Кэт Кэнтрелл.

Самая лучшая из невест



скачать книгу бесплатно

Не лишено смысла. Создание свадебных платьев требует много сил и времени. Идеальный досуг для женщины, самозабвенно ищущей мужа, но пока не преуспевшей в поисках. Все, с кем Кит когда-либо встречался, мечтали сделаться миссис Митчелл и поживиться его деньгами. Кара не исключение. Своим ателье она одновременно озадачила его. Ее успехи впечатляли.

– Ты, я смотрю, весьма серьезно отнеслась к тому, что, можно сказать, с неба упало.

– Я считаю это Промыслом Божьим.

– Почему ты занялась созданием платьев, которые надевают всего раз в жизни? Отчего не выбрала что-то более практичное?

– Приходилось ли тебе когда-нибудь печь торт?

– Только есть. Это считается?

– Иногда торт получается не таким, каким был задуман. Либо кривобоким, либо подгоревшим, но глазурь способна скрыть огрехи. Свадебное платье подобно глазури. Невесты чувствуют себя красивыми в подвенечных платьях, даже если не ощущают себя таковыми в другой одежде. Я отвечаю за их перевоплощение, и это поразительно.

Глазурь тоже используется один раз. Кит задумался, нарочно ли она выбрала такое сравнение?

– Значит, ты все же используешь свою степень по маркетингу, рекламируя товар ненадлежащего качества.

– Смилуйся господь над твоей циничной душой! Зачем ты вообще сделал мне предложение, хотела бы я знать?

Он оторвался от созерцания ее прелестей:

– Потому что ты была беременна.

Или заставила его в это поверить.

Глава 2

С трудом подавляя желание упасть на песок и закричать от отчаяния, Кара бросилась бежать. Оказавшись в номере, что было сил, хлопнула дверью, надеясь, что коварная сестрица еще крепко спит.

– Как ты могла так со мной поступить?

Мередит зашевелилась, послышалось несвязное бормотание. Она приоткрыла глаза и посмотрела на Кару:

– На какой вопрос тебе ответить? Без чашечки кофе мой мозг отказывается нормально функционировать.

– Ты знала, что за моим приглашением стоит Кит. – Несколько человек упоминали в разговоре его имя, но она намеренно пропускала эту информацию мимо ушей, потому и не обратила внимания, что курортом владеет «Риджент Груп».

– Так засуди меня. Этот свадебный салон нужен тебе для развития бизнеса, поэтому какая разница? – Мередит выглядела так, словно только что вернулась со съемок рекламы нижнего белья. – Он бывший жених. Ты давно забыла о нем, правильно?

– Верно.

Ну или почти верно.

Кара шлепнулась на кровать и задумалась о том, что ей требуется не только душ, но и осиновый кол, чтобы вонзить в сердце живого трупа, притворяющегося Китом Митчеллом.

– Не нужно протестовать слишком громко, это не пойдет тебе на пользу. Нельзя упускать шанс поставить финальную точку. Воспользуйся им. Вчера ты реагировала куда спокойнее. Что стряслось?

– А то, что Кит теперь тоже занимается бегом. Или тебе и это известно?

– Вы созданы друг для друга. Только сумасшедшие встают ни свет ни заря, чтобы бегать. Он явно потерял остатки здравого смысла.

Впрочем, как и ты.

– Ну, таланты остались при нем. Он потерял человечность.

– И поэтому решил организовать тебе мировой показ? Ты права, это переходит все границы.

– Он предложил мне стать его женой только потому, что я рассказала о беременности. Как же я раньше этого не поняла?

– Многие парни на его месте не сделали бы и этого. А он сделал. – Шмыгнув носом, Кара уткнулась сестре в плечо.

– Я думала, он любит меня.

– Одно не исключает другого. Скорее всего, он действительно тебя любил и в будущем позвал бы замуж, а ты своим признанием лишь ускорила ход событий.

– Да, и что из этого получилось?

– Я думаю, к лучшему, что ты сразу узнала о его непостоянной натуре. Перекати-поле, честное слово. Да и имя Кара Чэндлер-Харрис Митчелл мне никогда не нравилось. Если вы, ребята, поцелуетесь и помиритесь, подумай о том, чтобы оставить девичью фамилию.

– Да я скорее вонючего верблюда в зад поцелую, чем Кита.

Мередит, спеша первой занять ванную, бросила на сестру проницательный взгляд через плечо.

– Вчера в павильоне между вами летели искры столь мощные, что можно было зажечь все свечи на торте старушки, празднующей девяностолетие.

– Просто в его механическом сердце случилось короткое замыкание.

– Ты, может, и забыла этого мужчину, но он определенно не забыл тебя. Людям свойственно ошибаться. Возможно, он хочет получить второй шанс.

– Второй шанс подмять меня под каток своей напористости и поехать дальше как ни в чем не бывало? Ха-ха.

Боже, помоги! Кара прокрутила в голове утренний разговор на пляже. Похоже, он искренне интересовался ее жизнью. Правда, Кит всегда источал соблазн, и Каре не нравилось, что он метит ядовитыми стрелами ей в сердце.

– Милая, ты же умная девочка, сложи два и два. Он пригласил тебя не ради фантастических свадебных платьев. Я, черт подери, и сама могла бы присобачить кружево к атласному наряду какой-нибудь ясноглазой невесты. Нет-нет, он хотел заполучить дизайнера, а не творения.

– Может хотеть до тех пор, пока в его механическом сердце все шестеренки не заржавеют, а у меня новая жизнь, и мужчине там нет места, особенно Киту Митчеллу. За нелестные слова, характеризующие мою работу, ты лишаешься права первой принять душ.

Значит, Кит пригласил ее в надежде возродить отношения? Ему придется постараться, чтобы соединить разрозненные кусочки ее жизни и сердца. Она никогда не простит его за то, что бросил ее, когда она больше всего в нем нуждалась. Из него не получится хорошего мужа. И точка.

Кара надела свои лучшие туфли на высоких каблуках и безупречный наряд, состоящий из юбки и блузки. Этакая защитная кольчуга современной женщины. Небеса к ней благоволят. Исправный лифт! Как вовремя! Двери разъехались в стороны, явив мужчину, которого она меньше всего хотела видеть. Улыбнувшись, Кит омыл жарким взором пальцы ее ног в лабутенах.

– Тебе вниз?

– Именно. – Кара танцующей походкой вошла в лифт, мысленно напомнив себе, что она – настоящий профессионал и не испугается нашпигованной тестостероном кабины лифта. Хотя идея Мередит о том, что мистер Беглый Жених надеется получить второй шанс, повергла ее в легкую панику. Ни в одном языке мира не нашлось бы достаточно соблазнительных слов, чтобы убедить ее начать все заново.

Кара изо всех сил делала вид, что ничего особенного не происходит, хотя от напряжения волоски на руках встали дыбом. Исходящее от Кита тепло немедленно окутало ее, проникая в поры кожи, а ей было и без того жарко. Какой же он крепкий, сильный и заносчивый.

– Ты каждый день бегаешь?

– Обычно да. А ты? – Ах, как бы мама сейчас ею гордилась! На протяжении двадцати восьми лет та учила ее улыбаться даже в самой непростой ситуации. Вот ведь когда пригодилось.

– Стараюсь. Это отличный способ проветрить голову.

«Не эта ли напасть приключилась с твоим мозгом, выдавшим идею о втором шансе?» Очень хотелось это озвучить, но она прикусила язык.

– Дает возможность должным образом настроиться на предстоящий день.

– Извини, что нарушила твой ежеутренний ритуал.

– Ничего подобного. Мне все понравилось.

Почему это они так долго едут с пятого этажа на первый? Лифт резко остановился. Кара, не удержавшись на ногах, упала. Свет погас.

Ну конечно, Провидению недостаточно забросить их на крошечный остров, нужно обязательно запереть в лифте. В темноте.

– Ты в порядке? – раздался над головой голос Кита.

Он-то, само собой, сумел устоять на ногах в ботинках на плоской подошве! Кара прислонилась к стене, морщась от боли в лодыжке. Подвернула, конечно.

– Да, все отлично.

– В моем телефоне есть встроенный фонарик. – Он подсветил.

– А кнопки вызова механика в твоем телефоне, случайно, нет? Пришлась бы как раз кстати.

– Уже набираю SMS управляющей отелем. По крайней мере, смерть от падения в лифтовую шахту нам не грозит. Думаю, мы застряли между первым и вторым этажом.

– Может, попробуем выбраться через люк в потолке?

– Подсадить-то я тебя подсажу, вопрос в том, сумеешь ли ты разжать двери лифта?

– Я передумала. Давай дождемся помощи. Надеюсь, управляющая мешкать не станет. Здесь прохладнее, чем у меня в номере.

– А что не так с твоим номером?

– Кондиционер барахлит.

В тусклом свете экрана телефона Кара заметила, что Кит угрожающе хмурится.

– Почему ты не сообщила об этом управляющей?

– А разве не ты должен этим заниматься? – Она стала растирать ноющую лодыжку. Боль была такая, будто ее проткнули пиками. Вот и нашлась уважительная причина не ходить на пробежку с мужчиной, от плавных движений которого повышается слюноотделение. – Подозреваю, неисправные кондиционеры и лифты чинит один и тот же человек. Не кажется ли тебе, что консультант, ответственный за важное мероприятие, должен лучше следить за тем, что творится вокруг?

– Мои шоу всегда проходят без сучка без задоринки. Ты поранилась?

– Я в порядке.

Запиликал телефон, он прочел сообщение.

– Придется подождать минут двадцать. Переживешь, или попытаемся выбраться через люк?

Двадцать минут в тесном лифте наедине с бывшим женихом. Если станет распускать руки, она заколет его острым каблуком. Там ведь внутри древесина, не так ли?

– Я готова ждать. Все равно сегодня никаких дел. Собиралась полежать у бассейна.

– Я тоже.

– Да, знаю. Ты здесь большой человек. Удивительно, как это тебя до сих пор не назначили гендиректором какой-нибудь компании? Не потому ли, что подобная должность предполагает постоянство, на которое ты не способен?

Он поджал губы. На нее тут же нахлынули воспоминания о том, как он ласкал ее губы. Проклятое воздержание! Нужно внушить глупому телу, что Кит Митчелл не привлекателен. Нисколько. Речь о внутреннем содержании, именно оно имеет значение.

– У меня нет ни малейшего желания становиться гендиректором. Я сам себе начальник. Могу выбирать любые задачи и переезжать с места на место, не увязать в бюрократической трясине какой-нибудь компании.

Мередит говорила об этом. По крайней мере, Кара узнала о его ненависти к долгосрочным обязательствам до того, как вышла замуж. Правда, теперь возник миллион других вопросов. Нужно держать рот на замке.

– Хотелось бы знать, если б мы поженились, сколько прошло времени, прежде чем семейная жизнь тебе приелась? Полгода?

С болтливым языком определенно нужно что-то делать. Причем немедленно!

– Подозреваю, что меньше. Давай проясним все раз и навсегда. Я не бросал тебя у алтаря. Хотя, не сомневаюсь, такая интерпретация придает истории особый драматизм и обеспечивает тебе сочувствие людей.

Кара рассмеялась. Фальшиво.

– Пустая болтовня, Митчелл.

– Вовсе нет. Я не подверг бы тебя публичному унижению, заставив пройти через ряды гостей к алтарю, у которого не ожидает жених.

– Ах, какое великодушие! Премного благодарна, что избавил от необходимости отменять свадьбу за несколько минут до начала. Ой, погоди-ка! Ведь именно это и случилось! В какой, по-твоему, момент ты повел себя достойно?

Если это пресловутая попытка начать все сначала, она с треском провалилась.

– Кара, давай не будем цепляться ко времени. Просто мы не созданы друг для друга, и наш брак обернулся бы катастрофой. Думаю, за прошедшие два года ты и сама это поняла.

– Это и раньше было слабой отговоркой, и теперь ничего не изменилось. Я нуждалась в тебе, а ты ушел.

– Ты нуждалась в свадьбе и муже, тебе сгодился бы любой подходящий мужчина. Мне потребовалось чуть больше времени, чем следовало, чтобы это уразуметь.

– Я любила тебя! – Сжав кулак, она представила, как бьет его в надменную челюсть. Скорее всего, сломала бы себе руку, не причинив вреда его смазливой физиономии, но мечтать не вредно!

– Ну-ну. Точно так же, как я любил тебя.

Он ей не верит. Позабыв о воспитании, Кара зарычала сквозь зубы:

– Я собиралась выйти замуж не ради блага ребенка, а потому, что ошибочно полагала, будто мы сможем создать счастливую семью.

– Нам было бы крайне непросто создать эту мифическую счастливую семью, принимая во внимание, что ты врала о беременности.

– Я не врала о беременности.

– Ну да, ты лживо улыбнулась и сказала: «Ни за что не угадаешь! Ложная тревога!» Какое удачное совпадение, что ты обнаружила это за несколько минут до начала церемонии. Именно потому, что сообщила об этом до, а не после, я и избавил тебя от необходимости идти к алтарю.

– У меня был выкидыш, сукин ты сын!

– Выкидыш? – У него екнуло сердце. – Как это возможно?

– Поищи в Интернете и узнаешь. – Она отвернулась, но он успел заметить в тусклом свете мобильного, что у нее дрожит нижняя губа. Его будто со всего маху ударили кулаком под дых.

– На какой планете «ложная тревога» означает выкидыш, а не то, что мужчину заставили поверить в беременность, которой на самом деле не было? – Его голос сделался жестким. Не умей он держать себя в руках, полез бы к люку в потолке и поскорее скрылся от позора. Все, что он думал о ней и их отношениях – черт, да и о самом себе! – ошибочно.

– На планете под названием Невеста-Справляется-С-Разбушевавшимися-Гормонами в галактике Я-Неудачница. Я не хотела портить особый день страшными признаниями, кретин. – Она чуть не расплакалась.

Кит награждал себя куда менее лестными эпитетами. Выкидыш. Слова Кары не укладывались в голове.

– Так ты правда была беременна?

– Да, гений.

И когда превратился в круглого идиота? Ложной тревогой она назвала выкидыш. С тех пор как Кара рассказала о своем интересном положении, он корил себя за пренебрежение контрацепцией. С трудом мирился с тем, что должно за этим последовать. Еще труднее было принять то, как она радовалась предстоящему замужеству. А он не хотел. Вцепился в слова «ложная тревога», как собака в кость, и без труда убедил себя, что она хочет попотчевать его очередной жалостливой сказкой, поэтому с легкостью вошел в роль мученика. Он потер глаза, но они не перестали щипать. Кара говорит правду.

– Когда ты собиралась посвятить меня в истинное положение дел?

– После церемонии, когда мы остались бы одни и могли вместе поплакать, утопить боль в дорогом шампанском, которое мне снова стало можно пить. Ты думал, я лгала? Как, ради всего святого, ты мог подумать, что я способна на столь низкий поступок?!

Разговор принял явно нежелательный оборот.

– Как ты могла подумать, что я способен бросить тебя, зная, что на самом деле имеешь в виду? Почему не остановила меня?

Спокойнее. Если она позволит ему собраться с мыслями, он тут же придумает очередную складную сказочку и выгородит свою задницу.

«Мне очень жаль! Следовало расспросить тебя обо всем подробно. Я такой идиот!»

– В твоем взгляде светилось облегчение. Ты не участвовал в свадебных приготовлениях, но я закрывала на это глаза, списывая все на обычную мужскую нелюбовь к цветам и украшениям. Но ты был само спокойствие и собранность, говоря, что у нас все равно ничего бы не получилось. Выкидыш или ложноположительная беременность – итог один и тот же. Ты выискивал путь к отступлению, и я указала его.

«Ты права. Все так и было».

Его сердце принадлежало в первую очередь работе, и он трудился в поте лица. Ему повезло, многолетние старания принесли солидный счет в банке, от которого мечтали откусить кусочек пожирнее прежние подружки. Он же не горел желанием обеспечивать потенциальной супруге безбедное существование, не собирался связывать себя узами брака ни с одной женщиной. Лишь внеплановая беременность повлияла на это решение. Эта партия была разыграна, вероятно, еще в детстве, когда он наблюдал за матерью, раза три в неделю приносящей домой покупки из элитных магазинов и раз в год меняющей «бентли». Но это не умаляло его поступка.

– Я… я… Ты этого не заслужила.

Слова застряли в горле. Впервые в жизни он не знал, что делать с рвущим на части, удушающим чувством вины. Его невозможно было застать врасплох. Он никогда не лишался дара речи.

– Верно, не заслужила. Но рада, что все случилось так, как случилось. В противном случае мы бы уже давно развелись.

– Я не поступил бы так низко, остался бы с тобой ради ребенка.

Равно как намеревался жениться на ней ради ребенка, надеясь, что в конце концов они сумеют подружиться, как его родители, построить сносные супружеские отношения. Он дал бы ей свое имя, воспользовался бы ее связями для укрепления имиджа. Неравноценная сделка, но он был готов к этому. О ребенке не хотел вспоминать. Все разрешилось наилучшим образом.

– С тобой я бы не осталась. Не о таком браке мечтала. Вероятно, я себя потом пристрелю, но готова с тобой согласиться, мы бы не ужились. Хотя ты и первостатейное дерьмо, но своим уходом оказал мне огромную услугу. Мередит права, мне требовалось поставить финальную точку, и я это сделала.

Откуда взялась эта женщина? Кара, которую он знал два года назад, была из тех роковых красоток, кого хотелось немедленно прижать к стенке лифта и покрыть поцелуями. Веселая и кокетливая, с ней было приятно проводить время, а переехав в другой город ради новой работы, без сожалений расстаться. Их отношения Кит никогда не воспринимал всерьез. Когда она сообщила о беременности, решение жениться далось болезненно. Виноваты оба, и он не собирался уклоняться от ответственности. Нынешняя Кара представляла собой загадочную смесь силы, ума, энергичности и решительности. Кит был ошеломлен.

– Ты сказала, что любила меня. Это правда?

Прежде она не делала подобных признаний.

– Я думала, так и есть. Теперь не уверена. А ты все это время считал, что я выдумала беременность? Если бы моя мама услышала, какими словами я ругала тебя за то, что бросил пережившую выкидыш женщину, наверняка заставила бы вымыть рот с мылом.

– Сожалею. Что я могу для тебя сделать?

– Ты совершил ошибку, но извинился. Этого достаточно.

– Только не для меня.

– Ну, тут уж не тебе решать. Я давно тебя простила.

Эта брошенная будничным тоном фраза растопила лед, сковывающий его грудь. Прощение. Ему никогда не делали подобных подношений, да он и не просил. Более того, не хотел. Теперь же, получив столь значительное сокровище, растерялся, не зная, что делать.

– Возможно, эта неделя окажется не столь ужасной, как я себе представляла.

Свет замигал и включился, кабина лифта содрогнулась. Двери раскрылись на первом этаже. Кара, поспешно надев туфлю, поднялась. Ступив на мраморный пол вестибюля, поморщилась от боли, пронзившей левую лодыжку. Кит схватил ее за руку:

– Идти сможешь?

«Обопрись на меня. На этот раз я не подведу».

– Видимых повреждений нет. Ничего, что не смогла бы вылечить бутылочка хорошего вина.

– Позволь мне принести ее тебе. Сегодня вечером.

Киту хотелось забросать ее вопросами о прошлом. Как случился выкидыш, как скоро она обратилась к врачу. Он не был готов отпустить ее, но и не мог блуждать в эмоциональном лабиринте, в котором оказался. Позднее он все обдумает, и способность связно мыслить наверняка вернется.

Кара демонстративно посмотрела на их сцепленные руки, перевела загадочный взгляд на его лицо.

– С меня довольно. Говоря, что эта неделя окажется не столь ужасной, я имела в виду, что без угрызений совести выброшу тебя из головы.

Высвободив руку, она заковыляла через вестибюль, оставив его. Так и должно быть. Он не привык, чтобы от него избавлялись подобным образом, тем более новая, незнакомая ему Кара. Неужели она больше не озадачена поиском мужа? А иначе что поспособствовало смене мировоззрения? Да уж, похоже, неделя ожидается куда более интересной, чем он ожидал.


Возможность снова увидеть Кару представилась только во второй половине дня, когда координатор мероприятий Марла Коллинз пригласила всех участников салона на собрание.

Он внимал происходящему на расстоянии. Элис прилежно запечатлевала в планшете основные моменты, чтобы позже отправить подробный отчет, хотя ему нравилось узнавать новости из первоисточника.

Кит взглядом отыскал в толпе темноволосую головку Кары. Та склонилась к Мередит, что-то шепча. Наверняка о нем, злодее этаком. С другой стороны, за два года у нее было много возможностей перемыть ему косточки. Сейчас Кара – бизнес-леди, и у нее есть дела поважнее, чем обсуждать его вероломство. Неужели простила его?

Перед ним сотня нерешенных задач, требующих пристального внимания, однако утренний разговор с Карой не шел из головы. А как иначе? Два года он был убежден, что она пыталась поймать его в ловушку нежеланного брака. Он продолжил жить как ни в чем не бывало, без угрызений совести и бессонных ночей. Кару пригласил исключительно потому, что она мастер своего дела, а она неожиданно заставила его посмотреть на все под другим углом. Оказывается, он причинил ей боль, а это ему несвойственно. Кит Митчелл никогда не совершает ошибок.

Марла закончила собрание, и участники, весело болтая, потянулись к дверям. Кит, заранее придумавший предлог заговорить с Карой, поджидал ее у выхода, но его обступили люди. Он проследил взглядом, как удаляются Кара и Мередит, ни разу не оглянувшись. Очевидно, она верна своему слову, выбросила его из головы и занялась делами. Кит пожалел, что не может с той же легкостью последовать ее примеру.

Новая Кара бесконечно интриговала. Он не хотел недосказанности, особенно после ее признания. Перед мысленным взором все еще стояли ее босые ступни. Он стремился хотя бы восстановить видимость нормальных отношений. Она утверждает, что исцелилась. С ним ничего подобного не случилось.


– Прошу меня извинить! – Он прервал на полуслове Элизабет Деболт и поспешил вдогонку за Карой.

Они с Мередит недалеко ушли, Кит обнаружил их у бассейна. Они общались с чистильщиком, обнаженным по пояс парнем с накачанными мускулами. Обе не сводили с него глаз. Тот держался непринужденно, будто привык к постоянному вниманию дам. Кит взял этот факт на заметку: надо переговорить с менеджером по рекреации. Курорт будет принимать супружеские пары, а не одиночек, поэтому здесь нет места чистильщику с телом культуриста, способного выполнять жим штанги, в два раза превышающий собственный вес.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3