Кэрри Лонсдейл.

Разбивая волны



скачать книгу бесплатно

– Ты опять рылась в моих коробках с украшениями?

Она слегка повела плечом.

– Мне просто понравился цвет.

Я только головой покачала. Обычно я не возражала, когда Кэсси рассматривала сделанные мною украшения, однако в пластиковых контейнерах, в которых я хранила свои изделия, лежало и несколько кусочков стекла, принадлежавших еще моей матери, а также несколько особенно красивых «слез русалок», найденных для меня Оуэном, и мне не хотелось лишиться этих дорогих мне вещей. Одной из них как раз и был бело-голубой камень на шнурке, который Кэсси носила вместо браслета.

Я хотела еще раз напомнить дочери, чтобы она ничего не брала у меня без разрешения, но в этот момент Биверли Марш пригласила меня к директору.

– Проходите, – сказала она. – Миссис Харрисон ждет вас.

Я так быстро вскочила, что сумочка соскользнула с плеча и упала на пол. Удар получился довольно громким, так что некоторые школьники у ксерокса оглянулись в мою сторону и захихикали. Чувствуя, как горят мои щеки, я подобрала сумочку, потом взяла Кэсс за руку, чтобы помочь ей слезть с кресла.

Взгляд секретарши перескочил с меня на Кэсси и обратно.

– Прошу прощения, мисс Бреннан, но директор ждет вас одну. А ты, Кэсси, посиди здесь и подожди маму.

Кэсси со вздохом облегчения плюхнулась обратно на сиденье.

Я наклонилась, так что мои глаза оказались на одном уровне с глазами дочери.

– Я недолго, – пообещала я, кивком указывая на шкаф рядом с доской объявлений. – Пойди лучше выбери себе какую-нибудь книжку.

Кэсси нервно облизала губы и, соскочив с кресла, подошла к шкафу. Некоторое время она рассматривала стоящие там издания, пока наконец не выбрала себе книжку с котенком на обложке. Кэсси обожала кошек и не раз просила меня взять домой котеночка: в угловом бакалейном магазине недалеко от нас как раз окотилась кошка. Когда-нибудь – обязательно, но только не сейчас, ответила я дочери, и для отказа у меня были веские причины. Я чувствовала, что мне может просто не хватить сил заботиться о животном, поскольку, как недавно выяснилось, я была едва способна позаботиться о собственной дочери.

Выпрямившись, я последовала за Биверли. Кабинет директора находился в конце короткого коридора, его дверь была распахнута, и секретарша, остановившись на пороге, постучала костяшками по косяку.

– Миссис Харрисон? Мисс Бреннан здесь.

– Пусть войдет, – откликнулась изнутри Джейн Харрисон, и Биверли, отступив в сторону, указала мне на стулья напротив директорского стола.

– Садитесь, пожалуйста.

Я кивнула в знак благодарности и опустилась на ближайший к двери стул. Биверли вышла.

Джейн Харрисон нажала несколько клавиш на клавиатуре, отключила монитор и, развернувшись ко мне вместе с креслом, некоторое время внимательно разглядывала меня сквозь очки в темно-розовой оправе. Глаза у нее были усталые, и под ними залегли тени, словно в последнее время она хронически недосыпала.

«Что ж, ты здесь не одна такая!» – подумала я не без злорадства.

Джейн тем временем улыбнулась, но и улыбка у нее получилась какая-то вымученная.

Сложив перед собой ладони, она уронила их на стол, так что браслет из крупных кораллов громко клацнул по полированному дереву.

– Спасибо, что смогли приехать так скоро… – Джейн явно чувствовала себя неловко и решила начать с дежурного изъявления благодарности.

– Не за что. – Я пожала плечами. Любая мать на моем месте поспешила бы выяснить, зачем ее вызывает директор.

Джейн Харрисон я знала с тех пор, когда она преподавала у Кэсси в первом классе. В прошлом году ее повысили, сделав заместителем директора. Школу Джейн возглавила после того, как несколько месяцев назад, незадолго до Рождества, прежний директор, Дейдра Уитмор, ушла на пенсию. Насколько я знала, Джейн была хорошим руководителем – строгим, но справедливым, и школьники ее любили. Мы с ней были примерно одного возраста, но хотя она и была замужем, детей у нее почему-то не было. Как-то Джейн проговорилась, что она и ее муж Квинн хотели бы иметь много детей. Это было года три назад, но положение с тех пор не изменилось.

Пока я размышляла обо всем этом, Джейн нервным движением поправила карандаши, которые и без того были разложены на столе в идеальном порядке, и нахмурилась. На ее лицо легла какая-то тень, и я почувствовала, что Джейн думает о чем-то совершенно постороннем.

Признаться, подобное невнимание к проблемам Кэсси, в чем бы они ни заключались, подействовало на меня как сильнейший раздражитель, и я вцепилась пальцами в стул, на котором сидела, стараясь сдержать рвущееся наружу нетерпение. Больше всего мне хотелось сделать что-то такое, чтобы заставить Джейн обратить наконец на меня внимание и рассказать, почему я сижу сейчас перед ней, а Кэсси дожидается меня в канцелярии. Вместе с тем я понимала, что должна держать себя в руках, поэтому ненадолго прикрыла глаза, обратив мысленный взор внутрь себя. Это помогло. Я глубоко вдохнула и почувствовала, как мои мускулы расслабились, а разум очистился от неконструктивных эмоций.

Так-то лучше, подумала я, делая еще один вздох. Открыв глаза, я изобразила на лице вежливую улыбку.

– Итак? – проговорила я. – Что натворила моя Кэсси?

Рука Джейн судорожно вздрогнула, и один из карандашей покатился по столу. Вернув его на место, директор снова сложила ладони перед собой.

– Я собиралась позвонить вам еще в пятницу, – проговорила она, – но у меня неожиданно появилось одно срочное дело, из-за которого мне пришлось уехать из школы раньше обычного.

– Надеюсь, это срочное дело не имело отношения к Кэсси? – вежливо осведомилась я, и Джейн покачала головой. Длинный черный локон, выбившись из прически, закачался у нее перед самыми глазами, но она даже не попыталась его поправить.

– Нет, это было… личное дело. Что касается вашей дочери, то… Меня очень встревожил конфликт, который произошел в четверг между Кэсси и ее подругой Грейс. Мать Грейс, Элис Калинг, позвонила мне в пятницу утром и пожаловалась, что в течение двух последних дней ваша дочь буквально не дает Грейс прохода. Я поговорила с обеими девочками и с их одноклассницами… К сожалению, все подтвердилось.

– Что именно подтвердилось? И что вообще произошло?!

– Как мне удалось узнать, ваша Кэсси очень настойчиво добивалась, чтобы Грейс либо перестала ездить в школу на велосипеде, либо попросила родителей купить ей новый шлем.

– И что здесь такого? Кэсси просто беспокоится о своей подруге и не хочет, чтобы она пострадала. По-моему, это вполне естественное желание.

– К сожалению, это не все. Кэсси сказала Грейс, что ее собьет грузовик, она упадет на асфальт и сильно повредит голову. По ее словам, после этого несчастного случая Грейс придется долго лежать в больнице. На вполне резонный вопрос, откуда она это знает, Кэсси ответила, что ей было видение… – Джейн слегка подалась вперед. – Видение!!! – повторила она. – Но это, как говорится, еще полбеды… Самое главное, что этот разговор происходил в столовой во время обеденного перерыва и его слышали другие дети. Кэсси их очень напугала – особенно когда погналась за Грейс, загнала ее в туалет и заперла в кабинке. Грейс встала на унитаз, чтобы позвать на помощь, но поскользнулась и упала.

Я выпрямилась, плотнее прижавшись к спинке стула. У меня под веками словно горел огонь, а сердце рвалось к дочери. Ей была нужна помощь… нам обеим была нужна помощь, причем такая, какую не мог бы оказать ни один врач.

– …Боюсь, в данной ситуации я вынуждена временно запретить Кэсси посещать занятия.

Я вскинула голову.

– Запретить?!

Джейн окинула меня внимательным взглядом.

– Мы в школе придерживаемся политики полной нетерпимости к проявлениям агрессивного поведения, и вам это прекрасно известно, – сказала она, напустив на себя строгий вид. – Кроме того, это уже не первый случай, когда Грейс…

– Знаю, знаю, – быстро сказала я. – Вы имеете в виду случай с Этаном… Но ведь она только хотела ему помочь!

– Я этого не исключаю, но… – Джейн снова нахмурилась и принялась вертеть в пальцах карандаш. – Странно, однако, что Этан сломал ногу именно тогда и именно так, как предсказывала… как говорила ваша Кэсси.

От острого приступа тревоги у меня засосало под ложечкой.

– На что вы намекаете?

– Ни на что. Я просто спрашиваю себя, не могло ли оказаться так, что Этан воспринял слова Кэсси как вызов. Если бы не она, он, возможно, не стал бы так сильно раскачиваться и прыгать с качелей.

– Любопытная гипотеза, – сухо произнесла я, надевая на плечо ремень сумки. Мне уже не терпелось уйти. – Но, быть может, дело в другом? От Кэсси я знаю, что на переменах Этан и его приятели носятся по двору, толкают друг друга и всех вокруг, стараясь поразить окружающих весьма рискованными и опасными выходками. Может быть, вам следовало лучше следить за ними, чтобы никто из них не ломал ноги и не разбивал носы?

Джейн обиженно поджала губы и отложила карандаш.

– Я отстраняю Кэсси от занятий ровно на неделю. Но если что-то подобное повторится…

– Я понимаю. – Я торопливо кивнула. Мне не нужно было спрашивать, что будет, если Кэсси попытается предостеречь еще кого-то из одноклассников или друзей. В этом случае ее просто исключат.

Лицо Джейн немного смягчилось.

– Кэсси – замечательная девочка, способная и старательная, – сказала она. – Насколько я помню, раньше она прекрасно вела себя и в классе, и во дворе, но в последнее время… – Джейн слегка развела руками. – В последнее время ваша дочь держится на удивление замкнуто и очень расстраивается, когда ее никто не слушает. Кроме того, ее… ее истории часто бывают насыщены такими подробностями, что другие дети пугаются. У вас дома все в порядке?

Внезапный вопрос сбил меня с толка, но я сумела быстро справиться с растерянностью.

– В последнее время Кэсси плохо спит, – сказала я, решив этим и ограничиться. Ни в какие подробности я пускаться не собиралась.

Джейн что-то написала на листке блокнота.

– В городе есть очень неплохой детский психолог. Я рекомендую вам обратиться к нему. – Она вырвала из блокнота страницу и протянула мне. – Позвоните. Думаю, он вам поможет.

Как бы не так, думала я, пряча записку в карман сумочки. Я очень сомневалась, что наш местный психолог сумеет справиться с проблемами моей дочери.

– А как там Грейс? Она не сильно ушиблась, когда упала с унитаза? – спросила я, не сумев совладать с собственным сарказмом.

– Когда я видела ее в пятницу, с ней все было в порядке. Правда, на руке остался синяк, но совсем небольшой. Думаю, что и у Кэсси тоже все будет хорошо, – поспешно добавила Джейн. – Пусть она недельку посидит дома, отоспится… А насчет занятий не беспокойтесь, программа у нас не сложная, она быстро нагонит. Главное, найдите врача, который ей поможет. В противном случае нам придется расстаться, а мне бы очень этого не хотелось. Кэсси – хорошая девочка, нам будет ее не хватать.

– Мне бы тоже этого не хотелось, – пробормотала я. Как ни крути, положение было довольно серьезным. Конечно, ни к каким врачам я обращаться не собиралась, да они бы и не помогли. Я знала только одного человека, который, возможно, сумел бы решить возникшую проблему.

Джейн бросила взгляд на часы на стене.

– А теперь, если у вас нет никаких вопросов, я вынуждена с вами попрощаться – на сегодня у меня назначена еще одна встреча, – сказала она и, не дожидаясь, пока я соберусь с мыслями, встала из-за стола. Я последовала ее примеру и тоже поднялась, торопливо одернув юбку. Мои ладони были влажными. Похоже, на занятия к студентам я сегодня уже не попаду, поняла я. То, что Кэсси отстранили от занятий, означало, что мне придется убедить администрацию колледжа предоставить мне недельный отпуск по семейным обстоятельствам. Это была не самая легкая задача, поскольку я и так слишком часто брала больничные по уходу за ребенком. Последние несколько месяцев дались нам с Кэсси очень нелегко, и сейчас я проклинала себя за то, что слишком долго оттягивала неизбежное.

Джейн проводила меня до дверей кабинета и еще раз поблагодарила за то, что я так быстро откликнулась на ее приглашение. Неожиданно ее взгляд скользнул куда-то вдаль, за мою спину. Обернувшись, я увидела Биверли Марш, которая быстро бежала к нам по коридору.

– Миссис Харрисон, звонила миссис Калинг!.. – воскликнула она, слегка задыхаясь от волнения.

– Так переведи звонок на мой телефон. Мы с мисс Бреннан уже закончили.

– Она не стала разговаривать, только просила передать вам сообщение… – Биверли переступила с ноги на ногу. На меня она почему-то избегала смотреть.

– Какое сообщение?

Наклонившись вперед, Биверли Марш что-то зашептала директору на ухо. Джейн пристально взглянула на меня, Биверли тоже скользнула по мне взглядом и, развернувшись на каблуках, торопливо вернулась в приемную.

Я почувствовала, как по моей спине побежал холодок.

– Что случилось?..

– Грейс в больнице, – проговорила Джейн напряженным голосом. – Ее сбил грузовик.

Я вдруг испытала острый приступ тошноты и непроизвольно подняла руки к горлу.

– Все случилось в точности так, как говорила Кэсси, – шепотом добавила Джейн. – О господи!.. – Ее лицо стало белым, как стена. Бросив на меня еще один взгляд, она, пятясь, вернулась в кабинет и закрыла за собой дверь.

– Она меня боится…

Повернувшись, я посмотрела на Кэсси, съежившуюся в кресле. По ее щеке скатилась одинокая слеза, и мне показалось, что мое сердце вот-вот разорвется от жалости.

Глава 4

Понедельник.

Позднее утро.

«Она вовсе не боится, – хотела сказать я. – Просто миссис Харрисон немного растерялась. Сообщение о том, что Грейс попала под машину, оказалось для нее слишком… неожиданным». Впрочем, мы обе знали, что дело вовсе не в неожиданности. Джейн была по-настоящему потрясена – об этом свидетельствовало выражение ее лица.

Я наклонилась к Кэсси.

– Как твоя голова?

– Лучше, – шепнула она, и я с улыбкой кивнула. Так и должно было быть, раз ее пророчество уже осуществилось.

– Кстати, – добавила я, стараясь отвлечь дочь от мыслей о Грейс, – знаешь, что мне сказала миссис Харрисон? Ты можешь целую неделю не ходить в школу! Здорово, правда? Давай это как-нибудь отпразднуем, ладно? Например – съедим целый пакет самых лучших пончиков!..

Кэсси грустно улыбнулась и протянула мне руку.

– Давай.

Мы вышли из школы и сели в машину. Прежде чем тронуться с места, я позвонила в колледж и предупредила, что Кэсси снова заболела и я не смогу прийти на лекции. Послеобеденную встречу со старшим менеджером бутика я тоже перенесла на следующую неделю.

Постоянный недосып и тревога за дочь заставляли меня чувствовать себя вымотанной до предела. Больше всего мне хотелось вернуться домой, закрыться в студии и с головой погрузиться в работу. Как отшлифовать тот или иной кусочек «морского стекла», какую форму ему придать, как оправить его серебряной проволокой – все это были приятные и привычные мысли, которые позволили бы мне отдохнуть или как минимум успокоиться. Мне очень нравилось превращать то, что когда-то было просто стеклянным мусором, в произведения искусства, и тот факт, что большинство найденных на берегу «слез русалок» отличалось тем или иным дефектом, меня никогда не смущал. В большинстве случаев мне удавалось обратить эти недостатки в достоинства, придать своим изделиям неповторимость и индивидуальность. Даже сейчас, сидя за рулем, я отчетливо представляла себе серьги и ожерелье из серебряной скани, в которую я собиралась вплести заранее подобранные мною оливковые, янтарные и темно-бордовые «слезы».

Увы, работу над гарнитуром я вынуждена была отложить до вечера, когда мы вернемся домой и Кэсси уснет. Сейчас у меня были дела поважнее.

Я взглянула на дочь в зеркало заднего вида. Тени у нее под глазами стали больше и темнее. Пока я смотрела на нее, Кэсси широко зевнула, и я, не сдержавшись, зевнула тоже.

Да, с творческой работой придется повременить. Сначала я должна была исполнить свой материнский долг, а проблема передо мной стояла далеко не пустячная. Видения Кэсси имели довольно серьезные последствия: помимо того, что девочка регулярно не высыпалась, она стала хуже учиться, да и подруг у нее почти не осталось. Аппетит у нее почти пропал, она похудела, щеки ввалились, глаза запали. А уж о том, какое воздействие могли оказывать ее ночные кошмары на неокрепший ум и детскую нервную систему, я боялась даже думать.

И зачем только я ждала так долго? Мне нужно было действовать, а не смотреть, как моя девочка тает у меня на глазах. Нет, я понимала, что Кэсси нужна помощь, но мне казалось, что я сумею ей эту помощь оказать. Увы, научить восьмилетнего ребенка медитировать, успокаивая мысли и смиряя воображение, оказалось гораздо труднее, чем мне представлялось. Кроме того, я не ожидала, что ее видения будут настолько пугающими.

– Почему ты грустная, мама? – спросила Кэсси с заднего сиденья. Вряд ли она могла видеть мое лицо или угадать мое настроение по устало опущенным плечам; скорее она заметила появившиеся по краям моей ауры голубые тона. Видеть окружающее людей цветное свечение Кэсси умела с раннего детства; для нее это было так же естественно, как дышать.

Я повернулась, чтобы взглянуть на нее. Притворяться Кэсси не умела: черты ее лица дрогнули и начали расплываться.

– Мне тоже грустно, – призналась она, прежде чем я успела что-то сказать.

– Ты думаешь о Грейс?

Кэсси кивнула, потом вытерла глаза и нос.

– Я тоже очень за нее беспокоюсь, – сказала я, притормаживая на светофоре.

Кэсси некоторое время играла с металлической молнией на свитере, с жужжанием гоняя замок то вверх, то вниз.

– Ну так как насчет пончиков, Русалочка?

Кэсси слабо улыбнулась в ответ и показала мне поднятые вверх большие пальцы.

Пончики мы купили в кафе на бульваре, а съесть их решили на лужайке перед зданием католической миссии святого Луи в центре города. Кэсси съела полпончика, когда ее внимание неожиданно привлек фонтан, у края которого были установлены скульптуры двух медвежат. Кэсси обрызгала их водой и стала тереть медвежатам бока, словно купая.

– Не забудь вымыть у них за ушами! – крикнула я, шаря в сумочке в поисках мобильного телефона. – Обычно это самое грязное место!

Пока Кэсси старательно терла медвежатам за ушами, я набрала номер своей бабушки Мэри.

Бабушка ответила на втором звонке.

– Алло? – проговорила она слегка задыхающимся голосом.

– Опять гоняла птиц из сада? – спросила я вместо приветствия. Я не была у нее уже года два, но хорошо помнила, как она жаловалась на птиц, с которыми вела бескомпромиссную борьбу.

– Нет, – ответила она. – Сегодня не гоняла. Я просто немного устала, вот и все. А как твои дела?

Кэсси возле фонтана покончила с мытьем и теперь поила медвежат водой из сложенных ковшиком ладоней.

– У меня все в порядке, – сказала я, не переставая краешком глаза следить за дочерью. Одновременно я откусила большой кусок пончика. Кэсси помахала мне рукой, и я махнула в ответ. – Слушай, ты не могла бы к нам приехать? Хотя бы на несколько дней? – проговорила я, жуя.

– А что случилось? Кэсси опять заболела? – встревожилась бабушка.

Я с трудом проглотила остатки пончика, едва не поперхнувшись клейким, плотным тестом.

– Нет, не заболела, но… Я поэтому и звоню. Она… – Я осеклась. Кэсси перестала играть и теперь стояла возле чаши фонтана, глядя на меня странным расфокусированным взглядом.

– Честно говоря, у меня на этой неделе запланировано несколько важных дел, к тому же добраться до вас не так уж легко.

Пасифик-Гроув, где жила бабушка Мэри, находился в двух с половиной часах езды от Сан-Луис-Обиспо – достаточно далеко, чтобы сделать неудобными регулярные визиты, но в случае необходимости преодолеть это расстояние не составляло труда.

– Может, лучше вы приедете ко мне? – предложила она.

Я убрала недоеденный Кэсси пончик обратно в пакет и снова откусила от своего.

– Ты же знаешь, я не люблю ночевать в этом доме.

Бабушка досадливо прищелкнула языком.

– Молли, девочка моя, ведь это было очень давно! Когда-нибудь этот дом станет твоим, и ты могла бы…

– Погоди минутку, – перебила я. С Кэсси творилось что-то странное. Она по-прежнему смотрела не то на меня, не то сквозь меня и не переставая нервно теребила молнию на горловине свитера.

Я прикрыла микрофон рукой.

– Все в порядке, Кэсс?

Прежде чем дочь успела ответить, в коробке распределительного электрощита рядом со мной щелкнуло какое-то реле, и из земли, словно ракеты из пусковых шахт, высунулись форсунки разбрызгивателей. Еще секунда – и из них ударили тонкие струйки воды. Одна струя угодила мне в лицо, другая попала в грудь, и я почувствовала, как холодная вода стекает по моему животу.

Взвизгнув от неожиданности и холода, я затолкала в рот остатки пончика и, покрепче прижав к себе сумочку, бросилась туда, где водяные струи не могли меня достать. Пончик во рту изрядно мне мешал, и я с усилием сглотнула, едва не подавившись слишком большим куском.

– Ф-фух! – Прижав руку к груди, я громко выдохнула, потом рассмеялась. – Ну и ну!.. – Мокрые волосы упали мне на лоб, с подбородка капало, блузка прилипла к телу. Обернувшись, я увидела, что пакет с пончиками, который так и остался лежать на траве, тоже намок, но лезть за ним под холодные водяные струи мне не хотелось.

Примерно минуту спустя разбрызгиватели отключились, и я решила все же подобрать промокший пакет, но прежде я машинально вытерла о бедро мобильный телефон, на экране которого дрожали крупные капли. Должно быть, при этом я задела кнопку отбоя: телефон, правда, не отключился, но вызов сбросился.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное