Кэтти Уильямс.

Околдованная ловеласом



скачать книгу бесплатно

Enthralled by Moretti © 2014 by Cathy Williams

«Околдованная ловеласом» © «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

* * *

Глава 1

Чейз Эванс взглянула на часы. Уже в четвертый раз. Двадцать пять минут ожидания в этом конференц-зале! Будучи юристом, Чейз понимала, что это классический прием запугивания конкурента со стороны «АМ Холдингс».

Она поднялась из-за стола и неторопливо прошлась до огромных, от пола до потолка, окон, чтобы сверху посмотреть на многолюдные улицы города.

В это время года Лондон был запружен туристами. Чейз знала, что когда она спустится вниз, то тут же смешается с толпой иностранцев из всех уголков земного шара. Их просто невозможно было избежать. Как невозможно было избежать шума, суматохи, скоплений людей и необходимости продираться сквозь толпу. Здесь же, в роскошной обстановке конференц-зала компании «АМ Холдингс», могло показаться, что вы находитесь в миллионах миль от всего этого. Тишина стояла полнейшая.

Тоже, кстати, из арсенала запугивания, подумала Чейз, многое повидавшая с тех пор, как стала практикующим адвокатом. И все-таки выходки руководства этой компании были ни с чем не сравнимы.

Она вспомнила первую встречу с представителями «АМ Холдингс», когда руководство, вообразив себе, что приобретение участка земли с женским приютом – пустяковое дело, отправили на нее своего младшего юриста, который запутался в логистике и оказался явно не способным справиться с ситуацией.

На вторую встречу они послали пару более опытных парней, которые прибыли хорошо подготовленными, но и Чейз тоже. Из всех случаев, когда она оказывала безвозмездную профессиональную адвокатскую помощь, именно дело этого женского приюта пришлось ей по душе больше всего. И если парни явились с намерением выбить почву из-под ее ног, то и Чейз повысила ставки, обратив их внимание на недопустимую неопределенность трактовки отдельных статей договора, с чем юристы компании и ушли.

Приют, или Дом Бэт, как его называли, находился в престижном районе Западного Лондона. Участок земли, на котором он был расположен, приносил бы огромные прибыли практичному дельцу, сумей он приобрести его. И сейчас амбициозные замыслы компании состояли в том, чтобы вместо женского приюта построить на этом месте крупный торговый комплекс для богатых и знаменитых.

Следующая встреча Чейз состоялась уже с ведущим юристом компании. Он ловко опровергал каждую из претензий Чейз по спорным статьям договора, мастерски манипулировал нормативными актами, постановлениями и оговорками в договорных условиях в пользу компании.

Чейз понимала, что у нее остался последний шанс.

Она еще раз взглянула на часы, прежде чем вернуться на свое место за столом, рассчитанным на тридцать человек. Только один Господь Бог знал, кого пришлют на встречу с Чейз в этот раз. Может быть, в руководстве компании решили, что ее заденет подобный прием, и для закрепления победы направят к ней вновь того младшего юриста, которого Чейз с треском выпроводила с первой их встречи и который теперь наверняка втайне злорадствовал, предвкушая ее поражение.

Однако она не собиралась сдаваться без боя.

Память о том, как однажды она уже уступила не сопротивляясь, слишком укоренилась в ее сознании, чтобы снова пойти по этому пути.

Выкинув из головы все мысли о прошлом, которые явно сказывались на ее работоспособности, Чейз Эванс снова сосредоточилась на документах.


– Могу я сообщить мисс Эванс, как долго ей еще ждать вас?

Алессандро Моретти поднял глаза на свою помощницу, сверлившую его укоризненным взглядом. Она уведомила его о прибытии Чейз Эванс более получаса назад, затем напомнила о том, что эта женщина ждет его в конференц-зале.

– Вы не должны заставлять ее ждать бесконечно. Это оскорбительно.

– Мы же с вами работаем достаточно долго, и вы знаете, что вежливостью я не отличаюсь, – сухо возразил Алессандро. Однако он поднялся из-за стола и взял пиджак, брошенный им на низкий кожаный диван.

В «каменных джунглях», как называли город-мегаполис, где наживают состояния и лишаются их по воле жребия и где умный человек понимает, что надо всегда быть начеку, охраняя тылы, потому что риск получить удар в спину всегда имеет место, Алессандро Моретти прочно обосновался в элитной группе бизнес-акул в возрасте всего тридцати четырех лет.

Вряд ли можно было подняться на такую высоту, будучи мягкосердечным и отзывчивым. Служащие его побаивались, но уважали. Он относился к ним справедливо, даже более того. Сотрудники компании Алессандро Моретти были самыми высокооплачиваемыми в городе.

Алессандро был явно обескуражен тем, что команде его юристов до сих пор не удалось довести до конца сделку с женским приютом. Поэтому четыре месяца спустя он оказался вынужденным вмешаться и самому сделать их работу.

У него были продуманные и детально разработанные планы перепланировки обширной территории, на которой располагался приют. И цена за этот участок была более чем справедливой. Любой юрист должен был бы разобраться в этом деле и провести успешные переговоры с заинтересованной стороной.

Алессандро вынужден тратить время еще и из-за нерадивости своих юристов.

Уходя, он не взял с собой никаких бумаг, поскольку не видел в этом необходимости. Его проинформировали о претензиях женщины-адвоката. Алессандро не сомневался в том, что сможет обойтись без тяжелой артиллерии, чтобы заставить ее признать поражение. Ему удалось выявить несколько не бросающихся в глаза нюансов в договоре, которые могли опровергнуть любую из предъявленных ею претензий. Кроме того, она ждет уже более сорока минут в пустом конференц-зале.

Вначале Алессандро намеревался взять с собой на встречу тех неудачников, которые оказались не в состоянии выполнить свою работу, чтобы они воочию понаблюдали, что и как надо было сделать. Но потом отказался от этой затеи.

Один на один. Он покончит с этим делом за пятнадцать минут.


В ожидании юристов Чейз стояла у окна и размышляла. Она стояла там, когда услышала, как открылась дверь конференц-зала. Чуть помедлив, Чейз оглянулась. Если они могли заставить ее ожидать так долго в этой неуютной комнате, похожей на тюремную камеру, то и она повременит демонстрировать готовность внимать пришедшим.

Но появилась вовсе не команда знакомых ей юристов.

Чейз смотрела на человека, остановившегося в дверях, и чувствовала, как меняется в лице. Она не могла двинуться с места. Ноги словно налились свинцом. Сердце забилось так сильно, что Чейз опасалась приступа панической атаки или мгновенного обморока.

– Ты! – Ее голос прозвучал совсем не так твердо и решительно, как подобает уверенной в себе двадцативосьмилетней женщине, какой Чейз наконец стала.

– Ну, ну, ну… – Алессандро тоже был шокирован, как и она, однако он лучше умел скрывать свои эмоции и гораздо быстрее пришел в себя. И все-таки, медленно приближаясь к Чейз, он едва верил своим глазам.

Со скоростью света Алессандро совершил путешествие во времени, вернулся на восемь лет назад, к длинноногой, восхитительно красивой девушке, которая тогда постоянно занимала его мысли. Она изменилась. Исчезли длинные, до пояса, волосы, джинсы, свитер… Женщина, стоявшая сейчас у окна конференц-зала, была безупречно одетой и безукоризненно ухоженной. А вот цвет ее коротких теперь волос остался таким же – цвета карамели и спелых каштанов, если их смешать, а раскосые зеленые глаза были такими же, как он их помнил. И фигура осталась тонкой, гибкой и грациозной.

– Лила Эванс… – Алессандро неторопливо подошел к ней. – Наверное, я должен был отреагировать на эту фамилию? Возможно, если бы перед ней не значилось имя Чейз.

Теперь он стоял прямо перед ней. Чейз выглядела так, будто вот-вот потеряет сознание и свалится в обморок.

– Алессандро… Никто не сказал… Я не ожидала…

– Да, я вижу. – Он улыбнулся холодно и безучастно. Взгляд Алессандро невольно упал на палец женщины. Обручального кольца не было.

Хотя это могло ничего не значить, учитывая все обстоятельства…

– Ты будешь один, или же мне следует ожидать остальных членов твоей команды? – Чейз отчаянно пыталась хотя бы отчасти вернуть утраченные уверенность в себе и самообладание. Но не смогла. Ее взгляд был прикован к лицу, которое так часто возникало перед ней, когда она вспоминала Алессандро. Он остался таким же красивым, как она его помнила. В двадцать шесть лет он был чертовски сексуальным и все-таки юным. Сейчас лицо мужчины не излучало ни сердечного тепла, ни приветливости. Чейз видела перед собой незнакомца, который ненавидел ее и даже не пытался этого скрыть.

– Только я. Интересный поворот, не правда ли, Лила? Или Чейз? Или кто ты там, черт возьми, на самом деле?

– Чейз. Меня зовут Чейз. И звали так всегда.

– То есть псевдоним был придуман исключительно ради меня. Конечно, в этом был смысл, учитывая тогдашние обстоятельства…

– Лила – имя моей матери… Если ты не возражаешь, я сяду. – Неверной походкой Чейз доковыляла до стула и рухнула на него. Стопка файловых папок на столе, портфель и ноутбук разом напомнили ей, почему она здесь, в этом конференц-зале, но сосредоточиться на деле Чейз, хоть убей, не могла. Все ее мысли были в прошлом.

– Так что, наверстаем упущенное, Лила? Извини… Чейз? Поговорим немного о том, что произошло с нами в течение прошедших восьми лет? – Алессандро сел на край стола для заседаний и пристально посмотрел на нее: одна-единственная женщина, за которой он по-настоящему ухаживал и так и не побывал в ее постели. Уже по одной этой причине она заняла уникальное место в его жизни. А с учетом некоторых других моментов ей вообще не было равных.

– Я бы предпочла этого не делать.

– На твоем месте я бы тоже отказался отвечать на неприятные вопросы.

– Алессандро, я понимаю, что ты думаешь обо мне, но…

– Я не хочу слышать никаких слезливых историй, Лила.

– Перестань называть меня так.

– Итак, ты все-таки стала адвокатом. Снимаю шляпу, хотя, если подумать, это лишь доказывает, что ты из тех девушек, которые получают то, что хотят, любой ценой.

Чейз бросила на Алессандро короткий взгляд. Выражение его лица заставило ее почувствовать леденящий холод, волнами прокатившийся вдоль позвоночника. Но как она могла осуждать этого человека?

В короткой истории их отношений ей пришлось многое скрывать, так что вряд ли можно было этому удивляться.

– Да, я не заметил обручального кольца на твоем пальце, – продолжал Алессандро обманчиво мягким голосом. – Ты что, отделалась от незадачливого мужа, мешавшего тебе двигаться вперед и карабкаться наверх?

Эта девушка, которую Алессандро встретил когда-то в университетской столовой, поразила его. Она сидела с бутербродом в руке и читала книгу, не обращая внимания ни на что вокруг и оставаясь совершенно равнодушной к заинтересованным взглядам.

Глядя сейчас на Чейз, Алессандро заново пережил охватившее его тогда сильное, необъяснимое влечение к ней.

– Я здесь не для того, чтобы рассказывать о себе, – сказала Чейз, прочистив горло. – У меня с собой все документы, касающиеся женского приюта.

– А я пока что не готов говорить об этом. – Алессандро пересел на один из стульев, чтобы было удобнее наблюдать, как Чейз, уставившись на стопку файловых папок с документами, пытается показать, что она сосредоточилась на деле.

– Та-а-ак, – произнес Алессандро протяжно, – значит, ты не намерена рассказать мне, куда делось обручальное кольцо? – Глаза цвета горького шоколада, казалось, буравили ее насквозь, невзирая на защитный панцирь, который Чейз так долго и с таким трудом наращивала, создавая вокруг себя нечто вроде крепостной стены.

– Нет, просто хочу сделать то, для чего пришла сюда, и уйти.

– Ты пришла сюда, чтобы проиграть мне, – сказал Алессандро безо всяких предисловий. – При наличии у тебя здравого смысла ты должна это признать и начать размахивать белым флагом прежде, чем я начну снижать цену, предложенную мною за участок земли с приютом. – Он обратил внимание Чейз на настенные часы. – Каждую последующую минуту нашего спора цена будет падать на тысячу фунтов, и, если среди твоих аргументов не найдется хотя бы одного выигрышного, ты больше не будешь работать на своего клиента.

– Ты не можешь так поступить.

– Я могу сделать все, что захочу, Лила… Чейз… Или я должен звать тебя миссис Эванс?

– Речь не о нас, Алессандро. – Чейз пыталась свести разговор к теме делового обсуждения, к женскому приюту. – И не думай, пожалуйста, что можешь пустыми угрозами…

– Посмотри-ка вокруг себя, – прервал ее Алессандро, – и скажи, что ты видишь.

Чейз беспокойно огляделась. Она чувствовала, что ее загоняют в ловушку, но пока не определила, в какую именно.

– Ну… я нахожусь в огромном безликом конференц-зале, – произнесла она. Пока Чейз осматривалась, ей все время хотелось вернуться взглядом к Алессандро, всмотреться в его лицо, глаза. Увидев его, Чейз поняла, что она никогда не забывала этого мужчину.

– Мне нравится эта безликость. Она позволяет сидящим за деловым столом людям не отвлекаться ни на что, когда им надо быть сосредоточенными на обсуждаемых вопросах. Видишь ли, Чейз, «АМ Холдингс» – это я. Единоличный владелец. Любая без исключения сделка совершается при моем участии. И практически мне никто не возражает. Так что, если я говорю, что намерен снижать цену на тысячу фунтов за каждую минуту спора со мной, это означает, что в моей власти сделать это. Конечно, ты ведешь это дело и рассчитываешь выиграть его. И тогда мои угрозы окажутся несущественными. А если выиграть не получится? Через пару часов бесплодных споров… Сделай простой математический подсчет.

Чейз смотрела на Алессандро, не находя слов. Из-за того, что когда-то произошло между ними, этот человек теперь мстит ей.

– Звучит совсем не по-джентльменски, знаю. – Алессандро пожал плечами. Улыбка же оставалась холодной, как обледенелая пустошь. – Но когда речь идет о бизнесе, благородство, как правило, дивидендов не приносит.

– Зачем ты это делаешь? Как ты можешь отыгрываться на беззащитных женщинах из приюта?

Чейз почувствовала, что ее нервная система пошла вразнос. Неожиданно для себя она оказалась в логове льва. Как далеко зайдет его месть? Какими еще путями пойдет Алессандро, предаваясь воспоминаниям, прежде чем будет наконец удовлетворен?

Алессандро Моретти – владелец этой компании, и он может не только реализовать свою угрозу, снижая цену за участок с приютом именно так, как сказал. А что, если он решит наказать ее саму?

– Не все оказывается таким, каким казалось, Алессандро.

– Часики тикают. – Алессандро расслабился и закинул руки за голову.

Вопреки всему Алессандро вдруг обнаружил, что физически эта женщина все еще привлекает его, и впал в раздражение. В прошлом он ее и пальцем не тронул, хотя, черт возьми, так мечтал о близости… К тому времени, как они встретились, в постели Алессандро побывало немало женщин, и тем не менее, когда он увлекся Лилой, она задела такие струны его сердца, о существовании которых он и не подозревал.

В университет Алессандро приехал по просьбе своего бывшего преподавателя, согласившись прочитать небольшой курс из шести лекций по бизнесу. Он и подумать не мог, что после встречи с Лилой даст согласие прочитать еще один такой же курс.

Впервые в своей жизни он оказался в непривычной для него ситуации, когда женщина не поддавалась ему, а он проявлял упорство и наслаждался этим. Будучи одним из тех, кому завязать любовные отношения не составляло труда, Алессандро поначалу действительно наслаждался игрой, которую вела Лила. И уж конечно он не ожидал, что эта игра в конечном счете ни к чему не приведет. Лила оставила его с отвратительным ощущением горечи разочарования и крушения иллюзий.

И вот теперь она здесь.

Все-таки судьба – большая выдумщица.

– Значит, ты не хочешь оживить в памяти наше захватывающее прошлое? Тогда выкладывай свои аргументы по приюту. Да, кстати, первая минута уже пошла…

Будто в кошмарном сне Чейз дрожащими руками открыла верхнюю папку. Конечно, она могла понять, что Алессандро обижен и зол на нее. И все же, когда Чейз иногда мыслями уносилась в будущее, представляя их неожиданную встречу где-нибудь когда-нибудь, она не предполагала, что его обида и злость будут столь глубокими, а он окажется таким мстительным.

Чейз начала с нескольких доводов, которые она отстояла во время предыдущих трех встреч с его подчиненными, но Алессандро вдруг прервал ее:

– Ты, конечно, понимаешь, что ни одно из этих возражений не звучит убедительно.

Чейз невольно взглянула на настенные часы, приходя в ярость оттого, что на этой встрече, где должны были быть обсуждены очень важные вопросы, касающиеся жизни других людей, они были оттеснены на второй план внезапным, мучительным и непредсказуемым столкновением с ее прошлым.

Но даже невысказанная угроза, таившаяся в его холодных, мрачных глазах, не могла отвлечь ее внимания от лица Алессандро.

Когда Чейз увидела его впервые, она была выбита из колеи. Он не ходил вокруг да около, а прямо сказал, что заметил ее еще в университетской столовой. Чейз интуитивно почувствовала тогда, что он ожидает от нее предсказуемого ответа. Реакции женщины на мужчину, который мог бы иметь любую, а выбрал ее. Однако она также понимала, что ничего из этого не выйдет. Поэтому Чейз должна была бы вежливо улыбнуться и пойти прочь, иначе ей пришлось бы играть с огнем. Но она все медлила, и в этой нерешительности Алессандро распознал взаимный интерес.

Разумеется, их отношениям суждено было закончиться плохо, но справиться с собой Чейз тогда не смогла.

– Ну хорошо. Допустим, ты имеешь все законные основания поступить по-своему. Но как ты думаешь, что может сделать пресса с «плохой и злой» компанией, сровнявшей с землей женский приют? – Это была козырная карта Чейз, с помощью которой она неожиданным образом изменила ситуацию.

– Ты угрожаешь мне? – Алессандро задал вопрос тоном снисходительного любопытства.

– Я просто использую этот прием как средство для достижения цели. Если ты купишь участок с приютом на фоне неблагоприятной рекламы, то что бы ты ни собирался воздвигнуть на его месте, проект будет обречен на провал.

– Я уверен, ты думала, что стоит только озвучить эту угрозу, как мои юристы тут же бросятся врассыпную, потому что такая вещь, как негативная реклама, действительно существует. А это куда хуже, чем отсутствие рекламы вообще. Однако твой прием весьма подлый, хотя в данном случае меня не удивило, что ты к нему прибегла. – Алессандро подался вперед и теперь смотрел прямо на Чейз. – И все же давай на минутку взглянем на твою угрозу несколько иначе.

– Это не угроза…

– Я предложил чрезвычайно щедрую цену за покупку приюта вместе с участком земли, на котором он стоит. Более чем достаточную для того, чтобы построить другой приют где-нибудь еще.

– Они не хотят, чтобы их убежище располагалось в каком-то другом месте. Женщины, нашедшие приют в Доме Бэт, привыкли к нему и чувствуют себя там в безопасности.

– Лирику можешь оставить для своих приятелей из СМИ, с пафосом информируя их о том, что женщины приюта будут бесцеремонно выдворены с насиженного места. Мои же люди предпримут контратакующие меры с обстоятельным и чрезвычайно заманчивым списком того, что эти женщины смогут получить за мои деньги. Приют вдвое больший по размеру, современные удобства, такой же участок земли, пусть и в другом месте. Черт! У них может быть даже плавательный бассейн, комната для игр, детский сад или ясли… Так кто, по-твоему, выиграет в конце концов? А как только станет известно, что я буду на этом участке земли строить крупный торговый комплекс, а значит, обеспечу местным жителям столь необходимые рабочие места… – Алессандро встал и неторопливо прошелся к тому же самому окну, сквозь которое Чейз совсем недавно смотрела на улицы города.

Она не могла оторвать от него глаз.

– Так что? – Алессандро медленно повернулся к ней. – Ты и сейчас уверена в своей способности выиграть это дело?

– Это дом Бэт. Ей хорошо в нем.

Чейз знала Бэт. Вряд ли она боролась бы за сохранение чего-то важного по сугубо личным мотивам.

– Судя по выражению твоего лица, ты потеряла на это надежду. Кстати, прошло почти сорок пять минут… Насколько снизилась цена, обещанная мной твоему клиенту? Чего лишился приют? Комнаты для игр? Детского сада? Просторной кухни с деревянным столом, за которым женщины приюта могли бы за общей трапезой подбадривать и утешать друг друга?

– Никогда не думала, что ты, оказывается, настолько заносчивый.

– Стоит признать, что в то время мы почти ничего не знали друг о друге. Хотя, справедливости ради, замечу, что о себе я тогда не лгал. – Алессандро невольно обратил внимание на то, как солнечный свет, пробившийся сквозь оконное стекло, играет в волосах Чейз.

Она безнадежно уставилась на папку, лежавшую перед ней. Там не осталось ничего, что можно было бы извлечь, как кролика из шляпы фокусника, и использовать в свою защиту. Алессандро же был полон решимости опровергнуть любой ее аргумент, сказать последнее слово и заставить Чейз заплатить.

– Попробуем подсчитать, сколько я должен удержать из первоначально предложенной мною цены.

– Скажи, Алессандро, ты ведь на самом деле не намереваешься реализовать свою угрозу?

– Другими словами, лгу ли я тебе? – Алессандро вернулся к Чейз и снова уселся на край стола.

– Ты не можешь заставить женщин продать приют.

– Чейз, ты видела их бухгалтерские книги? Твои женщины по уши в долгах. Выжидание приведет к тому, что приют попросту отберут. Возможно, они нежно привязаны к своему приюту, но они некомпетентны в финансовых вопросах. Решить проблему можно лишь при условии, что приют попадет в надежные руки и получит материальную поддержку. Более того, если станет известно об их стесненных финансовых обстоятельствах, застройщики, как стервятники, устремятся туда с надеждой на выгодную торговую сделку. И то, что начиналось с моего щедрого предложения, может завершиться спешной продажей приюта с его землей за бесценок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное