Кэтрин Стокетт.

Прислуга



скачать книгу бесплатно

Моему дедушке Стокетту, лучшему на свете рассказчику



Долгожданное переиздание.

Одна из самых популярных книг в мире.


Экранизация романа в 2011 году получила все главные кино-награды:

Премия «Оскар-2012» за лучшую женскую роль второго плана

Премия BAFTA в номинации «Лучшая женская роль второго плана»

Премия «Золотой глобус» за лучшую женскую роль второго плана

Премия Гильдии киноактёров США за лучший актёрский состав в игровом кино, за лучшую женскую роль и лучшую женскую роль второго плана

Кинопремия «Выбор критиков» в номинации «Лучший актёрский состав»

BET Award в номинации «Лучшая актриса» и «Лучший фильм»

Teen Choice Award в номинации «Choice Movie: Драматическая актриса»

NAACP Image Award в номинации «Лучший фильм», «Лучшая актриса в кинофильме», «Лучшая актриса второго плана в кинофильме»

Премия Национального совета кинокритиков США в номинации «Лучший актёрский ансамбль»

Почётная премия имени Пола Селвина Гильдии сценаристов США

Премия Нью-Йоркского общества кинокритиков за лучшую женскую роль второго плана

Мудрый, остроумный, тонкий, эмоциональный роман. Если в книге для вас главное – сопереживание героям, погружение в их жизнь, то «Прислуга» – лучшее, что можно порекомендовать.

People Magazine

У «Прислуги» Кэтрин Стокетт есть все, чтобы стать самым популярным романом на долгие-долгие годы. Ярчайшие характеры, глубина, полемичность, сентиментальность. Каждый найдет в нем свое, кому-то увлечет социальная полемичность книги, а кто-то стане навзрыд рыдать над его страницами, порой улыбаясь сквозь слезы.

New York Times

История, написанная сердцем, полная боли, тепла и надежды. По-хорошему старомодный роман. Если бы он не был таким свежим, его смело можно было назвать классикой.

New YorkDaily News

Давно не было таких мощных романов. Внимание автора к историческим деталям, диалектам, психологическим характеристикам просто поражает. И все это вплетено в душераздирающую историю. Кэтрин Стокетт – невероятный талант.

AtlantaJournal Constitution

Эта история, такая реальная, такая настоящая, заставила меня расплакаться. Господи, как же я радовалась за каждую героиню, ха их крошечные победы над ненавистью и враждой.

Доротея Бентон Франк

Потрясающий, резонирующий с твоим собственным настроением, роман о двух черных служанках и белой девушке из богатой семьи, которые рискнули восстать против подлых законов, вражды и расовой ненависти.

Они такие живые, я буквально слышала их дыхание, их голоса, читая роман. Даже не думала, что в наши дни можно встретить такую искреннюю и настоящую книгу.

Джослин Джексон

Замечательная книга. Горькая и забавная история о трех женщинах и целой эпохе, которая все еще с нами.

Бен Энли, лауреат Пулитцеровской Премии

«Роман Стокетт произвел настоящую сенсацию, его читают запоем и домохозяйки, и работающие женщины. Успех этот на первый взгляд кажется странным – вроде бы сегодня у Америки есть проблемы поважнее, чем трудности горничных на консервативном Юге. Но белое население Джексона – вернее, его домохозяйки, проводящие дни за кофейным столиком, за сплетнями и бездельем, показаны с редким юмором и иронией, и к непривычной стороны: глазами черной прислуги».

Booknik.ru

Эту книгу хорошо дарить любимым тетушкам, бабушкам, возможно, и мамам на Рождество или Новый год. В ее занимательности, грамотно скроенном сюжете (загадки, саспенсы, своевременные разгадки), почти не приторной сентиментальности, четком делении героев на дурных и хороших, финальной победе добра над злом ощутим дух добротного, старомодного романа.

Ведомости.

Разумеется, никто, включая автора, не ожидал, что «Прислуга», роман о 1960-х годах, текст размеренный, традиционно сшитый, вдруг станет бестселлером и будет назван главным литературным событием 2009 года в США. Невольно Стокетт повторила историю с «Убить пересмешника», когда малоизвестная Харпер Ли вдруг получила Пулитцеровскую премию.

С-Петербургские ведомости

С первой же ее страницы ясно: перед нами профессиональный роман – с умело вылепленными персонажами, увлекательным сюжетом, глубокой темой.

PSYCHOLOGIES

Странную взаимосвязь служанок и их хозяек Кэтрин Стокетт старается описать, не идеализируя ее, как это сделала Маргарет Митчел в «Унесенных ветром», но и не отнюдь не демонизируя. В результате у нее получается замечательный, напряженный и очень искренний роман, который читаешь на одном дыхании и с замиранием сердца, несмотря на то, что заранее знаешь, что добро в конце концов восторжествует.

Афиша@Мэйл. Ру

Я не знаю, какой ярлычок прикрепить к этой книге. Знаю только одно – я очень рада, что прочла ее. Это действительно интересная, увлекательная история, не оставляющая равнодушным, написанная удивительно легким и простым языком. Рассказывающая о том, о чем мы не привыкли читать, рассказывающая бесхитростно, и прямолинейно. Эта книга о том, что все мы равны… И цвет кожи еще не определяет цвет вашей души.

Liveinternet.ru

Как же странно читать книгу про то, что в 1964 негров активно унижали, и одновременно читать твиттер Обамы, который – ни больше ни меньше – президент США. Книга между тем чудесна: без обязательного счастливого конца, с драматизмом и отчаянием, но светлая-светлая. Я восхищена, что о такой острой теме автор написал без ненависти к хозяевам и к слугам. Впрочем, унижающей жалости тоже нет.

LiveLib

Кэтрин Стокетт родилась и выросла на Американском Юге, в штате Миссисипи, в городе Джексон, где и разворачивается действие ее романа «Прислуга». Окончив университет в Алабаме, где она изучала английский язык и литературу, Кэтрин Стокетт переехала в Нью-Йорк и девять лет работала в маркетинге, попутно пробуя свои силы в журналистике. Сейчас она живет в Атланте, с мужем и дочерью. «Прислуга» – ее первый роман, и никто, в том числе и сама Кэтрин Стокетт, не ожидал столь оглушительного успеха книги. Писательница работала над книгой более пяти лет, а затем последовали мытарства по литературным агентам. Она раз за разом получала отказ. Никто из агентов не желал заниматься книгой, считая, что роман на столь серьезную тему, столь бескомпромиссный и резкий обречен на провал. Издать книгу согласилось крошечное американское издательство. Роман вышел в феврале 2009 года, а уже в марте он занимал первую строчку в списке бестселлеров. Такое до этого удавалось лишь первой книге про Гарри Поттера. Но в отличие от сугубо развлекательной книги Дж. К. Роулинг роман Кэтрин Стокетт очень серьезен и поднимает крайне непростую и болезненную тему. В 2009 году роман был выбран американскими читателями книгой года, он стал национальным бестселлером номер один, а затем и мировым бестселлером. Роман молодой писательницы сравнивают с великим американским романом «Убить пересмешника» Харпер Ли. На сегодняшний день книга уже переведена более чем на 40 языков.



THE HELP by Kathryn Stockett

Copyright © 2009 by Kathryn Stockett



Издание осуществлено с разрешения Amy Einhorn Books и G.P. Putnam's Sons, входящих в Penguin Group (USA) Inc.

В оформлении обложки использованы материалы, предоставленные Walt Disney Company, официальным кинопрокатчиком фильма «Прислуга» в России.

Эйбилин

Глава 1
Август 1962

Мэй Мобли родилась ранним воскресным утром в августе 1960-го. Церковное дитя, как говорится. Я белых детишек нянчу, а еще готовлю и прибираюсь в доме. За свою жизнь уже семнадцать деток вынянчила. Я умею укладывать их спать, успокаивать и сажать на горшок поутру, пока мамочка еще нежится в постели.

И отродясь я не видала ребенка, который орал бы, как Мэй Мобли Лифолт. Когда я первый раз переступила порог, она аж заходилась вся, красная – видать, животик болит – и бутылочку отшвыривала, как гнилую репу. Мисс Лифолт, та в ужасе глядела на собственное дитя: «Что я не так делаю? Почему никак не могу прекратить это?»

Это? Первый намек был: что-то здесь не так. И я взяла этого розового вопящего младенца на руки, покачала на коленях, чтобы газики отошли. И пары минут не прошло, как Малышка затихла и заулыбалась мне. Но мисс Лифолт, она за весь день так и не взяла на руки своего ребеночка. Я-то повидала женщин, что впадали в тоску после родов. Вот и подумала, что это тот самый случай.

Теперь насчет мисс Лифолт. Она не только хмурая вечно, она еще и худющая, что твой скелет. Ножки у нее такие тощие, будто отросли только на прошлой неделе. Двадцать три года, а долговязая, как четырнадцатилетний пацан. Даже каштановые волосы и те тонюсенькие да редкие. Она их пробует начесывать, но это ж просто смех. А лицо у нее точь-в-точь как у красного чертика, что на жестянке с коричными конфетками, – острый подбородок, и все. У нее все тело, вообще-то, состоит из острых выступов и углов, неудивительно, что не может утешить ребеночка. Детки любят толстых. Чтобы зарыться мордашкой вам в подмышку и заснуть. Уж я-то знаю.

К тому времени, как ей годик исполнился, Мэй Мобли меня ни на шаг не отпускала. Пробьет, бывало, пять часов, а она вцепится в мои башмаки, волочится по полу и кричит, будто я ухожу навеки. А мисс Лифолт прищурится злобно, вроде я делаю что дурное, и отдирает рыдающую крошку от моих ног. Я так думаю, вы сильно рискуете, когда допускаете чужого человека воспитывать свое дитя.

Сейчас Мэй Мобли два годика уже. У нее большущие карие глаза и кудряшки цвета меда. Дело чуть портит лысинка на затылке. А когда она сердится, между бровок у нее морщинка, как у мамы. Они вообще похожи, вот только Мэй Мобли пухленькая. Королевой красоты она не будет. Думаю, мисс Лифолт это беспокоит, но для меня Мэй Мобли особенный ребенок.


Я потеряла своего дорогого мальчика, Трилора, незадолго до того, как начала работать у мисс Лифолт. Ему было двадцать четыре. Чудесный возраст, вся жизнь впереди.

У него была своя квартирка на Фолей-стрит. Встречался с хорошей девушкой, Франсес, я ждала, что они поженятся, но он неторопливый был в таких вещах. Не потому, что искал чего получше, а просто очень был рассудительный. Он очки носил и все время читал. Даже начал писать книжку – про то, каково это быть цветным и работать в Миссисипи. Боже правый, как я им гордилась! Но как-то он работал допоздна на фабрике Сканлон-Тейлор, грузил мешки, щепки все время протыкали перчатки. Он был слишком маленький для этого дела, слитком хрупкий, но ему очень нужна была работа. Устал. Шел дождь. Он поскользнулся на мостках и упал прямо на дорогу. Водитель тягача его не заметил и раздавил ему легкие, прежде чем мальчик успел двинуться. Когда я все узнала, он был уже мертв.

В тот день мой мир почернел. Воздух стал черным, и солнце – черным. Я лежала на кровати и смотрела на черный потолок. Минни приходила каждый день проверить, дышу ли я еще, кормила меня, чтоб не померла. Три месяца прошло, прежде чем я глянула в окно, посмотреть, там ли еще весь остальной мир. Как же я удивилась, что мир не рухнул, когда мой мальчик погиб. Через пять месяцев после похорон я заставила себя встать с кровати. Надела белую униформу, повесила на шею маленький золотой крестик и отправилась с визитом к мисс Лифолт, потому что та только-только родила малышку дочь. Но вскоре я заметила, что кое-что во мне изменилось. Горькое зерно поселилось внутри. И я больше не принимаю жизнь так покорно.


– Приведите дом в порядок, а потом приготовьте салат из цыпленка, – приказывает мисс Лифолт.

Сегодня у нее бридж. Каждую четвертую среду месяца. Я уже все приготовила – утром сделала салат из цыпленка, а скатерти выгладила еще вчера. Мисс Лифолт это видела. Но ей двадцать три, и ей нравится слышать свой голос, когда она указывает мне, что делать.

Она уже в голубом платье, что я гладила утром, у которого шестьдесят пять складок на талии, таких тонких, что мне пришлось нацепить очки, чтобы их разгладить. Я мало что в жизни ненавижу, кроме себя, но про это платье ничего доброго сказать не могу.

– И проследите, чтобы Мэй Мобли к нам не входила, строго-настрого. Я на нее очень сердита – разорвала мою лучшую бумагу на пять тысяч кусочков, а мне нужно написать пятнадцать благодарственных писем для Молодежной лиги…

Я приготовила всякую всячину для ее подружек. Достала красивые бокалы, разложила столовое серебро. Мисс Лифолт не ставит маленький карточный столик, как другие дамы. У нас сидят за обеденным столом. Стелется скатерть, чтобы скрыть большую царапину в форме буквы «л», на комоде ваза с красными цветами прикрывает обшарпанность полировки. Мисс Лифолт, она любит, чтобы все было изящно, когда устраивает прием. Может, старается изобразить, какой у нее солидный дом. Они ведь не слишком богаты, я знаю. Богатые-то так из кожи вон не лезут.

Я работала в молодых семьях, но, так думаю, это самый маленький домишко из тех, где я нянчила деток. Вот, к примеру. Их с мистером Лифолтом спальня приличного размера, но комната Малышки совсем крохотная. Столовая – она же и гостиная. Ванных комнат только две, что облегчает жизнь, потому что в тех домах, где я работала прежде, бывало по пять и шесть. Целый день уходил только на то, чтоб отмыть туалеты. Домик хотя и маленький, мисс Лифолт старается сделать его уютным. Она неплохо управляется со швейной машинкой. Если не может купить что-то новое, просто берет синюю, к примеру, материю и шьет. Мисс Лифолт платит девяносто пять центов в час, мне уж много лет так мало не платили. Но после смерти Трилора я согласна была на все. Домовладелец не мог больше ждать.

В дверь звонят, я иду открывать.

– Привет, Эйбилин, – говорит мисс Скитер[1]1
  Skeeter (амер.) – комарик, москит. – Здесь и далее примеч. перев.


[Закрыть]
, она из тех, что разговаривают с прислугой. – Как поживаете?

– Здрасьте, мисс Скитер. Все хорошо. Боже, ну и жара на улице.

Мисс Скитер очень высокая и худая. Волосы у нее светлые и короткие, она круглый год делает завивку. Ей года двадцать три или около того, как мисс Лифолт и остальным. Она кладет сумочку на стул, делает такое движение, будто почесывается под одеждой. На ней белая кружевная блузка, застегнутая, как у монашки, туфли на плоской подошве, думаю, чтоб не казаться выше. Синяя юбка с вырезом на талии. Мисс Скитер всегда выглядит так, словно кто-то ей подсказывает, что носить.

Слышу, как подъехали мисс Хилли и ее мама, мисс Уолтер, они сигналят у тротуара. Мисс Хилли живет в десяти футах, но всегда приезжает на машине. Открываю ей дверь, она проходит мимо, а я думаю, что пора бы разбудить Мэй Мобли.

Вхожу в детскую, а Мэй Мобли улыбается и тянет ко мне пухленькие ручонки.

– Уже проснулась, Малышка? А что же меня не позвала?

Она смеется и выплясывает веселую джигу, дожидаясь, пока я достану ее из кроватки. Обнимаю ее крепкокрепко. Думаю, когда я ухожу домой, ей не так уж много достается объятий. Частенько прихожу на работу, она ревет в своей кроватке, а мисс Лифолт стрекочет на машинке, недовольно закатывая глаза, как будто это бездомная кошка за окном орет. Мисс Лифолт, она всегда хорошо одета. Всегда накрашена, у нее есть гараж, двухкамерный холодильник, который даже делает лед. Если встретите ее в бакалейной лавке, ни за что не подумаете, что она может вот так уйти и оставить ребеночка плакать в колыбельке. Но прислуга всегда все знает.

Сегодня хороший день. Девчушка смеется.

Я говорю:

– Эйбилин.

А она мне:

– Эйбии.

Я:

– Любит.

И она повторяет:

– Любит.

Я ей:

– Мэй Мобли.

Она мне лепечет:

– Эйбии.

А потом хохочет и хохочет. Так ее забавляет, что она разговаривает, скажу вам, да и пора бы уж, возраст подошел. Трилор тоже до двух лет не разговаривал. Но зато к тому времени, как пошел в третий класс, он говорил лучше, чем президент Соединенных Штатов, приходил домой и выдавал всякие слова, навроде объединение и парламентский. Когда он перешел в среднюю школу, мы играли в такую игру: я давала ему простое слово, а он придумывал замысловатое название. Я, к примеру, говорила: домашняя кошка, а он – животное из семейства кошачьих домашнего размера, я говорила: миксер, а он – вращающаяся ротонда. Как-то раз я сказала: «Криско»[2]2
  Консервированный жир-разрыхлитель для выпечки, на основе хлопкового масла.


[Закрыть]
. Он почесал голову. Поверить не мог, что я выиграла таким простым словом, как «Криско». Это стало у нас секретной шуткой, означало что-то, что вы никак не можете ни описать, ни приспособить к делу, как бы ни старались. Папашу его мы начали называть «Криско», потому что невозможно представить себе мужика, сбежавшего из семьи. Вдобавок он самый подлый неплательщик на свете.

Я перенесла Мэй Мобли в кухню, усадила в высокий стульчик, думая о двух поручениях, которые надо закончить сегодня, пока мисс Лифолт не разгневалась, – отобрать негодные салфетки и привести в порядок серебро в буфете. Боже правый, похоже, придется заняться этим, пока дамы в гостиной.

Несу в столовую блюдо с фаршированными яйцами под майонезом. Мисс Лифолт сидит во главе стола, слева от нее мисс Хилли Холбрук и матушка мисс Хилли, мисс Уолтер, с которой мисс Хилли обращается вовсе без уважения. А справа от мисс Лифолт – мисс Скитер.

Обношу гостей, начиная с мисс Уолтер, как самой старшей. В доме тепло, но она набросила на плечи толстый коричневый свитер. Старушка берет яйцо с блюда и едва не роняет его, потому что руки дрожат. Я перехожу к мисс Хилли, та улыбается и берет сразу два. У мисс Хилли круглое лицо и темно-каштановые волосы, собранные в «улей». Кожа у нее оливкового цвета, в веснушках и родинках. Носит она чаще всего шотландку. И задница у нее тяжеловата. Сегодня, по случаю жары, она в красном свободном платье без рукавов. Она из тех женщин, что одеваются, как маленькие девочки, со всякими шляпками и прочим. Не больно-то она мне нравится.

Перехожу к мисс Скитер, но она, наморщив носик, отказывается: «Нет, спасибо». Потому что не ест яйца. Я все время твержу мисс Лифолт, что у нее тут бридж-клуб, а она все равно заставляет меня готовить эти яйца. Боится разочаровать мисс Хилли.

Наконец, добираюсь до мисс Лифолт. Она хозяйка, поэтому получает свою закуску последней. И тут же мисс Хилли говорит: «Если вы не возражаете…» – и подхватывает еще парочку яиц, что меня вовсе не удивляет.

– Угадайте, кого я встретила в салоне красоты? – обращается к дамам мисс Хилли.

– И кого же? – интересуется мисс Лифолт.

– Селию Фут. И знаете, что она спросила? Не может ли она помочь с Праздником в этом году.

– Отлично, – замечает мисс Скитер. – Нам это пригодится.

– Не все так плохо, обойдемся без нее. Я ей так и сказала: «Селия, чтобы участвовать, вы должны быть членом Лиги или активно сочувствующей». Что она себе думает? Что Лига Джексона открыта для всех?

– А разве мы в этом году не привлекаем нечленов? Праздник ведь предстоит грандиозный? – удивляется мисс Скитер.

– Ну да, – говорит мисс Хилли. – Но ей я об этом сообщать не собиралась.

– Поверить не могу, что Джонни женился на такой вульгарной девице, – качает головой мисс Лифолт, а мисс Хилли кивает. И начинает сдавать карты.

А я раскладываю салат и сэндвичи с ветчиной и невольно слушаю их болтовню. Эти дамы обсуждают только три темы: дети, тряпки и подружки. Заслышав слово «Кеннеди», не подумайте, что речь идет о политике. Они обсуждают, в чем была мисс Джеки, когда ее показывали по телевизору.

Подхожу к мисс Уолтер, та берет только половинку сэндвича.

– Мама, – резко кричит на нее мисс Хилли, – возьми еще. Ты тощая как телеграфный столб. – Мисс Хилли смотрит на остальных. – Я ей все время твержу: если эта Минни не умеет готовить, надо уволить ее, и дело с концом.

Я тут же навостряю уши. Она говорит о прислуге. А Минни – моя лучшая подруга.

– Минни прекрасно готовит, – возражает мисс Уолтер. – Просто я не так голодна, как бывала прежде.

Минни, поди, лучшая стряпуха в округе Хиндс, а может, и во всем штате Миссисипи. Осенью будет Праздник Молодежной лиги, и они попросили ее испечь десять тортов с карамелью для аукциона. Она, пожалуй, самая известная из прислуги в нашем штате. Проблема в том, что Минни не может держать рот на замке. Уж слишком она любит дерзить. То нагрубит белому менеджеру в бакалее, то с мужем поскандалит, и вечно дерзит белым дамам, у которых служит. У мисс Уолтер она задержалась так долго только потому, что та глуха как тетерев.

– Я считаю, что ты недоедаешь, мама, – не унимается мисс Хилли. – Эта Минни плохо тебя кормит, чтобы прикарманить последние ценности, что остались. – Она отодвигает стул: – Пойду припудрю носик. Вот увидите, мама умрет от голода.

Когда мисс Хилли уходит, мисс Уолтер бормочет себе под нос:

– Держу пари, ты только обрадуешься.

Все делают вид, будто ничего не слышали. Надо бы позвонить сегодня вечерком Минни, рассказать, что тут заявляла мисс Хилли.

В кухне Малышка сидит в своем стульчике, вся мордашка перемазана черничным соком. Я вхожу, и она тут же начинает улыбаться. Она не шумит, не хнычет, когда остается одна, но я ужас как не люблю оставлять ее надолго. Знаю, что она глаз не сводит с двери, пока я не вернусь.

Глажу ее по пушистой головке и снова выхожу – подать холодный чай. Мисс Хилли уже сидит на своем месте, вся скривилась – опять чем-то недовольна.

– О, Хилли, тебе лучше было бы воспользоваться гостевой ванной комнатой, – говорит мисс Лифолт, перебирая карты. – В задней части дома Эйбилин убирает только после обеда.

Хилли вздергивает подбородок. А потом издает свое многозначительное «А-ха-мм». Она так вроде откашливается, привлекает к себе внимание, а остальные невольно подчиняются.

– Но гостевой ванной пользуется прислуга, – замечает мисс Хилли.

Сначала все молчат. Потом мисс Уолтер кивает, будто сейчас все стало понятно:

– Она расстроена, что негритоска пользуется той же ванной комнатой, что и мы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10