Кэтти Спини.

Когда у Амура сбился прицел



скачать книгу бесплатно

Глава 1


Любовь – это не всегда необходимое нам солнце.

Иногда – это грозовая туча.

Не позволяй тучам закрывать солнце.


Скоростная трасса E80 извивалась серой лентой меж живописных просторов. Золотистые поля время от времени закрывались цветущими олеандрами самых разных оттенков. Иногда у обочины попадались длинные языки разросшихся под жарким солнцем алоэ. Периодически посреди полей вдруг вырастали могучие средиземноморские сосны, в тени которых ютились поселки с двухэтажными домиками, или стройные кипарисы, окружающие небольшую ферму. Иногда попадались крохотные городишки, и трасса превращалась в обычную городскую улицу, где приходилось снижать скорость. Не до 50 км/ч, разумеется, как предписывали правила, но хотя бы до 80…

Вдали справа терялись в дымке зеленые холмы, а слева плескалось море. За растительностью его почти не было видно, но соленый аромат не оставлял сомнений, что море совсем близко. Над сушей висело дождевое облако, а над морем небо оставалось синим и безмятежным. Яркое солнце только усиливало этот фантастический контраст и отвлекало от дороги.

В машине играла «Baciami (e portami a ballare11
  Baciami (e portami a ballare) (it.) – Поцелуй меня (и отвези танцевать).


[Закрыть]
)» Алекса Бритти, настроение было приподнятым, летним. Глаза светились радостью, сердца бились легко и беззаботно, и два голоса во все горло подпевали знакомой песне. Когда очередной приморский городок остался позади, дорога вновь превратилась в скоростную трассу, и посередине выросло разделительное ограждение. Машина стрелой помчалась вперед, набирая скорость.

Вдруг крупные капли упали на стекло, ручейками скатываясь вниз. Стеклоочистители тут же принялись за работу. Дождь все усиливался, барабаня по ветровому стеклу, а солнечный свет искрился в прозрачных капельках.

– Сумасшедшая что ли? – пробормотал Невио, прерывая пение, и посмотрел в зеркало заднего вида.

По левой полосе мчались вечно спешащие куда-то автомобили, и Невио пришлось снизить скорость, чтобы свести к минимуму риск задеть пешехода, явно потерявшего всякий разум. Какой нормальный человек будет идти по обочине дороги, по которой несутся машины со скоростью в лучшем случае 110 км/ч?

– Подожди, папа! – неожиданно воскликнул Джермано. – Останови машину!

– Ты с ума сошел?! Здесь нельзя останавливаться! – ответил Невио, тем не менее, инстинктивно нажимая на тормоз и замедляясь.

– Да какая разница, если она плачет?! Вон съезд, нырни туда! – попросил Джермано, пристально всматриваясь в зеркало, прикрепленное с его стороны.

Покрышки взвизгнули, и Невио резко свернул на сомнительную дорожку, узкую до невозможности.

– Что случилось? Кто плачет? – уставился он на сына.

– Это моя professoressa из университета! – пояснил Джермано, глядя в окно на шагающую по обочине трассы женскую фигуру.

Невио недоуменно посмотрел в том же направлении.

Вдоль дороги шла стройная девушка в соломенной шляпе, белой футболке, коротких джинсовых шортах и светлых кроссовках.

– Такая молодая? – удивился Невио.

– Кто молодая? Ей давно за тридцать!

– Действительно, старушка, – хмыкнул Невио скептически. – Но что она делает на трассе?

– Нарушает правила дорожного движения, – хихикнул Джермано, хватаясь за ручку дверцы.

– Джермано, будь осторожен, пожалуйста! – тревожно сказал Невио.

– Конечно, папа, – бросил Джермано и вылез из машины.

Дождь тут же смочил его темные волосы и плечи, и он, втянув шею, бросился к женщине. Неожиданно рядом с ней притормозила машина. Опустилось стекло, но женщина жестом показала, чтобы водитель проезжал мимо. Это не возымело действия, и машина медленно поехала рядом с ней, даже не включив аварийных сигналов. Тогда женщина, испуганно озираясь по сторонам, сделала шаг вправо и едва не рухнула в канаву. В тот же миг она заметила Джермано и замерла.

– Professoressa, что случилось? – издалека крикнул он.

– Джермано?! Что ты здесь делаешь? – неподдельно изумилась женщина.

– Ou, парень! Какие проблемы? – услышал Джермано из машины недовольный мужской голос, подбегая ближе.

– Это мой студент, проезжай мимо! – жестко сказала ему женщина.

Тот выругался в ответ, с визгом сорвался с места и скрылся в дожде.

– Кто это был? – спросил Джермано.

– Очень настойчивый мужчина, – с неприязнью ответила она. – Но ты что здесь делаешь?

– Мы с отцом едем домой. Пойдемте в машину, professoressa, такой дождь! И потом, вы знаете, что вдоль трассы ходить опасно? Более того: запрещено!

Женщина вздохнула и опустила глаза. Джермано не ошибся: она действительно чуть не плакала, а может, даже и плакала до их встречи.

– Идемте же! – схватил он ее за руку и потащил за собой в сторону машины, постоянно оглядываясь и оценивая ситуацию на дороге. А женщина безропотно бежала за ним, доверившись заботе своего студента. Он стал уже настоящим мужчиной, даже усы и бороду отрастил. Либо давно не брился.

Наконец кустарники, росшие у обочины, отступили вправо, освобождая пространство, позволяющее отдалиться от асфальтовой дороги. Джермано перевел дух и перешел на шаг.

– Куда ты меня тащишь, Джермано? – устало спросила женщина.

– В машину, куда же еще?

– Джермано, мне не хотелось бы напрягать вас…

– Professoressa, о чем вы? Какие напряги? – с нескрываемым изумлением ответил он.

– Джермано… Я сейчас… немного не в себе, – нервно улыбнулась она. – Плакать хочется… И…

– Поплачете в машине, какая проблема? – хмыкнул Джермано.

Женщина засмеялась сквозь слезы, а Джермано еще настойчивей потянул ее за руку, почувствовав, что та колеблется. Они почти дошли до машины, когда из нее вылез Невио, чтобы открыть дверцу. Женщина провела рукой по щекам, поспешно стирая слезы.

– Это мой папа, – сказал Джермано.

– Невио, – протянул тот руку для пожатия, внимательно разглядывая спутницу сына.

Теперь он увидел, что она в самом деле не двадцатилетняя девушка, как показалось издалека. Правда, Невио дал бы ей «около тридцати», а не «давно за тридцать». Лицо ее было молодым, с правильными и нежными чертами, что говорило о северном происхождении, а светлые волосы, заплетенные в косичку, сбившуюся на плечо, только подтверждали догадку.

– Федерика, – протянула она руку, смущенно посмотрев на него.

Сердце Невио сочувственно дрогнуло. Грустный взгляд больших синих глаз, насквозь промокших в слезах, словно уколол его. В них читалась невыносимая тоска, не оставляющая никаких сомнений, что глаза были мокрыми именно от слез, а не от дождя. Да и потом, капли не попадали ей на лицо из-за широких полей соломенной шляпы.

– Я не хотела бы… доставлять вам беспокойство… – пробормотала она, окончательно смутившись под пронзительным взглядом Невио.

– Спасти красивую грустную девушку от дождя и скоростной трассы – это вовсе не беспокойство, – улыбнулся он. – Садитесь, прошу вас, – жестом показал Невио на машину.

Ей ничего не осталось, кроме как принять приглашение. Мужчины заняли свои места, и Невио, дождавшись отсутствия машин, принялся задним ходом выруливать на трассу, очень рискуя стать причиной аварии. Но, к счастью, он был отличным водителем, потому совершил маневр ловко и быстро – и вот они уже неслись по дороге меж тосканских полей.

– Куда отвезти вас, professoressa? – поинтересовался Джермано, поворачиваясь к ней.

Федерика с признательностью посмотрела на него, еще больше почувствовав себя не в своей тарелке.

– Не знаю, Джермано. Высадите меня в первом попавшемся городе или поселке.

– Но где вы живете?

– Живу я далеко, в Новаре. Но я сама доберусь, не беспокойся! Перекушу только что-нибудь…

– Вы не обедали? – удивился Джермано, бросив взгляд на наручные часы. Было полпятого вечера.

– Нет, – покачала головой Федерика.

– Порадуйте нас своей приятной компанией за ужином, а, синьора? – вмешался Невио, взглянув на нее через зеркальце заднего вида.

Она отчаянно посмотрела на него и тут же отвела глаза. Конечно, было бы лучше никому не портить вечер своим отвратительным настроением, но с другой стороны, она страшно боялась одиночества.

– Я не знаю… Сегодня из меня вряд ли получится хорошая компания… – неуверенно пробормотала Федерика.

– Professoressa, хорошие люди – это всегда замечательная компания, чтобы провести вечер. Вне зависимости от настроения, – философски заметил Джермано.

– Синьора, после такого комплимента вы просто не можете отказаться, – усмехнулся Невио.

– Да, я так и поняла, что шансов на одинокий вечер у меня почти нет, – слабо улыбнулась Федерика, тем самым соглашаясь на совместный ужин.

Машина чуть прибавила скорость, оставляя позади дождевую тучу. Солнечные лучи ослепительно заблестели на мокром стекле. Дорога бежала меж полей с ярко-желтыми подсолнухами, которые, словно маленькие солнышки, улыбались им, покачиваясь на ветру. Невио открыл окно, и морской ветер тут же взъерошил его слегка посеребренные волосы.




Из магнитолы доносилась тоскливая мелодия «Distratto», а чувственный голос Francesca Michielin проникновенно пел о несчастной любви. Невио бросил очередной взгляд в зеркало заднего вида, но не ради контроля ситуации на дороге, а чтобы оценить состояние пассажирки. Федерика сидела, закусив губу, едва сдерживаясь, чтобы не расплакаться. Он сменил радиоволну и поймал итальянскую классику: Luciano Pavarotti «La Donna ? Mobile». Тут же два мужских голоса, отца и сына, принялись мажорно и с выражением подпевать – и вот уже Федерика улыбнулась, а потом и вовсе рассмеялась сквозь слезы.

Не в силах сдержаться, она взглянула в зеркало. Темные глубокие, но, прежде всего, добрые и веселые глаза Невио встретились со светлыми, грустными, мокрыми от слез глазами Федерики. Сердце ее отчего-то защемило, а потом забилось сильнее.

Она отвела взор, смущенно покраснев.

Глава 2


Внутри крошечной траттории разместились всего лишь четыре столика. Другие четыре столика стояли снаружи. Время ужина еще не наступило, потому ресторан оказался почти пустым.

Траттория была выдержана в старинном стиле: массивные столы с лавками, каменные стены с углублениями, в которых стояли запыленные винные бутылки без этикеток. С полукруглого потолка свешивались венки из красного перчика, а также металлические котелки и кувшины, висящие на тонких цепочках. В углу размещались большие дубовые бочки, а на них – занимательные натюрморты из бутылок вина, бокалов, пробок и фруктов. В деревянных мисках лежал свежий хлеб, а рядом стояли солонки, перечницы и множество баночек с приправами. На каждом столе красовались изящные вазочки с мелкими синими цветами и золотистыми колосьями.



Во всю стену была сделана стеклянная перегородка, отделяющая кухню от зала, и посетители могли наблюдать, как готовится для них то или иное блюдо. Этим процессом занималась немолодая худощавая женщина, а мужчина лет сорока – видимо, ее сын, судя по схожей внешности, – разносил блюда, а в промежутки между этим помогал готовить.

Невио, Джермано и Федерика, не раздумывая, заняли столик внутри траттории, желая спастись в прохладном помещении от невыносимой влажной жары. Перед ними в мгновение ока появились винная бутылка и нарезка на деревянной доске. Невио разлил по бокалам местное вино.

– Какой дисциплине вы обучаете моего сына, синьора? – полюбопытствовал он.

– Микробиология окружающей среды.

– Интересно… – прокомментировал Невио. – Я такого в университете не изучал.

– Могу я попросить вас обращаться ко мне на «ты»? – застенчиво улыбнулась Федерика. – Обращение на «вы» я слышу весь год без возможности изменить этот порядок. А я, признаться честно, ненавижу, когда ко мне так обращаются. Чувствую себя старушкой.

– Согласен на взаимность, – ответил Невио. – Я тоже ненавижу официальное обращение, но, к моей радости, почти не слышу его.

– Счастливчик. Кем вы работаете? – с любопытством спросила Федерика.

– Кто «вы»? – изогнул он брови. – Или я кажусь тебе слишком старым?

Федерика смутилась, густо покраснела и опустила глаза. Потом изучающе посмотрела на Невио.

Старый? Невозможно назвать его старым, несмотря на несколько морщинок, притаившихся вокруг глаз. Перед ней был стильный, стройный, загорелый, красивый мужчина. В черных волосах виднелось множество серебряных нитей, впрочем, как и в бороде, но это не старило его, а лишь придавало облику загадочной притягательности. Короткие рукава тонкой сиреневой футболки с глубоким вырезом обнажали сильные мускулистые руки. Ноги под столом не были видны, но Федерика помнила, что на нем были надеты голубые джинсы и беговые кроссовки. Ко всему прочему он носил белоснежную бейсболку козырьком назад, и это молодило его еще лет на десять.

– Professoressa, бесполезно сопротивляться моему отцу, – усмехнулся Джермано.

– Да уж, это нелегко, – улыбнулась Федерика. – По правде говоря, я не привыкла разговаривать с родителями студентов на «ты»… Я вообще не привыкла разговаривать с родителями студентов, ибо они ко мне не ходят, – подумав, добавила она.

– Но мы и не в университете, – возразил Невио. – Можем общаться, как друзья, случайно познакомившиеся на улице, нет? Прошу тебя, Федерика.

– Хорошо, – согласилась она наконец. – Так кем ты работаешь, Невио?

– Вот это мне нравится, – откинулся он на спинку лавки. – Я занимаюсь керамикой.

– Неужели?! – искренне удивилась Федерика. – Какой именно?

– Самой разной. Вазы, посуда, статуэтки, декоративные безделушки, а также pixies.

– Что-что?

– Это мифические персонажи, населяющие лес, – пояснил Невио. – Они стали символом Питильяно.

– Как интересно… И где находится твоя керамическая лавка?

– В Питильяно. Самая известная в городе, – с гордостью поведал Невио.

– Неужели? – все больше изумлялась Федерика.

– Это правда, professoressa, – подтвердил Джермано. – Достаточно пройтись по городу, чтобы убедиться в этом. Вы никогда не были в Питильяно?

– Нет, – мотнула головой Федерика. – Хотя совсем недавно туда переехала жить моя тетя вместе с дядей… – вдруг приняло ее лицо задумчивое выражение. – Пожалуй… Я позвоню им и спрошу, может, они приютят меня ненадолго… – пробежала тень в ее глазах, и с этими словами Федерика взяла телефон.

Принесли тарелки с «Pappardelle al rag? d'anatra22
  Pappardelle al rag? d'anatra – паппарделле в соусе из утки.


[Закрыть]
», и мужчины тут же вооружились столовыми приборами. Федерика же, улыбкой поблагодарив официанта, продолжала слушать равнодушные гудки в телефоне. Не дождавшись ответа, она написала сообщение и убрала смартфон в сумочку.

За поеданием изумительных блюд они продолжили непринужденно болтать, вскоре даже шутки зазвучали, над которыми Федерика искренне хохотала. Невио с Джермано с удовольствием отметили, что, несмотря на затаившуюся грусть в глазах, она заметно повеселела. Траттория тем временем до отказа наполнилась посетителями, а солнечный свет, пробивающийся сюда сквозь узкие окошки под самым потолком, приобрел оранжевые оттенки.

– Кофе и сладости? – предложил Невио.

Федерика взглянула на часы и округлила глаза.

– Почти полвосьмого! Ребята, вы просто фантастичны! Три часа в вашей компании пролетели, как полчаса…

– Где думаете ночевать, professoressa? – поинтересовался Джермано.

Федерика поспешно достала из сумочки телефон.

– Ох, тетя мне уже несколько раз звонила и даже прислала ответ, – пробормотала Федерика, глядя в экран. – Они готовы приютить меня на любой срок, – сообщила она и собралась звонить родственникам.

– Сейчас уже поздно ехать в Питильяно, – остановил ее Невио. – Позвони тете и скажи, что приедешь завтра утром. А сегодня переночуешь у нас.

– Но… я не могу… Мне неудобно…

– Почему?

– Потому что… Не знаю… – пыталась Федерика выбраться из моря смущения.

– Брось, Федерика. Разве ты никогда не оставалась неожиданно ночевать у своих друзей? – с ноткой иронии спросил Невио.

– Да, но…

– Вот именно, – усмехнулся он.

– Может, вы опасаетесь, что моя мама будет против? – предположил Джермано, и по глазам Федерики понял, что это было одной из самых главных причин ее замешательства. – Не беспокойтесь, professoressa, ей это безразлично.

– Как так? – не поняла Федерика.

– Она живет далеко отсюда с любимым мужчиной, – с ноткой неприязни ответил Джермано.

Почему-то Федерико ощутила, как сердце сделало в груди радостное сальто.

– Ах… Но тогда я хотя бы заплачу вам…

– За что? – с возмущением спросил Невио.

– За ночевку.

– Это не отель, а мой дом, – сказал Невио.

– Соглашайтесь, professoressa, – подстегнул ее Джермано.

– Не знаю…

– Решено: едем, – улыбнулся Невио. – Когда женщина говорит «не знаю», это значит, «да».

– Думаешь? – засмеялась Федерика.

– Да. Потому что если женщина не хочет, она говорит решительное «нет».

Когда они подъехали к дому, небо уже приобрело розово-сиреневый оттенок, переходящий в золотисто-оранжевый. Солнце клонилось к горизонту, садясь за высоченные сосны, в тени которых и были разбросаны каменные двухэтажные дома. Цикады оглушительно стрекотали, заглушая всевозможные звуки, в том числе и дыхание моря, которое отлично слышно в утренней тишине.

Федерика с любопытством разглядывала дом. Он был небольшим, не совсем новым, но ухоженным и окруженным миниатюрным садиком, в котором цвели кусты олеандра и другие дикорастущие растения, а также были разбросаны различные глиняные вазы и статуэтки забавных существ. Они придавали садику некий сказочный вид.

Поднявшись по каменным ступеням, они оказались на большой террасе, увитой плющом с белыми и розовыми цветами, которые с наступлением сумерек закрылись. Тут же стоял широкий круглый стол в окружении плетеных стульев.

– Professoressa, а ваши личные вещи? – вдруг спросил Джермано.

– Завтра мне нужно будет съездить за ними… – ответила она растерянно.

– Пойдем, я покажу тебе твою комнату, – пригласил ее Невио, открывая стеклянную дверь.

Просторная гостиная, совмещенная с кухней, была обставлена в достаточно современном стиле и выглядела уютной, несмотря на то, что в доме обитали только двое мужчин. Видимо, такое ощущение создавали декоративные керамические предметы, которых здесь было несметное количество: необычной формы вазы, тарелки с оригинальной росписью, фигурки каких-то сказочных созданий – видимо, тех самых лесных духов.

– Где предпочитаешь ночевать? – спросил Невио. – На первом этаже у нас есть большая спальня с личной ванной комнатой. На втором обитаем мы с Джермано, и там располагается еще одна свободная спальня, но ванная комната на все три одна.

Федерика смотрела на него растерянными глазами.

– Не знаю… Наверное… Чтобы не доставлять вам неудобства… Внизу…

Невио одарил ее странным пронизывающим взглядом. Потом показал на одну из дверей.

– Прошу. Это твои апартаменты на сегодня.

– Спасибо… – опустила она глаза и направилась в предназначенную для нее комнату.

– Если у тебя еще есть силы и желание, можешь присоединиться к нам с Джермано на кофе, – сказал он ей вслед.

– Да, конечно, я с удовольствием!

Теплые сумерки окутали дом. Кофе давно был выпит, и Невио принес на террасу бутылку вина и три бокала. Было так хорошо развалиться на плетеных стульях, вдыхать соленый морской аромат, пить вино и рассказывать друг другу смешные истории из студенческой жизни. Правда, Федерика рассказывала их с позиции преподавателя, потому Джермано с Невио слушали с особым интересом. Они смеялись, шутили и даже подкалывали друг друга.

– Пожалуй, я пойду спать, – зевнув, сказал Джермано и поднялся.

– Так рано? – изумилась Федерика. – Студент?

– Хм, – улыбнулся он. – Я до сих пор не могу отоспаться после экзаменов. Слишком много заставили учить, professoressa.

– Мне казалось, студенты неутомимы, и после бессонной ночи способны следующим вечером отправиться на дискотеку, – с иронией посмотрела она на него.

– Так и есть, – подтвердил Джермано. – Как раз вчера я там и был.

– Ах, теперь понимаю, – улыбнулась Федерика. – Спокойной ночи тогда.

– И вам! – подмигнул Джермано, потом дружески похлопал по плечу отца, чмокнул его в щеку и вошел в дом.

Федерика с восхищением рассматривала Невио.

– Какие чудесные отношения с сыном… – прокомментировала она. – Вы никогда не ссоритесь?

– Думаешь, это возможно для двух экспрессивных мужчин?

– Вы оба выглядите вполне спокойными и рассудительными. И бесконечно любящими и уважающими друг друга.

– Это бесспорно присутствует, – подтвердил Невио. – Но любить и уважать не значит полностью разделять мнение другого и во всем соглашаться. Потому есть немало вещей, на которые мы смотрим по-разному и, следовательно, вступаем в бурную полемику, если предмет спора является общим интересом.

Федерика устремила задумчивый взгляд в небо, усыпанное звездной россыпью. Ласковый бриз приносил с моря желанную прохладу и свежесть, даря щемящее наслаждение вечером.

Нигде на земле нет таких вечеров, как в Италии. Прозрачный чистый воздух наполнен соленым ароматом, смешанным с запахом хвои. Откуда-то доносится аромат кофе и пиццы. Повсюду под громкое пение цикад слышится мелодичная речь, детский смех и плач, звон посуды. Обитатели соседних домов заканчивают ужин под непрерывное обсуждение вопросов мировой важности: футбольная трансферная политика, абсурдное решение правительства, рецепт приготовления пасты с артишоками, личная жизнь соседа, годами играющего в кальчетто при условии, что поблизости нет ни одного футбольного поля…

– Итак, ты останешься в Питильяно? Надолго? – нарушил молчание Невио. Но не потому что оно стало тягостным, а потому что хотелось задать ей тысячи вопросов.

– Тетя сказала, что я могу оставаться, сколько захочу. У них достаточно большой дом на двоих.

– Останешься до конца лета?

– Не знаю… По крайней мере, пока не найду силы вернуться… в мою новую реальность… – проговорила Федерика отрешенно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5