Кэтрин Манн.

По зову сердца



скачать книгу бесплатно

* * *

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.


Reunited with the Rebel Billionaire

© 2015 by Catherine Mann


«По зову сердца»

© «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

Глава 1

Фиона Харпер-Рейно уже несколько лет была женой самого сексуального спортсмена года по версии журнала «Америкэн спортс».

Она вышла замуж за звездного куортербека команды «Нью-Орлеанс Харрикейнс» вовсе не из-за его привлекательной внешности. По правде говоря, интеллектуальные способности мужчины всегда имели для нее большую ценность, нежели мускулы. Но когда она увидела Генри Рейно на организованном ею благотворительном мероприятии в галерее искусств, она была заинтригована. Генри продемонстрировал ей свои энциклопедические знания, и она утонула в его удивительных глазах цвета горького шоколада.

Помня о двух своих неудачных помолвках, она поначалу контролировала свое желание, но ее хватило всего на две недели. Их взаимное притяжение было таким сильным, что ему было невозможно противостоять. Страсть лишила их обоих здравого смысла. Они поженились, потому что думали, что она забеременела. Когда у них начались трудные времена, они поняли, что одной лишь страсти для вступления в брак недостаточно. Хрупкая основа, на которой они построили свои отношения, быстро разрушилась.

Через два часа она будет приветствовать представителей новоорлеанской элиты на благотворительном вечере. Деньги, которые ей заплатят за ведение мероприятия, она, как обычно, перечислит в благотворительный фонд. Фиона была как на иголках, и причина этого вовсе не в предстоящем мероприятии. Ее напугал сегодняшний визит к врачу, и она окончательно убедилась в том, что ей нет смысла оставаться женой человека, с которым ее связывает лишь чувство долга.

Включив на телефоне громкую связь, она положила его на старинный комод – один из множества уникальных предметов мебели, которыми был обставлен их с Генри дом в элитном районе Гарден-Дистрикт. Ее взгляд задержался на украшенной стразами рамке с фотографией, на которой были изображены они с Генри. Снимок был сделан во время их поездки в Париж два с лишним года назад. Глядя на их сияющие улыбки, она пришла в замешательство.

Неужели ее жизнь когда-то была такой счастливой? Женщина, смотрящая на нее с фотографии, теперь казалась ей чужой.

Фиона так сосредоточилась на фото, что почти забыла о том, что разговаривает по телефону с Аделаидой, будущей женой Демпси, сводного брата Генри, которая до этого долго работала его личной помощницей. В отличие от Фионы и Генри, эти двое долго присматривались друг к другу.

Тихо вздохнув, Фиона переключила внимание на разговор с будущим членом своей семьи.

Семья.

Фиона рассмеялась про себя.

Семья – это близость и сотрудничество, а она чувствует себя одинокой. Казалось бы, для этого нет видимых причин. Семья Рейно огромная, и большая ее часть проживает в Новом Орлеане. Двое братьев ее мужа живут в особняках, находящихся на огромной территории на озере Понтчартрейн, которая принадлежит семье Рейно. Сегодняшнее мероприятие пройдет в главном доме. Там соберутся звезды спорта, популярные артисты и политики. Судя по ее прошлым успехам, ей, скорее всего, удастся собрать достаточно средств для открытия нового приюта для животных.

Фиона опустилась на изящный диванчик в стиле Викторианской эпохи. Натягивая чулок, она слушала, как ее будущая родственница трещит о винах и других напитках, которые будут подаваться во время мероприятия.

Все еще находясь мыслями в прошлом, в котором она влюбилась в Генри Рейно, она натянула второй чулок. Генри не давал ей прохода до тех пор, пока она не поверила ему, когда он сказал, что обожает ее.

Дрожащими руками Фиона поправила резинку чулка и запретила себе вспоминать то время, когда они с Генри были счастливы. Сейчас он оставался с ней лишь из-за состояния ее здоровья. Она уважала его за это, хотя ей было очень больно из-за того, что она потеряла его любовь. Без нее она считала их брак бессмысленным.

– Я очень признательна тебе за твою помощь в подготовке сегодняшнего мероприятия, – сказала она Аделаиде.

– Я рада, что могу тебе помочь. Жаль, что ты нечасто ко мне обращаешься.

– Когда Демпси был твоим боссом, я не хотела тебе навязываться.

Фиона была знакома с Аделаидой несколько лет, но лишь недавно вместе со всеми остальными узнала, что у нее роман с Демпси Рейно.

– Зато теперь, когда мы вот-вот породнимся, ты больше не видишь ничего зазорного в том, чтобы обратиться ко мне за помощью.

– Ой, прости. Я совсем не хотела тебя обидеть.

– Не нужно извиняться, – мягко рассмеялась Аделаида. – Я просто тебя дразнила. Правда, я искренне рада, что могу тебе помочь в хорошем деле. Ты так много занимаешься благотворительностью. Твой пример вдохновляет.

– Если бы ты не помогла мне организовать сегодняшнюю вечеринку, она была бы обречена на провал.

Особняк семьи Рейно на озере Понтчартрейн был гораздо больше дома Фионы и Генри. Они купили свое собственное жилье, чтобы у них была возможность уединиться. Сейчас Фиона была рада, что может побыть одна и настроиться на вечерний прием. После своего визита к доктору она была как на иголках.

– У тебя все в порядке? – В голосе Аделаиды слышалось беспокойство.

Фиона поморщилась. Она не любила лгать, но если бы она сказала, что была сегодня у врача, это вызвало бы множество нежелательных вопросов о ее здоровье.

– Да, Аделаида. Все хорошо.

По крайней мере, она на это надеялась. Доктор сказал, что ей не следует нервничать, но после всего, через что ей пришлось пройти, сохранять спокойствие было сложно.

– Рада это слышать. Я отправлю тебе по электронной почте меню с изменениями.

– С изменениями?

«Этого еще не хватало», – подумала Фиона.

– Мы не смогли достать свежие грибы, поэтому мне пришлось скорректировать меню. Ты просмотришь рецепты?

– Нет, я доверяю твоему опыту и вкусу.

– Если тебе снова понадобится моя помощь, дай мне знать. – Аделаида помедлила, пока не стих чей-то голос и стук шагов рядом с ней. – На работе я чувствую себя абсолютно комфортно, но моя будущая роль супруги Рейно и ответственность, связанная с этим, – это нечто совершенно новое для меня.

Время Фионы в качестве супруги Рейно подходит к концу, но об этом пока никто даже не догадывается.

– Ты настоящий профессионал. Ты можешь поднять любое мероприятие на абсолютно новый уровень. Главное, постарайся занять свою нишу в новой семье. Мужчины Рейно способны проехаться по тебе паровым катком.

Только эти слова слетели с губ Фионы, как остатки ее спокойствия улетучились.

– Фиона? У тебя правда все в порядке?

– Даже не сомневайся. Скоро увидимся. Мне еще нужно одеться. – Она не может вести мероприятие в чулках и нижнем белье. – Еще раз спасибо.

Разорвав соединение, Фиона взяла с кровати сапфирово-синее платье и надела его. Сшитое на заказ, оно плотно облегало ее фигуру и доходило до щиколоток. Блестящие бретельки и пояс отлично сочетались с крупными бриллиантовыми серьгами.

Никто не увидит ее шрамов. Никто, кроме врачей и ее мужа, не знает, что она перенесла двойную мастэктомию, гистерэктомию и несколько реконструктивных операций.

Она решилась на это в надежде предотвратить болезнь, которая унесла жизни ее матери, бабушки и тети. У Фионы никогда не было рака, но с такой плохой генетикой она не могла себе позволить рисковать.

Разгладив несуществующую морщинку на подоле платья, Фиона запретила себе думать о плохом. Доктор сказал ей сегодня, что подозрительное уплотнение, которое он увидел на ее сегодняшней маммограмме, не повод для паники. Что он почти уверен в том, что это просто некроз жировой ткани, но на всякий случай хочет сделать биопсию.

Звук открывающейся двери напугал ее. Корсаж платья упал, и она поспешно подняла его и прижала к груди, хотя прекрасно знала, что всего один человек может войти к ней в комнату без предупреждения.

Ее муж. Самый сексуальный спортсмен Америки.

Руки Генри легли ей на плечи, его теплое дыхание коснулось ее шеи.

– Тебе помочь застегнуть молнию?

* * *

В своей профессии Генри постоянно подвергался риску. Его товарищи по команде, разумеется, делали все возможное, чтобы защитить его от ударов соперников, но он прекрасно понимал, что в каждом матче может получить серьезную травму, которая положит конец его карьере.

Фанаты считали его смелым, спортивные аналитики иногда называли его беспечным, пресса утверждала, что он бесстрашен.

Но все они ошибались.

Страх не покидал его с того дня, когда он узнал от доктора, что Фиона унаследовала злополучный ген, из-за которого все женщины в ее семье умерли от рака. Потрясение было таким сильным, что он не оправился от него до сих пор.

Он положил руки ей на плечи и почувствовал, как она напряглась. С тех пор как их брак начал рушиться, она всякий раз так реагировала на его прикосновения.

– Тебе помочь? – повторил он.

Его взгляд скользнул по ее длинным каштановым кудрям, перевитым блестящей плетеной тесьмой, по изгибу спины и задержался на ягодицах. Ему хотелось их погладить, развернуть ее к себе лицом и поцеловать в губы, но он утратил это право. Она ясно дала ему это понять, когда он попытался к ней прикоснуться после восстановительного периода.

– Да, пожалуйста, – сказала она, нервно обернувшись. Ему было неприятно видеть холодность в ее глазах цвета янтаря. – В последний момент возникла неразбериха с меню, и я немного опаздываю.

– Аделаида сказала, что у тебя возникли какие-то проблемы с машиной, поэтому я вернулся домой пораньше. Но я вижу, что твоя машина стоит в гараже. Что с ней было не так?

– Не имеет значения, – пробормотала она и снова отвернулась.

Это был типичный для Фионы ответ, но, судя по тому, как она поджала губы, она ему солгала.

Вздохнув, Генри обвел взглядом их спальню. Точнее, их бывшую спальню. В последнее время он ночевал в комнате для гостей, чтобы быть подальше от нее. Они даже не могли лежать рядом. А в начале своих отношений они не могли друг на друга наглядеться. Находиться в этой комнате, где они с Фионой были так счастливы, и не прикасаться к ней было невыносимо.

Ему хотелось, чтобы Фиона на него рассчитывала. Хотелось, по крайней мере, быть ей полезным. Но он, похоже, и для этого не был нужен.

– Я могу еще чем-нибудь тебе помочь?

– У меня все под контролем, – произнесла она тоном не терпящим возражений.

– У тебя всегда все под контролем.

Это прозвучало резче, чем он хотел. Черт побери, он старался сдерживаться, но его терпение было не безграничным.

Снова повернувшись к нему лицом, она вскинула подбородок и, едва сдерживая гнев, ответила:

– Не нужно ко мне придираться.

Засунув руки в карманы брюк, Генри пожал плечами:

– Я говорю абсолютно серьезно.

Взгляд Фионы сделался мягче. Глубоко вдохнув, она уставилась на Генри. В открытое окно комнаты вместе с шумом автомобилей проникал легкий бриз. Генри вдруг вспомнил то время, когда они только купили этот дом. Они потратили несколько месяцев на то, чтобы отреставрировать это историческое здание в викторианском стиле, которое сначала было школой, а затем женским монастырем. Они все делали вместе, и им удалось превратить пришедшее в упадок огромное здание в уютный жилой дом.

– Прости. Я не хотела начинать ссору. День был долгий и утомительный. Не знаю, что бы я делала, если бы не помощь Аделаиды. Давай просто проживем этот вечер. С каждым днем нам становится все труднее притворяться, будто у нас все хорошо.

Сегодня она была какой-то взвинченной, но он не мог понять, в чем дело.

– Я тоже не хочу с тобой ссориться. – Он лишь хотел, чтобы все оставалось как есть.

– Раньше ты любил спорить. Причем только со мной. Со всеми остальными ты отлично ладишь. Я никогда этого не понимала.

– В наших с тобой отношениях был огонь.

Их страсть была обжигающей. Они сгорали в ее огне без остатка, и он знал, что сейчас, несмотря ни на что, в остывающих углях еще теплится искорка. Он даже в мыслях не допускал, что все прошло.

– Был, Генри. Об этом я и говорю. Все закончилось, а ты все время ищешь предлог, чтобы отложить последний шаг. Ты должен перестать это делать. – Ее красивые глаза неистово сверкали.

– Я не ищу никаких предлогов. Тебе нужно было восстановиться. Потом мы с тобой договорились, что не будем ничего делать, чтобы не портить начало игрового сезона. Кроме того, скоро свадьба моего брата и…

– Все это предлоги, – перебила его она, убрав за ухо локон, выбившийся из прически. – Развод – это не конец света.

На протяжении долгих месяцев она прилагала все усилия, чтобы никто не видел, какой хаос эмоций скрывается за ее маской внешнего спокойствия. Он восхищался этим. Понимал, что она таким образом справлялась со своими проблемами со здоровьем. Но почему она не позволяла себе принимать помощь от других? Она ясно дала ему понять, что от него ей нет никакого проку, и время от времени возвращалась к разговору о разводе.

– Наша семья находится в центре всеобщего внимания. Если мы с тобой разойдемся, пресса разнесет меня в пух и прах.

Фиона снова отвернулась и, глядя в зеркало, поправила платье.

– Когда ты меня оставишь, никто не будет думать о тебе плохо. Я дам всем понять, что это я подала на развод.

Его щеки вспыхнули от гнева.

– Мне совершенно наплевать на то, что думают обо мне люди.

– Но тебе не наплевать на мнение твоих товарищей по команде. Я понимаю.

Генри понял, куда она клонит. В ее словах был намек на то, что ему наплевать на нее. Это не имело ничего общего с правдой, но она не понимала этого и пыталась увеличить пропасть между ними. Он чувствовал, что ее что-то тревожит, и это серьезно. Он очень хотел ее понять, но не мог.

– Мы опоздаем, – мягко произнес он, желая успокоить Фиону и предотвратить ненужную ссору. Скоро начнется прием, и у него нет времени на то, чтобы с ней препираться.

Больше всего на свете ему хотелось, чтобы их отношения снова стали прежними и им не нужно было притворяться счастливой парой и пытаться сосуществовать под одной крышей. Он хотел, чтобы она смотрела на него, как прежде. Чтобы ее улыбки на вечеринке говорили ему, что ей хочется поскорее остаться с ним наедине. Чтобы в их отношениях все было так же просто, как в те дни, когда они ездили по стране во время игрового сезона и путешествовали по миру по его окончании. Им нравилось как ходить в походы, так и посещать музеи и выставки. Они оба интересовались искусством и историей.

Застегнув молнию, он положил руки ей на плечи и поймал ее взгляд в зеркале. Ее золотистые глаза расширились от желания, и он, обрадованный этим, прошептал:

– Или, может, ты хочешь, чтобы я снова расстегнул тебе платье?

Ее длинные ресницы опустились на мгновение, но затем она снова открыла глаза и, отстранившись, произнесла спокойным деловым тоном:

– Нет, спасибо. Мне нужно собрать средства на строительство нового приюта для животных. После этого мы с тобой продолжим этот разговор и решим, в какой день пойдем к адвокату и подадим документы на расторжение брака.

Глава 2

Фиона теребила кристаллы на своем платье, в то время как Генри мчал их «мазерати» к огромному особняку на холме. Какое-то время они жили в нем. Они с Генри занимали одно крыло, а его брат Жан-Пьер другое. Оба крыла были так велики, что в каждом из них мог четыре раза поместиться дом, в котором она выросла. Надо сказать, ее семья была довольно состоятельной. У отца была собственная бухгалтерская фирма.

Их с Генри медовый месяц был долгим и счастливым. Когда в его конце выяснилось, что она не беременна, они оба расстроились, но тут же начали активно пытаться это исправить. С каждой неудачной беременностью огромный особняк казался ей все более пустым. Она перепробовала множество разных методик лечения, прибегала к экстракорпоральному оплодотворению, но все было тщетно. О некоторых ее выкидышах они не рассказали даже своим родным. Его семья не знала о ее плохой наследственности и всех профилактических и реконструктивных операциях.

После выкидыша во втором триместре, который случился на глазах у свидетелей, Генри купил для них дом в Гарден-Дистрикт, чтобы спрятаться от всеобщего внимания, прикованного к семье Рейно. Их новое жилище находилось в Метайри, престижном северо-западном пригороде Нового Орлеана. От него шла частная дорога к владениям Рейно на озере Понтчартрейн. Вдоль нее росли дубы, с которых свисали длинные гирлянды тилландсий. На мелководье покачивались плоскодонные лодки. Часть длинной пристани спряталась в густом тумане, который часто можно было наблюдать над озером. В новом доме ей жилось не легче. Он был огромным и пустым. Его окружал сад с плодородной почвой и буйной растительностью. Садовникам приходилось работать не жалея сил, чтобы ее укротить.

Фиона посмотрела на своего мужа, который был полностью сосредоточен на извилистой дороге, ведущей к главному дому, где сейчас жил его старший брат Джерве со своей невестой. Они разрешили Фионе устроить там благотворительное мероприятие.

Смокинг от Бриони идеально сидел на крепком, мускулистом теле Генри. Его щеки и квадратный подбородок были гладко выбриты, темные волосы аккуратно причесаны. Его лицо было словно создано для того, чтобы украшать обложки журналов. Фиону по-прежнему влекло к Генри, но с тех пор, как три года назад они бездумно бросились в объятия друг друга, в их отношениях слишком многое изменилось. Она нисколько не жалела о том, что у нее не было пышной свадьбы, но часто спрашивала себя, было бы все по-другому, если бы они не торопили события и лучше друг друга узнали. Если бы они не поженились до того, как у них начались проблемы.

Теперь они никогда уже этого не узнают.

Генри не стал парковаться на стоянке. Вместо этого он заехал в гараж, где уже стояли черный «ренджровер» и «феррари». Боковая часть огромного гаража предназначалась для рекреационных автомобилей. Яхты и гидроциклы находились в лодочном сарае на пристани. Члены этой семьи любили свои скоростные игрушки. Они привыкли жить на широкую ногу, ни в чем себе не отказывая.

Фиона тяжело сглотнула.

С потерей этой семьи в ее жизни образуется пустота, заполнить которую она не сможет никогда.

– Фиона? – Генри заглушил мотор. – Спасибо, что продолжаешь притворяться на публике счастливой женой. Я знаю, что в последнее время у нас с тобой все было непросто.

– Успех этого мероприятия крайне важен для меня.

– Ну разумеется.

Его губы были плотно сжаты, и она поняла, что задела его своим ответом.

Как они могут быть уверенными, что между ними все кончено, и по-прежнему быть способными причинять друг другу боль неосторожным словом?

– Я благодарна твоей семье, которая сделала это возможным.

Он поправил лацкан смокинга.

– Уверен, что ты знаешь, как организовать мероприятие, которое понравится самой взыскательной публике.

– Сегодня мне очень помогла Аделаида.

– Когда у тебя сломалась машина?

Фиона напряженно кивнула. Ей было неприятно лгать.

Генри протянул руку и убрал за ухо завиток, выбившийся из ее прически.

– Ты великолепно выглядишь.

– Спасибо.

– Есть хоть малейшая возможность, что тебя заинтересует примирительный секс, пусть всего лишь на время?

«Заманчивое предложение», – подумала она, глядя на широкие плечи мужа, а вслух произнесла:

– Нам нужно идти внутрь.

– Разумеется, – ответил он, уставившись на ее губы. – Только знай, что мое предложение остается в силе.

Подмигнув ей, он выбрался из машины, обошел капот и открыл пассажирскую дверцу. При мысли о сексе с ним ее кожу начало покалывать. Раньше им было так хорошо в постели. Страсть, которую они друг к другу испытывали, была подобна урагану.

Изменилось ли это после всех перенесенных ею операций? Проверить это было бы слишком рискованно. Она не готова подвергнуть себя такому большому риску. При одной лишь мысли об этом стало не по себе, но ей пришлось взять себя в руки, поскольку мгновение спустя она поднялась по ступенькам и прошла через боковую дверь в отделанное мрамором фойе. Просторное помещение с высоким потолком и фреской на стене, изображающей охоту на лис, было заполнено людьми. Они разговаривали и смеялись. Музыкант играл на огромном рояле. Одним словом, вечеринка была в полном разгаре.

Когда-то она жила этими вечеринками, но сейчас ей хотелось схватиться за перила и быстро подняться по лестнице, чтобы наблюдать за происходящим с верхней площадки. Вместо этого она крепче сжала руку Генри и начала приветствовать гостей, как делала много раз прежде. Женщины флиртовали с Генри, но, надо отдать ему должное, он никогда не давал Фионе поводов для ревности. Измены отца повлияли на него. Он ясно дал ей понять, что никогда не нарушит клятву супружеской верности. Он не сделал этого, даже когда из их брака ушла любовь.

Нет, она не будет думать об этом сейчас, когда они находятся на публике. Когда на нее рассчитывает слишком много людей. Она взялась за организацию этого мероприятия, чтобы отвлечься от того, что ее брак рушится, но все должно быть на уровне.

Извинившись перед гостями, Фиона подошла к столику с сувенирами. Это были бирюзовые коробочки с серебристыми надписями «Любовь с первого „гав“», перевязанные черными и белыми ленточками. Она взяла коробочку с белой ленточкой, открыла ее и довольно улыбнулась при виде сережек в виде следов собачьих лап. Закрыв коробочку и завязав бант, она вернула ее на место и взяла другую, с черной ленточкой. Внутри оказался зажим для галстука в том же стиле, что и серьги. Подарки получились даже красивее, чем она предполагала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3