Кэтти Уильямс.

Неожиданное замужество



скачать книгу бесплатно

Только сначала придется пробраться сквозь защитные заграждения, которые эта особа возвела вокруг себя, и выяснить, что она собой представляет.

А потом, если его новая знакомая успешно пройдет проверку…

Рафаэль медленно окинул ее взглядом. Грациозная, как лань, и такая же пугливая…

– Как вам работается здесь?

София едва сдерживала раздражение.

– Мне казалось, вы устали. Если я покажу вам ваши апартаменты, вы сможете пораньше лечь спать, а завтра я ознакомлю вас со списком обязанностей.

– Никогда не любил рано ложиться. А какие еще языки вы знаете?

– А вы?

– Французский. Испанский. Итальянский. Немного китайский. И еще несколько, но не на таком уровне…

– Очень необычно для садовника, – натянуто бросила София, и Рафаэль громко рассмеялся.

– Ваша правда. Я выучил их, занимаясь различными видами деятельности. А еще у меня пытливый ум, и, если люди вокруг разговаривают на иностранном языке, нужно понимать, что они говорят, я так считаю. А как насчет вас?

– Я много путешествовала, – нерешительно сказала она и села напротив него, подперев щеку ладонью. – Мы с матерью когда-то жили в этой части мира и в конце концов вернулись сюда, но  промежутке наша жизнь проходила на чемоданах.

– Вот как? Но почему? В этих местах очень красиво… подходящее место, чтобы пустить корни.

София пожала плечами. Каким бы располагающим к себе ни был этот абсолютно чужой для нее человек, она не желала изливать перед ним душу.

– Ну, мы переезжали с места на место, понемногу жили то там, то здесь. Длинная история, и, честно говоря, она не имеет к вам никакого отношения. А английский я выучила благодаря общению с людьми, которые попадались нам на пути, и практиковала его при каждом удобном случае.

К тому же в библиотеках всегда имелся огромный выбор звукозаписей. Всегда и везде первым пунктом назначения в списке Софии значилась местная библиотека. При постоянных переездах библиотеки были для нее островком безопасности. Ее ждал большой мир, и она считала свободный английский необходимым условием для того, чтобы добиться успеха.

– А ваша мать? Где она сейчас?

София отвела взгляд.

– Она умерла два месяца назад. А до этого несколько лет болела. Но мне бы не хотелось говорить на эту тему. – Она поднялась и вежливо улыбнулась. – Я провожу вас в ваши апартаменты.

Рафаэль поднялся с места и, подойдя к Софии, встал у нее за спиной, и она тут же ощутила силу его мужской притягательности.

София была довольно высокого роста, но новый садовник Уолтерсов оказался еще выше, и что-то в его исполинском росте, его мускулистости и мужском магнетизме заставляло ее почувствовать себя женственной и похожей на девочку, которая не имела ничего общего с дамой, решительно настроенной повлиять на исход своей жизни, потому что в прошлом от нее ничего не зависело.

Она переезжала из одного места в другое, пока мать не решила зажить семейной жизнью с американским туристом, колесившим с рюкзаком по Южной Америке.

Он был на десять лет моложе ее и не более ответственный, чем младенец. Их брак продержался полтора года, после чего парень сбежал домой во Флориду, а они собрали чемоданы и отправились в прямо противоположном направлении.

Вот она, история жизни ее матери. Мать забеременела от мужчины постарше, который бросил ее, разбив ей сердце, после чего она попыталась выжать по максимуму из своей красивой внешности, над которой даже время оказалось не властно.

Но все изменилось, когда после многих лет, проведенных за границей, они вернулись в ее родной город, где она провела свои последние годы под опекой сестры, старых друзей и, конечно же, дочери.

– Если вы готовы. – София взглянула на сумку Рафаэля и направилась к двери. – У меня полно дел…

Он помедлил, и она, обернувшись, встретила взгляд темных как ночь, испытующих глаз, в которых, по ее мнению, читался слишком большой интерес к ее особе, и на мгновение смутилась.

Что на самом деле делал этот человек в доме Уолтерсов?

Глава 2

– Красивое поместье, – заметил Рафаэль, когда они вышли на улицу.

– И очень большое.

– Так вам нравится работать в этом доме?

– Вот здесь вы будете жить. Тут есть все необходимое, так что у вас не появится никакой надобности приходить в главный дом.

– Если только я не захочу.

София задрожала и обхватила себя руками, уловив в его словах что-то волнительное.

– Вы раньше бывали в этой части мира?

– В этой стране – никогда, – пробормотал Рафаэль.

– В таком случае я могу вам подсказать, где лучше покупать… э-э-э… еду или что-нибудь другое, что может вам понадобиться.

– Или показать.

София ничего не ответила. Казалось, он заигрывает с ней, но только она не испытывала чувства тревоги, что обычно случалось, когда за ней пытался приударить кто-то из мужчин.

Она вспомнила, каким леденящим страхом наполнилось ее сердце в тот раз, когда в ее спальню прокрался подвыпивший знакомый ее матери, годившийся ей в отцы. Ей повезло, что какая-то парочка поднялась наверх в поисках туалета и спугнула его, иначе неизвестно, чем бы все закончилось.

А четыре года спустя она на свою беду влюбилась в своего сверстника, который, как потом оказалось, поспорил с друзьями, что затащит ее в постель в течение месяца. С тех пор София не просто осторожничала, она держала мужчин на расстоянии.

Она удивилась, что эти воспоминания всплыли сейчас наружу, потому что ей казалось, что они давно похоронены и забыты.

София искоса взглянула на Рафаэля, но он был занят разглядыванием домика, к которому они подходили и который обычно использовался в качестве гостевого. Джеймс решил разместить своего нового работника здесь, не селить же его в главном доме. Он ни за что бы не допустил, чтобы какой-то там садовник шатался по их роскошному особняку и чувствовал себя как дома на их шикарной кухне.

София вставила ключ в замочную скважину, открыла дверь и пропустила Рафаэля в домик с двумя спальнями. Она включила свет и наблюдала, как он осмотрелся вокруг, прошел на кухню, а потом бросил свою потрепанную сумку рядом с лестницей.

– Кто обычно останавливается здесь? – спросил Рафаэль, прислонившись к дверному косяку и склонив голову набок.

– Гости, которые остаются с ночевкой. Если в большом доме нет места, – ответила София и с трудом отвела от него взгляд.

– Странно, почему они не поселили сюда вас, – пробормотал он и, вернувшись на кухню, начал открывать и закрывать дверцы шкафчиков. – Они даже не позаботились обеспечить меня самым необходимым.

София ахнула, а потом, к собственному удивлению, громко захохотала.

– Не скажете, что тут смешного? – удивился не меньше ее Рафаэль.

– Вы… вы такой… дерзкий.

– Что вы имеете в виду? – с улыбкой спросил он.

– Вы не испытываете никакой признательности за то, что вас поселили здесь.

– А с чего бы?

– Ну, как я поняла, Уолтерсов своего рода вынудили взять вас на работу садовником на месяц. И это в самом деле непыльная работа. – Она оглянулась на шикарную обстановку домика. – Большинство людей были бы безумно счастливы остановиться в таком месте, как это.

– Но я не большинство. В чем вы убедитесь довольно скоро.

Он пристально посмотрел на нее, и она почувствовала, как краснеет.

– Наверху посмотрите все сами. Там находятся две спальни. Постельное белье лежит в комоде в коридоре.

– Вы так и не сказали, почему они не поселили здесь вас.

– Я… Уолтерсы… для Джеймса и Элизабет удобнее, когда я нахожусь поблизости. Ну, вы понимаете, неподалеку от детей…

– Вообще-то я не понимаю. – Он начал подниматься наверх, а София нерешительно посмотрела на него, не зная, последовать за ним или оставаться на месте. Она показала ему дом, сделала то, что от нее требовалось, и завтра ознакомит его со списком задач, составленных Джеймсом на двух листах формата А4.

– Что вы хотите сказать? – Она не удержалась и пошла вслед за ним.

Рафаэль распахнул дверь одной из спален, а потом развернулся и, прищурившись, пристально взглянул на Софию.

– Если они держат вас, что называется, под рукой, значит ли это, что у вас совсем нет свободного времени?

– Ну… – смутилась она. – Они часто уходят куда-нибудь, поэтому удобнее, чтобы я оставалась в главном доме, рядом с детьми, чтобы не бегать туда-сюда, когда понадобится моя помощь.

– А вам за это доплачивают? Вы должны получать большие деньги за такую работу.

– А почему вы задаете мне все эти вопросы? – огрызнулась она немного смущенно, потому что Рафаэль озвучил все недовольство, которое копилось в ней на протяжении долгого времени. Ей хорошо платили, но взамен…

Она нуждалась в деньгах. После смерти матери ей остались одни долги. Мать вернулась домой ни с чем. Один ребенок, один развод, какое-то количество отношений, которые ни к чему не привели, и небольшая сумма денег, которой хватило ровно для того, чтобы вернуться домой и арендовать жилье на задворках Буэнос-Айреса, неподалеку от сестры.

– Просто я любопытный, – изучающе посмотрел на нее Рафаэль, и она снова смутилась. – Побудьте со мной немного, – попросил он, выходя из комнаты и ведя себя как хозяин поместья, а не служащий.

София последовала за ним, как послушный щенок, хотя по натуре не была такой.

– Я впервые в этой стране. Ничего о ней не знаю. Мне было бы приятно, если бы вы составили мне компанию этим вечером, рассказали немного о жизни в здешних краях, чтобы я лучше ориентировался, когда выйду в город погулять.

– Но вы здесь для того, чтобы полоть сорняки и сажать кусты, а не гулять по городу, – напомнила ему София, но ей опять стало весело. Своеволие этого парня должно было отпугнуть ее, но, к ее большому удивлению, ничего такого не случилось.

Она посчитала его своей полной противоположностью, и эта противоположность притягивала.

– Конечно, я буду делать свою работу, но я не собираюсь уезжать отсюда… с пустыми руками.

– Что вы имеете в виду?

– В этой части мира очень красиво, и я не собираюсь хоронить себя на чьем-то заднем дворе, пропалывая сорняки и не выбираясь время от времени на поверхность.

– Не думаю, что Джеймсу Уолтерсу понравится ваша любовь к приключениям.

Рафаэль только пожал плечами.

– Вам все равно?

– А должно быть по-другому?

– Но вы можете остаться с плохими рекомендациями. Мистер Уолтерс постарается, – выпалила София и тут же густо покраснела. – Извините. Мне не следовало так говорить.

– Но вы сказали.

Рафаэль вышел из отведенных ему апартаментов и снова направился к главному дому. А София снова пережила шок оттого, что этот человек решил, что может делать все, что угодно, поскольку никто ему не будет возражать. В данном случае речь шла о самой Софии. Она ясно дала понять, что ее не интересует компания Рафаэля, но он упорно игнорировал ее старания избавиться от него.

– Вам не нравится этот человек, не так ли? – не поворачиваясь, спросил он.

– Я так не говорила!

– Я умею читать то, о чем люди предпочитают умалчивать. По правде говоря… – Он резко остановился и задумчиво посмотрел на Софию. – Я бы сказал, что о человеке можно узнать больше по тому, что он выбирает держать в секрете. Если вам не нравится работать у этих людей, почему вы не уйдете?

– А вы как думаете? – скривилась она. – Вы здесь по той же причине! Все дело в деньгах. Послушайте, вам разве нечем заняться? Разобрать вещи, например? Позвонить друзьям и родственникам и сказать, что с вами все в порядке?

– У меня не так много вещей, а разговор с друзьями и родственниками может подождать. Я не откажусь от чашечки кофе, которую вы мне предлагали ранее. Если вас мучает чувство вины за то, чем вы занимаетесь в главном доме и что не входит в ваши прямые обязанности и выполняете приказы, даже когда хозяев нет рядом, вы можете рассказать мне, что они ожидают от меня. Хотя, я не сомневаюсь, что перечень заданий такой же длинный, как моя рука.

– Одна чашка кофе…

– Я понял. А потом вас ждут дела.

На этот раз он потратил немного больше времени на изучение дома. Он открывал двери в различные комнаты, а София смотрела на него, понимая, что ей следует что-то сказать, но она не знала, что именно, потому что не думала, что он сбежит с семейными драгоценностями Уолтерсов.

Этот парень был одет в поношенную, но чистую одежду, и что-то подсказывало ей, что он не был вором и не видел ничего плохого в том, чтобы изучить окрестности.

Может, его самоуверенность была результатом его невероятной привлекательности, тогда как с ней красивая внешность сыграла злую шутку, сделав ее робкой, осторожной и готовой сбежать. Наверное, у парней все обстояло по-другому, потому что София представить не могла, как Рафаэля преследуют завистливые сверстники и как он страдает от похотливых приставаний женщин, которые ему не нравятся, в страхе, что те могут воспользоваться своим положением.

Она только знала, что в его присутствии начинала дико волноваться.

София сделала две чашки кофе и приготовила себе бутерброд, потому что успела проголодаться, а Рафаэль следил за ней с ленивым интересом.

– Все потому, что вы любите детей?

– Не поняла?

– Я говорю о причине, которая заставляет вас работать на людей, которых вы не уважаете.

– Вы спешите с выводами!

– Разве?

– Я ведь не пристаю к вам с вопросами.

– А что бы вы хотели узнать обо мне? – сказал Рафаэль вкрадчиво и откинулся в кресле, пододвинув к себе второе, чтобы использовать его в качестве подставки для ног.

Он сцепил руки за головой и уставился на Софию.

– Как вам удалось получить работу здесь?

– У меня есть кой-какие связи. Это имеет значение?

– Не думаю…

– Вы так и не ответили на мой вопрос. Вы работаете здесь, потому что любите детей? У вас есть братья или сестры? – Конечно же, Рафаэль знал ответ и на этот вопрос, но ему дали задание узнать побольше об этой женщине, поэтому он решил добиться этого любым возможным способом. Немного вмешательства в личную жизнь здесь… немного невинной лжи там… множество вещей может открыть секрет личности человека, тем более когда на карту поставлено такое громадное состояние.

– Нет, – нерешительно ответила София, и ее ярко-зеленые глаза затуманились. – Я единственный ребенок в семье. Моя мать… она влюбилась в какого-то старика, когда ей было двадцать с лишним лет.

– В старика?

– Да, мой отец был намного старше ее, – скривилась она. – Мама не любила рассказывать об этом. По правде говоря, я узнала некоторые детали из ее прошлого, только когда она заболела и позволила себе немного разоткровенничаться…

– И где же сейчас ваш отец? – Не спускал с нее глаз Рафаэль.

– А кто его знает? Их отношения быстро закончились.

– Почему?

– Какая разница. Они закончились, потому что так происходит в большинстве случаев. Отношения просто изживают себя.

– Вы слишком искушенная для своих лет. Почему так? И вам когда-нибудь хотелось узнать, что это был за… старик?

– А зачем? – вдруг зло сверкнула глазами София.

– Из любопытства.

– Я слишком занята своей собственной жизнью, и мне нет дела до других, – пробормотала она.

– Вы говорите неправду.

– Что?

– Вы лжете. Вы проявляете интерес к моей персоне. Я вижу это по вашим глазам и слышу это по вашему голосу.

– Вы невероятно себялюбивы!

– София, могу сказать, что ваши чувства взаимны. Вы мне тоже интересны…

После его слов воцарилась напряженная тишина.

Рафаэль плавно поднялся с места, пересек кухню и исчез в кладовой, откуда через минуту вышел с бутылкой вина.

– Уверен, ваши работодатели-деспоты не будут возражать, если мы откроем бутылочку вина, чтобы время пошло быстрее, – сказал он, глядя на отразившийся на лице Софии ужас.

– Этого нельзя делать!

– Собираетесь помешать мне? – Рафаэль достал штопор и два бокала и разлил вино. Он протянул один бокал Софии, и та, немного поколебавшись, взяла его.

Уолтерсы не запирали вино на ключ, но она и так прекрасно знала, что они покупали его не для нее. К тому же София не особо жаловала алкоголь и уважала границы, установленные хозяевами дома.

Но в ней снова проснулся бунтарский дух, о существовании которого она даже не подозревала, наполнив ее дерзостью и отвагой, когда она сделала глоток красного вина.

– Не беспокойтесь, – пробормотал Рафаэль, покружив вино по бокалу и вдохнув его аромат, чтобы оценить качество винограда. – Я куплю такую же бутылку и поставлю на место.

– Если вы собираетесь опустошать хозяйские запасы, вам не хватит денег возместить ущерб. Уолтерсы очень привередливы в том, что касается их вин. Я не представляю, сколько стоит вот эта бутылка, но она точно не дешевая.

– Поэтому вы боитесь подходить к винному шкафу?

– Распивать алкоголь неприемлемо, когда смотришь за детьми.

– А вы, по вашим же словам, на дежурстве круглосуточно все семь дней в неделю… – Он подошел к огромному холодильнику из серой стали, на котором на магнитах висели детские рисунки, смотревшиеся нелепо в этой огромной, современной и в состоянии идеальной чистоты кухне. Рафаэль отцепил от поверхности одно фото, рассмотрел его как следует, а потом взглянул на Софию. – Это Уолтерсы?

Он склонил голову набок, и София почувствовала, что краснеет под его взглядом.

– Да, – коротко ответила она.

– Красивая пара. Красивые дети.

– Ага.

– Если честно, я думал, что они старше.

– А с чего вы вдруг думали о них?

– В отличие от вас я не притворяюсь, что мне неинтересно. Я считаю естественным узнавать о людях, с которыми мне придется общаться какое-то время.

– Вы ведете себя так, словно делаете им одолжение!

– Этот парень… Он очень привлекательный, не так ли? – Не сводя с нее глаз, проговорил Рафаэль.

София напряглась и стала пунцовой, и в этот момент он повесил снимок обратно на холодильник и, казалось, потерял всякий интерес к этому разговору.

К ней самой.

Поэтому вместе с облегчением она испытывала небольшое разочарование. Она взглянула на свой бокал с вином и задумалась, как так получилось, что она сошла с прямого пути.

– Так что вас удерживает в этом доме? Помимо двух детишек и ежемесячной зарплаты?

– А разве этого недостаточно? – ошеломленно посмотрела на него София. – Вы приехали сюда, чтобы заработать денег. – Она прокашлялась, допила вино и вскочила с места, взвинченная и раскрасневшаяся, чувствуя на себе его пристальный взгляд.

– Присядьте, – улыбнулся Рафаэль и снова качнул своим бокалом. – Обещаю, я оставлю вас в покое, когда допью свое вино.

София представила вечер в одиночестве и испытала чувство стыда, подумав о том, что ей хотелось, чтобы этот человек находился поблизости. Она прекрасно проводила время наедине с собой, особенно когда пришла в этот дом, ведь ее постоянно загружали работой. Рафаэль пробудил в ней какое-то беспокойство, волнение, и учеба, которую она считала первым номером в списке задач, стала какой-то скучной и неинтересной.

София с вызовом посмотрела на Рафаэля, раскинувшегося в кресле, словно хозяин поместья.

Какой садовник мог получиться из такого дерзкого человека?

Она не представляла его за работой, как он выпалывает сорняки, изучает банки с удобрениями, стрижет газон и разговаривает с растениями.

– Может, на заднем фоне маячит какая-то персона, благодаря которой работа кажется вам не такой каторжной. Он, наверное, очень чуткий человек, раз мирится с тем, что вы заняты на работе с утра до ночи семь дней в неделю.

– Каторжной? Да что вы о себе возомнили?

– Это всего лишь фигура речи.

– Мне она не нравится!

– Вы очень красивая, но я думаю, что это для вас не новость.

– Это не значит… не значит… – Софию буквально трясло, и она задыхалась от возмущения. – «На заднем фоне» никто не маячит, а если бы и так, это вас не касается!

– Значит, у вас нет парня?

– Нет, – отрезала она. – И это не ваше дело.

– А как насчет хозяина дома?

– На что вы намекаете? – холодно спросила София.

– Иногда такие люди могут ожидать от своих работников чего-то, что не входит в их прямые обязанности. И иногда их ожидания оправдываются…

София сжала руки в кулаки и попыталась успокоиться. Она не понимала причину, но видела, что этот человек провоцирует ее, и не собиралась идти у него на поводу.

– Не в этом случае, – процедила она.

– Я так и думал. Но тут что-то есть. Не так ли? Что именно?

– Давайте кое-что проясним. Вы здесь для того, чтобы работать. У меня свои дела, и не ждите от меня панибратства.

– Потому что я задаю слишком много вопросов?

– Моя личная жизнь вас не касается. А теперь я провожу вас. Возьмите список заданий, составленный для вас. Возможно, вам захочется просмотреть его перед сном. Вас ждет много работы до приезда Джеймса и Элизабет. Они ожидают, что вы сделаете все, что вам велено, вплоть до уничтожения последнего сорнячка на цветочной клумбе.

Она сунула листок ему в руку, но он не проявил никакого интереса к написанному там.

– Позже.

– Позже?

Рафаэль неспешно поднялся с кресла.

– Я собираюсь обжиться на новом месте, прежде чем приступлю к работе в саду.

– Обжиться? – изумленно повторила София, которая все еще кипела от возмущения из-за его грязных намеков. Правда, она так же испытывала неимоверное волнение в его присутствии, от которого ее сердце просто ошалело.

Рафаэль в ответ рассмеялся.

– Ага. И только потом я подойду к гербицидам или газонокосилке.

– Но этого нельзя делать.

– Вы попытаетесь остановить меня?

– Джеймс… Мистер Уолтерс… он бывает ужасно вспыльчивым.

– Правда?

София кивнула, но она была совершенно очарована высокомерным отсутствием интереса к вспышкам гнева хозяина дома.

– Интересно.

– Что именно? – смутилась она.

– Как можно быть настолько несмелой для вашего возраста! В чем дело? Нет, не отвечайте. Я, кажется, догадываюсь. Мать таскала вас из одного места в другое, а вы все время ждали неприятностей и мечтали, когда же это наконец закончится.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении