Кира Баева.

Несуразные и живые



скачать книгу бесплатно

Футляр для скрипки

В каждом из нас есть что-нибудь забытое в силу своей видимой бесполезности. Мужчина-футляр – очередное тому подтверждение.

Внутри обыкновенного прямоугольного мужчины-футляра жила скрипка. Спрашивается, зачем она серьезному человеку? Как правило, скрипка находилась под замком. Только ночью, когда человек-футляр закрывал глаза, скрипка доставала смычок и начинала наигрывать мелодии. Конечно, красивая музыка получалась не всегда.

Для начала скрипка вспоминала ноты, аккорды, разминалась и разыгрывалась. Сложно сыграть шедевр, если некогда тренироваться.

А скрипка мечтала петь день и ночь. Ах, как много красоты она могла бы принести в этот мир! Она бы рассадила ноты на ветках деревьев и подражала соловьям. Она дарила бы улыбки, как солнце на небосводе. Она подбодрила бы соседского парнишку и обняла любимую старую бабушку.

Увы, мужчина-футляр запирал скрипку крепко-накрепко, ведь у него много серьезных дел. Например, вечером нужно перемыть и пересчитать все ложки, сдуть пылинки (а они все летят и летят, откуда ни возьмись!), проверить план на завтра, послезавтра, послепослезавтра, после-послепослезавтра, после-после– послепослезавтра и так до самого Нового года.

Вообще-то мужчина-футляр жил один, и некому было влиять на его планы. Но случались такие казусы, как рождение ребенка у кузины, эпидемия гриппа в городе, аномальный дождевой фронт – одним словом, огромное количество непредсказуемых факторов. Не до скрипки.

– Почему? – недоумевала скрипка.

– Так надо, – мужчина-футляр хмурил брови, вздыхал и затягивал ремни на футляре.

Одним привычным весенним вечером мужчина-футляр шел по улице и напряженно бормотал себе что-то под нос. Ему нужно было в очередной раз пересчитать все числа и составить все словосочетания. Так он оказался далеко от дома, в новом незнакомом квартале. Темнело.

– Поздно придем домой, ляжем спать за полночь, и на меня опять не останется времени, – вздохнула скрипка внутри мужчины-футляра.

Из переулка донеслась мелодия джаза, а вместе с ней струнное мычание скрипки и запах добротного ростбифа. Скрипка взволновалась:

– Музыка! Я не одна в этом мире! Неужели? Человек, пойдем туда, глянем одним глазком на другую скрипку. Пожалуйста!

Хотя она не надеялась, что мужчина-футляр прислушается. Каково же было её удивление, когда мужчина-футляр свернул именно в тот переулок и вошел в кафе.

Посреди сцены стоял уверенный и массивный контрабас. Несмотря на свою кажущуюся неповоротливость, он пританцовывал и двигал бедрами в такт музыке. У стены качалось четырехногое фортепиано. Оно буквально ходило ходуном. Его хихиканье разливалось по всему кафе, а музыкант всё щекотал и щекотал фортепиано, проводя по клавишам длинными худощавыми пальцами. У самых кулис притаился флюгергорн. Он напоминал старого охотника, который зовет друзей на охоту и заодно рассказывает истории старых побед. Его солидный голос пытался перебить бегучий саксофон.

Саксофон будто никак не мог сосредоточиться на одной мысли и войти в ритм. Он то сбивчиво тараторил, пытаясь за одно мгновение пересказать все детали дня, то затягивал песню, впадая в ностальгию. Пожалуй, если бы не барабан, то весь разношерстный коллектив музыкальных инструментов не поладил бы друг с другом. Барабан шептал:

– Так-так, подождите, ребята. Еще рано вступать. Раз-два, раз-два. Я подскажу, – потом громко вскрикивал. – Начинай!

И в этот момент музыкальные инструменты чуть притихали, отдавая право солировать кому-то одному. После того, как каждый сыграл партию, барабан развеселился и прогремел тарелками:

– Все в пляс!

Что за знакомый звук услышала скрипка, спросите Вы. Ведь на сцене скрипок не было. Зато в самом центре зала за столиком сидела одна из прекраснейших скрипок, какую только слышал свет. Из едва приоткрытого кейса слышалось, как она незаметно для хозяйки (а ее хозяйка была женщина-кейс) подпевает музыкантам.

– К сожалению, не могу предложить свободного столика, – извинился официант. – Вы можете подсесть на любой. У нас многие так делают.

Нарушать чужое личное пространство не в правилах мужчины-футляра, но и кушать очень хотелось. Мужчина-футляр огляделся. Девушки-флейты в полный голос протяжно подпевали оркестру. Компания людей-аккордеонов размашисто жестикулировала и громко обсуждала прошедший день, не стесняясь в выражении чувств. Все присутствующие выглядели излишне раскрытыми и вели себя вызывающе. Все, кроме одинокой женщины-кейса. Она всего лишь ритмично качала ногой под столиком и беззвучно открывала рот.

– Я здесь абсолютно случайно, – извинился мужчина-футляр, подсаживаясь к женщине-кейсу. – Исключительно ради ужина.

– Я тоже. Я впервые на подобном мероприятии, – обрадовалась собеседнику женщина-кейс. Чуть погодя, она шепотом добавила. – Хоть это легкомысленно – целый вечер слушать музыку и ничего не делать, но мне кажется, что здесь не так уж и плохо. Если не обращать внимание на некоторых личностей, – она оглянулась на мужчину-тромбона. Он то и дело что-то выкрикивал. Рядом с ним сидела девушка-треугольник. Её нежный и прозрачный звук освежал и тонул в общем шуме.

После салата и горячего женщина-кейс вдруг совсем распелась и уже не отводила стыдливо взгляд. Мужчина-футляр расхрабрился и пригласил свою новую знакомую на танец.

Скрипка в душе мужчины-футляра наконец обрела немного свободы. Она вторила летящей любовной мелодии джаза, целиком изнутри заполнила мужчину-футляр аккордами несмелых чувств и слышала, как звенят струны скрипки женщины-кейса.

– Вы очень мелодичны!

– Я? Неправда! Я категорически серьезный мужчина. А Вы романтичны.

– Что Вы? Нет, я женщина строгих правил.

И они рассмеялись.

До самого утра мужчина-футляр и женщина-кейс прогуливались по затерянному кварталу. Вдоль по узким улочкам к небу возвышалась мелодия их скрипок-душ.

– Нет, нет. Это нелогичное и бесполезное поведение, – ругал себя мужчина-футляр, крепко упаковывая скрипку глубоко внутрь на следующий день. – Это категорически не соотносится с моими планами. Весь вечер веселился, гулял до утра с незнакомкой и проспал нашу еженедельную встречу с семейной парой Чемоданов! Вроде и в доме всё в порядке, и всего один пункт плана не выполнил, но всё же легкомысленно.

Пришлось наврать Чемоданам, что мужчину-футляр поразил мгновенный вирус новой модификации, и что подготовиться к его нападению было невозможно. Чемоданы вычеркнули мужчину-футляр из своих планов на несколько недель вперед на всякий случай и посоветовали обратиться к врачу. Эх, придется теперь переписывать планы на все эти дни, да еще и врать про несуществующее лечение. Разрушительная ситуация!

Ко всему прочему возникла неконтролируемая бессонница, которая забирала драгоценные часы отдыха. Невыносимая пытка – помнить скрипичную выходку. Человек возвращал мысли к лампе на белом квадрате потолка, метрономом шагал по комнате, покрепче сдавливал футляр и до рассвета шептал родные разуму формулы.

Казалось, скрипка будет заперта навсегда. Но судьба щедра на музыкальные подарки. К тому же скрипке удавалось улучить момент. Нет-нет, исхитрится и напоет мелодию. Когда память знает мотив, всё вокруг напоминает его, подхватывает и повторяет.

– Вы помните эту мелодию? – мужчина-футляр не ожидал увидеть женщину-кейс в своем любимом отделе ежедневников. Она стояла совсем рядом и обращалась к нему. – Я несколько раз Вас здесь замечала. Но вы были слишком погружены в свои мысли.

– Добрый вечер! Возможно, – смутился мужчина-футляр. – Я категорически серьезный человек. Со мной такое случается. А ту мелодию я не вспоминаю – некогда.

– Но Вы же её только что напевали. Ла-ла-ла…, – едва слышно напела женщина-кейс и вопросительно взглянула.

– Быть этого не может!

– Обманывать не в моих правилах. Я женщина строгих правил.

И они рассмеялись.

Как продолжилась эта история? Сначала было нелегко. Когда кругом сплошные сундуки и ящики, то страшно оказаться неквадратным, достать забытый музыкальный инструмент и разрешить ему петь на всю мощь.

Они купили новые ежедневники и отметили «18:00-19:00 Скрипка». Вскоре музыка настолько плотно вошла в график наших героев, что перестала умещаться в одну строчку. К тому же, она не мешала ни сбору пылинок в доме, ни учету домашних ложечек. Постепенно мелодия заполнила дом, вышла за стены и разбросала ноты по крышам окрестных домов.

Возможно, Вам удастся отыскать тот затерянный квартал джаза, хоть наши герои не обнаружили его на карте города.

Они по-прежнему носят футляры по улице и ходят по субботам к семейной паре Чемоданов; по-прежнему ведут ежедневники, превратившиеся в нотную тетрадь. Просто их жизнь стала красивее и легковеснее.

Ах, если бы Вы хоть раз услышали, какие нежные и яркие мелодии способен сыграть дуэт скрипок! Вы никогда не смогли бы забыть эту мелодию.

КАЭ

Об организации КАЭ мне ненавязчиво намекнула мать. Она уже скоро станет старушкой с мягким лицом и седыми волосами, выбивающимися из пучка на затылке, а мне всё кажется, что я молодой. Мать беспокойно искала метод, как помочь наладить мою несуразную жизнь, свернувшую в никуда, и где-то вычитала о КАЭ. Я отмахнулся. Однако моя жизнь не меняла вектор движения, как бы я ни старался свернуть с этого самого никуда. Прошла пара месяцев, и вот я обратился в КАЭ.

Собрания КАЭ проходили в заурядном съемном помещении: офисные стулья, несколько столов вдоль стен, на одном из них – чайник, одноразовые стаканчики, чайные пакетики; в углу – измученный и измалеванный мудростями флипчарт. По телефону меня предупредили, что встречи условно платные. Сразу с порога я обратился к рыжей женщине с серьезным лицом и спросил:

– Куда складывать donation?

Присутствующих передернуло от этого слова, и они уставились на меня со священной ненавистью и таинственным осуждением.

Что ж, удачный повод рассмотреть участников КАЭ. Интересно, давно они сюда ходят? Хотелось бы верить, что это не очередные сектанты в моей жизни. Не подумайте дурного, я не успел вляпаться в серьезные секты. Так, по мелочи. Моя страсть – энергии и нью-эйдж (об этом позже).

Моё внимание перехватила рыжая женщина №2 очень средних лет:

– У нас нет donation. Мы не употребляем такие слова. Мы делим арендную плату пропорционально количеству фактических участников. Вы тоже новенький?

– А вы? – ляпнул я.

Рыжая женщина №2 одарила меня возмущенным взглядом. Она-то явно старенькая во всех смыслах этого слова.

– Да, новенький, – продолжал я.

– Присаживайтесь, – рыжая №2 обратилась ко всем присутствующим, толпившимся у чайника. – Рассаживайтесь по местам! Подождем еще минуточку и приступим.

Стулья стояли полукругом, напротив – стул ведущего. Я плюхнулся на второй с краю. Остальные уже были заняты сумками, шарфами, чем-нибудь. Один стул, рядом со мной, пустовал.

Итак, нас 8 участников и массовик-затейник, вернее, затейница.

Рыжая №2 уселась по центру. Все притихли.

– Добрый вечер! – пафосно начала рыжая №2. – Я рада, что мы собрались: кто-то снова, кто-то в первый раз. Сегодня у нас несколько новичков.

Все поглядывали друг на друга. Кажется, участники ходили нерегулярно и не все были знакомы между собой. Я скромно помахал рукой. Такую же процедуру проделал усатый парень. Девушка привстала на стуле, покланялась, – наверное, бывшая или неосуществившаяся звезда.

– Мы познакомимся позже, – продолжила вещать рыжая №2. – Мы рады, что вы с нами. Добро пожаловать в клуб анонимных эзотериков!

Да, КАЭ – клуб анонимных эзотериков, которые решили завязать. Долбаные политики и поборники здорового образа жизни довели нас до высокой экологичности существования. В иные времена мы бы уже лечились от цирроза или обживали санатории, лечебницы и канавы, лишь бы избежать обыденности. Но цивилизация вошла в новый виток, и мы, поголовно здоровые телом, плотно подсели на духовные и магические практики. Такова моя теория. И, к сожалению, жизненный опыт, с которым я мечтал попрощаться.

– Меня зовут Марина, – представилась главная. – Мы собираемся дважды в месяц, чтобы поделиться опытом и поддержать друг друга на пути к освобождению от эзотерики и возвращению в полноценную жизнь. Напомню правила нашего клуба. Первое. Мы уважительно относимся друг к другу, не позволяем себе оскорбительных фраз и поведения, помогаем друг другу уйти от старых стереотипов мышления. Во-вторых, мы отвыкаем от пагубных слов и понятий. Тренируемся. Например, donation. Все мы знаем, кто им пользуется. Лучше забыть об этом слове. Думаю, все согласны?

Все покорно закивали.

– Вы освоитесь, – Марина одарила меня кривозубой серой улыбкой. – Как я уже сказала, оплата у нас скромная, только за аренду помещения.

Я поднял руку:

– Ваши услуги не нужно оплачивать?

– Спасибо, что спросили, – расцвела Марина. – Я здесь, чтобы помочь вам. Я волонтер.

– По программе обмена с клубом анонимных волонтеров? – пошутил я, но шутка не зашла. Марина насупилась. Остальные тоже.

Да уж, народ здесь серьезный.

Я испытывал смешанные чувства по поводу нашего сегодняшнего лидера. С такими, как мы, необходима отрезвляющая строгость и уравновешенность. Марина же походила на женщину с бэкграундом энтуазиста-фанатика, а от таких персон адекватности не жди.

– Что ж, я вижу, вы рветесь в бой, – отреагировала Марина. – Давайте с вас и начнем. Расскажите о себе.

Семь пар глаз вылупились в мою сторону.

– Меня зовут Антон, – сказал я, хотя нелогично называть своё имя в анонимном сообществе.

– Очень приятно, Антон! – пропела Марина. Остальные сказали что-то в этом духе. – Что привело вас к нам?

– Вообще-то я впервые на подобном мероприятии. Я предпочел бы узнать формат беседы. Про себя я могу часами рассказывать.

– Мы еще дадим вам слово! И всё-таки, – продолжала радостно настаивать Марина. – Почему вы здесь? Мы примем любой честный ответ!

– Перемедитировал, – кратко признался я.

Парень с усами многозначно поджал губы и покачал головой. Мужик с козлиной бородкой презрительно ухмыльнулся, а рыжая №1 бессмысленно шлепала ресницами поверх пустых коровьих глаз.

На стул рядом со мной приземлилась хрупкая сутуловая девушка.

Компания собралась. Марина поплотнее закрыла дверь и собрала оплату.

Второй новенький – усатый Сергей – страдал от увлечения домашними барабашками и прочими духами. За свои 25 он так с ними навозился, что не знал, как перестать их изгонять. В итоге он сидит на бездрожжевой диете и копит деньги на нормального психолога. В КАЭ он зашел в надежде, что ему дадут духовную практику против барабашек, и несмотря на то, что явно ошибся дверью, рад пообщаться на знакомые темы. При этом Сергей производил впечатление адекватного молодого человека, пребывающего в шоке от количества бреда в его жизни. Собственно, как и я. В моей голове пронеслось несколько практик, которые помогли бы ему, но я одернул себя. Ведь я пришел приобщиться к нормальности.

Слово взяли «старенькие». Кудрявая женщина с плавными жировыми складками под рубашечкой елейным голосом поведала, как исцеляющие мандалы света целиком изменили её жизнь, привели к изобилию и доверию вселенной настолько, что она открыла школу по обучению мандалам. При каждом упоминании «поток света» и «вселенная» Марина тактично покашливала. Нам всем сложно было переносить подобный сленг. Он бередил наши незажившие эзотерические раны. Кудрявая «дико извинялась» за эту свою слабость, пять раз произнесла название своего сайта, намекнула на значительные скидки на курс, и я не понял, что здесь делает эта женщина. Пострадавшей от эзотерических знаний она не выглядела, анонимностью не отличалась.

Марина опередила моё возмущение и с присущим ей энтузиазмом в голосе обратилась к кудрявой:

– Почему вы решили покончить с эзотерическими практиками?

Кудрявая разразилась рекламными слоганами в честь научно доказанной эффективности мандал света, что обозначало, что отныне её практики не эзотерические и даже не духовные, а научные. И она этим гордится.

Все зааплодировали.

Марина спохватилась, что мы забыли погордиться Сергеем. Сергей отшутился, что единственное его достижение за последние месяцы – это шелковистые усы. Пришлось аплодировать усам за неимением лучшего. Ну и за смелость вступить в ряды КАЭ.

Мы продолжили беседу.

Рыжая №1 страдала от круглосуточной осознанности (вот почему у неё глаза навыкат). Мы гордились её признанием.

Худосочный атлет признался, что по старой привычке зашел к бывшим односектантам-кришнаитам под предлогом отведать халявных печенек. Осознанная рыжая №1 участливо предложила в таких критических ситуациях заходить к ней на чай, борщ и макароны. Она тут же осознала, что таким образом пытается завлечь атлета, побороть страх одиночества и одновременно отказывает в помощи остальным участникам КАЭ, которые в этом нуждаются. Осознала и зависла. Мы принялись убеждать бедняжку отпустить ситуацию, довериться потоку и без оценки выразить то, что выражается. Даже надменный мужик с козлиной бородкой проникся ситуацией и по-гопнически успокоил осознанную:

– Ну и чё? Нормально же всё. И чё? И чё и чё ты тогда? – произнес он.

Мы угомонились. Ведущая Марина смерила нас колким взглядом:

– Это хорошо, что вы поддерживаете друг друга. Но всё же делайте это в рамках светской беседы.

Мы снова поаплодировали друг другу, и я подумал, что надо переименовать этот клуб в КААГ – клуб анонимных аплодирующих гордецов.

Я начал сильно сомневаться, что эта шайка-лейка действительно поможет мне преодолеть зависимость от медитаций. К этому времени я медитировал по 2 часа в сутки, делал утренние асаны, расширяющие сознание, а на ночь выплескивал подавленные эмоции по методикам Ошо. И уже сейчас я ощущал острую необходимость уйти в дзен от окружающего меня абсурда. А ведь я, наоборот, твердо решил социализироваться. И всё-таки я сделал три глубоких вдоха-выдоха через нос с приоткрытым ртом, чтобы соединиться с внутренним источником и успокоиться. Соединился и спалился. Хрупкая сутуловатая соседка нежно прикоснулась ко мне рукой и прошептала:

– В первый раз всегда трудно. У меня тоже так было. Со временем пройдет.

Очередь перешла к мужику с козлиной бородкой. Он с 14 лет снимал порчи, выдавал предсказания и бил в бубен по-шамански. Друзья-гопники осуждали, зато не нарывались. Козлиная бородка вот уже три года в завязке, торгует запчастями на рынке, думал, что духи оставили его. Но накануне рука потянулась к книге Кастанеды, и он нечаянно вызвал дух ворона, чтобы тот поклевал конкурентов. Теперь козлиной бородке кругом чудятся вороны, на глаза попадаются бубны, да еще и насморк начался.

– Конкурентов-то поклевали? – спросил я, увлекшись рассказом.

Толстая бабка, сидящая с краю, перекрестилась и подвинулась на стуле подальше от меня. Хотя куда уже дальше? Она сидела в самом конце ряда. Я попытался оправдаться.

– Мне просто интересно, – сказал я в сторону толстой бабки.

Козлиная бородка хитро прищурился и загадочно произнес:

– Не знаю. Съехали конкуренты резко.

Марина мгновенно закричала:

– Это, конечно же, совпадение!

Ведь еще чуть-чуть, и мы бы поверили в силу духа ворона.

– Конечно! Конечно! – разнеслось по аудитории со всех сторон.

Однако требовалось закрепить результат. Марина продолжала агитацию:

– Как вороны могут выгнать конкурентов? Давайте признаем, что жизнь – многофакторная. Мы все здесь не для того, чтобы хвастать своими ощущениями. Каждый из нас здесь с единственной целью – прекратить пагубную привычку решать насущные проблемы нереальными способами. Мы же взрослые разумные люди.

Лично я согласен решить все свои проблемы, пусть и нереальными способами. Я едва удержался уточнить, чем конкретно недоволен козлиная бородка. Насморк лечится, и в бубнах нет ничего опасного. На крайний случай, ими тоже можно торговать на рынке.

– Каковы ваши дальнейшие действия? Как вы планируете вернуться в нормальную жизнь? – Марина продолжала направлять нас в русло адекватности. – Еще одна книга Кастанеды или Серова – и ваши три года воздержания пойдут насмарку! Будете все деньги тратить на консультации гуру и покупку можжевельника и рун?!

Марина надавила на больную мозоль. Действительно, эффектная эзотерика – недешевое развлечение.

– Да чё их покупать-то? Я их и не выкидывал, – нагло прожевал козлиная бородка.

Мы завозмущались. Вот тебе и в завязке!

– Да ну на фиг! – занервничал мужчина. – Я не буду ничего выкидывать. С этими вещами не шутят. Если духи обидятся – мне хана. Вы чё, а?

Толстая бабка достала карманную библию и принялась отчаянно листать страницы в поисках точной молитвы. Её выходка – это как на встречу бывших алкашей принести лекарственную настойку боярышника.

– Женщина, – обратился я к библейской бабке. – Вам не кажется, что вы слишком много себе позволяете? Мы тут все сдерживаемся, а вы чем лучше? Решайте проблемы по-светски.

– Мария! – укорительно окрикнула Марина. – Мы же с вами договаривались. Вы оскорбляете наших участников своим недоверием! Ведь они пришли сами и честно признаются в своих ошибках. Это часть терапии. Не создавайте конфликт!

Мне объяснили, что Мария посещает собрания клуба, чтобы втихушку спасать наши души. Чтобы она не кидалась в двери с громкими молебнами, КАЭ любезно разрешили ей присутствовать внутри, но тихо.

Увещевания ведущей помогли, и Мария убрала библию в карман. Козлиная бородка пообещал найти в магических скрижалях, как грамотно расстаться с духами. Сергей с усами оживился. Ему тоже нужны заклинания от духов.

Не успели мы поаплодировать, как разрыдалась новенькая. Она плотно сидела на Таро и гадальных картах. Каждый свой шаг в жизни она сверяла с предсказаниями. Когда это превращалось в манию, она выкидывала колоду, но через пару дней покупала новую. Жизнь катилась под откос. Теперь она осознала свою ошибку: нельзя бездумно выбрасывать Таро! Карты мстят ей. Кудрявая подтвердила: без благодарности вообще ничего нельзя выкидывать. Новенькая плакала и жаждала совета от козлиной бородки. Мы наблюдали становление магического сообщества колдуна-гопника.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2