Кир Гвоздиков.

Время Странника. Хроника Гирода



скачать книгу бесплатно

– Новости – это дело дорогое. Вы за ними и пришли. Что вы хотите узнать?

– Где вы находились вчера? – чародейка брезгливо уселась на стул, напротив Рата, но виду своего презрения ко всему окружающему не показала. – Выдался трудный денек?

– Разве вежливо узнавать информацию без предложенной суммы за нее? – ехидно ответил Рат.

– Я дам тебе десять золотых11
  Во многих странах принятые денежные единицы: золотые, серебряные, медные монеты. Чтобы сложнее было подделать их, у каждой монеты была своя символика и валюта в зависимости от страны. В Империи на монетах делается символ в виде огня, а сама валюта называлась рупи.


[Закрыть]
, сойдет? – фальшиво улыбнулась чародейка своему собеседнику.

– О, этого достаточно. – Рат был мил со своей собеседницей, сверкая своими крысиными глазами. По правде говоря, это было гораздо больше, чем достаточно, но Рат решил воспользоваться удобным случаем: – Я не просто скажу место, но и расскажу, что произошло, еще за пять золотых.

– Ну, рассказывай. – Чародейка бросила на стол мешочек с золотом и еще сверху пять золотых монет. – Мне важно знать абсолютно все.

Рат довольно посмотрел на нее, лишь появление высокого мужчины из кавалерии заставил разбойника немного напрячься.

– Госпожа, – обратился имперец к чародейке, – один умник из местных решил, что сможет залезть к вам в экипаж и стащить оттуда ваши драгоценности. Его скрутили. Что прикажете с ним делать? Отрубить руки или показная казнь?

От услышанного Рат даже побледнел, и Роксана, заметившая его реакцию, совершенно спокойно ответила:

– Не нужно, капитан. Отпустите его, но при этом хорошенько отлупите злоумышленника.

– Как скажете, госпожа.

Рат все еще сидел молча и всем своим видом давал понять, кто причастен к этому инциденту.

– Ну, – иронично заговорила архивенефик, – я же заплатила не за молчание. Или мне попросить капитана Контэ вернуться и расспросить, какой главарь единственной местной разбойной шайки приказал идиоту ограбить благородную даму?

Рат нервно улыбнулся, надеясь, что инцидент забудется и начал свой рассказ:

– Дело было вчера, когда мы вступили на след тролля…


– Рат, ты уверен, что мы справимся? – нервничал Ашо, маленький пухлый разбойник.

– Не ссы в компот, иначе мамка придет и по башке тупой надает. Нас десять – тролль один. К тому ж и самка, – ответил Рат, выглядывая из-за деревьев и давая сигнал другим членам банды, выждав удачный момент. – Вперед, ребятки!

Десять человек окружили трехметровое чудище, набросив на нее сети и веревки с крюками. Самка тролля яростно рвала сеть, но ее толстую кожу на ногах стали подрезать сзади мечами.

– От какая! Трофеи нынче дорогие, заживем ребята! – радовался Рат, державшийся от монстра на расстоянии.

– А что если ее муж узнает об этом и найдет вас? У троллей чуткий нюх, особенно на убийц своих сородичей, – произнес за его спиной незнакомец, наблюдавший за действием со стороны.

– Что тебе здесь надо, урод?! Иди своей дорогой, пока есть возможность! – закричал на него Рат.

– Десять на одну – нечестно.

Еще и на женщину, – ответил незнакомец в старых протертых джинсовых брюках, зеленой рубашке с черными узорами и кожаных сапогах. – Вы уйдете или вам помочь?

На эту наглость откликнулись все члены банды и, перестав возиться с упавшим брыкающимся троллем, переключились на незнакомца.

– Рат, тролль и Отшельник – большая цена за этот день, – злобно сказал Ашо и бросился на незнакомца со своим маленьким топором, не дождавшись никаких указаний со стороны своего главаря. – Я буду первым, кто прольет кровь Отшельника!

Следуя его примеру, так поступили и остальные члены банды. С криками, они решили погнаться за двумя зайцами.

Отшельник танцующе увернулся от топора Ашо и нанес ему удар кулаком в кадык.

Удар. Еще. Еще и еще.

Пока Ашо падал уже мертвым, незнакомец разобрался еще с двумя разбойниками, пробив одному горло его же кинжалом, а другого использовал как щит от стрел двух лучников, находившихся рядом с лежащей троллихой.

Тем временем, она порвала веревки, встала на ноги и схватив одного лучника в руки, откусила ему голову. Второй от испуга дал деру, но его сразил кинжал, кинутый Отшельником.

Незнакомец подобрал маленький топор Ашо и разбил им еще пару голов разбойников. Рат не принимал участия в сражении, поскольку был уже стар и тягаться с человеком, который так легко сеет смерть, чисто физически, не мог. Двое других бросили оружие и молили о пощаде, поняв, что биться с ним бессмысленно.

– Бери своих слизняков и вали с глаз моих, пока я не передумал и не прибил вас! – произнес сквозь зубы Отшельник.

– Х-хорош-шо, – пропищал главарь, – больше ты нас не увидишь, господин.

Рат, и его шестерки, убежали, а Отшельник подошел к троллю и заботливо спросил:

– Ты как, Анжела?

– Ох, Кайс, если б не ты, то была бы я на том свете, – грустно пробасила Анжела, вытирая рот от крови.

– Люди не знают, что вы с Августом тоже были такими же людьми, но жизнь подкидывает трудности как поленья в печку. Превращение в чудовищ. Это грустно. Но самое грустное то, что люди стали чудовищами. Ничему их жизнь не учит. В вас с Августом больше человечности, чем… в этих. – Отшельник кинул взгляд на убитых разбойников.

– Тебе опять снился он?

– Да. Он говорит мне… предупреждает. Мол, жди сюрпризов. Странно все это.

– Видеть Великого – не есть странное, а есть щедрое. Он приходит к тебе не просто так, он подсказывает. Это большая честь…

– Это всего лишь сон, Анжела… извини, но мне надо идти. Передавай привет мужу.

– Заходи в гости, – напоследок сказала троллиха и пошла вглубь леса, к себе домой. – Август будет рад видеть тебя.

– Как-нибудь зайду, – ответил ей в след Кайс и потер свои ладони. Становилось прохладно и ему требовалось поскорее вернуться к себе.


Девушка пришла под вечер на поляну совершенно одна. Кавалерии она отдала приказ не ждать ее здесь, а в другом месте – подальше от деревни и, на ее взгляд, от ее трусливых жителей, которых держит страх перед Ратом. Жалкий старик, который и хера своего сам не поднимет, был в авторитете у всех молодых разбойников Амсера. Но Роксану сейчас волновали не деревенские разборки, а то, что нужно любой ценой найти Кайса. Его ждало дело, которое выполнить должен именно он.

Здесь, на поляне, еще лежали вчерашние трупы, но запах гнили уже давал о себе знать. Воронье слетелось поужинать мертвечиной, а точнее остатками того, чего вчера не доели. Скоро тут будут и падальщики…

– Кайс, ты в своем репертуаре. Бьешься до последнего и ни за что.

Ее улыбка стала ангельской. Такой приятной и невинной, что невозможно было представить эту девушку в гневе.

Надо же, но эта женщина, чья внешность была как у нимфы, вдохновляющая поэтов и бардов, совершенно противоположна своей внешности – она столь жестока, сколь и кровожадна. Как бес, носящий маску ангела.

Глава 2
СТАРАЯ ЗНАКОМАЯ

Нет большего мученья, как о поре счастливой вспоминать.

Данте Алигьери, «Божественная комедия»

– Я знаю, о чем говорю, Филипп. Я чувствую темную силу. Архидемон очень силен, ты не справишься с ним в одиночку.

– Не могу рисковать тобой и еще кем-то. Прости, я должен идти.

Человек встал с кровати, поцеловал неизвестную девушку в ее тонкие губы, и перед Кайсом встал мужчина крепкого телосложения, туловище которого было покрыто страшными шрамами, а глаза и вовсе привлекли внимание Кайса: левый глаз был большой, серо-голубого цвета, а правый золотым, полностью золотым.

– Кайс, не время уходить, – проговорил Филипп, похлопав его по плечу. – Тебе нужно возвращаться.

Левую руку Кайса резко закололо, боль была жгучей, настолько сильной, что он не смог сдержать крика и свалился на пол без сознания.


Кайс очнулся в своей кровати, и никакого Филиппа и таинственной девушки уже не было.

Больше никого.

Лишь он и его деревянная лачуга, в которой был только стол, табурет и кровать. У стены стоял двуручный меч в ножнах, на полу засыхали капли его крови, одежда лежала там же, где он ее и оставил, на столе лежала тарелка с горячим бульоном и горела свеча.

Стоп.

Бульон и свеча?

Все это было слишком подозрительно и… опасно. Он встал с кровати и потянулся к мечу. В его доме никогда не находилось свечей и уж тем более горячего бульона. Жизнь его протекала в диких условиях, а сам он как зверь возвращался домой, словно в пещеру. Последнее свое возвращение вовсе вылетело из его головы, все было как в бреду. Кайс вытащил длинный меч из ножен. Такой меч было тяжело держать и в двух руках, чего уж говорить об одной.

Мастер двуручного меча двинулся аккуратно вперед, открыл дверь на улицу.

Светлело.

Утро. Как всегда холодное. А как оно будет теплым, если ты живешь в лесу на верхушке холма, да и в начале Эпохи Конца природа стала самовольничать: дождь мог идти вместе со снегом целый год, жара приходила, когда как, одним словом – аномалии. Но хорошо, что растения могли адаптироваться к этому явлению.

Кайс осторожно вышел на крыльцо и никого не увидел. Он прошел пять шагов от крыльца и в этот момент услышал, что кто-то находится за его спиной. Знакомый аромат ударил в его ноздри. Запах клубники насторожил и успокоил его одновременно. Очень странно и удивительно.

– Здравствуй, Роксана, – поздоровался Кайс, опуская меч и поворачиваясь к знакомой чародейке. – Что привело тебя сюда, совершенно одну?

– Ох, Кайс, ты всегда так гостеприимен! – улыбнулась девушка в красной рясе, затем подошла и поцеловала его в губы, но мужчина, не ожидая этого, очумел, выпучил глаза и резко сделал шаг назад, немного отталкиваясь от нее.

– Прости, забыл, что ты любишь приветствовать меня именно так, – с иронией ответил Кайс, вытирая губы ладонью.

– Сколько лет прошло, Ловкач? Ты не скучал по старым друзьям?

– Скучать по тем, кто наплевал на тебя? – отвел взгляд Кайс, сплевывая на землю сгусток слюны. – Вряд ли!

– Попридержи язык за зубами! Я должна была помочь Гансу. Он был на грани смерти. И вообще, с чего я объясняюсь перед тобой?! От тебя и весточки не было! – возмутилась Роксана, поняв, что начинает чувствовать угрызения совести.

– Те, от кого я ждал помощи, не пришли в трудную минуту. Я просил помощи, в первую очередь у тебя, ведь ты обладаешь силой, которая могла спасти жизни многих хороших людей. И ты после этого говоришь мне о дружбе? Смешно-смешно. Ко мне пришли на помощь те, от кого я ее не ожидал. Меня вытащили прямо с того света.

– Кайс, я тебя искала, Императрица тебя искала, Ганс. Все, кому ты нужен. Мне нельзя было самовольничать, ибо это считалось бы государственной изменой.

– С каких пор ты стала служить верой и правдой Императрице? Ты не шибко жалуешь Берту Симплекс. Или тебе так важно место Главы Ордена магов? Променяла свободу на власть?

– Ну, я же не ты, я не переступаю черту… – не успела она договорить, как Кайс схватил ее за горло, но через пару секунд отпустил.

– Тебе лучше уйти.

– Только с тобой, Ловкач, – ответила Роксана. – Императрица дала нам задание, после чего мы должны вернуться назад в Империю и представить доклад. Миссию свою ты не выполнил!

– Нам? Задание? Миссию не выполнил? – усмехнулся он. – Я не вернусь, – как отрезал, сказал Кайс.

– Ладно, задание твое, я всего лишь помощница, как бы глупо это не звучало. И да. Она ждет тебя. И Элика тоже. Кстати, вижу, заклятие подействовало. Ты больше не умираешь. Посмотри на свою руку.

Он взглянул на левую руку, которая еще вчера была синюшной с трупными пятнами как у мертвеца. Шея и грудная клетка также синели и давали понять о скорой кончине.

– Сколько…

– Три дня назад, – ответила Роксана. – Ты умирал. Я чудом успела найти тебя.

Проклятие.

Еще вчера смерть подступала все ближе. Уже нет. Пока еще нет. Смерть снова обошла его стороной.

Ругнувшись, Кайс пошел в свою хижину собирать вещи. Он понимал, что этот поход не потребует много вещей. Ловкач не произнес ни слова, но он понимал, что в долгу перед Роксаной за то, что отсрочила его скорейшую смерть.


– Ты готова?

На Кайсе уже не было той ужасной «рубашки-бродяжки» и старых джинсовых брюк. Фабрика по производству джинсов находилась на территории Мориссии, а ее владельцем был Джузеппе Кульдини, но, к сожалению два года назад бунтующие рабочие сожгли фабрику, поэтому джинсы стали настоящим раритетом на рынке. Но свою одежду он нашел на тракте – торговцы из Мориссии попали в засаду к разбойникам. Когда Кайс оказался поблизости, то было слишком поздно, но одежда всегда пригодиться.

Лицо Кайса было гладко выбрито и его голубые глаза стали выделяться; той черной челки больше не было, длинные волосы были сострижены. Правда сострижены были неровно и криво, так как он их просто срубил опасной бритвой, непрофессионально, грубо.

– Как же долго вы, женщины, собираетесь. Ужас!

Он ждал ее уже около получаса на улице, стараясь не думать о том, что их ждет впереди.

– Помолчи, я уже все, – раздался ее голос из хижины.

Роксана вышла в кожаных брюках и кожаных сапогах, ее красно-темный корсет выделял красивое стройное тело и роскошную грудь. Волосы были убраны в косу. На ней не было красной рясы, скрывавшая все ее формы. От такой красы любой мужчина мог бы сразу же лопнуть от возбуждения. Но не Кайс. Губы были подчеркнуты красной помадой – соблазняющий цвет.

– Ба! Рокси, ты такая красотка! – воскликнул Кайс, стараясь взбодрить чародейку, которая ради него проделала такой путь. – От чертовка!

– Где ты набрался этих слов, Ловкач? – с интересом спросила она, подняв свои зеленые глаза на мужчину. – Такое чувство, словно на корабле у Ганса побывала.

– Не знаю, приснилось вроде.

Он не хотел говорить о тех странных снах, ведь понимал, что Филипп бы очень сильно заинтересовал ее. Или она просто приняла бы его за сумасшедшего.

– Ты чего-то недоговариваешь, – нахмурилась Роксана, но решила перевести тему, чтобы не смущать его: – Что за кожаная куртка на тебе?

– Драконья кожа, легка и хороша. Идеальная защита от острых предметов.

– Интересная сказка. Драконов нет. – Роксана остро встрепенулась, будто ее током ударило. Она очень резко взволновалась. – Ладно, Кайс. Некогда болтать. Надо уходить. Сейчас же!

На улице взбунтовалась погода. Еще полчаса назад над хижиной Кайса было облачное, но не дождливое небо. Теперь же тучи кружили над их головами все сильнее, гремел гром, сверкала алая вспышка, сильный ветер тормошил верхушки елей.

Опасность.

Сильная магия. Враждебная магия. Их искали. И, кажется, нашли.


Большой и скалистый холм, расположенный на уступе горы, не предназначался для пробежек, особенно в такую дождливую погоду. Чуть поскользнулся и полетел вниз, ломая кости об камни. Эти места были насыщенны горами, лесами и полями, и нигде не было безопасно, потому что некому было защищать беглецов и отступников. Сам Кайс обосновался в Молочных горах, под которыми находится Амсер по причине, что туда никто не влезает, да и по счастливой случайности хибара уже находилась на горе. Без хозяина, чей скелет изначально валялся на полу. Чуть выше леса, на самих горах, вся вершина покрыта белоснежным снегом, давшего название этим горам.

Для Роксаны их бег по горным тропам все равно, что для Ганса – чаепитие, – так же хочется забить на все и поубивать всех попавшихся под горячую руку от гнева.

Странно, откуда у них такая страсть к насилию?

«Два сапога – пара» – недаром предки так говорили. Хотя Ганс не был кровожадным и не считал себя сторонником насилия. Но бывало, что на войне все средства хороши, если они несут результат.

Ганс очень долго ухаживал за Роксаной. Старый друг Кайса очень любил ее, а она долго игнорировала его предложение руки и сердца, до тех пор, пока не узнала о романе Императрицы и имперского лорда-защитника.

Для узкого круга высшего света был не секрет, что Роксана неравнодушна к лорду-защитнику. Это было понятно по ее взгляду, поведению и отношению к нему. Даже для самого Ганса это не было новостью. Но он знал, что лорду-защитнику она не интересна, поскольку чародейка была женщиной жестокой и эгоистичной в свои-то сорок семь лет. Да и Ганс научился игнорировать ее чувства к лорду-защитнику, выстраивая свои иллюзию на этот счет.

Чародейка росла вместе с Гансом, при имперском дворе. Родители обоих были важными людьми в кругу Императора. Отец Ганса был адмиралом и состоял на службе на флоте Империи Россигард. Именно поэтому жизнь Ганса изначально была связанна с мореплаванием. Родители Роксаны были знатными людьми – лордами-чиновниками, – а когда у Рокси обнаружилась способность к волшебству, то сразу отдали ее на обучение в престижную Ульвенскую академию при Ордене магов.

Судьба свела их с Кайсом совершенно случайно, тогда, в тот роковой для него день…

***

Солнце уже поднималось над городом; народ спешил на шоу, долгожданное шоу, в честь великого царя; купцы вывозили товары на рынок. Торговля – хороший выход для жителей юга. Если купцы добросовестно платили налог, то царь не имел к ним никаких претензий. Да и сам налог был не такой большой, поэтому быть купцом хотел каждый, но не все могли себе это позволить.

Страна Мизрах – большое юго-восточное государство, в котором правит могучий, но жадный царь Ксенофилиант, развязавший войну с Империей Россигард. Восточный царь был жаден и на земли, и он не мог свыкнуться с мыслью, что Империя Россигард – самое большое государство Гирода. А север бы ему очень пригодился.

Мизрах – страна, полная разных существ и тварей, обитающих в пустыне. Магов тут не так уж и много, зато полным-полно хороших воинов и полумагов, особенно на службе у царя. Война на границе Империи подходила к мирному соглашению, ибо царь никак не мог вытянуть эту кампанию к победному шествию. Император послал своих переговорщиков – доверенных лиц – в столицу Мизраха – в Веланию.

Арена, громаднейшее сооружение, находящаяся в ложбине между тремя холмами, была заполнена полностью, никто не хотел пропускать царское шоу. Солнце вдруг на миг исчезло. Многие подумали, что природа опять дает о себе знать или начался конец света, о котором говорят многие. Естественно, ничего такого не было.

Солнце вновь появилось, когда за Ареной, на царских полянах, сел огромный имперский дирижабль – сигарообразный летающий корабль темно-красного цвета. На нем красовался могучий символ всех времен – огонь, – означающий присутствие имперцев и их соответствующий характер, обычаи и порядки.

Оттуда вышли, как ни странно, те, кого царь со своей свитой никак не ожидал увидеть. Ни Император, ни его дочь, а человек десять лордов-чиновников разных мастей, стражей и придворных самого Императора, среди которых была девушка с большими изумрудно-зелеными глазами в ярко-красном платье.

В сопровождении с ней был лорд, всем своим видом обращающий на себя внимание – высокий, среднего телосложения, с длинными пепельными волосами, достаточно симпатичный. Пепельного цвета были и его глаза. Одетый в боевой мундир серого цвета, говорящий о том, кем являлся этот лорд.

Серые оттенки. Видимо, это был его любимый цвет. На левом ухе висела серебряная серьга, на груди почетно красовались ордена в виде крестов с лентой, а точнее их было три: красный в золотой оправе – за отвагу в боях; серебряный – за преданность государю; синий с золотым якорем по центру – за морские победы. Да и судя по серьге можно было понять, что лорд – капитан одного из кораблей Имперского флота. Выглядел он лет на тридцать, не старше.

– Ганс, – отозвала Роксана своего кавалера по имени, идя с ним под руку. – Твой мундир не смотрится с моим платьем.

– Мне не идет красный, – ухмыльнулся Ганс. – Ты знаешь, что у дочери Императора любимый цвет синий. Все может измениться. Вдруг наш дорогой Император захочет выбрать синий цвет – имперским.

– Я все равно не расстанусь с красным. Это мой цвет, – наигранно улыбнулась ему Рокси, вскоре закатив глаза. – А его дочь молода и глупа, и чертовски самоуверенная в себе девка. Бесят такие, нахальные дуры. Ей всего двадцать, а ведет себя как зрелая тетка, у которой уже климакс начался!

– Рокси, ты старше ее на двенадцать лет, а сама выглядишь на двадцать пять, – рассмеялся Ганс. – Прости, это смешно выглядит. Молодая осуждает молодую за ее молодой нрав.

– Замолкни, кретин, – рявкнула Роксана, ударив локтем ему в бок. – Вы, из рода фон Бюрреров, лишены чувства юмора. Смеешься над глупостью, а настоящий юмор не понимаешь. Кажется, интеллект – это не твое.

– Я стараюсь это исправить, – улыбнулся Ганс, не обращая внимания на агрессию со стороны своей дамы.

– Молчи, впереди царь, – лицемерно заулыбалась она. – Будь серьезней, капитан.

Они подошли к зеленому шатру с золотыми узорами змей, из которого вышел высокий – выше Ганса – человек, смуглый, с длинным острым носом и темной бородкой, завязанной в косичку, с черными глазами словно бездна, а голова обрита налысо. Одетый как всегда в свою любимую царскую рясу, исписанная золотыми узорами. На всех пальцах было по перстню, а на шее висел царский медальон из чистого золота, а в центре его был огромный красный рубин. Вид царя был поистине грозным и величественным.

Ксенофилиант не слишком жаловал имперцев, но им двигал инстинкт самосохранения: его войско все чаще проигрывает битвы, и Империя уже вторглась в его владения с северо-востока страны. Мирный договор был просто необходим.

– Говорить буду я, – шепнула Роксана.

– Конечно, ты! Только маги могут говорить на всех языках, – усмехнулся Ганс.

Они нагнулись, тем самым приветствуя царя и отдавая ему дань уважения.

– Почему не прилетел сам Император? – сразу без лишних формальностей начал Ксенофилиант. Голос царя был грубым и низким.

– Ваше Господство, – перешла Роксана на язык пустынь, отпуская небольшие нотки сарказма в его адрес, – наш могучий Император не прибыл по очень важным обстоятельствам и просто никак не может присутствовать здесь сегодня. Он передает вам свои искренние извинения и просит вас, чтобы….



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное