Кир Гвоздиков.

Время Странника. Хроника Гирода



скачать книгу бесплатно

– Ти глупец… – ужасно плохо и с акцентом говорил змееглазый, по чьим губам потекла кровь.

– Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, – произнес мужчина и воткнул лезвие прямо в грудь упрямца.

Рана стала жечь, от нее исходил дым, горело все его тело. Затем мужчина вынул лезвие и произнес:

– Серебряный клинок. Ты – демоническое отродье, хотя это уже давно очевидно. Повторяю вопрос: кто вы такие?

Судя по интонации, здоровяк был настроен серьезно. И очень злобно настроен.

– Я… ми – серпинты. Когда-то ми били простыми полумагами. Служим Архидемону Дарк-Кхему. Это наша судьба. Убей меня, ти, жалкой импирец. Облехтсчи маи страданья.

– Служите Архидемону? – удивился мужчина. – Хорошо. Расскажи обо всем подробней, и я облегчу твои страдания.


– Черт! У этой твари чешуя появляется! – кричал вцепившийся в шпагу Кайс.

Буквально через несколько секунд чешуя вновь появилась вместо раны, и шпага застряла в ней как в камне. Форфикула решила достать назойливого человечка с помощью своих отростков, но человечек раскачивался на своей шпаге, что причиняло боль насекомому изнутри. Увы, клинок лопнул, и острый конец лезвия шпаги навсегда остался внутри форфикулы.

Кайс, приземлившись на ноги, побежал прочь от насекомого. Тварь же последовала за ним и не заметила сильнейшего удара в бок. Насекомое было придавлено к правой стене чудо-машиной Механика. От удара она машина покорежилась, железный кузов помялся, стекло треснуло. Водитель вылез из своей «Малютки» и побежал прочь от прибитой к стене форфикулы.

В открытом багажном отсеке машины лежали по коробкам динамитные шашки. Алекс возвел тетиву с зажженной стрелой и пустил ее прямо в коробки. «Малютка» взорвалась, а вместе с ней сгорело и насекомое, чьи лапки были оторваны и отброшены в сторону, но, все еще продолжая шевелиться.

Солдаты радовались полной победе, глядя на горящие останки, оставшиеся от взрыва. Они подходили и рубили конечности чудовища алебардами на две части. Кайс пытался отдышаться от всей этой заворушки, Алекс хвалил Механика, чья машина стала «жертвой во спасение». Сам же Механик послал его в утробу дешевой бабы и обматерил весь город и двоих «лордов-засранцев».

Сверху, за их спинами, свалился труп змееглазого с дыркой от пули во лбу. Все посмотрели наверх, откуда прилетел мертвец, и увидели Ганса, махающий им рукой с башни на стене.

Глава 7
«ГОСПОЖА АВЛИЦКАЯ»

Мне было грех роптать на судьбу. Если бы плот перевернулся в пять часов дня, акулы бы растерзали меня в клочки. Но в двенадцать ночи они утихомириваются. А особенно когда море штормит.

Габриэль Гарсиа Маркес, «Рассказ человека, оказавшегося за бортом корабля»

Кайс стоял на высочайшей, по его мнению, горе и смотрел на багряное небо, чей вид пугал его. Зловещие тучи ходили по кровавому небу, давая понять, что такое настоящее зло.

Взгляд Кайса опустился вниз, в пропасть, перед которой он стоял.

Снег, приятный и мягкий, находился внизу, на самом дне, такой белый, что с подобной высоты на него свободно было смотреть. Снег манил его к себе, призывал сделать шаг в пропасть, туда, где его будет окружать лишь свет, а не грозящие ему небеса тьмой и кровью.

Один шаг. Всего один.

– Даже не думай, – возразил голос у него за спиной. – Все дело в газе, который выделяется из этой пропасти.

Кайс обернулся и увидел перед собой Филиппа, сидящего на камне и пьющего воду из глиняного кувшина. Вокруг камня росла зеленая трава с полевыми цветами, а еще через метр лежал снег.

– Да, мы на горе. Эти горы находятся на юго-западе сегодняшней Империи Россигард. Их название…

– Горы Отчаянных, – договорил Кайс. – Я слышал о них, но не был здесь.

– Верно. Сейчас они носят это название. Эта пропасть дурманит тебя, заставляет сделать шаг вниз и разбиться в лепешку. – Филипп подошел к нему и для примера, показал полет кувшина в пропасть.

– Где я? – спросил Кайс у Золотоглазого.

– Ты же сам ответил на свой вопрос. Это горы…

– Где я нахожусь? Это сон. Только чей: твой или мой?! – воскликнул Кайс и Филипп, поняв, к чему тот клонит, спокойно ответил:

– Это сон. Твой сон, но мои воспоминания.

Он был предельно серьезен, отвечая на вопрос Кайса, затем отвернулся от него, вглядываясь в багряное небо и бормоча себе под нос:

– Это я назвал так, эти чертовы горы. Я пришел сюда от полного отчаяния: недавно я потерял лучшего друга и свою любимую…

– Это твои воспоминания? – удивился Кайс.

– Да. Сейчас идут воины между людьми и демонами. А я тут. Размышляю, думаю о дальнейшем…

Филипп и Кайс молча стояли и смотрели вдаль, туда, где тьма сгущалась. Казалось, эти горы единственное место, куда можно было прийти и спрятаться от всего этого зла. Кайс всматривался во тьму, и его сердце начинало биться сильнее, страх поглощал его. Он даже не представлял, как тогда люди сражались с тьмой. И смогли ее победить.

В небе, над ними, запорхали существа столь ужасные, что когда Кайс взглянул вверх, его чуть не вывернуло от мерзости. Десяток существ, с крыльями как у летучих мышей. У тварей не было глаз, лишь только отверстия, напоминающие впалый нос, и пасть полная клыков. Вот так выглядели демоны, сбежавшие из ада и не вселившиеся в людей. Хотя разновидность их была огромная.

– Так, тебе пора просыпаться, – произнес Филипп, толкая Кайса прямо в пропасть. – Это моя ноша, не твоя. Но у всех нас общая боль.

Крик Ловкача заглушал его же страх. Он видел перед собой тот снег, к которому он так стремился, но к которому, уже больше не хотел.


Кайс проснулся в своей каюте весь в холодном поту. Каюта была сделана в винтажном стиле и была предназначена для важных гостей. Эту опочивальню Кайс выбрал сам – в ней было спокойно, дурные мысли сразу же исчезали. Но не сны, не они.

Выйдя из каюты, он пошел к лестнице, ведущую на палубу. Там-то Кайс мог найти уединение с самим собой. Глядя на волны, которые разрезаются огромным адмиральским кораблем, он видел всю красоту этого мира, звезды на ночном небе освещали его и пробуждали мысли. На миг Кайс пожалел, что отказался пятнадцать лет назад от морской службы. Но что не делается, все к лучшему.

Природа вновь давала о себе знать: снег не шел, погода была теплой, что не характерно для зимы, но характерно для этого странного мира.

– Оказывается, я ничего не знаю, – бормотал себе под нос лорд-защитник. – Не знаю, почему так ведет себя природа, что было до нашего мира, почему мне снится Филипп…

– Тебе снится Филипп? – подошел вечно с угрюмым лицом Механик. – Знаешь, я знал Золотоглазого.

– Ты сегодня пил? Явно пил, – возразил ему Ловкач, пугаясь тому, что этот чудик знает о его снах. – Из-за своей машины. Он жил двести лет назад.

– Можешь не верить. И к тому же, не было доказательств того, что он мертв. Я считаю, что он еще всех нас переживет, – улыбнулся ему Механик. Впервые Кайс увидал его улыбку.

– Да ну, чушь какая-то. Знал ты его, конечно. – Кайс уже собирался уйти от чудака, но тот остановил его:

– Знаешь, он снится тебе не случайно. Когда человек умирает, его душа отправляется в рай или в преисподнею. Ты это знаешь, не мне тебе объяснять. Тут же следует другой вопрос: а что ты знаешь о рае и о преисподние?

– Ну, кто совершает хорошие поступки, отправятся на небеса, а плохих людей ждет ад.

– А что такое рай и ад? Почему «небеса» и «подземный мир»?

– К чему ты это все? – насторожился Кайс, явно не понимая, чего от него хочет Механик.

– Просто ответь, – попросил его тот.

– Не знаю, не был религиозен, не задумывался над этим. Может потому что рай наверху, а ад внизу? – иронично вылилась фраза из уст Кайса.

– Ты летал на дирижабле в небесах – ты видел рай?

– Нет.

– Фодинцы живут в горной местности и копают тонелли под землей, они, наверное, живут в аду?

– Нет. Хотя, возможно условия там адские…

– Ты веришь в это как ребенок, мир живет верой, необъяснимые вещи просто выставляют сказкой. К чему я это все? А вот к чему. Человеческая душа – это эктоплазма, с накоплением заряженных частиц, которые формируются энергией от зависимых поступков: плохих или хороших. Это если говорить с точки зрения натурфилософии. После смерти заряженная эктоплазма притягивается к одному из двух миров, то есть, отправляется либо в рай, либо в ад. Эти три мира связанны между собой, два из них параллельны друг другу. Я знаю, что есть еще много миров, очень много миров, один больше другого, как отец и сын. И каждый из них переплетается друг с другом. Они не находятся внизу или наверху. Просто они рядом с нашим миром. Я считаю, что Филипп обладал достаточной силой, чтобы избежать встречи с раем или адом. Он мог отправиться в другой мир с помощью гармонии своего тела и духа. Душе доступны только три мира: наш мир, где мы с тобой живем, рай и ад. А если у тебя есть внешняя оболочка и мощная эктоплазма, то для тебя открываются новые миры. Его тело связанно с мощным духом, ему были открыты любые двери. Возможно, он ушел в другой из миров.

– Бред. Ты-то откуда знаешь это? – не верил его словам Кайс.

– Я видел три мира, видел рай и ад, но моя эктоплазма привязана только к этому миру. Миру Гирод. Тело умирает, но душа находит новое тело. Реинкарнация – это мое проклятье. Знай, я живу в этом мире вечно.

– И с чего все пошло? – интересовался для себя Кайс. Ему интересно было послушать урок истории от лысеющего алкоголика, разбирающийся в механизмах как самый настоящий часовщик.

– Началось все с того, что после вторжения в наш мир существ из ада, все изменилось и выжившие стали создавать новую цивилизацию, решив, что никто не должен больше знать о прошлом мире и уничтожили все воспоминания, все то, что было до Эпохи Конца: все книги, мифы, истории. Жизнь человечества началась с чистого листа. Осталась лишь только вера в рай и в ад, ибо эти слова всегда держались на устах людских, как и имя Творца. Но потом стерли и эту память, быть может и к лучшему. Дальше люди продолжили верить и покланяться Создателю, Творцу и еще много кому, не задумываясь, кто это вообще такой. Эти храмы, секты, поклонники, фанатики. Те, кто выжили в Эпоху Конца, и решившие стереть прошлое стали называться Забвенными. Я единственный живой Забвенный в этом мире.

Кайс не хотел верить словам Механика, но его нутро подсказывало, что тот не врет. Словно прокаженный он слушал этот бред и втягивался в него как в настоящую истину. За всю жизнь он никогда не думал о мироздании, вере и прочей сверхъестественной ерунде, жил реальной жизнью в реальном времени.

– Расскажи мне о жизни, до Эпохи Конца. Я думал, мир до этого не существовал, – внезапно для себя попросил Ловкач. Ему необходимо было знать, почему все крутится вокруг этого Филиппа.

– Я не расскажу. Я – Забвенный, ты забыл? Мы умалчиваем о том, что было. Мы стерли воспоминания людей, жившие в начале Эпохи. Живи сегодняшним днем.

– Но ведь без прошлого не будет и будущего. Да и ты уже затронул эту тему.

– Верно. Ты скоро сам обо всем узнаешь, – ухмыльнулся Механик и пошел гулять по палубе, насвистывая неизвестную Кайсу мелодию.

– Скоро рассвет, – закрыл глаза Кайс и дышал свежим воздухом.

Ветер обдувал его лицо, капли разбивающихся волн о корабль обрызгивали его. Кайсу это нравилось. Жизнь протекала в воде. Эта живая свежесть придавала ему новые силы. Кайс вспомнил о письме короля Рейтара, и, открыв глаза, нахмурился. Его стране угрожала очередная опасность, но он не знал какая.


Утро, как и ночь, было теплым. Снег не шел, солнце грело весь корабль, матросы драили палубу, чистили пушки, таскали уголь в машинное отделение. Утренняя свежесть так и била в нос, морской запах мог пробить любой насморк, прохладный ветер создавал условия на корабле приятным и комфортным, при такой-то жаре.

Корабль шел на всех парусах. «Госпожа Авлицкая» – первый имперский фрегат, оснащенный паровым двигателем и гребными колесами. Наверное, это был самый большой бронированный корабль не только в Империи, но и во всем мире. Два гребных колеса по бокам располагались позади всего корабля. Вся артиллерия была просто устрашающе мощна: были пушки, как у классических фрегатов, две массивные башни по бокам, в которых устанавливалось два тяжелых орудия. Мощь этих орудий была адская, к тому же башни могли крутиться и наводить их в определенную цель. Находились эти башни между двумя паровыми трубами, из которых шел дым от парового двигателя. Железная броня покрывала две оружейные палубы, из которых лился стандартный пушечный залп. Паруса были словно облака, чей нежно-белый цвет закрывал весь кошмар этого боевого фрегата.

Кайс шел в капитанскую каюту, где его уже все ждали на совете. Какой адмирал, такой и корабль – мощный, большой, с виду немного неуклюжий. Ганс был крупным мужчиной, и его страсть к большим вещам была очевидна: корабль, длина револьверов, капитанская каюта. В этой каюте могло разместиться человек двадцать.

Когда Кайс открыл двери каюты, то перед собой он увидал огромную стол-карту, на которой были расположены все торговые пути, форты, порты, города и враждебные точки.

– Лорд-защитник, мы вас заждались, – встретила его Роксана в своем легком красном платье, напоминающая ночнушку.

– Так официально, Роксана, – ухмыльнулся Кайс и присел за стол-карту.

– Мы в Империи Россигард, Кайс. Через полчаса будем у ее стен, – так же серьезно, как и его жена, отвечал Ганс.

– Ибо манеры нужно соблюдать, – сухо произнесла Роксана.

– Хах. Зачем вы меня позвали? – недовольно спросил Кайс у своих «радушных друзей».

– Что ж, ладно. Официально мы здесь или нет, но я добыл некую информацию о наших змееглазых друзьях, – ответил Ганс и уселся за стол.

Сидели они втроем за круглым столом так, словно каждый из них был углом треугольника. Роксана, так же как и Кайс, не знала, о чем хочет рассказать ее муж.

– Откуда информация, милый? Я искала, читала в летописях, но ничего не нашла о них. Как ты, интересно, добыл ее? – видно было по глазам Роксаны, что она завидовала тому, что ее муж достал больше информации за один день, чем она за пятнадцать лет.

– Это ты узнал у того «летающего» трупа? – рассмеялся Кайс, вспомнив битву с форфикулой.

– Да. Так вот, помните, какие глаза были у тех убийц тогда в тронном зале, пятнадцать лет назад? – настроенный на разговор продолжал Ганс.

– Ну да. Змеиные, – ехидничал Кайс, облокатившись о спинку стула.

– Цвет глаз вспомни.

– Вроде как красные, – подняла глаза кверху Роксана, вспоминая ту встречу со змееглазыми воинами пятнадцать лет назад.

– Именно! – воскликнул Ганс. – Такие глаза, ну то есть красные, присуще слугам, воинам, в общем, тем, кто исполняет приказы.

– И?.. – продолжила Роксана. – К чему ты это все? Эта информация не столь важна.

– Не перебивай, – попросил ее Ганс. – Зеленые глаза присуще командирам. У серпинтов есть…

– Прости, у кого? – перебил его Кайс.

– Воины-серпинты. Раньше были простыми полумагами, возможно кто-то из них был и наемником, а теперь служат Архидемону.

Роксана и Кайс переглянулись и уже вслушивались в слова Ганса внимательно.

– Теперь понятно. Ганс, любимый, ты вечно начинаешь с конца. – Роксана улыбнулась и нежно посмотрела в сторону Кайса.

– В Мизрахе есть Архидемон? – взволновался Кайс, проигнорировав неудачный флирт Роксаны.

– К чему я и толкую. Мизраху помогают Архидемон и его последователи. Вот почему пятнадцать лет назад Шанди осталась в Велании, а не двинулась вдогонку. Видимо, их убежище где-то рядом со столицей. Я думаю, они что-то задумали и это глобальнее банальной войны с Империей. Зачем им нужны Свободные Земли? Там ничего нет. Только монстры и разбойники.

– Мне кажется, ты и ответил на свой вопрос. Мизраху нужны монстры и разбойники, они набирают армию и хотят двинуться сразу же на Империю с юга и запада. – Роксана пыталась убедить Ганса, что она права.

– А что с глазами-то? – Кайс донимал адмирала этим вопросом и смеялся над его миной.

– Хватит ржать, Ловкач. Голубоглазые серпинты – это жрицы. Они единственные ведут контакт с Архидемоном.

– Что за Архидемон? Почти всех их уничтожили, а горстка скрываются на других континентах. Если и их не перебили остальные.

– Его имя Дарк-Кхем. Я не слышал о нем, но чувствую, что-то опасное близится.

Кайс тоже это чувствовал, вспомнив письмо Рейтара. Тут его осенило: вот в чем суть послания, переданное Алексом.

Его не остановить.

Он отвлекся и не услышал, о чем спросила его Роксана.

– Что? – переспросил он ее.

– Ничего, – обидевшись, ответила она. – Мы почти приплыли. А куда ты денешь пацана и его дворнягу. И с этим странным типом что делать?

– Алекса можно устроить в армию. Быть может, из него можно слепить и стражника. Собака пусть живет с ним, нам до нее нет дела. А насчет Механика…

– Не надо ничего решать насчет Механика, – вступился за якобы Забвенного Ганс. – Мы с ним обсудили одну вещь, для моего корабля. Но я пока вам не скажу, друзья. Рано еще.

– Дело ваше. Ганс, изволь ответить на мой вопрос. Какова длина твоего корабля? – Кайса уже давно мучил этот вопрос, с того момента, как он вступил на палубу «Госпожи Авлицкой».

– Двести два метра в длину, – с гордостью ответил Ганс, будто он сам построил его своими руками.

– Ого! Настоящая морская крепость! Извините, но я хочу прогуляться по кораблю, – попросил удалиться Кайс с разрешения его друзей.

– Разумеется. – Ганс не держал его, за что поймал недобрый взгляд Роксаны.

Выйдя из каюты и закрыв двери снаружи, Кайс услышал ругань семейной парочки, и, улыбнувшись, пошел прогуливаться по кораблю.

Он никак не мог сдержать удивление и восхищение кораблем, насколько он был громосток. Такой гигантской лодкой можно было потопить весь флот Мизраха. Масштабам «Госпожа Авлицкая» действительно подходила к Империи. Только там можно было увидеть прогресс человечества в сфере искусства, машиностроения и культуры в целом.

Кайс любил Империю Россигард, не потому что он вырос в ней, а потому как только там он чувствовал себя в безопасности.

Выйдя на палубу, Ловкач бросил свой взгляд на горизонт, простиравшийся красно-желтым рассветом, еще немного ночным небом, и синими, как глаза его суженной, волнами.

Он вспомнил, как сильно скучает по своему дому в столице Империи Россигард, по народу, беззаботно двигающиеся по улицам города, и как сильно он скучал по Элике. Кайс только сейчас стал терзать себя, за то, что его не было дома пять лет, что его не было рядом с малышкой Эликой, с той, которая безумно любит его, а он с такой же силой любит ее. Еще чуть-чуть и вот он дом!

На минуту он представил другой поворот событий. Человек исчез на пять лет, сбежал от проблем, от всех, как трус. Кто примет его так с распростертыми объятиями? Вряд ли кто.

Кайс помолчал, подумал о том, что будет и чего не сможет произойти, и сплюнул в воду.

– А, черт с этим! Посмотрим, – бубнил он себе под нос, – будь что будет.


Небольшая, но удобная каюта, не смущала большую часть времени провалявшегося в гамаке Алекса. Коржик же весь день спал – ему не привычны были морские путешествия. Конечно, за все время, что они на корабле, им было просто нечего делать: корабль осмотрели, поесть – поели, на воду посмотрели, чаек посчитали.

– Коржик, как же скучно, – раскачивался в гамаке Алекс.

– Алекс, ты занят? – вошел без стука к нему в каюту Кайс.

– Нет, – недовольно ответил парень, – чем тут можно вообще заниматься?

– Выйдем, поговорим, – позвал его Ловкач, не обращая внимания на спящего пса. Сам Коржик и не пошел бы вместе с ними. Ему было не до этого. – Ты умеешь драться на клинках?

– Ну, я больше по стрелковому оружию, – оправдывался Алекс, не понимая, что затеял лорд-защитник.

– Пойдем на палубу. Научу тебя сражаться в ближнем бою.

Они шли, молча по коридору, мимо кают моряков. Алекс шел следом за Кайсом, не спрашивая у него ничего. Выйдя на палубу, они двинулись на тренировочную площадку для солдат.

– Ну-с, выбирай оружие. – Кайс указал на оружейную стойку.

Алекс долго всматривался в оружие и выбрал обычную шпагу. Кайс ухмыльнулся, но не решил брать двуручный меч, так как он не воевать шел, а научить парня основам. Взяв подобное оружие, он встал в защитную позу и выкрикнул:

– Нападай!

Алекс на секунду застыл как камень, но все же помчался на Кайса сломя голову, сильно замахнувшись шпагой. Ловкач проворно ушел от удара пируэтом и нанес контрудар в область шеи. Лезвие застыло у горла Алекса, сам же парень после своего замаха больше ничего не успел сделать.

– Первая ошибка – не рвись сразу в бой сломя голову. Ты должен оценить врага, его оружие, боевую стойку, даже характер. Хотя я совершал такие же ошибки. Вторая ошибка – большой замах и слишком медленная скорость реакций. Вот скажи мне, как ты стреляешь из лука?

– Ровно дыша, плавно натягивая тетиву, расслабив плечи, не паникуя и не торопясь. Чем спокойней, тем быстрее и точнее попадание в мишень.

– Тут тоже самое, парень. Расслабься и не торопись. Иначе помрешь, – усмехнулся Кайс и рванул на Алекса. Тот, явно не успев понять, что произошло, защищался, как мог, от ударов Кайса. – И заметь, я тебе поддаюсь. Ладно, будем еще практиковать защиту.

Тренировка шла целый день, Алекс уже пожалел о том, что ему было скучно. Матросы бросали свои косые взгляды на тренирующуюся парочку.

Вскоре к ним присоединился и Ганс. Адмирал предложил провести мастер-класс: он с Кайсом против Алекса и десяти моряков. Кайс хотел было отказаться от этой показухи, но вскоре был уговорен другом-адмиралом. Морячки тоже хотели развеяться и посражаться, хотя бы играючи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11