Кэтти Уильямс.

Упрямая гонщица



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Луис Кристоф Жюмо со злостью захлопнул дверь «ренджровера», смерив машину презрительным взглядом. Ему следовало сто раз подумать, прежде чем подписывать договор с прокатом машин, владелец которого с гордостью заявил, что является единственным поставщиком данной услуги на пятьдесят миль в округе. Отсутствие здоровой конкуренции приводит к появлению второсортного сервиса. Он всегда знал об этом и в очередной раз убедился в своей правоте. Надо было самому запланировать трансфер: долететь до места на собственном вертолете и заказать к трапу какую-нибудь дорогую машину класса люкс из своей коллекции.

Но ему не терпелось проверить, как работает местное транспортное сообщение. Несомненно, избалованные богачи будут ожидать достойного трансфера до «Кроссфилд-Хауса».

Он смачно выругался, откинул крышку мобильного и с ужасом обнаружил, что связь не ловится.

Вокруг него в кромешной темноте зимней ночи на многие мили простирались безлюдные холмы. Начинал идти мелкий снег. Он находился посреди пустынной местности в горной Шотландии, сожалея о том, что у него в руках вовремя не оказалось магического шара, который предсказал бы ему эту неудачу: арендованная машина испустит свой последний вздох посреди пустынной дороги в сорока пяти минутах езды от места назначения.

Он вытащил пальто с заднего сиденья старенького «ренджровера» и решил окончательно и бесповоротно, что единственный на пятьдесят миль в округе прокат машин вскоре столкнется с жесткой конкуренцией, в противном случае ему придется забрать свои инвестиции из нового проекта – фешенебельного гольф-отеля, заставив сойти с ума продавцов.

«Кроссфилд-Хаус» – один из многочисленных отелей класса люкс, которыми он владел по всему миру, в том числе и в Великобритании, считался интересным проектом, но достаточно рядовым. Основным его достоинством для посетителей являлось поле для гольфа. Продавцы отеля на все лады расхваливали его непревзойденные достоинства, хотя на самом деле требовались существенные вложения денежных средств для того, чтобы довести заведение до ума.

Впрочем, вскоре он сам сможет оценить рентабельность проекта.

Кроме того, ему необходимо будет уладить еще один небольшой вопрос.

Надев пальто, он почувствовал себя немного уютнее на пронизывающем декабрьском ветру и начал движение в сторону особняка, пытаясь не думать о проблеме, которую на данный момент решить не мог: аренде новой машины. Оставалось сосредоточиться на основной причине приезда сюда. Точнее говоря, он задумался о своем друге, внезапно воспылавшем страстью к девице, которая, судя по описанию, относилась к категории охотниц за деньгами. Хотя он ни разу в жизни не встречался с ней, Луис довольно четко представлял себе ее типаж: очень хорошенькая, очень бедная, дочка сумасшедшей мамаши, одержимой идеей выдать всех пятерых дочерей за богатых молодых людей.

Его губы скривились в иронической усмешке, когда он представил себе знакомство друга с семейкой Шарп.

Николас богат и успешен, но он слишком наивен и доверчив. Мамаша Шарп не упустила возможности представить ему свою хорошенькую младшую дочку, вследствие чего Николас стал посещать здание «Кроссфилд-Хауса» с инспекцией намного чаще. Судя по всему, Николас с удовольствием заглотил наживку и теперь болтался на крючке.

Но Луиса провести было невозможно. Николас был его самым давним и преданным другом, и он считал делом чести защищать его от всяких неприятностей.

Полностью погрузившись в собственные мысли, он услышал рев мотора мотоцикла лишь тогда, когда чуть не столкнулся с ним. Из-под колес полетели куски гравия, скрежет железа разорвал тишину пустынной ночи. Водитель, одетый в черный костюм и сияющий черный шлем, резко развернул мотоцикл и остановился прямо перед ним, чтобы лучше разглядеть одинокого пешехода.

Больше всего Луиса разозлила манера езды мотоциклиста, которую он охарактеризовал про себя как безумную гонку.

– Очень разумно, – сказал он, даже не пытаясь скрыть сарказм в голосе. – Ловишь кайф от выброса адреналина? Считаешь, что это твой личный гоночный трек, на котором можно делать все, что заблагорассудится?


Лиззи собиралась снять шлем, но передумала – вблизи парень казался намного крупнее, выше и в целом выглядел не совсем так, как она того ожидала. Она знала всю окрестность и ее жителей, как свои пять пальцев, и теперь с удивлением обнаружила, что с ней разговаривал незнакомец.

Она не видела его лица, но голос прозвучал слишком резко, заставив ее испытать страх и предпочесть остаться неузнанной.

– Не надо мне было останавливаться.

– Может, снимешь шлем, чтобы я понял, с кем имею дело?

Они были одни на темной дороге. Мужчина выглядел так, что вполне мог уложить ее одной правой, если бы это пришло ему в голову. Она не собиралась снимать шлем. Лучше пусть он считает, что имеет дело с мужчиной, у которого высокий тембр голоса.

– Это ваша машина на дороге?

– Ты очень догадлив, Шерлок.

– Я не собираюсь стоять здесь и выслушивать ваши колкости. – Она завела мотор, ожидая, что он, наконец, извинится, но этого не произошло.

Вместо этого он отступил на шаг назад и смерил ее долгим оценивающим взглядом. Из-за облаков появилась луна, осветившая его лицо, и у Лиззи перехватило дыхание.

Возможно, этот мужчина был высокомерным и деспотичным представителем аристократии, но он был безумно красив. Черные волосы были зачесаны назад, обрамляя жесткие выдающиеся контуры лица, которое было изумительно идеально. И хотя его тонкие губы были сомкнуты в недовольную тонкую линию, она прекрасно могла себе представить, что в других обстоятельствах они выглядят нежными и чувственными.

– Сколько тебе лет? – внезапно спросил Луис. Вопрос прозвучал настолько неожиданно, что некоторое время Лиззи молчала, не понимая, куда он клонит.

– Почему вы спрашиваете? Какое вам дело?

– Ты еще ребенок, я прав? Поэтому ты не снимаешь шлем. А твои родители знают, что ты носишься по дорогам с бешеной скоростью, подвергая жизнь других людей опасности?

– Но здесь нет никого, кроме вас! Это не слишком туристическое место, – пробурчала она, чувствуя, как внутри нее все начинает клокотать. – Если вы решили попутешествовать в наших краях, вам стоило озаботиться более надежным средством передвижения.

– Скажите это мошеннику, который владеет прокатом машин на вокзале.

– А… – Видимо, речь шла о мистере Фергусе Мак-Гинти, который позволял себе некоторые вольности в отношении приезжих, обращающихся к нему. Наверное, история о парне, который решил покататься на единственном в округе «ренджровере», скоро станет притчей во языцех. Скорее всего, мотор этой колымаги никто не заводил с прошлого столетия.

– Ты его хорошо знаешь? – Терпение Луиса было на исходе. – Вероятно, я смогу связаться с твоими родителями через него… А это значит, что у тебя не остается выбора, кроме как подбросить меня до места назначения, куда бы я ни направлялся. Или тебе придется объяснять полиции, почему ты находишься за рулем в столь юном возрасте.

Лиззи с трудом сдерживала смех. Конечно, она понимала, что высокий тембр ее голоса привел его в заблуждение, заставив поверить, что он имеет дело с ребенком. Но что-то ей подсказывало – он не относится к типу людей, которого позабавит подобная ситуация.

– Но вы же не оставите машину здесь, – возразила она.

Луис сделал вид, что внимательно оглядывается по сторонам, прежде чем снова посмотрел на нее.

– А в чем дело? Считаешь, за зарослями вереска сидят грабители и поджидают, когда мы уедем? Честно говоря, если у кого-то хватит глупости взломать машину и терпения, чтобы завести ее, я буду только рад. Он окажет миру неоценимую услугу.

Лиззи пожала плечами:

– Куда вы направляетесь?

– Слезай с мотоцикла, и я тебе покажу.

– Слезать? О чем вы? Я подумала, вы собираетесь ехать со мной.

– Разве я так сказал? Наверное, оговорился. Я что, похож на сумасшедшего, готового доверить свою драгоценную жизнь ребенку, который в данный момент должен сидеть за письменным столом и делать домашнее задание?

– Наверное, мне стоит уехать одной.

– На твоем месте я бы об этом даже не задумывался.

Лиззи показалось, что в его голосе прозвучала угроза.

– Куда вы направляетесь? – повторила она терпеливо. – Если мне с вами не по пути, вам придется остаться здесь и ждать, пока я пришлю помощь.

Луис был готов рассмеяться. Прислать помощь? Он уже достаточно налюбовался ночным пейзажем горной местности и не рассматривал другого варианта, кроме как заставить молодчика слезть с мотоцикла, самому сесть за руль и домчаться туда, где его уже ждали.

– Ты так считаешь? Ну хорошо, я отвечу на твой вопрос. Я направляюсь в «Кроссфилд-Хаус», а ты едешь со мной.

«Кроссфилд-Хаус»! Лиззи застыла в изумлении.

– Ты знаешь, где он, я прав? – нетерпеливо спросил Луис. – Думаю, в окрестностях не так уж много гольф-отелей.

– Да, знаю. Но зачем он вам понадобился?

– Не понял?

– Мне стало интересно, почему вы туда направляетесь, ведь там нельзя сейчас остановиться. Он на реставрации. Не думаю, что там можно снять номер. А если вы приехали поиграть в гольф, поле сейчас не в лучшем состоянии.

– Правда? – Луис прищурился. – Советуешь оставить клюшки для гольфа в машине?

– Однозначно. А вы справитесь с мотоциклом?

– Скоро узнаешь. – Он завел мотор, наслаждаясь глубинным ревом, рвущимся из недр машины.

Он очень давно не сидел за рулем мотоцикла и успел забыть, каким свободным и могущественным заставляет себя чувствовать этот металлический зверь. Он решил, что им предстоит увеселительная поездка, учитывая то, что он намеревался получить от своего пассажира максимум полезной информации. Переговоры с Николасом ограничивались его хвалебными речами в честь девушки из семейства Шарп, и лишь изредка он упоминал некоторые события и людей, с которыми встречался. Но местный парень должен был хорошо знать местных жителей и саму семейку Шарп, поэтому имело смысл посплетничать с ним по дороге.

– Итак, – прокричал Луис, пытаясь перекрыть рев мотора, – раз ты знаешь «Кроссфилд-Хаус», ты должен быть знаком с человеком, который управляет проводимыми там работами… Его зовут Николас Талбот.

– Можно и так сказать… – Лиззи крепко держалась за него. Его одежда не вполне подходила для езды на мотоцикле. Его пальто слегка задралось, позволяя ей почувствовать его напряженные мускулы. Совершенно очевидно, он не в первый раз сел за руль мотоцикла. – А почему вы спрашиваете?

– Я приехал, чтобы проверить, как он здесь работает. Он должен был посылать отчеты о своем пребывании здесь, но в документах была неразбериха.

– Неужели? Вы его начальник?

– В некотором роде, да.

– Вы собираетесь проверять его работу? – со злостью спросила Лиззи. – Это ужасно. Николас очень, очень много работает.

– Так ты его знаешь?

– Я не знаю его. Но он… Наш городок совсем маленький, скажем так, а Николас стал очень популярным героем в наших краях.

– Неужели? Он завел много друзей?

– Думаю, дело в том, что он интересуется одной местной девушкой… – Лиззи пыталась говорить спокойно, хотя ей и приходилось выкрикивать слова сквозь шум мотора. Она понимала – надо было сначала узнать имя мужчины, которого собиралась посвятить в подробности личной жизни своей семьи, но, по крайней мере, теперь она понимала, что для нее он опасности не представляет. А вот для Николаса… Неужели он потеряет работу только из-за того, что недостаточно тщательно составлял ежедневные отчеты, которые должен был отправлять маниакально педантичному начальнику?

– Он упоминал об этом. – Голос Луиса прозвучал безразлично.

Лиззи задумалась о том, не стоит ли ей извиниться за то, что Николас был немного рассеян в отношении бумажной части работы, потому что сам Николас не сможет извиниться. Он будет мямлить и заикаться, разговаривая с начальником, и позволит вышвырнуть себя с работы. Хотя, возможно, ее попутчик не наделен полномочиями увольнять людей. Он больше напоминал ей того, кого отправляют с ревизией, чтобы навести порядок и припугнуть.

– И что он говорил? – аккуратно спросила Лиззи, заметив, что кричать больше не приходится, потому что они ехали гораздо медленнее.

– Он считает, что влюбился, – сказал Луис, цинично и сухо рассмеявшись, что заставило Лиззи почувствовать враждебность в отношении к нему.

Хотя сама она не считала любовь и замужество целью своей жизни, ей стало обидно за сестру, которая думала по-другому. Ее сестра безумно любила Николаса Талбота, поэтому ей было неприятно узнать, что чувство Розы вызывает раздражение у этого идеального незнакомца.

– Неужели? – постаралась она ответить как можно равнодушнее.

– Влюбился в девушку, которой нужны его деньги, как я легко смог догадаться. – Не было смысла ходить вокруг да около. Если мальчишка знает о том, что происходит в городе или деревне, даже несмотря на свой юный возраст, он сможет передать его послание жителям, чтобы оно дошло до адресата: это было предупреждение о том, что Николаса так легко не проведешь.

У Луиса уже был печальный опыт общения с охотницей за деньгами. Его подцепили на крючок, когда ему было восемнадцать. Он был совсем молод и неопытен, когда решил, что влюбился в женщину двадцати пяти лет.

Когда он думал о Амбер Ньюсам с ее огромными голубыми глазами, вспоминал, как она заверяла со слезами на глазах, что ждет от него ребенка, предвкушая, что скоро запустит свою руку в карман богатого наследника, он снова чувствовал, как внутри него просыпается инстинкт самозащиты. Она привлекла его своей самоуверенностью, которой выгодно отличалась от его сверстниц-однокурсниц из университета, и некоторое время им было очень хорошо вместе.

Но он не ожидал, что, когда он решит уйти, она не захочет его отпускать. К тому времени он еще не знал, что огромное состояние, наследником которого он являлся, станет камнем преткновения в любовных вопросах. Он заплатил высокую цену за свою наивность: три месяца стресса, в течение которых ему пришлось считать, что женщина, которую он больше не любит, должна стать его женой из-за того, что ждет от него ребенка. И только случайность открыла ему глаза на то, что он попал в руки опытной мошенницы.

Николасу не был свойствен здоровый скептицизм, поэтому его легко можно было обвести вокруг пальца.

– Почему вы так считаете? – спросила Лиззи, чувствуя, что ее сердце начинает биться все сильнее.

– Я эксперт во всем, что касается чтения между строк, – сообщил Луис. – Престарелая актриса с пятью дочерьми на выданье – совершенно банальная история.

Возможно, он чересчур груб, но он действовал с определенной целью. По тому, как долго Лиззи молчала, он понял – она хорошо знакома с семейством, о котором шла речь.

– Вы о них слышали? – попытался он подстегнуть ее интерес. – О семействе Шарп?

– У нас маленький городок, – пробурчала Лиззи, и Луис не смог сдержать победоносную улыбку. – А Николас… ой, мистер Талбот… это он сказал вам все это?

– Как я уже упомянул, я умею читать между строчек.

– И еще судить людей, совсем их не зная, насколько я поняла. Вы никогда не видели представителей семьи Шарп, но уже все о них знаете.

Впереди замаячили огни домов, что означало, что они подъезжали к окраинам города. В этих местах дома порой стоят достаточно далеко друг от друга, но это не мешает соседям быть хорошо знакомыми и зачастую тесно общаться. Далеко за городом темнела гладь небольшого озера, а влево уходила дорога в сторону холма, на вершине которого стоял «Кроссфилд-Хаус».

Сколько Лиззи себя помнила, само здание и территория вокруг него выглядели неухоженно, хотя время от времени новый владелец предпринимал попытки реанимировать зону отдыха. Год назад отель купили богатые бизнесмены и большие любители гольфа из Глазго. Судя по слухам, они совершили покупку, поддавшись минутному порыву и не подумав о том, сколько времени и усилий понадобится на реконструкцию. И все работы снова остановились, пока три месяца назад не нашелся новый покупатель.

– Сейчас надо будет повернуть налево, – повысила она голос, указывая в сторону «Кроссфилд-Хауса». – И ехать очень медленно, потому что дороги в плачевном состоянии.

– А ты далеко отсюда живешь?

– Обо мне не беспокойтесь. Я с легкостью найду дорогу домой.

Луис уже в этом не сомневался. Впервые с того момента, как он сел за руль мотоцикла, он осмотрелся по сторонам. Кругом царило спокойствие и тишина. Сам он ни за что не согласился бы остаться надолго в городе, где сложно поймать мобильный сигнал. Но, с другой стороны, он понимал, что в мире найдется немало людей, для которых это место станет рецептом от всех напастей, людей, которые стремятся сбежать от шума большого города.

Луиса никогда не привлекал гольф, ему нравились игры, которые заставляли его сердце биться быстрее. Но он знал многих любителей гольфа, что позволяло ему сделать вывод о том, что со временем «Кроссфилд-Хаус» превратится в настоящую золотую жилу.

Он все еще хотел выяснить несколько вопросов, прежде чем отпустить юнца домой.

– А что люди в городе говорят о покупке «Кроссфилд-Хауса»? – Его действительно очень интересовал этот вопрос.

– Что здорово было бы реконструировать это место, – холодно ответила Лиззи. – Его унылый вид уже всем надоел. Правда, вряд ли он станет таким же, каким был прежде.

– В смысле?

– В смысле, что те, у кого есть деньги, не всегда могут принести успех проекту.

– Ты говоришь про Николаса?

– Не понимаю, к чему вы клоните.

– Николас не покупатель, – заметил Луис. – Хотя у него и есть деньги, которые и завлекли его в ловушку. Он здесь для того, чтобы следить за тем, чтобы здание не обрушилось, пока на руках у продавцов не окажется подписанный чек.

– Но кто вы?

– Я удивлен, что ты не спросил меня об этом раньше.

«Не спрашивала из-за того, что он слишком мне не понравился».

– Меня зовут Луис Жюмо. Я – тот, кто затеял всю эту авантюру.

Ее руки, обвитые вокруг его мускулистого торса, задрожали, а сердце забилось с бешеной скоростью.

– А Николас мой лучший друг, – мягко добавил Луис. – Мы вместе выросли. Возможно, мы очень разные, но все, кто нас знают, говорят, что я для него – надежная защита. К тому же у меня гораздо больше опыта общения с охотницами за деньгами.

Они уже подъехали к зданию отеля. Перед ними открылся потрясающий вид: величественное здание поднималось на горизонте, освещенное бледным светом луны. За ним простиралось поле для гольфа. Но Луис не сомневался, что завтра дневной свет откроет перед ним все недостатки обветшалого здания и полуразрушенной площадки для игр.

Луис имел огромный опыт по части инвестирования в недвижимость по всему миру, и отель в горной Шотландии стал одним из многочисленных его проектов, недавно привлекших его живой интерес. Хотя он являлся наследником огромного состояния, он уже проложил себе путь в сфере финансового бизнеса и к неполным тридцати годам имел свой собственный неповторимый стиль выбора прибыльных инвестиционных проектов.

Конечно, это не означало, что он никогда не совершал ошибок.

– Впечатляющая картинка, – пробурчал Луис, останавливая мотоцикл.

– Да уж.

Лиззи пыталась понять, как вести себя после того, как она узнала, что ее неприветливым собеседником оказался Луис Жюмо. Вдохновленная разгоревшейся страстью между Розой и Николасом, ее мать – пресловутая миссис Шарп – организовала в городском зале танцевальный вечер, на который пригласила всех должностных лиц города и окрестных населенных пунктов. Кроме того, Николас собирался пригласить на него своих сестер, о чем Луис тоже вскоре узнает.

Лиззи вздрогнула, представив себе кошмарную вечеринку. Ее мама совсем не была похожа на охотницу за деньгами, но очень радовалась тому факту, что Роза собиралась выйти замуж за финансово обеспеченного мужчину. Надо признаться, подобной судьбы она желала всем своим дочерям. Лиззи прекрасно представляла себе, какое удовольствие доставят мужчине, ехавшему с ней на мотоцикле, даже малейшие намеки на подобный исход событий со стороны присутствующих на празднике.

О боже! Она заставила себя приехать домой из Лондона, на неделю оставить школу, чтобы встретиться с фантастическим Николасом, о котором она столько всего уже слышала, и надо же было такому случиться, что ее приезд совпал с появлением в городе высоченного ангела-хранителя, миссией которого являлось освобождение друга из объятий неподходящей девушки.

И он все еще не знает, с кем имеет дело! Это не могло оставаться в секрете долго.

– Так ты далеко живешь?

Тяжело вздохнув, Лиззи начала расстегивать шлем.

– Решил показать лицо? – Луис все еще разговаривал саркастически. – Мудро. Я все равно узнаю, кто ты, – рано или поздно. Можешь не бояться: я не стану сообщать твоим родителям о том, что ты гоняешь на мотоцикле со скоростью…

Раздумывая над тем, как быть с брошенной посередине дороги арендованной машиной и с чего начать реставрационные работы в отеле, он совсем не был готов к тому, что из-под шлема показались длинные темные волосы.

Пожалуй, впервые в жизни Луис Жюмо не знал, что сказать. Он ожидал увидеть подростка, но перед ним стояла девушка с утонченными чертами лица, пухлым чувственным ртом и миниатюрной фигурой танцовщицы, глаза которой светились неприкрытой враждебностью.

– Ты не мальчик, – произнес он то, что и так было совершенно очевидно.

– Нет.

– Девушка на мотоцикле.

– Да, я люблю байки.

– Но почему ты не сказала мне раньше?

– С какой стати? Что бы от этого изменилось? – Ее голос был холоден как лед. – К тому же мне было интересно послушать то, что вы рассказывали о своем друге.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении