Большая, черная, вместительная – в общем, не транспорт, а песня!

– Наша «Нефертити», – с нежностью называл кроссовер марки Инфинити Николай Максимов, отец семейства, и каждый свободный момент бегал полюбоваться удачным приобретением.

Чувства мужа понимала и жена Светлана, хотя и считала кружение Коли вокруг машины банальным желанием похвастаться. Максимовы несказанно гордились покупкой, так как несколько лет отказывали себе даже в мелочах, чтобы приобрести такое чудо техники.

 Второе нежданное чудо этого лета заключалось в том, что у Светы и Николая совпали графики отпусков. Так сложилось, что четыре года они не отдыхали вместе. На семейном совете обсудили бюджет, проголосовали и решили: отправляемся к морю на машине.

– Ура! – закричали дети. – Мы едем путешествовать!

Поездку наметили на первые дни июля, но усиленно готовиться члены семьи начали уже с мая. По вечерам отец с сыном Антоном, смышленым десятилетним мальчишкой, доставали дорожные карты и прокладывали маршрут. Они искали места, где лучше остановиться на ночевку, автозаправки с дешевым бензином. Планировали запчасти, которые, понадобятся в дороге. А еще спорили по любому поводу. То и дело слышался возглас Антона:

– Папа, мне кажется, что по этой дороге ехать намного лучше.

– Почему лучше? Она же на пару сотен километров длиннее.

– А ты посмотри сюда. Видишь? – палец сына начинал быстро двигаться по разложенному на столе полотну карты. – На этой трассе населенных пунктов и автозаправок больше. Там отдохнем,  перекусим или даже переночуем.

– Сын, если мы в каждом городке останавливаться будем, то до моря вряд ли доберемся: отпуск закончится, – возражал отец.

– Папа, мы же в путешествие едем. Подумаешь, будем ехать чуть дольше… Зато сколько интересного посмотрим! – горячился Антон.

– Знаешь, а ты молодец. Извини. Я рассуждаю как практичный взрослый. Мы же в отпуске.

Света любовалась их склоненными над картами одинаковыми вихрастыми головами и радовалась, что у отца и сына есть общие заботы, которые помогают им стать еще ближе.

Светлана же выполняла свою часть подготовки к поездке: проверяла летние вещи, выбрасывала старые, покупала новые, составляла список продуктов, необходимых в дороге. Она сходила к соседям и одолжила вместительную палатку и спальные мешки: отдыхать на свежем воздухе полезно, и главное, недорого.

К долгожданной поездке ничего не готовили, но активно участвовали в предотпускной суматохе дочка Варечка и веселая беспородная дворняжка Чапка. Варечка была еще слишком мала: ей недавно исполнилось четыре года, а Чапка – семейный баловень и любимец – был просто Чапка. Его решили взять с собой по двум причинам: места занимает мало, и бросать пятого члена семьи на попечение соседей вовсе негоже! Светина мама, Алеся Федоровна, наотрез отказалась присматривать за собачкой.

Как врач, серьезное внимание Света уделила медицинской аптечке, которую собирала тщательно и вдумчиво. Делала она это не потому, что боялась за здоровье любимого, но суматошного семейства, а из вечной женской осторожности: разве угадаешь, что случится в пути. Взяла она и маленький набор хирургических инструментов, который остался у нее еще со студенческих лет. Так, ничего особенного: скальпель, ножницы, зажим с узкими длинными концами, пинцет. Добавила к набору и перевязочный материал, и спирт.

– Зачем тебе нужно это медицинское добро?– поинтересовался муж, наблюдая за ней, и пошутил. Операционную решила на морском пляже основать?

– Нет, конечно, – засмеялась Светлана, – но мало ли что в дороге приключится. Например, вот этим зажимом с длинными браншами…

– Чем, чем?

– Ой, концами, я иногда забываю, что ты не медик.

– Вот-вот, сыплешь медицинской терминологией, пугаешь нормальных людей, – улыбнулся в ответ Коля.

Он взял табурет и уже двинулся к кладовке, чтобы достать с верхней полки принадлежности для рыбалки, но так и застыл.

– Не перебивай. Так вот, зажимом удобно удалять клеща из кожи: сдавишь его тихонько и выкручиваешь против часовой стрелки: так паразит, как миленький, выскочит и челюсти свои не потеряет.

– Господи, о каких ты гадостях думаешь, – передернул плечами Коля, – в июле время клещевое уже пройдет. А впрочем, поступай, как знаешь.

Координатором в семье была жена, и он привык с ней соглашаться по всем вопросам.

Хирургический набор упаковали и уложили в аптечку, вопрос о его необходимости в поездке больше не поднимался, и вскоре о металлической коробочке члены семьи забыли.

Наконец сборы завершили, вещи упаковали, и день отъезда наметили. Накануне Максимовы пораньше уложили спать детей и, сидя на кухне за вечерним чаем, в последний раз проверили списки вещей, документы, карты. В постель они легли уже поздно, напряженные, взволнованные предстоящим путешествием.

Спала Света тяжело. Она вертелась, сбрасывала летнее одеяло, снова им укрывалась с головой. Ее мучило неясное чувство, что-то на грани сна и реальности, чему нет названия. Но оно уже родилось и теперь лишало покоя и душевного комфорта. Под утро она увидела странный сон.

Кромешная тьма. Такая непроницаемая, что страшно пошевелить руками, сделать шаг из опасения, что упадешь. Заслезились глаза, и Света смежила веки, поняв бесполезность попыток что-либо разглядеть. Прислушавшись к ощущениям, Света обнаружила, что лежит. Страх, зародившийся внутри, захлестнул разум. В груди с каждой секундой увеличивался тяжелый ком. Вот он уже свел судорогой челюсти, дыхание  стало частым и прерывистым…

«Где я? – хотела крикнуть Света, но голос ей не повиновался. Женщина провела рукой, и ее окатила новая волна ужаса. Дрожащие пальцы на что-то наткнулись, и это было настолько неприятно, что она резко отдернула кисть, которая ударилась о неизвестный предмет. Его шершавая поверхность – рядом, в десяти сантиметрах над ее головой.

– Что это? Где я? – едва слышно прошептали помертвевшие губы.

Света лихорадочно ощупала все пространство вокруг себя и обнаружила, что и сбоку расстояние до шершавых стен такое же.

«Это гроб? – пришло вдруг страшное озарение. – Нет, неправда. Я еще вчера была жива и здорова. Да и где обивка? Гроб же тканью отделывают и изнутри, и снаружи. Да где я?».

Нервозность снова овладела сознанием женщины. Света часто задышала, пытаясь остановить приближение панической атаки. Когда слегка отпустило, она попробовала  снова  разведать обстановку.

– Тише, тише, – успокаивала она себя. Слова, произнесенные вслух, звучали гулко. Света провела рукой по стенкам и занозила палец. С трудом сунула его по детской привычке в рот, чтобы вытащить застрявший кусочек дерева. Потом постучала по крышке. Звук был глухой, будто шел из-под земли.

«Это деревянный ящик, – наконец сообразила она, – но как я в нем оказалась?» Ответа не было. Женщина попыталась приподнять крышку, но ничего не получилось. Она сделала еще попытку, напрягла все силы, но почувствовала, что ослабла. Дышать стало тяжелее. Небольшое количество воздуха, которое было в замкнутом пространстве, заканчивалось. Светлана хватала раскрытым ртом остатки кислорода и понимала, что отключается.

Очнулась она от собственного  крика, и несколько минут не могла унять сотрясавшую ее тело дрожь. Проснулся муж, и, ничего не понимая, вскочил с кровати.

– Что случилось? Уже пора вставать?

– Все в порядке, – с трудом проговорила Света, – мне кошмар приснился.

– Понятно. Ты как? Ничего не надо? – спросил муж и сочувственно погладил жену по руке. – Ой, Свет, у тебя тело влажное!

Света прикоснулась к коже и поняла, что покрыта холодным липким потом. Ее по-прежнему трясло. Она резко поднялась с кровати, пошатнулась и чуть не упала на Колю, с трудом удержав равновесие.

– Слушай, ты поспи еще, – спокойно сказала она мужу, тогда как у самой зуб на зуб не попадал. – Я выпью воды и тоже лягу.

Коля повернулся на другой бок и через секунду засопел. «Утром даже не вспомнит, что просыпался», – улыбнулась Света и нежно поправила одеяло.

Потом она сидела на кухне, пытаясь понять и оценить этот сон и неприятное предчувствие. Прошлась по квартире, заглянула в комнату детей. Варенька спала, обняв любимую куклу, разметав кудряшки по подушке. Одеяло Антона лежало на полу: он спал беспокойно. Света погладила дочь по голове, укрыла Антона. В углу на коврике свернулся калачиком Чапка. Собачка подняла голову, но, увидев хозяйку, вяло шевельнула хвостом и снова закрыла глаза.

– Все хорошо. И что это мне кошмар приснился? Наверное, волнуюсь перед поездкой, вот и лезут в голову дурные мысли.

Женщина вернулась в спальню, но так и не смогла больше заснуть. Как врач, Света попробовала разложить сон на психологические полочки. «Так, что у меня там было? – размышляла она. – Замкнутое пространство, темнота, удушье, ящик из необработанных досок». – При воспоминании об этом Света посмотрела на палец, раненый во сне, но занозу не увидела, хотя чувствовала боль.

Но, как ни старалась женщина понять ночной кошмар, все было напрасно. Если следовать толкованию снов (Света иногда прибегала к такому способу их объяснения!), замкнутое пространство означает трудную нерешенную задачу, какую-то дилемму. Их поездка в неизвестность и была для Светы той задачей. А о смерти во сне большинство сонников говорят однозначно: сновидца ждет долгая и счастливая жизнь. Упоминание о ящике вообще ни в одном соннике она не встречала. «Так-то оно так, но почему же на душе тревожно? Ладно, больше не думаю ни о чем. Меня просто пугает неизвестность».

Все сомнения и опасения женщина предпочла объяснить волнением последних дней. Увидев же первые лучи солнца, она и вовсе отбросила плохие мысли.

Выехать решили рано, в пять часов утра, чтобы до дневной жары преодолеть как можно больше километров, да и дети могли еще чуть-чуть поспать в машине. Вареньке было комфортно в ее детском кресле, а для Антона папа соорудил на полу машины роскошную лежанку. На коврики уложил спальные мешки, палатку, одеяла и подушки – получилась узкая кровать, которой сын остался очень доволен. В ногах нашлось место и для Чапки.

Варя сначала обиделась, что у нее не будет таких условий для сна, надула губы и слезно стала проситься на самодельную «кроватку». Но получила отказ, так как платить штраф за нарушение дорожных правил на первом же посту ДПС родители не пожелали. Они и без того серьезно рисковали, устраивая кровать для Антона, надеясь лишь на то, что рано утром полиция не захочет проявлять лишнюю бдительность и останавливать мирную семейную машину.

Проснувшись, Света накормила завтраком мужа. Вместе они разбудили и одели детей и полусонных перенесли в машину. Вернувшись в квартиру, чтобы закрыть дверь, Светлана вновь почувствовала прежнее беспокойство. Ей так не хотелось бросать свое уютное жилище и отправляться в неизвестность, что она едва не заплакала. Однако сомнения она решила держать при себе, боясь признаться мужу, чтобы не тревожить перед поездкой. «Все будет в порядке, я просто не выспалась и переволновалась, вот и нервничаю».

Света села в машину.

– Ну что, штурман, поехали? – шутливо спросил Николай.

– Да, тронулись, пожалуй, – женщина еще раз грустно посмотрела на дом. – Ни пуха ни пера.

– К черту!

Машина плавно тронулась с места и весело побежала по тихим утренним улицам города. Всходило июльское солнце, и первые лучи уже отражались в стеклах окон верхних этажей. Радужные змейки разбегались по сторонам, переплетались, расходились, постепенно опускаясь ниже и ниже. Казалось, что уже вся улица горит огнем. Начинался новый день.

ГЛАВА 3


Они ехали уже два часа. Промелькнули незаметно карельские поселки и озерца с прозрачной, кристально-голубой или черной, торфяной водой, которые местные жители ласково называли – «ламбушки».

Скоро покажется Олонец, который граничит с Ленинградской областью.

Мотор гудел ровно и монотонно, убаюкивая Свету. Но сон не приходил, женщина обернулась назад, посмотрела на спящих детей, поправила одеяло Антошке, погладила розовую щечку Вареньки.

– Что, волнуешься? – улыбнулся муж, – не переживай, мать, все будет здорово.

– Я надеюсь, – прошептала Света, опять вспоминая неприятное утреннее чувство и ночной сон.

– Ты что-то сказала, – из-за шума мотора не расслышал ее слова Коля?

– Нет, тебе показалось, – она ласково погладила мужа по руке, – я в порядке, чуть-чуть подремлю, не возражаешь?

– Конечно, поспи.

«Какая я счастливая, – подумала женщина, – чудесный муж, послушные дети, любимая работа, налаженный быт. И это счастье досталось мне, рядовой среднестатистической женщине. Как же его сохранить, не расплескать, не растерять?»

Света вновь закрыла глаза и попыталась заснуть, но неожиданно погрузилась в детские воспоминания.

Ее родители поженились очень молодыми, когда по велению комсомола оказались в Сибири на строительстве Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. Попав туда сразу со школьной скамьи, они познали трудности самостоятельной жизни, еще не успев расстаться с детством. Суровые сибирские морозы, жизнь в бараках, проблемы с питанием – все это выматывало и доводило до отчаяния. Может, поэтому молодежь тянулась за дружеским теплом друг к другу, быстро создавала семьи, чтобы преодолеть этот мучительный разрыв с домом.

Света родилась в конце семидесятых. Почти сразу после рождения дочери мать поручила ее воспитание бабушке и вернулась на БАМ к мужу.

Бабу Анелю, у которой родители оставили Свету, бабушкой язык не поворачивался назвать. Имя у нее было необыкновенное, польское, да она и сама была очень привлекательной сорокалетней женщиной, младшей и любимой дочкой раскулаченного в тридцатые годы белорусского помещика с польскими корнями.

Анеля учила внучку молитвам на родном языке, рассказывала ей занимательные моменты из жизни, читала книжки. Девочка так мило лепетала по-польски, что деревенские ребятишки называли ее «пшечкой».

Из раннего детства Света мало что помнила, но в память врезался языческий обряд, которому ее однажды подвергла бабушка. До сих пор, закрывая глаза, она видела одну и ту же картину: маленькая девочка сидит на полу, в самом его  центре. Лучи солнца проникают в комнату через бутылки с вишневой наливкой, которые рядком стоят на подоконнике, и, преломляясь, наполняют воздух нежно-розовым свечением. Вокруг малышки – квадрат из соломы или сена. (Она тогда еще не понимала, зачем). Бабушка ходит вокруг и бормочет по-польски какие-то слова. Потом Анеля берет огонь и поджигает углы квадрата. Воздух из розового становится ярко-алым, крохотный оранжевый язычок пламени постепенно разгорается и змейкой бежит по периметру, захватывая по одной травинке и оставляя за собой комочки гари. Огонь завораживает, не позволяет отвести глаза, но маленькой девочке страшно. От дыма она заходится в кашле и начинает плакать, однако бабушка строго запрещает ей двигаться и продолжает ходить вокруг.

Мама позже, уже после смерти бабули, рассказала Свете что таким образом бабушка изгоняла из нее злых духов.

Случай произошел нелепый. Анеля купила на рынке цыплят, которых держала в горнице, чтобы птенцы не заболели и не погибли. Однажды бабушка пошла к соседям за какой-то надобностью, а маленькую Свету оставила дома. Когда женщина вернулась, то обнаружила мертвых цыплят, раскиданных по полу комнаты.

– Кто это сделал? – воскликнула она в ужасе.

– Бабушка, – залепетала трясущимися губами внучка и затрясла отчаянно головой, – это не я.

– А кто виноват? – грозно наступала бабушка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное