Кима Мерзликина.

Сестры Айнур. Дети Солнца и Луны. Изабель



скачать книгу бесплатно

Оставшееся время перед сном она посвятила чтению и уже приступила к финальной части произведения. До конца оставалась еще пара глав, но она могла дочитать их и завтра. Девушка взяла с собой мыльные принадлежности и вышла из комнаты, намереваясь принять ванну. Из соседней двери, как из зеркала, на нее смотрело собственное отражение с длинными шелковистыми волосами. Обе сестры растерянно переглянулись.

– О… Ты собиралась принять ванну, – смутилась Эбби. – Можешь идти, je t’attends6464
  Я подожду (франц.)


[Закрыть]
, – она осторожно отступила на шаг.

Изабель не знала, что сказать.

– Нет, – не думая, выпалила она. – Ты можешь идти первой, если… Если торопишься.

И от чего ей так неловко?

– Я не тороплюсь, – улыбнулась Эбби.

Черт, и почему она всегда такая милая и любезная?

– Ну… Я…

– Иди, – кивнула Айнур-младшая. – Я подожду. Мне не трудно. Vraiment6565
  Правда (франц.)


[Закрыть]
.

Иззи еще пару мгновений стояла, не ведая, что делать дальше, а затем кивнула в знак согласия и подошла к двери в ванну. Она дернула за ручку, но дверь не открылась.

– Занято, – донесся до нее нежный голос матери.

За спиной она услышала легкий смешок. Изабель повернулась к сестре, и та тут же умолкла. Эо действие вызвало у Иззи улыбку, которую ей было трудно сдержать, и она рассмеялась намного громче сестры, спровоцировав и ее.

– Значит, ждем maman, – заявила Эбби.

– Ждем.

Когда смех обеих стих, в коридоре повисла неловкая тишина. Секунды молчания казались вечностью.

Первой заговорила Иззи.

– Итак… Что ты сделала сегодня с моей подругой? – сказала она без унции осуждения.

– Rien6666
  Ничего (франц.)


[Закрыть]
, – ответила Эбби. – Я просто сказала ей, что не о чем беспокоиться, она и так прекрасно все знает. Сказала, что она станет намного счастливее, если перестанет волноваться.

– Счастливее, значит, – недовольноповторила Изабель.

Эбби кивнула. Она прошла в свою комнату, Иззи осторожно увязалась за ней. Она аккуратно переступила порог комнаты и снова убедилась в том, что, несмотря на слишком, по ее мнению, девчачий интерьер, у ее сестры был прекрасный вкус.

Бежевый сливался с розовым, поэтому помещение было очень светлым в любое время суток и при любой погоде. Слева от нее стояли кровать и узкий книжный шкаф, где разместились учебники и классическая литература, как на английском, так и на французском. Справа – шкаф с одеждой – намного выше и шире скромного комода Изабель. Рядом, у шкафа расположился письменный стол и компьютер, напротив, стоял синтезатор. Свой низкий подоконник она украсила лепниной и декоративными подушками с изображением Эйфелевой башни.

– И?.. Это все? – спросила Иззи, оторвав свой взгляд от дизайна а ля Эбби.

– Это все.

– Никаких волшебных слов и взмахов палочки?

– Нет, Иззи, – вздохнула Эбби. – Я не фея, прошу заметить.

– Ты всего лишь принцесса несуществующей радужной страны, – добавила Изабель и тут же вспомнила, о чем думала совсем недавно.

Эбби повернулась к сестре и взглянула на нее безнадежным взглядом. Она положила свои вещи на кровать и села рядом с ними. Изабель, напротив, не знала, куда себя деть. Она так редко бывала в комнате сестры, что боялась даже дышать, чтобы не испортить воздушную атмосферу спокойствия своим буйным характером, поэтому она просто осталась стоять в проходе.

Эбби вновь взглянула на сестру и улыбнулась.

– Luxure, fiert?, gloutonnerie, courroux, paresse, avidit?, envie, – беглопробормоталаона.

Иззи вскинула бровь.

– Чего?

Эбби широко улыбнулась.

– Похоть, гордыня, чревоугодие, гнев, леность, алчность, зависть. Семь смертных грехов, – она перевела взгляд с майки на сестру. – Не знала, что ты все еще ее носишь.

В этот момент Изабель и вовсе потеряла нить разговора. Носит? Все еще? Это же…

– Я ношу ее все время, – сказала она.

– Я просто не обращала внимания, – виновато призналась Эбби.

– Это… Это ты мне ее подарила? – эти слова дались Иззи с трудом. Она и, правда, ничего не помнила. А, может, не знала.

Эбби мечтательно улыбнулась, уходя далеко в воспоминания.

– Oui6767
  Да (франц.)


[Закрыть]
. Это я. Частично. Новый год в Торонто. Помнишь? Тот, что мы провели в центре города.

– Но, это же, почти три года назад!

– Если я помню большую часть элементов в таблице Менделеева, не думаешь ли ты, что я забуду такую мелочь? – хихикнула Эбби.

– Действительно.

– Oui. Мы провели его на концерте. С нами тогда еще были наши одноклассники. Ты, как всегда, держалась от всех в стороне, но песни и музыка никогда не оставляли тебя равнодушными. Je l’ai vu6868
  Я это видела (франц.)


[Закрыть]
. А потом каток… Там мы встретились с родителями. Они и вручили нам подарки…

– Тебе, – продолжила Иззи, -браслет с подвесками, а мне… – она взглянула на свою черную майку.

– Je l’ai choisi6969
  Я ее выбирала (франц.)


[Закрыть]
. Сказала родителям, что большего ты не примешь.

В ее голосе не было ни фальши, ни самодовольства, лишь нежность и теплота. Иззи не помнила, когда в последний раз они вот так просто разговаривали с сестрой, но открытие этой тайны, которую ее сестра хранила три года, разожгла в девушке новые чувства.

– И правильно сделала, – усмехнулась Иззи.

Сестры встретились взглядом, и новое странное чувство захватило обеих. Дверь в ванну отворилась, и оттуда вышла Габриэлла.

– Кто там следующий в очереди? – мягко просила она, вытирая свои влажные волосы.

Иззи быстро опомнилась.

– Я, – заявила она и молнией скользнула в ванную. – Хотя бы душ прикасается к моим интимным местам.

Когда она вышла из душа, настроение не было таким пугающе мягким и наполненным любовью. У порога в ванную она одарила Эбби коротким вежливым взглядом и закрылась в своей комнате.

«Я ее выбирала. Сказала родителям, что большего ты не примешь», – еще долго не выходило у нее из головы. Это смущение и эта теплота… Что это? Потерянные сестринские узы?

Изабель не стала вдаваться в подробности и просто заснула под лунным светом.

10

<<Мое окно редко было закрыто занавесками. Ночью через него проходил яркий лунный свет, что позволял мне крепко заснуть и избавиться от мучившей меня бессонницы. Я любила это. Было в этом что-то спокойное, умиротворяющее… Иногда, в паре с отлично подобранной музыкой, я впадала в такую эйфорию, что с этим вполне могли конкурировать мои уроки психологии и увлеченность Дрейком. В такие моменты я чувствовала себя собой. Не нелепой ошибкой природы, а собой. Такой свободной и раскованной, искренней и идущей за своей мечтой. В том, что я могла все в этом мире – не было сомнения. Луна – мой свет во тьме, что всегда укажет мне на истинный путь. Там, в объятиях серебряного диска, я либо танцевала под ритм музыки, либо закрывала глаза и представляла, что танцую в каком-нибудь необычном месте, которое гармонично сочеталось бы с предложенной мелодией.

Сегодня я обошлась без излишеств, и предоставила лунному свету сделать свое дело – усыпить меня. То, что случилось вчера вечером в комнате Эбби, долгое время не давало мне покоя. Не знаю почему, но в то короткое время, длившееся от силы минут пятнадцать, я чувствовала, что не одинока. Не то, чтобы я вечно чувствовала себя брошенной, но этот самый долгий разговор с сестрой за последние лет восемь, явно мог вывести из равновесия кого угодно. Но это заботило меня меньше другого чуждого мне чувства. Я чувствовала себя виноватой. Виноватой за то, что все эти годы издевалась над ней, не считалась с ее мнением, считала себя умнее ее во многих смыслах. Опытнее, как минимум. А оказалось, что даже в такие напряженные времена она заботилась обо мне, думала обо мне. Может, она самая, что ни наесть зануда, каких поискать надо, но она, так же, была моей сестрой. Моей физической копией.

Иногда я ловила себя на мысли, что было бы, будь мы совсем одинаковыми. Различали бы нас люди? Думали бы о нас одинаково? Я быстро выкинула эти глупые мысли из головы. Бред какой-то. А еще это греющее душу чувство… Аж дрожь пробирает. Мне что, пять лет? Нет. Пора забыть об этом коротком моменте из разряда «хорошие» и вспомнить о всех из разряда «плохие» и «она портит мне жизнь». Надо не забыть и о том, кто сдал меня отцу. Да, несомненно.

Именно по этой причине, сегодня я вела себя, как обычно. Ни тепла, ни улыбок, по крайней мере искренних, от меня не дождешься. Я на эту болтовню о чудесной новогодней ночи в Торонто и шарм этой принцессы не поведусь. Не на ту напала.>>


Изабель не стала тратить время на любезности, быстро закончила свой завтрак и села в машину. На протяжении всего пути до школы она размышляла над тем, что она должна надеть на «школьное сборище». Иззи уже давно не праздновала Хэллоуин, как это делало большинство, поэтому она понятия не имела, что нужно надевать на такие мероприятия. Костюм – это понятно, но какой? Вряд ли ей пойдут розового тона платья принцессы или феи, и она уж точно не горела желанием переодеваться в кролика или ведьму. А что поэтому поводу решила бы Моник?

– Костюм на Хэллоуин? – задумчиво уточнила девушка. – Ты серьезно?

– Я что, похожа на того, кто постоянно шутит? – Иззи вскинула бровь и скрестила руки на груди.

– Нет, не так. Кто по-черному шутит – это точнее. Или, скорее, пошлит.

Иззи ядовито улыбнулась.

– Ты и, правда, собираешься идти?

– Я обещала Дрейку.

Моник тут же переменилась в лице.

– Ах, Дрейку. То есть… Дай-ка прояснить. Когда тебя приглашаю я – ты ненавидишь этот праздник и то, что его организовывает сестра, но как только Дрейк просит тебя пойти с ним, ты соглашаешься? Все верно?

– Знаю, – вздохнула Изабель, – вышло глупо, но это мой шанс. Вдруг, тогда все и случится.

– Да ты сама-то себя слышишь? – не выдержала Моник. – Я тебе говорю о том, что стоит в твоей жизни появиться какому-нибудь парню, так ты тут же забываешь про всех, включая друзей.

– Моник, – вздохнула Иззи. – Перестань. Ты же знаешь, что это не так. Да, – призналась она, – я сплоховала пару раз. Но это не значит, что мне на тебя плевать. И, если ты не заметила, Дрейк единственный парень, который у меня есть.

Моник усмехнулась.

– Еще не вечер.

– Я тоже тебя неистово хочу, – Изабель обняла подругу. – И, чтобы ты окончательно в этом убедилась, сегодняшний обед я проведу с тобой.

– Дрейк не может?

– У него тренировка, – Иззи отступила на пару шагов назад. – До встречи, – она помахала подруге рукой и повернулась лицом к толпе учеников.

Моник покачала головой и пошла в сторону своего кабинета.

Изабель и не заметила, как налетела на что-то твердое и мускулистое. Незнакомец придержал ее за плечи, и она подняла глаза, намереваясь высказать все, что думает о его слепых глазных яблоках, но не смогла сказать и слова. На нее смотрели два карих зрачка, которые придавали мягкость жесткому выражению лица. Но, казалось, сейчас прошло и это.

«Ты… Ты в порядке?», – так и шептали его глаза, когда не шевелились губы.

Он был растерян, так же, как и она. Иззи быстро сделала шаг назад и, обогнув незнакомца, снова скользнула в толпу.

Это был он. Тот самый, что не сводит с нее глаз уже неделю. Парень, что был в «Лофи». Это он!

Осознание этого наводило на нее былой ужас. А она думала, что смогла от него отделаться. Но, может… Что там говорила Моник? Он просто обычный парень, который случайно оказался с ними в кафе? И нет ничего странного в том, что они только что столкнулись в коридоре. У них ведь и уроки есть совместные. Ее это мало убедило, но немного успокоило нервы. Подумаешь. Какой-то парень в нее влюбился. Что она, первый день на свете живет? Просто нужно выкинуть эту параноидальную хрень из головы и снова вести себя непринужденно, как и всегда.

На математике она старалась не обращать на него внимания, как это удавалось сделать ей на английском, и лишь после того, как прозвенел звонок, она рискнула и краем глаза взглянула на него. Ничего особенного. Он так же серьезен, как и всегда. Не смотрит на нее и даже не следит. Так продолжалось и дальше – значит, все в порядке.

За обедом, как и было обещано, Иззи уселась рядом с Моник. Она решила опустить подробности о своем небольшом «столкновении» и перешла сразу к делу – костюмы на Хэллоуин.

– Ты же ходишь на такие вечеринки. Что ты обычно надеваешь?

Моник рассмеялась.

– В зависимости от того, сколько мне лет.

– И? Я жду продолжения!

– Ну, в прошлом году я надевала костюм ведьмы. Соблазнительной такой ведьмы.

– Не сомневаюсь, – Иззи кивнула на грудь подруги.

Моник закатила глаза и вернулась к своей еде.

– А что в этом году? Кем планируешь стать? – не унималась Изабель.

– Не знаю. Я еще об этом не думала, – пожала плечами девушка и тут же указала ложкой на подругу. – И тебе не советую. Мало ли что может случиться. Может, к этому времени вы с Дрейком уже того… Расстанетесь.

– Не мели чепухи, – отмахнулась Изабель. – Мы не расстанемся.

– Ты не можешь знать будущего.

– Как и ты, – усмехнулась Иззи и сделала глоток сока.

– В любом случае, тебе рано думать об этом сейчас. Сентябрь только начался. Времени для принятия верного решения – вагон.

– Это тебе так кажется.

Моник пожала плечами.

– Может, и так.

После уроков Изабель решила съездить в «Лофи», но из-за брата Моник не смогла составить ей компанию. В кафе девушка целый час выбирала себе наряд на школьные танцы, просматривая самые различные варианты костюмов, начиная с костюма пчелки и заканчивая нарядом Дракулы. Ничего из представленного ей выбора она так и не смогла выделить. Все казалось каким-то скучным или наивно детским и неправдоподобным. Ей нужно было что-то, что подчеркивало бы ее индивидуальность, и в то же время не выглядело таким, будто она ходит в ясли. В итоге, она последовала совету подруги и бросила это гиблое дело, по крайней мере, до середины октября. И правда, кто знает, что может случиться за полтора месяца?

На обратном пути она решила сменить свой обычный курс и немного проехаться по центральным улицам. Иззи не была самой «уклюжей» на всем белом свете, и на одном из светофоров ее кофе на вынос оказалось на ее белой майке.

– Черт, – выругалась девушка и припарковалась у первой же обочины. – Как тебе сегодня везет, а Иззи?

Пытаясь оттереть коричневое пятно, которое выведешь если только отбеливателем, в зеркало заднего вида она заметила знакомую машину, но не могла вспомнить, где именно ее видела. И только, когда машина тронулась, пристраиваясь позади, послышался звук бьющегося стекла, а сам «Понтиак» немного толкнуло вперед.

Вот черт! Этого не хватало! Отец ее точно убьет.

Она вышла из машины, чтобы определить урон, и какого было ее удивление, когда за рулем второго автомобиля сидел тот самый парень из «Лофи». Он стоял около своей машины и гипнотизировал приличную вмятину на своем «Шевроле».

Иззи не выдержала и ринулась навстречу парню.

– Какого черта, ты маньяк?! Ты вообще смотришь на дорогу? – взревела она.

– Простите, я не заметил вашей машины… – виновато произнес парень.

Что-то в нем насторожило девушку… В нем не было ни капли сожаления, скорее неловкость.

– Это случайность, – продолжал незнакомец.

– Не видел? – нервно выдохнула девушка. – Чувак, она стояла прямо перед тобой! Инстинкт самосохранения – это базовый инстинкт, присущий любому живому существу. Как же ты его отключить то умудрился, когда въехал в мою машину?!

– Не рассчитал, – лишь развел руками парень.

– Я не верю в случайности, – сощурилась Иззи и сделала еще один шаг вперед, от чего парень попятился назад. – Ты кто такой и что тебе нужно?

– Говорю же, я случайно.

– В последнее время со мной случается много случайного, что автоматически делает случайности неслучайными, – она зажала его между собой и его серебристой машиной. Ей было плевать, что он был немного выше нее, и это когда она была на каблуках. Сейчас ее гнев был намного выше его роста.

Парень замялся.

– Так что… Ты мне скажешь, кто ты такой и зачем сделал приличную вмятину на моей машине, или мне выбить из тебя это силой?

– Ну…

Иззи была готова взорваться.

– Понимаешь… Ты была мне нужна.

Значит, ей не показалось. Он следил за ней!

– Зачем? Зачем я нужна тебе?

Пока парень собирался с мыслями, самые бесстрашные зеваки подходили ближе. Один мужчина даже предложил свою помощь.

– Эй, мисс. У вас все в порядке?

Изабель не замечала и не слышала ничего, кроме собственного пульса, который взлетел до небес. Кроме того, что на парковке в нее только что въехал психопат со стажем, ее волновало и то, что предпримет отец, узнав об этом. А он узнает. У нее не было полных прав, поэтому вся ответственность за нее ложилась на плечи родителей. Вероятность того, что этим делом будет заниматься мама, была настолько мала, что даже думать об этом было глупо.

– Лучше не бывает! – ответил за нее шатен.

Мужчина не доверился его ответу, но через полминуты ушел.

– Ты не та, кем себя считаешь, – наконец выпалил парень.

Иззи нахурилась.

– В смысле – не та? Не так одеваюсь? Не бросаю вызов всему миру? Что? Что ты имеешь в виду?

– Ты в принципе не та, кем себя считаешь. Ты не человек. Как и твоя сестра.

Чего-чего, а этого она точно не ожидала. Ее только что обозвали инопланетянкой. И причем тут вообще Эбби?

– Привет! Я человек! Что ты?

– Я серьезно.

Она внимательно изучила его лицо за пол секунды.

– Ты псих! – заключила она и отпрянула от парня.

Да, день не задался с самого утра.

11

<<Не знаю, каким чудесным образом, но мне удалось договориться с ним по любовно. Да, кого я обманываю. Я просто сбежала. Я не хотела дожидаться лишения водительского удостоверения, потеряв возможность на получение полноценных прав в будущем. Если честно, я просто струсила. Я боялась реакции отца, боялась того, что будет со мной дальше, боялась того, что мог бы наплести этот неадекватный парень. Мне и так предстояло вынести нешуточный разнос от отца за приличную вмятину на моем бампере. Мне нужно было придумать изящную ложь. Правда, я все еще молилась на строгий выговор, каким обычно ограничивался мой отец.

Сегодня все было против меня. Отец только что вернулся домой и вышел из автомобиля. Его, конечно, же удивило состояние моего заднего бампера. Я не назвала отцу истинную причину повреждения, с легкостью солгав ему, что случайно врезалась в дерево, не заметив его, сдавая назад, когда мне позвонила… Эбби. Знаю, наверное, вранье про телефон было лишним, и по идее, слишком детальное описание говорит лишь об искусно продуманной лжи, но моего отца это не удивило. Естественно – моя репутация бежит быстрее меня.

Оказавшись у порога дома, я тут же рванула на лестницу, надеясь избежать назревающего скандала.

– Изабель!

Не получилось.

Я глубоко выдохнула и спустилась на пол. Мои раздраженные и измученные глаза уставились на отца.

– Я слушаю.

– Ты же понимаешь, какому риску подвергла себя и нашу семью?

– Когда я давал тебе ключи от твоей машины, мы условились, что ты будешь ездить аккуратно, не нарушая правила, и не привлекая к себе внимания…

– Но я даже не виновата! – возразила я.

В меня же въехали. Но… Моя легенда для него была иная. Надо было сказать, что на лобовое мне прыгнула белка, и от испуга я сдала назад.

Отец оглядел меня с ног до головы, внимательно изучив мое кофейное пятно. Ожог все еще чувствовался.

– Наверное, это и есть виновник этого недоразумения?

Я скрестила руки на груди.

– Я уже говорила…

– Не перекидывай все на сестру!

Внезапно я поняла, как сильно поверила в собственную ложь и буквально заставила себя остановиться. Не хватало еще, чтобы из-за самой себя, вскрылась моя Великая ложь.

– Все это не имеет значения, потому что ты больше не будешь ездить на своей машине без сопровождения взрослых.

– Что?

Нет, я думала о многом, но никак не о таком.

– Это несправедливо! Я не виновата! Это он въехал в меня!

Отец вскинул бровь

– Я имела в виду дерево… Сестру… Кофе… – я замотала головой. – Это Эбби меня отвлекла!

– Поэтому мой запрет действует до конца учебного года. Когда ты окончишь школу, надеюсь, станешь более самостоятельной.

– Это жестоко! – на глаза наворачивались слезы

Как всегда, он даже не старался меня выслушать. Он этого не хотел. Не знаю, что меня выводило из себя больше – его тупой запрет или безразличие на его лице.

– Вопрос закрыт, Изабель, – стальным голосом объявил он.

Как он смеет! Почему? Почему, мой отец – человек, которого я должна любить всем сердцем – так несправедливо поступает со мной? Почему он так жесток? Неужели в его каменном сердце, где нашлось место для мамы и сестры, не хватило места для меня? Почему? Почему? Почему?

Этот вопрос я задаю себе уже на протяжении десяти лет, если не больше. Я вообще не помню и дня, когда отец бы одарил меня доброй улыбкой и сказал, что гордится мной. Одни только: «Ты делаешь все не так», «ты не права», «как так можно?», «какая же ты неуклюжая», «посмотри, как делает это Эбби», «бери пример с Эбби», «Здравствуй Эбби! Изабель».

Черт, он вообще когда-нибудь замечает, что я не чертов робот и не могу всего, как это делает моя сестра? Готова поклясться, если бы у него было желание начать свою очередную лекцию, он обязательно бы сослался на прекрасное вождение Эбби, если не позвал ее с собой. Благо, хоть учить водить меня ее не заставил. Черт. А как же школа? Об этом я не подумала.

– А как прикажешь мне ездить в школу?

Не то, чтобы, я была ленивой задницей, я могла бы и до школы пешком дойти, но я хотела надавить на его здравый смысл.

– Весь оставшийся год ты будешь ездить с Эбби.

Сглазила.

– Черт, чего? – я прикусила язык

Выражаться перед родителями уже само по себе было неприемлемо, а выражаться перед моим отцом было восьмым смертным грехом. Даже такое безобидное слово, как «черт», здорово его злило. Я так и слышала, как он верещал: «Где ваши манеры, мадам?»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15